Бронеколлекция

НЕКОРОЛЕВСКИЙ ДЕБЮТ «КОРОЛЕВСКОГО ТИГРА»

28.06.2015

НЕКОРОЛЕВСКИЙ ДЕБЮТ «КОРОЛЕВСКОГО ТИГРА»В августе 1942 года Управление вооружений сухопутных войск Вермахта разработало тактико-техническое задание на тяжелый танк, призванный в перспективе заменить недавно запущенный в производство «Тиф» — Pz.VI Ausf.E (см. «Моделист-конструктор» № 7, 2003). На новой машине предполагалось использовать сконструированную в 1941 году фирмой Krupp 88-мм пушку KwK 43 с длиной ствола в 71 калибр. Осенью 1942 года к проектированию танка приступили фирма Henschel и конструкторское бюро Фердинанда Порше, вновь вступившего в соревнование с Эрвином Адерсом.

 
Надо сказать, что ничего принципиально нового доктор Порше не предложил. Его танк VK4502(P) представлял собой несколько переработанный применительно к новому тех-заданию танк VK 4501 (Р). От последнего позаимствовали ходовую часть, силовую установку из двух карбюраторных двигателей Simmering-Graz-Pauker мощностью 200 л.с. каждый и электрическую трансмиссию. Были разработаны два варианта компоновки танка VK 4502(Р): с передним и задним расположением башни. При заднем размещении башни двигатель располагался в средней части корпуса, а отделение управления — впереди. Главными недостатками проекта стали недо-веденность и низкая надежность электротрансмиссии, дороговизна и невысокая технологичность производства. Шансов на победу в конкурентной борьбе с машиной Э.Адерса у него практически не было, тем не менее в 1943 году завод Friednch Krupp AG в Эссене успел изготовить 50 башен для этого танка.
 
Что касается проекта, предложенного фирмой Henschel, — VK 4503(Н), то он в значительно большей степени отвечал требованиям военных. В частноста и выдвинутому в феврале 1943 года требованию максимально возможной унификации с танком «Пантера II». Впрочем, создавая новый тяжелый танк, и Адерс не изобрел ничего оригинального: взамен «ящикообразного» корпуса старого «Тигра» в основу новой машины были положены формы и пропорции корпуса и башни «Пантеры». При этом 150-мм лобовую броню корпуса расположили под углом 50° к вертикали, а 80-мм бортовую — 25°. В ходовой части применили девять сдвоенных опорных катков с внутренней амортизацией. Часть деталей ходовой части (в частности ведущих колес) заимствовали у «Тигра» и «Пантеры». В наследство от последней новой машине достались 700-сильный двигатель Maybach HL 230Р30 и система охлаждения с четырьмя радиаторами, расположенными попарно слева и справа от двигателя. По-«пантеровски» в силовом отделении разместили и вентиляторы. У «Тигра» заимствовали карданный вал, а маску пушки и установку курсового пулемета унифицировали с «Пантерой II».
 
В середине января 1943 года Гитлеру показали модель танка VK 4503(Н). «Игрушка» понравилась, и работа пошла полным ходом. При этом, так же как в случае с танком «Тигр», поступило распоряжение использовать на танке Henschel уже изготовленные башни конструкции Порше. Как видим, история вновь повторилась.
 
20 октября на полигоне Арис в Восточной Пруссии фюреру продемонстрировали полноразмерный деревянный макет новой машины. 18 ноября 1943 года в сборочный цех с фирмы Wegmann поступили первые три полностью скомплектованные башни и началась сборка танков. До конца года были изготовлены три предсерийные машины.
 
Новый танк получил обозначение Panzerkampfwagen VI Ausf.B (Sd.Kfz.182), позже замененное на Panzerkampfwagen Tiger Ausf.B или Tiger II. Неофициальное название Königstiger — «Королевский тигр» — в Вермахте использовалось довольно редко, но именно оно стало наиболее популярным у противников Германии. Так, например, в нашей стране название «Королевский тигр» известно каждому, а «Тигр Б», или «Тигр II» в большинстве случаев вызовет удивление и недоумение.
 
Серийное производство началось в январе 1944 года. В соответствии с заказом Управления вооружений предполагалось изготовить 1237 танков «Тигр II» со средним темпом сборки 120 машин в месяц. Однако планам этим с самого начала не суждено было сбыться. Еще 23 октября 1943 года, то есть спустя три дня после показа на полигоне Арис, 486 английских бомбардировщиков бомбили Кассель. Город был разрушен на 80%, досталось и заводам Henschel. В результате к маю 1944 года заводские цеха покинули только 20 серийных «королевских тигров».
 
Своего максимума производство достигло в августе 1944 года, но и тогда не дотянуло до планового. Еще один крупный удар по немецким танковым заводам авиация союзников нанесла осенью 1944-го. После этого выпуск «королевских тигров» сократился почти втрое.
 
С марта 1945 года к их производству должны были подключиться заводы Niebelungenwerke в Сент-Валентине, но, по понятным причинам, этого не произошло. В итоге было изготовлено всего 489 боевых машин этого типа. Некоторые источники приводят иное число — 477 единиц.
 
Как уже упоминалось, на первых 50 танках устанавливались башни конструкции Порше. Первые же бои с участием новых машин выявили у нее некоторые недостатки. Например, склонность снарядов к рикошету вниз при попадании в нижнюю часть маски, что грозило пробоиной в относительно тонкой крыше корпуса.
 
К маю 1944 года фирма Krupp разработала новую башню, которую стали устанавливать на танки начиная с 51-й машины. Эта башня имела прямую 180-мм лобовую плиту, исключавшую возможность рикошета. Больший забронированный объем новой башни позволил увеличить боекомплект с 77 до 84 выстрелов.
 
Помимо замены башни, ставшей наиболее крупной модернизацией, в конструкцию танка в процессе серийного производства вносились и другие, более мелкие изменения. Была усовершенствована конструкция пушки, усилено бронирование моторного отделения, установлен новый прицел. В конце ноября 1944 года на «королевских тиграх» появилась новая гусеница, а в марте 1945 года внедрили бескомпрессорную продувку канала ствола пушки. Она осуществлялась воздухом из специального цилиндра, куда он нагнетался с помощью энергии отката орудия. К этому же времени пулеметы MG34 заменили на MG42, а шаровую установку курсового пулемета — на установку пистолета-пулемета МР40.
 
По мере приближения конца войны в конструкцию танка вносилось все больше упрощений. На машинах последних выпусков, например, отсутствовала даже внутренняя окраска. В течение всего серийного производства предпринимались неоднократные, но безуспешные попытки усовершенствовать бортовые передачи и двигатель танка.
 
Pz. Kpfw. VI Ausf.B Tiger II
 
Pz. Kpfw. VI Ausf.B Tiger II
 
Тяжелый танк Tiger II
 
Тяжелый танк Tiger II:
 
1 — 88-мм пушка KwK 43; 2 — маска пушки; 3 — кронштейны крепления запасных траков; 4 — антенна; 5 — заводная рукоятка; 6 — бронировка вентилятора; 7 — амбразура спаренного пулемета MG 34; 8 — амбразура прицела TZF 9d; 9— фара со светомаскировочной насадкой; 10 — бронировка курсового пулемета; 11 — люк для загрузки боекомплекта; 12 — выхлопные трубы; 13 — буксирные серьги; 14 — люк стрелка-радиста; 15—люк механика-водителя; 16—амбразура устройства ближнего боя; 17—лючок для выброса стреляных гильз; 18— командирская башенка; 19 — отверстия воздухопритока; 20—отверстия воздуховывода; 21 — заглушка отверстия для заливки воды в систему охлаждения; 22— заглушка отверстия для установки трубы ОПВТ; 23 — заглушка отверстия для доступа к заливной горловине системы питания; 24— бронировка отдушины для притока воздуха к воздушным фильтрам
 
«Королевские тигры» поступали на вооружение тяжелых танковых батальонов, е которых они заменяли танки «Тигр I». Никаких новых частей для оснащения этими танками ни в Вермахте, ни в войсках СС не создавалось. Батальоны отзывались с фронта и в учебных центрах на полигонах в Ордур фе и Падерборне получали новую материальную часть и проходили переподготовку Последняя облегчалась использованием на «Королевском тигре» большого количестве стандартных для других немецких танков узлов и агрегатов. В частности, органы управления практически полностью соответствовали таковым на простом «Тигре».
 
Одним из первых получил новые танки 503-й батальон. 22 апреля 1944 года sPzAb 503 был отозван с фронта на переформирование. Его 1-ю роту вооружили 12-ю «королевскими тиграми» с башней «типа Порше» В двух других ротах остались старые «тигры: Ausf.E. Такое смешанное вооружение не быпо случайным, если принять во внимание, что с января по апрель 1944 года фирма Henschel смогла изготовить всего 20 танков «Тигр) Ausf.B (за это же время цеха покинули 378 «тигров» Ausf.E). В конце июня батальон от правили из Ордурфа во Францию — сражение в Нормандии было в самом разгаре.
 
Боевой же дебют новых танков на Восточном фронте состоялся в августе 1944 года, и об этом следует рассказать поподробнее. Дело в том, что за послевоенные годы в отечественной печати это событие описывалось неоднократно и постепенно обрастало многочисленными и далеко не всегда достоверными подробностями. Достоверным был, пожалуй, только сам факт произошедшего боя, а в остальном авторы расходились даже в дате, не говоря уже о количестве участвовавших и подбитых «королевских тигров».
 
Если быть кратким, то наиболее расхожая версия выглядела так: на Сандомирском плацдарме немцы бросили в бой танковый батальон (иногда — полк) «королевских тигров», всего до 40 машин, и были разбиты, потеряв половину танков. При этом несколько танков оказались захвачены нашими войсками в исправном состоянии. И, наконец, наиболее пикантная подробность: в головном танке погиб его конструктор Фердинанд Порше (в некоторых публикациях— сын конструктора), самонадеянно уверовавший в несокрушимость своей машины.
 
Проще всего разобраться с «гибелью Порше». Немецкий конструктор умер в 1951 году, его сын — в 1998-м. К тому же на Сандомирском плацдарме действовали танки с башней «типа Хеншель», к которым Порше не имел даже частичного отношения.
 
Что касается остального, то попробуем изложить события, опираясь на факты. Итак, все началось 14 июля 1944 года, когда в Ордурф прибыл для переформирования 501-й тяжелый танковый батальон. Получив новые танки, батальон убыл на фронт и 9 августа 1944 года выгрузился на железнодорожной станции недалеко от польского города Кельце. В ходе марша к линии фронта много танков вышло из строя по техническим причинам, так что утром 11 августа в батальоне оставалось только восемь боеготовых машин. Весь день велись ремонтные работы, и часть неисправных танков была введена в строй.
 
Обстановка же на этом участке фронта к тому времени складывалась следующая: войска 1-го Украинского фронта к 4 августа 1944 года захватили плацдарм до 45 км по фронту и 25 км в глубину на левом берегу Вислы. Противник предпринимал отчаянные попытки отбросить наши войска, вышедшие в район Сандомира. В первую очередь немцы нанесли ряд контрударов по флангам советских войск, располагавшихся на правом берегу Вислы. Встречными ударами с севера и юга в общем направлении на Баранув немецкие войска стремились выйти в район переправ, отсечь наши соединения, находившиеся за Вислой, от остальных сил и восстановить оборону полевому берегу. После провала контрудара противник предпринял попытки ликвидировать непосредственно наш плацдарм на левом берегу. Первый контрудар силами двух танковых и моторизованной дивизий враг нанес 11 августа в направлении Сташува и продвинулся за два дня на 8 км.
 
Плацдарм к этому времени представлял собой неровное полукольцо, упиравшееся концами в Вислу. Примерно в середине этого полукольца, прикрывая направление на Сташув, оборонялась 53-я гвардейская танковая бригада. К исходу дня 12 августа бригада оставила сначала железнодорожную станцию Шидпув, а затем — село Оглендув. Здесь имеет смысл обратиться к воспоминаниям командира бригады В.С.Архипова, который не без неточностей и противоречий (воспоминания-то писались спустя 30 лет после упомянутых событий) воспроизводит события тех дней.
 
«В ночь на 13 августа в бригаде никто не спал. Во тьме, особенно летом, далеко и хорошо слышно. А звуки, которые до нас доносились, говорили, что утром будет тяжелый бой. За передним краем противника, в стороне Оглендува, непрерывно и слитно, все приближаясь и нарастая, гудели танковые моторы.
 
Местность была здесь не просто песчаная, но с песком слабым и зыбучим. Достаточно сказать, что попытки танкистов отрыть укрытие для машин были тщетными — стены окопа оседали тут же. В предыдущих атаках мы не раз наблюдали, как буксуют в этих песках немецкие «пантеры», как их механики-водители вынуждены подставлять нам борта машин. В боях за Шидпув и Оглендув эти поистине черепашьи маневры «пантер», значительно уступавших «тридцатьчетверке» в подвижности, помогли нам нанести противнику очень чувствительные потери (только за 11 августа бригада уничтожила восемь танков противника. — Прим.авт.). Надо полагать, что атаке в лоб по песчаным открытым полям он предпочтет обходное движение. Перед нашим левым флангом (батальон Коробова) вся местность на виду. Зато на правом фланге (батальон Мазурина) есть глубокая и широкая лощина, по которой из Оглендува к Сташуву, пересекая передний край, тянется полевая дорога. За лощиной, где занимала оборону стрелковая часть, танки не пройдут— там болото. Значит, надо плотно прикрыть огнем выход из лощины.
 
Решили поставить несколько танков в засаду. Есть неофициальный термин: «заигрывающий танк». Его задача — заставить вражеские танки развернуться так, чтобы они подставили борта под огневой удар главных сил обороны. Эту роль мы поручили группе танков из батальона Мазурина».
 
В засаду поставили три танка, обложив их копнами сжатой ржи и замаскировав таким образом под стога. Ближе к лощине стоял танк Т-34-85 младшего лейтенанта А.П.Оськина, получившего приказ без команды огня не открывать. Остальные танки бригады расположились справа и слева от дороги за грядой невысоких песчаных дюн. Впрочем, после нескольких недель непрерывных боев танков в 53-й гвардейской оставалось совсем немного— по-видимому, не более 15 машин. Но поскольку бригада находилась на направлении главного удара противника, в ночь на 13 августа командир 6-го гвардейского танкового корпуса генерал-майор В. В. Новиков передал в ее распоряжение много артиллерии. Прибыли корпусные 185-й гаубичный и 1645-й легкий артполки и 1893-й самоходный артполк СУ-85. Потом подошел 385-й армейский полк ИСУ-152. Хотя все эти части и не имели штатной численности, тем не менее представляли собой грозную силу. Кроме того, в тылу бригады был развернут 71-й гвардейский тяжелый танковый полк (11 танков ИС-2 и 1 ИС-85). Таким образом, выход из лощины находился под прицелом нескольких десятков орудийных стволов калибра 76 — 152 мм.
 
Pz. VI Ausf. В. 502-й тяжелый танковый батальон СС. Восточный фронт, 1945 год
 
Pz. VI Ausf. В. 502-й тяжелый танковый батальон СС. Восточный фронт, 1945 год
 
Pz. VI Ausf. В. 501-й тяжелый танковый батальон. Был захвачен на Сандомирском плацдарме бойцами 53-й гвардейской танковой бригады Красной Армии. Польша, август 1944 года
 
Pz. VI Ausf. В. 501-й тяжелый танковый батальон. Был захвачен на Сандомирском плацдарме бойцами 53-й гвардейской танковой бригады Красной Армии. Польша, август 1944 года
 
Pz. VI Ausf.B. 503-й тяжелый танковый батальон СС. Район Данцига, март 1945 года
 
Pz. VI Ausf.B. 503-й тяжелый танковый батальон СС. Район Данцига, март 1945 года
 
На руку нашим танкистам было и то, что немецкая авиаразведка приняла вторую линию обороны бригады (батальон автоматчиков и часть артиллерии) за первую. В результате предшествовавший атаке удар вражеской артиллерии и авиации пришелся не по танковым батальонам.
 
В 7.00 13 августа противник под прикрытием тумана перешел в наступление силами 16-й танковой дивизии при участии 11 (по другим данным, 14) танков «Тиф» Ausf.B 501-го тяжелого танкового батальона.
 
«Глаза были прикованы к выходу из лощины, — вспоминает В.С.Архипов. — Чудовищных размеров танк выбирался из нее. Он полз на подъем рывками, буксуя в песке.
 
Радировал с левого фланга и майор Коробов: «Идут. Те самые, неопознанные». (В ночь на 13 августа разведка бригады доложила о появлении в Шидлуве танков неизвестного типа. — Прим.авт.) Отвечаю: «Не спешить. Как уговорились: бить с четырехсот метров». Меиеду тем из лощины выползла вторая такая же фомадина, потом показалась и третья. Появлялись они со значительными промежутками. То ли это дистанция у них уставная, то ли слабый фунт их задерживал, но пока вышел из лощины третий, первый уже миновал засаду. Вижу, как слегка шевельнулся бок копны, где стоит танк младшего лейтенанта Оськина. Скатился вниз сноп, стал виден пушечный ствол. Он дернулся, потом еще и еще. Оськин вел огонь. В правых бортах вражеских танков, ясно различимые в бинокль, появлялись черные пробоины. Вот и дымок показался, и пламя вспыхнуло. Третий танк развернулся было фронтом к Оськину, но, прокатившись на раздробленной гусенице, встал и был добит».
 
«Заигрывающие танки» сыграли свою роль. Немецкие боевые машины, выходя из лощины, поворачивали в сторону засады, подставляя свои левые борта под пушки танкистов и самоходчиков тяжелого полка. Прямой наводкой ударило десятка три стволов, гаубичные дивизионы накрыли лощину навесным огнем, и она на всем протяжении до Оглендува скрылась в тучах дыма и песчаной пыли. В довершение наши штурмовики «проутюжили» немецкие боевые порядки. Атака противника захлебнулась.
 
Во второй половине дня 16-я немецкая танковая дивизия возобновила атаки, но, судя по всему, «королевские тигры» в них уже не участвовали. Во всяком случае, среди 24 подбитых в этот день немецких танков, оставшихся перед обороной бригады, их было только три. Причем все три сгорели и, по утверждению B.C.Архипова, сжег их экипаж младшего лейтенанта А.П.Оськина, в который помимо него самого входили механик-водитель А.Стеценко, командир орудия А.Мерхайдаров (стрелял-то, собственно говоря, именно он), радист А.Грушин и заряжающий А.Халычев.
 
Впрочем, сам же В.С.Архипов так пишет об этом бое: «Кто подбил и сколько — вопрос трудный, потому что вели огонь и танкисты двух батальонов — Мазурина и Коробова, и приданные нам два артиллерийских и два самоходно-артиллерийских полка. Отлично работала и штурмовая авиация, и не только в поле нашего зрения, но и за его пределами».
 
Маловероятно, чтобы «тридцатьчетверка» Оськина, пусть даже и с предельно короткой дистанции, когда каждый выстрел — в цель, за считаные минуты, если не секунды, успела подбить три немецких тяжелых танка. В засаде были ведь еще два танка, которые тоже вели огонь. Наконец, на головные немецкие машины обрушился шквал огня основных сил 53-й гвардейской танковой бригады и частей усиления. Судя по фотографиям буквально изрешеченных снарядами «тигров», подбитых в этом бою, огонь велся с разных направлений и отнюдь не одним танком. По-видимому, абсолютно точно можно утверждать, что экипаж А.П.Оськина подбил головной «Королевский тиф», что тоже не мало.
 
За этот бой Александр Петрович Ось-кин был удостоен звания Героя Советского Союза, а Абубакир Мерхайдаров нафажден орденом Ленина.
 
Натолкнувшись на мощную противотанковую оборону (а к полудню 13 августа в распоряжение 53-й бригады в дополнение к уже приданным частям усиления были переданы несколько батарей 1666-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка и дивизион 272-го гвардейского минометного полка БМ-13), немцы к вечеру отошли на исходные позиции.
 
Пополнив 1-й и 2-й батальоны (за счет 3-го и 10-го) танками, прибывшими из ремонта, около полуночи бригада без артподготовки атаковала Оглендув. К рассвету деревня была очищена от противника.
 
Среди взятых трофеев оказались и немецкие танки неизвестного типа. Тут-то и выяснилось, что бой накануне пришлось вести с тяжелыми танками «Тиф-Б». Об этом узнали из инструкций по эксплуатации, обнаруженных в брошенных танках. Утром, в горячке боя, разбираться было некогда. Поэтому в первом донесении, сосчитав горящие танки, сообщили об уничтожении трех «Пантер». С учетом внешнего сходства это было неудивительно.
 
Захваченные боевые машины имели башенные номера 102, 234 и 502. Танки № 102 и № 502 были командирскими — на них имелись дополнительные радиостанции. Танк № 502 обнаружили во дворе дома на окраине деревни. Причина, по которой экипаж бросил технически исправную машину, прозаически проста и понятна: чтобы бежать не мешала. В танке находились полный боекомплект и достаточный запас топлива. Судя по всему, в утреннем бою 13 августа эта машина участия не принимала. При попытке запустить двигатель он завелся «с пол-оборота».
 
В 9.00 2-й батальон 53-й гвардейской танковой бригады во взаимодействии со 2-й ротой 71-го гвардейского тяжелого танкового полка и 289-м стрелковым полком возобновили наступление. Находившиеся западнее Оглендува «королевские тифы» встретили их огнем. Тогда взвод танков ИС-2 гвардии старшего лейтенанта Клименкова выдвинулся вперед и открыл огонь по танкам противника. В результате короткого боя один «Тигр» был подбит, а другой сожжен.
 
По мере продвижения вперед бригады 6-го гвардейского танкового корпуса уже не встречали организованного сопротивления противника. Бой распался на отдельные стычки и спорадические контратаки. На подступах к Шидлову в одной из таких контратак приняли участие семь танков «Тигр-Б». Находившийся в засаде в кустарнике танк ИС-2 гвардии старшего лейтенанта В.А.Удалова подпустил «тигры» на 700 — 800 м и открыл огонь по головному. После нескольких выстрелов один танк был сожжен, а второй подбит. Затем Удалов лесной дорогой вывел свою машину на другую позицию и снова открыл огонь. Оставив еще один горящий танк, противник повернул назад. Вскоре атака «королевских тигров» повторилась. На этот раэ они шли на стоящий в засаде ИС-2 гвардии лейтенанта Белякова, который открыл огонь с дистанции 1000 м и третьим снарядом зажег вражеский танк. Таким образом, за 14 августа танкисты 71-го полка подбили и сожгли шесть «королевских тигров».
 
Всего же на поле боя между Сташувом и Шидлувом осталось 12 подбитых, сожженных и исправных, но оставленных экипажами, «королевских тифов». Столь плачевный для немцев результат, вне всякого сомнения, стал следствием грамотной организации боя с нашей стороны. Командование 53-й гвардейской танковой бригады навязало врагу свой сценарий, заставив его полностью «сыграть по нашей партитуре». За этот бой командир бригады полковник В.С.Архипов был награжден второй Золотой Звездой Героя Советского Союза.
 
Ну а трофейный «Королевский тиф» № 502 сохранился до наших дней. Его можно увидеть в экспозиции Военно-иторического музея бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке. Такой вот оказался финал у того памятного боя.
 
М. БАРЯТИНСКИЙ




Рекомендуем почитать
  • ЛУЧШИЙ ТАНК В 1940 ГОДУ
    ЛУЧШИЙ ТАНК В 1940 ГОДУ11 августа 1933 г. на вооружение Рабоче-Крестьянской Красной Армии был принят новый средний танк Т-28. Производство его началось на ленинградском заводе «Красный путиловец», одном из старейших и опытнейших предприятий по производству артиллерийских орудий, тракторов, паровозов.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.