Бронеколлекция

БОЕВАЯ МАШИНА БМ-13 «КАТЮША»

10.10.2012

Испытания нового оружия произвели сильнейшее впечатление даже на видавших виды военачальников. Действительно, окутанные дымом и пламенем боевые машины за несколько секунд выпускали по шестнадцать реактивных 132-мм снарядов, а там где только что виднелись мишени, уже крутились огненные смерчи, заливая далёкий горизонт багровым заревом.

 

Так проходила демонстрация необычной боевой техники высшему командованию РККА во главе с наркомом обороны маршалом С.К. Тимошенко. Было это в середине мая 1941 года, а уже через неделю после начала Великой Отечественной войны сформировали экспериментальную отдельную батарею реактивной артиллерии Резерва Верховного Главнокомандования. Ещё через несколько дней производство начало сдавать армии первые серийные БМ-13-16 - знаменитые «катюши».
 
История создания гвардейского реактивного миномёта ведёт своё начало с двадцатых годов прошлого столетия. Уже тогда советская военная наука видела будущие боевые операции манёвренными, с широким использованием моторизованных войск и современной техники - танков, самолётов, автомобилей. И в эту целостную картину с трудом вписывалась классическая ствольная артиллерия. Ей более соответствовали подвижные реактивные установки. Отсутствие отдачи при выстреле, лёгкость и простота конструкции позволяли обойтись без традиционных тяжёлых лафетов и станин. Вместо них - ажурные направляющие из труб, которые можно было смонтировать на любом грузовике. Правда, низкая, по сравнению с пушками, кучность и невысокая дальность стрельбы препятствовали принятию реактивной артиллерии на вооружение.
 
На первых порах у сотрудников газодинамической лаборатории, где создавалось ракетное оружие, трудностей и неудач было больше, чем успехов. Однако энтузиасты -инженеры Н.И. Тихомиров, В.А. Ар-тёмьев, а затем и Г.Э. Лангеман и Б.С. Петропавловский упорно совершенствовали своё «детище», твёрдо веря в успех дела. Потребовались обширные теоретические разработки и бесчисленные эксперименты, которые в итоге привели к созданию в конце 1927 года 82-мм осколочного реактивного снаряда с пороховым двигателем, а вслед за ним - и более мощного, калибром 132 мм. Испытательные стрельбы, проведённые под Ленинградом в марте 1928 года, обнадёживали -дальность составляла уже 5 - 6 км, хотя рассеивание по-прежнему было большим. Долгие годы его не удавалось значительно снизить: изначальная концепция предполагала снаряд с оперением, не выходящим за его калибр. Ведь направляющей для него служила труба - простая, лёгкая, удобная для монтажа.
 
В 1933 году инженер И.Т. Клейменов предложил делать более развитое оперение, значительно (свыше двух раз) превышающее по своему размаху калибр снаряда. Кучность
 
стрельбы повысилась, увеличилась и дальность полёта, но пришлось конструировать новые открытые - в частности, рельсовые - направляющие для снарядов. И снова годы экспериментов, поисков...
 
К 1938 году основные трудности в создании мобильной реактивной артиллерии преодолели. Сотрудники московского РНИИ Ю.А. Победоносцев, Ф.Н. Пойда, Н.Э. Шварц и другие разработали 82-мм осколочные, осколочно-фугасные и термитные снаряды (PC) с твердотопливным (пороховым) двигателем, который запускался электрозапалом.
 
Боевое крещение РС-82, смонтированные на самолётах-истреби-телях И-16 и И-153, прошли летом 1939 года у реки Халхин-Гол, показав высокую боевую эффективность - в воздушных боях было сбито несколько японских самолётов. В то же время для стрельбы по наземным целям конструкторы предложили ряд вариантов мобильных многозарядных пусковых установок залпового огня (по площадям). В их создании под руководством А.Г. Костикова участвовали инженеры В.Н. Гал-ковский, И.И. Гвай, А.П. Павленко, А.С. Попов.
 
Установка состояла из восьми открытых направляющих рельсов, связанных между собой в единое целое трубчатыми сварными лонжеронами. Шестнадцать реактивных 132-мм снарядов (масса каждого -42,5 кг) фиксировались с помощью Т-образных штифтов сверху и снизу направляющих попарно. В конструкции была предусмотрена возможность менять угол возвышения и разворота по азимуту. Наводка на цель производилась через прицел вращением рукояток подъёмного и поворотного механизмов. Установку монтировали на шасси трёхтонки -распространённого тогда грузового автомобиля ЗИС-5, причём в первом варианте сравнительно короткие направляющие располагались поперёк машины, получившей общее название МУ-1 (механизированная установка). Это решение было неудачным - при стрельбе машина раскачивалась, что существенно уменьшало кучность боя.
 
В сентябре 1939 года создали реактивную систему МУ-2 на более подходящем для этой цели трёхосном грузовике ЗИС-6. В этом варианте удлинённые направляющие устанавливались вдоль автомобиля, задняя часть которого перед стрельбой дополнительно вывешивалась на домкратах. Масса машины с экипажем (5-7 человек) и полным боекомплектом составляла 8,33 т, дальность стрельбы достигала 8470 метров. Только за один залп (8-10 с!) боевая машина выстреливала на позиции врага 16 снарядов, содержащих 78,4 кг высокоэффективного взрывчатого вещества. Трёхосный ЗИС-6 обеспечивал МУ-2 вполне удовлетворительную проходимость на местности, позволял ей быстро совершать марш-манёвр и смену позиции. А для перевода машины из походного положения в боевое было достаточно 2-3 минут.
 
Б-13
 
В 1940 году после доработок первая в мире подвижная многозарядная реактивная установка залпового огня, получившая обозначение М-132, успешно прошла заводские и полигонные испытания. К началу 1941 года уже изготовили их опытную партию. Машины получили армейское обозначение БМ-13-16, или просто БМ-13, и было принято решение об их промышленном производстве. Одновременно одобрили и приняли на вооружение лёгкую подвижную установку массированного огня БМ-82-48, на направляющих которой размещались 48 82-мм реактивных снарядов с дальностью стрельбы 5500 м. Чаще её называли коротко - БМ-8. Такого мощного оружия тогда не имела ни одна армия мира.
 
Не меньший интерес представляет собой история создания ЗИС-6, ставшего базой легендарных «катюш». Проводимые в 1930-е годы механизация и моторизация Красной Армии настоятельно требовали производства трёхосных автомобилей повышенной проходимости для использования их не только для транспортировки грузов и людей, но и в качестве тягачей артиллерийских орудий, для монтажа различных установок. В те же годы для работы в тяжёлых дорожных условиях отечественная автомобильная промышленность начала разрабатывать трёхосные автомобили с двумя задними ведущими осями (6x4) на основе стандартных двухосных грузовиков. Добавление ещё одной задней ведущей оси в полтора раза увеличивало грузоподъёмность машины, снижая одновременно нагрузку на колёса. Это способствовало повышению проходимости по слабым грунтам - сырой луговине, песку, пашне. В феврале 1931 года было принято решение об организации в СССР массового производства трёхосных автомобилей тремя автозаводами на основе принятых к производству базовых машин грузоподъёмностью 1,5, 2,5 и 5 т.
 
В 1931 - 1932 годах в конструкторском бюро московского автозавода АМО под руководством начальника КБ Е.И. Важинского велось проектирование трёхосного грузовика АМО-6 (конструкторы А.С. Айзенберг, Кьян Ке Мин, А.И. Скорождиев и другие) одновременно с другими автомобилями нового семейства АМО-5, АМО-7, АМО-8, с широкой их унификацией. Прототипами для первых «амовских» трёхосок послужили английские грузовики ВД («Вар Департамент»), а также отечественная разработка АМО-З-НАТИ.
 
Первые два экспериментальных автомобиля АМО-6 испытывались 25 июня - 4 июля 1938 года в пробеге Москва - Минск - Москва. Спустя год завод приступил к изготовлению опытной партии этих машин, получивших название ЗИС-6. В сентябре они участвовали в испытательном пробеге Москва - Киев - Харьков -Москва, а в декабре началось их серийное производство. Всего за 1933 год изготовили 20 «трёхосок». После реконструкции завода производство ЗИС-6 возрастало (вплоть до 1939 года, когда изготовили 4460 машин) и продолжалось до 16 октября 1941 года - дня эвакуации завода. Всего за это время изготовили 21 239 ЗИС-6.
 
Установка БМ-13 на шасси ЗИС-6
Установка БМ-13 на шасси ЗИС-6
 
Установка БМ-13 на шасси ЗИС-6
 
Боевая машина реактивной артиллерии БМ-13
 
Боевая машина реактивной артиллерии БМ-13:
 
1 - коммутатор; 2 - бронещиты кабины; 3 - пакет направляющих; 4 - бензобак; 5 - основание поворотной рамы; 6 - кожух подъёмного винта; 7 - подъёмная рама; 8 - походная опора; 9 - стопор; 10 - поворотная яма; 11 - снаряд М-13; 12 - стоп-сигнал; 13 - домкрат; 14 - аккумулятор пусковой установки; 15 - рессора буксирного прибора; 16 - кронштейн прицела; 17 - рукоятка подъёмного механизма; 18 - рукоятка поворотного механизма; 19 - запасное колесо; 20 - распределительная коробка
 
В сентябре они участвовали в испытательном пробеге Москва - Киев - Харьков -Москва, а в декабре началось их серийное производство. Всего за 1933 год изготовили 20 «трёхосок». После реконструкции завода производство ЗИС-6 возрастало (вплоть до 1939 года, когда изготовили 4460 машин) и продолжалось до 16 октября 1941 года - дня эвакуации завода. Всего за это время изготовили 21 239 ЗИС-6.
 
Машина была максимально унифицирована с базовой моделью трёхтонного ЗИС-5 и даже имела такие же наружные габариты. На ней стоял тот же 6-цилиндровый карбюраторный двигатель мощностью 73 л. е., те же сцепление, коробка передач, передний мост, передняя подвеска, колёса, рулевое управление, кабина, оперение. Отличались рама, задние мосты, задняя подвеска, привод тормозов. За стандартной четырёхступенчатой коробкой передач располагался двухступенчатый демультипликатор с прямой и понижающей (1,53) передачами. Далее крутящий момент передавался двумя карданными валами на проходные задние ведущие мосты с червячной передачей, изготовленные по типу фирмы «Тимкен». Ведущие червяки располагались сверху, снизу - червячные колёса, изготовленные из специальной бронзы. (Правда, ещё в 1932 году построили два грузовика ЗИС-6Р с шестерёнчатыми двухступенчатыми задними мостами, обладавшими значительно лучшими характеристиками. Но в автомобилестроении в то время увлекались червячными передачами, и это решило дело. А к шестерёнчатым передачам вернулись только осенью 1940 года на экспериментальных трёхосных полноприводных (6x6) грузовиках ЗИС-6). В трансмиссии ЗИС-6 было три карданных вала с открытыми карданными шарнирами типа «Кливленд», требовавшими регулярной смазки.
 
Тележка задних мостов имела балансирную рессорную подвеску типа ВД. С каждой стороны стояло по две рессоры с одним подрессорником, шарнирно связанным с рамой. Изгибающие моменты от мостов передавались на раму верхними реактивными тягами и рессорами. Они же передавали толкающие усилия.
 
Серийные ЗИС-6 имели механический привод тормозов на все колёса с вакуумными усилителями, в то время как на опытных образцах применялись тормоза с гидроприводом. Ручной тормоз - центральный, на трансмиссию, причём сначала он был ленточным, а потом заменён колодочным. По сравнению с базовым ЗИС-5 у ЗИС-6 были усилены радиатор системы охлаждения, генератор; установлены две аккумуляторные батареи и два бензобака (всего на 105 л горючего).
 
Собственная масса ЗИС-6 составляла 4230 кг. По хорошим дорогам он мог перевозить до 4 т груза, по плохим - 2,5 т. Максимальная скорость - 50 - 55 км/ч, средняя скорость по бездорожью - 10 км/ч. Машина могла преодолевать подъём 20° и брод глубиной до 0,65 метра.
 
В целом ЗИС-6 представлял собой достаточно надёжную машину, хотя из-за малой мощности перегруженного двигателя она имела плохую динамику, большой расход топлива (по шоссе 40-41 л на 100 км пути, по просёлку - до 70) и неважную проходимость.
 
Как грузовой транспортный автомобиль в армии его практически не использовали, а применяли в качестве тягача для артсистем. На его базе строили ремонтные летучки, мастерские, бензовозы, пожарные лестницы, краны. В 1935 году на шасси ЗИС-6 смонтировали тяжёлый бронеавтомобиль БА-5, оказавшийся неудачным, а в конце 1939 года на укороченном шасси с двигателем повышенной мощности - более удачный БА-11. Но наибольшую известность ЗИС-6 приобрёл как носитель первых реактивных установок БМ-13.
 
В ночь на 30 июня 1941 года на запад отправилась первая экспериментальная батарея реактивных миномётов под командованием капитана И.А. Флёрова, состоявшая из семи опытных установок БМ-13 (с 8-ю тысячами снарядов) и пристрелочной 122-мм гаубицы.
 
А через две недели, 14 июля 1941 года, батарея Флёрова, соблюдая полную секретность - двигалась в основном ночью, просёлками, избегая людных магистралей, - прибыла в район реки Оршицы. Накануне немцы ударом с юга захватили город Орша и теперь, ни на минуту не сомневаясь в успехе, переходили на восточный берег Оршицы. Но вот небо озарили яркие вспышки: со скрежетом и оглушающим шипеньем ракетные снаряды обрушились на переправу. Мгновенье спустя они рванули в гуще двигающегося потока фашистских войск. Каждый реактивный снаряд образовывал в земле восьмиметровую воронку глубиной полтора метра. Ничего подобного фашисты прежде не видели. Страх и паника охватили ряды гитлеровцев...
 
Ошеломляющий для противника дебют реактивного оружия побудил нашу промышленность форсировать серийный выпуск нового миномёта. Однако для «катюш» поначалу не хватало самоходных шасси - носителей реактивных установок. Попытались восстановить производство ЗИС-6 на Ульяновском автозаводе, куда в октябре 1941 года эвакуировали московский ЗИС, но отсутствие специализированного оборудования для производства червячных мостов не позволило сделать это. В октябре 1941 года на вооружение приняли танк Т-60 (без башни) со смонтированной на нём установкой БМ-8-24.
 
Реактивными пусковыми установками оснащались и гусеничные тягачи СТЗ-5, а также получаемые по ленд-лизу автомобили повышенной проходимости «Форд-Мармон», «Интернационал Джиемси» и «Остин». Но наибольшее число «катюш» монтировалось на полноприводные трёхосные автомобили фирмы «Студебеккер». С 1944 года на них же устанавливали и новые, более мощные БМ-31-12 - с 12 минами М-30 и М-31 калибра 300 мм, массой по 91,5 кг (дальность стрельбы - до 4325 м). В дальнейшем были созданы и освоены вращающиеся в полёте снаряды М-13УК и М-31 УК (улучшенной кучности).
 
Поставки реактивной артиллерии на фронты Великой Отечественной войны постоянно возрастали. Если в ноябре 1941 года было сформировано 45 дивизионов «катюш», то к 1 января 1942 года - 350, а в начале 1945-го - 519. В течение только одного 1941 года промышленность изготовила 593 установки и обеспечила их снарядами в количестве 25 - 26 залпов на каждую машину. Части реактивных миномётов получили почётное звание гвардейских. Отдельные установки БМ-13 на шасси ЗИС-6 прослужили всю войну и дошли до Берлина и Праги. Одна из них, № 3354, которой командовал гвардии сержант Машарин, находится в экспозиции Ленинградского музея артиллерии, инженерных войск и средств связи.
 
К сожалению, все памятники гвардейским миномётам, установленные в их честь в Москве, Мценске, Орше, Рудине, базируются на имитации шасси ЗИС-6. Но в памяти ветеранов Великой Отечественной «катюша» сохранилась как угловатый, старомодный трёхосный автомобиль со смонтированным на нём грозным оружием, которое сыграло огромную роль в разгроме фашизма.
Е. ПРОЧКО




Рекомендуем почитать
  • АРМЕЙСКИЙ ПОДЖИГАТЕЛЬ

    АРМЕЙСКИЙ ПОДЖИГАТЕЛЬЛегкий танк Т-26 в предвоенные годы стал самой массовой боевой бронированной машиной Красной Армии. Вполне естественно, что база этого танка широко использовалась конструкторами для создания боевых машин различного назначения. Наиболее массовой нелинейной модификацией «двадцать шестого» стали химические танки, которые в общем объеме выпуска Т-26 составляли до 12%. В послевоенной литературе эти боевые машины обычно именовались огнеметными и в обозначении получали аббревиатуру ОТ (огнеметный танк): ОТ-26, ОТ-130, ОТ-133 и т.д. На самом деле это не совсем так. Эти танки предназначались прежде всего для заражения местности, дымопуска и огнеметания.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.