Бронеколлекция

АРМЕЙСКИЙ ПОДЖИГАТЕЛЬ

14.12.2014

АРМЕЙСКИЙ ПОДЖИГАТЕЛЬЛегкий танк Т-26 в предвоенные годы стал самой массовой боевой бронированной машиной Красной Армии. Вполне естественно, что база этого танка широко использовалась конструкторами для создания боевых машин различного назначения. Наиболее массовой нелинейной модификацией «двадцать шестого» стали химические танки, которые в общем объеме выпуска Т-26 составляли до 12%. В послевоенной литературе эти боевые машины обычно именовались огнеметными и в обозначении получали аббревиатуру ОТ (огнеметный танк): ОТ-26, ОТ-130, ОТ-133 и т.д. На самом деле это не совсем так. Эти танки предназначались прежде всего для заражения местности, дымопуска и огнеметания.

 

Поэтому аббревиатура ОТ в довоенных документах не встречается. Они именовались либо ХТ (химический танк), либо БХМ (боевая химическая машина). Зачастую использовались оба обозначения. Так, все химические танки на базе Т-26—ХТ-26, ХТ-130 и т.д. имели бозначение БХМ-3. В свою очередь, обозначение БХМ-1 имели химические машины на базе автомобилей, БХМ-2—на базе БТ-5 (выпущено незначительное количество), а БХМ-4—на базе Т-27 и Т-37.
 
11 марта 1932 года Реввоенсовет СССР принял постановление «О придании мехбригаде химических и других средств для борьбы с закрепившейся пехотой противника». В соответствии с этим постановлением Военно-химическому управлению РККА предписывалось «разработать опытный образец химического танка Т-26, оборудовав его прибором дымопуска, огнеметом и приспособив для заражения местности отравляющими веществами». Разработку специального оборудования для химического танка поручили КБ завода «Компрессор». Летом 1932 года первый образец химического танка на базе Т-26, оборудованный огнеметом пневматического действия, поступил на испытания.
 
Примерно в это же время для установки на линейные танки был создан танковый химический прибор ТХП-3. Он мог быть смонтирован на любой машине без переделок, был принят на вооружение РККА и выпускался на заводе «Компрессор». Правда, с лета 1934 года ТХП-3 предназначался уже только для «постановки дымовых и огненных завес» и получил индекс ТДП-3 (танковый дымовой прибор). К концу 1936 года завод «Компрессор» изготовил 1503 таких прибора.
 
Что касается функции выпуска отравляющих веществ, то оказалось наиболее целесообразным придать ее танку, оборудованному огнеметом. В 1933 году боевая химическая машина БХМ-3 (ХТ-26) была принята на вооружение.
 
Химический танк ХТ-26 был создан на базе двухбашенного Т-26 обр. 1931 г. Левая башня была изъята, а на ее месте располагался большой люк с откидной крышкой для доступа к огнеметной аппаратуре КС-2. Аппаратура состояла из резервуара для огнесмеси, отравляющего вещества или дымообразующей смеси емкостью 360 л, трех 13,5-литровых баллонов со сжатым до 150 атм. воздухом, бензинового бачка емкостью 0,7 л, системы шлангов и вентилей.
 
В башне танка устанавливались огнемет и пулемет ДТ (боекомплект 1512 патронов). Дальность огнеметания смеси мазута и керосина — 35 м. Количество односекундных выстрелов—70. За один выстрел под давлением сжатого воздуха в 12 кг/см2 выбрасывалось 5 л огнесмеси. Поджигалась смесь от факела горящего бензина, а бензин—от электрической запальной свечи. Поворот башни был ограничен сектором в 270° из-за опасности скручивания гибкого шланга, по которому огнесмесь подавалась к бранспойту.
 
В зависимости от боевой задачи бак ХТ-26, помимо огнесмеси, мог заполняться дымообразующей смесью типа S-III или S-IV, отравляющими веществами стойкого или нестойкого типа, а также водой или мыльной жидкостью для дегазации местности. Для распыления отравляющего вещества и дымопуска использовался распылитель, располагавшийся в кормовой части машины.
 
С 1933 по 1936 год было изготовлено 615 химических танков ХТ-26.
 
С 1938 года серийно выпускался химический танк ХТ-130, спроектированный на базе линейного Т-26 обр. 1933 г. Башню сместили относительно продольной оси танка вправо. В крыше подбашенной коробки слева от башни размещались заливные горловины резервуаров для огнесмеси. Огнеметное оборудование КС-25, установленное в боевом отделении, состояло из двух резервуаров для огнесмеси общей емкостью 400 л (заправочная емкость 360 л), четырех 13,5-литровых баллонов со сжатым воздухом (150 атм.), бензинового бачка системы зажигания емкостью 0,8 л, брандспойта и запальных свечей. Дальность огнеметания на смеси мазута с керосином достигала 50 м. Запаса огнесмеси хватало на 40 односекундных выстрелов. За один выстрел выбрасывалось 9 л огнесмеси. Рабочее давление в резервуаре при огнеметании—18 атм.
 
Химический танк ХТ-130
 
Химический танк ХТ-130:
 
1 —броневой кожух наконечника брандспойта; 2—ящик ЗИП; 3—насадок системы дымопуска; 4—огнетушитель; 5—пулемет ДТ; 6—запасная рессора; 7—колпаки заливных горловин резервуаров для огнесмеси; 8—крышка надмоторного люка; 9—воздушный колпак; 10—люк заливной горловины бензобака; 11—люк над заливными горловинами масляного и топливного баков; 12—бронировка прицела ТОП-1; 13—колпак фары; 14—запасной опорный каток; 15—домкрат; 16—глушитель; 17 — буксирная цепь; 18—люк для доступа к картеру коробки передач; 19—люк для доступа к вентилятору; 20—люк для крепления маслопроводов и очистки фильтра; 21—люки для доступа к пробкам бензобаков; 22—люки для крепления осей кривошипов направляющих колес; 23—люк для обслуживания масляного насоса; 24—люк для доступа к пробке масляного бака.
 
Огнесмесь поджигалась от факела горящего бензина, а бензин — от электрической запальной свечи. Автоматическое устройство для поджига огнесмеси располагалось у наконечника брандспойта и было защищено броневым кожухом. Наведение брандспойта на цель осуществлялось с помощью прицела ТОП-1. Брандспойт огнемета размещался в башне вместе со спаренным пулеметом ДТ. Максимальный угол возвышения спаренной установки составлял +10°, угол наведения в горизонтальной плоскости без поворота башни — 20°. Наведение огнемета и пулемета ДТ (боекомплект 2898 патронов), установленных в башне, осуществлялось с помощью плечевого упора. Отличием танка ХТ-130 от ХТ-26 была возможность ведения огнеметания на 360°, так как трубопроводы подвода огнесмеси к брандспойту имели подвижное соединение, установленное на днище танка. Для удаления из брандспойта остатков огнесмеси имелась система его автоматической продувки после каждого выстрела сжатым воздухом.
 
Как и ХТ-26, танк ХТ-130 был оборудован системами дымопуска и пуска отравляющих веществ. Ширина полосы заражения местности при скорости движения машины 12 км/ч составляла 25 м, а общая площадь заражения достигала 20 000 м2. Максимальное время дымопуска не превышало 20 минут. Ширина полностью непросматриваемой дымовой завесы равнялась 10 м.
 
Экипаж состоял из двух человек. Радиостанцией танк не оборудовался. До конца 1939 года промышленность изготовила 324 танка ХТ-130 (по другим данным—403 танка).
 
В 1939 году в КБ завода № 174 были разработаны и изготовлены два опытных образца химических танков—ХТ-131 и ХТ-132. ХТ-131 представлял собой машину с огнеметом, установленным в башне справа от пушки. Таким образом, конструкторы попытались совместить артиллерийское и огнеметное вооружение. Однако размещение в танке пушки, огнемета, баллонов для смеси и сжатого воздуха, боекомплекта оказалось неудачным. Работа экипажа в еще более стесненной машине стала практически невозможна.
 
Используя опыт работ по ХТ-131, на заводе № 174 изготовили танк ХТ-132, в котором от пушечного вооружения отказались. Осенью 1939 года, после успешных испытаний модернизированный вариант этой машины приняли на вооружение под индексом ХТ-133.
 
Танк ХТ-133 по устанавливаемому специальному оборудованию был идентичен танку ХТ-130, но создавался на базе танка Т-26 обр. 1939 г. Единственным отличием ХТ-133 от ХТ-130 по вооружению было наличие второго пулемета ДТ в шаровой установке в нише башни. В огнеметное оборудование внесли лишь незначительные изменения: два редуктора заменили на один большей производительности, установили ножной спуск и изменили схему электрооборудования в системе поджига огнесмеси.
 
Химический танк ХТ-134 был создан на базе Т-26 обр. 1939 г. в КБ-2 завода № 174, возглавляемом инженером С.И.Шлангманом. В отличие от предшествующих боевых машин этого назначения, компоновку и вооружение базового танка сохранили без изменений. Огнеметное оборудование располагалось в боевом отделении и отделении управления, слева от механика-водителя. Емкость баков с огнесмесью — 140 л, причем один бак размещался внутри корпуса танка, а другой — снаружи, на кормовом листе подбашенной коробки. Брандспойт огнемета был установлен в шаровой опоре слева от механика-водителя в верхнем переднем листе корпуса. Дальность огнеметания—50 м. В секунду можно было сделать от 15 до 18 выстрелов.
 
Компоновка танка ХТ-130
 
Компоновка танка ХТ-130:
 
1—брандспойт; 2—резервуары для огнесмеси; 3—баллон со сжатым воздухом; 4—трубопровод к огнемету; 5—подвижное соединение трубопроводов; 6—воздушный коллектор; 7—насадок системы дымопуска; 8—вентиль дымовыпуска
 
Условно не показаны ряд агрегатов ходовой части
 
При монтаже огнеметного оборудования с базовой машины демонтировались малый топливный бак, 60 выстрелов к 45-мм пушке и 15 дисков к пулемету ДТ. Экипаж танка состоял из трех человек.
 
В начале 1940 года завод № 174 изготовил два танка ХТ-134. Обе машины поступили в 210-й химический танковый батальон и участвовали в боях против финских войск, в ходе которых одна из них была подбита.
 
Химические танки поступали на вооружение рот боевого обеспечения механизированных, а затем и танковых бригад. С 1935 года—на вооружение отдельных химических танковых батальонов. Последними, в свою очередь, укомплектовывались химические танковые бригады. К 1939 году в Красной Армии имелись три такие бригады — на Дальнем Востоке, в Поволжье и в Московском военном округе.
 
Боевое крещение химические танки Красной Армии получили в 1938 году в боях против японских войск у о.Хасан, в которых участвовало 9 танков ХТ-26. В 1939 году химические танки достаточно активно использовались в ходе вооруженного конфликта у р.Халхин-Гол в Монголии. К началу боевых действий 57-й Особый корпус насчитывал всего 11 химических танков ХТ-26 в составе роты боевого обеспечения 11-й танковой бригады (два взвода по пять танков и танк командира роты). Огнеметной смеси имелось три зарядки в частях и четыре—на складе. 20 июля 1939 года в район боевых действий прибыла 2-я рота химических танков 2-й танковой химической бригады. Она имела 18 ХТ-130 и 10 зарядок огнеметной смеси. Однако оказалось, что личный состав роты был очень слабо подготовлен к огнеметанию. Поэтому до выхода роты непосредственно в район боевых действий с ним провели практические занятия по огнеметанию и изучили боевой опыт, уже имевшийся у танкистов-химиков 11-й танковой бригады. Кроме того, в составе прибывшей на фронт 6-й танковой бригады имелось 9 танков ХТ-26. Всего к началу августа в войсках 1-й армейской группы числилось 19 Т-26 и 18 ХТ-130.
 
Здесь небезынтересно будет ознакомиться с оценкой действий химических танков, данной командованием после завершения операции по разгрому японских войск: «За период августовской операции (20—29 августа) все химические танки принимали участие в бою. Особенно активно они действовали в период 23 — 26 августа, причем в эти дни ХТ-130 ходили в атаку по 6—11 раз.
 
Всего за период конфликта химические подразделения израсходовали 32 т огнеметной смеси. Потери в людях составили 19 человек (9 убитых и 10 раненых), безвозвратные потери в танках—12 машин, из которых ХТ-26—10 (из них 11-я танковая бригада—7 и 6-я танковая бригада—3), ХТ-130—2.
 
Слабым местом применения огнеметных танков явились плохие разведка и подготовка машин к атаке. В результате было большое расходование огнесмеси на второстепенных участках и излишние потери.
 
В ходе первых же боев было установлено, что японская пехота не выдерживает огнеметания и боится химического танка. Это показал разгром отряда Азума 28—29 мая, в котором активно использовалось 5 ХТ-26.
 
ХТ
 
В последующих боях там, где применялись огнеметные танки, японцы неизменно оставляли свои укрытия, не проявляя стойкости. Например, «12 июля отряд японцев в составе усиленной роты с 4-мя противотанковыми орудиями проник в глубь нашего расположения и, несмотря на неоднократные атаки, оказывал упорное сопротивление. Введенный только один химтанк, который дал струю огня по центру сопротивления, вызвал в рядах противника панику, японцы из передней линии траншей убежали в глубь котлована и подоспевшей нашей пехотой, занявшей гребень котлована, этот отряд был окончательно уничтожен».
 
В войне с Финляндией, помимо рот боевого обеспечения танковых бригад, участвовали и пять отдельных химических танковых батальонов—201-й, 204-й, 210-й, 217-й и 218-й—из состава 30-й и 36-й танковых бригад. Во время боевых действий химические танки проявили себя очень эффективно при борьбе с финскими укреплениями. Однако они оказались более уязвимыми, чем обычные танки, и поэтому несли большие потери. Например, в «Отчете о работе бригады Автобронетанкового управления на финском фронте» отмечено: «По сравнению с линейными Т-26 процент выхода из строя химических танков значительно выше.
 
Согласно отчетам, в частях с линейными танками процент боевых потерь составляет 14,9%, а в химическом танковом батальоне—34,3%. Объяснение этого — в неизбежном возникновении пожара при попадании осколков в цистерны с огнесмесью. При наличии большого количества огнесмеси пожары химических танков продолжаются в течение 15—20 часов, а температура доходит до такой величины, что плавятся картеры двигателя и коробки передач, и даже стекла триплексов».
 
Количество химических танков на фронте неуклонно возрастало. Так, если на 30 ноября во всех пяти батальонах и ротах боевого обеспечения танковых бригад имелось 208 ХТ-26 и ХТ-130, то в ходе войны с завода им. Ворошилова поступило в войска 168 новых танков (165 ХТ-133, два ХТ-134 и один ХТ-130), а также прибыло из других военных округов 70 ХТ-26 и ХТ-130. На Карельском перешейке действовало 290 машин, а остальные были сосредоточены в полосе 8-й и 15-й армий. Из 446 химических танков, участвовавших в боях, потеряно 124 машины, из которых 24 — безвозвратно. Для обслуживания химических танков 18 января на Карельский перешеек прибыл и 302-й ремонтно-восстановительный батальон. До конца войны он отремонтировал 59 и эвакуировал 69 машин.
 
Несмотря на достаточно высокую эффективность химических танков, в ходе боев у них выявился главный недостаток, присущий всем танкам Т-26,—слабость бронирования. Но если линейные Т-26 могли вести огонь по противнику с дальних дистанций, то небольшая дальность огнеметания не позволяла химическим танкам поражать цели на расстоянии более 50 м. Естественно, при этом они несли большие потери. Поэтому некоторые ХТ-133 получали на заводе-изготовителе дополнительную экранировку из 30—40-мм брони. Всего в ходе советско-финляндской войны было заэкранировано 17 ХТ-133.
 
Боевые действия 1939 —1940 годов позволили уточнить роль химических танков, тактику их применения и требования к ним. Огнеметание стало главным их назначением. Использование огнеметных танков при прорыве обороны противника рассматривалось среди прочих важных вопросов на совещании высшего руководящего состава РККА 23 — 31 декабря 1940 года. Об этом докладывали командующий войсками Западного особого военного округа генерал-полковник танковых войск Д.Г.Павлов и командир 5-го механизированного корпуса Забайкальского военного округа генерал-лейтенант М.Ф.Терехин. В «Пособии для бойца-танкиста», изданном в 1941 году накануне войны, о действии огнеметных танков говорилось кратко: «Огнеметание применимо при любой обстановке: наступающими войсками огнеметание применяется по живой силе, находящейся открыто и в укрытиях, по танкам противника, по тыловым колоннам, для поджигания складов и сооружений».
 
В 1940 году в Красной Армии началось реформирование организационной структуры танковых войск. Химические танковые бригады были расформированы, а их материальная часть передавалась в танковые дивизии вновь создаваемых механизированных корпусов. В состав каждой танковой дивизии ввели два батальона химических танков по 54 машины с непосредственным подчинением командиру дивизии. По состоянию на 22 июня 1941 года в механизированных корпусах РККА имелось 994 химических танка на базе Т-26.
 
К концу 1941 года большая часть химических «двадцать шестых» была потеряна. Однако небольшое их количество еще использовалось в боях на Юго-Западном, Южном и Крымском фронтах весной 1942 года.
 
М. КНЯЗЕВ




Рекомендуем почитать
  • ВНИМАНИЕ! ЦЕЛЬ В ВОЗДУХЕ
    ВНИМАНИЕ! ЦЕЛЬ В ВОЗДУХЕ«...В снегу две широкие ямы. Посредине их деревянные срубы для установки орудий дулами вверх. Срубы легко вращаются и позволяют бить по летящему аэроплану», — вспоминает в «Записках с войны» писатель Валентин Катаев.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.