Бронеколлекция

ПЛАВАЮЩИЙ ТАНК, КОТОРЫЙ «УТОПИЛИ»

26.10.2015

ПЛАВАЮЩИЙ ТАНК, КОТОРЫЙ «УТОПИЛИ»На фронтах Второй мировой войны в боевых действиях войсковых подразделений наряду с различной бронетехникой участвовали и лёгкие танки. Это известные наши Т-26, Т-60, Т-70, американские М3 и М5, немецкие PzKpfw I и PzKpfw II. Однако командования противоборствующих сторон через некоторое время пришли к неутешительному выводу, посчитав их небоеспособными из-за относительно слабого вооружения и недостаточной броневой защиты. Поэтому в 1943 г. производство лёгких танков было приостановлено во всех странах, кроме США, где М5 выпускались по 1944 г.

 

Однако в последующее уже мирное время военные страны решили, что лёгкие танки в новых условиях боевых действий были бы всё же хороши для «выполнения специальных и вспомогательных задач», таких, как ведение разведки, захват тыловых объектов в глубине обороны противника, прикрытие флангов подразделений, охрана, несение патрульной службы. Наши специалисты выдвинули дополнительное требование «сделать танк плавающим для обеспечения амфибийных операций». Имелась в виду не только возможность его переправляться через водные преграды, но и участие в операциях по высадке речных и морских десантов, захвата островных объектов и территорий.

 
Отметим, что немалая заслуга в этом принадлежит Маршалу бронетанковых войск П.А. Ротмистрову. После войны он был командующим бронетанковыми и механизированными войсками в Группе советских войск в Германии, а затем в той же должности служил на Дальнем Востоке. Здесь он столкнулся с отсутствием шоссейных дорог, приемлемых для передислокации войск: они были совершенно не пригодны для прохождения какой-либо колёсной техники, не то, что танков. На них, если и имелись мосты, то лишь малой грузоподъёмности. И, конечно, на местности присутствовала масса водных преград. Поэтому маршал заявил о необходимости иметь в армии бронетехнику, которую можно было бы перебрасывать с помощью авиации, в том числе и лёгкие танки.
 
В августе 1949 г. Совет Министров СССР принял Постановление за № 3472-1444, которым на Челябинский Кировский завод (ЧКЗ) возлагалась разработка плавающего танка под заводским индексом «Объект 740». К проекту подключили также конструкторов завода №112 «Красное Сормово» из города Горького (ныне Нижний Новгород) и ленинградского ВНИИ-100, судостроителей ЦНИИ-45 им. А.Н. Крылова.
 
Советский плавающий танк ПТ-76 в экспозиции музея на Абердинском полигоне в США
 
Советский плавающий танк ПТ-76 в экспозиции музея на Абердинском полигоне в США
 
Плавающий танк проекта Р-39 («Объект 101») с 76,2-мм пушкой ЛБ-76Т. По бортам уложены поплавки с лёгким наполнителем. Масса танка - 15 т., 1949 г.
 
Плавающий танк проекта Р-39 («Объект 101») с 76,2-мм пушкой ЛБ-76Т. По бортам уложены поплавки с лёгким наполнителем. Масса танка - 15 т., 1949 г.
 
Лёгкий плавающий танк К-90. Вооружение: 76,2-мм пушка ЛБ-76Т, 7,62-мм пулемёт СГ-43, масса машины - 10,5 т
 
Лёгкий плавающий танк К-90. Вооружение: 76,2-мм пушка ЛБ-76Т, 7,62-мм пулемёт СГ-43, масса машины - 10,5 т
 
Техническим заданием предусматривалось создать танк массой до 14 т, вооружённый 76-мм пушкой, с бронированием до 10 мм; задавалась максимальная скорость передвижения по суше - 40 км/ч, по воде - 10 км/ч.
 
Насколько необходимой и одновременно сложной оказалась эта задача, свидетельствует то, что одновременно Особому конструкторскому бюро Инженерного комитета Сухопутных войск А.Ф. Кравцова было приказано дублировать проект машины под индексом К-90.
 
Такое серьёзное «двойное» отношение к проекту было вызвано неудачей с созданием в конце 1940-х гг. целой линейки лёгких танков. Последний из них - опытный Р-39 - был предъявлен летом 1949 г. на испытания, но из-за существенных неполадок не был принят приёмочной комиссией с выводом: «образцы опытного танка не соответствуют утверждённому заданию и вследствие этого не пригодны для Вооружённых сил».
 
Первоначально проект такого танка под индексом ПТ-20 стали разрабатывать на заводе «Красное Сормово» ещё в 1947 г. На машину планировали установить 85-мм пушку, броневую защиту от 14,5-мм пуль, дизельный двигатель мощностью 400 л.с. и не выходить при этом за пределы 20-тонной боевой массы. Кроме того, разработчики предложили несколько странное даже для того времени решение (видимо, сообразуясь с некоторыми зарубежными образцами) снабдить машины для улучшения плавучести специальными поплавками, наполненными лёгким наполнителем. Они должны были быть съёмными и перевозиться отдельно на грузовых автомобилях, следующих за танками. Однако сообразуясь со здравым смыслом - трудностями не только их доставки, но и применения в боевой обстановке, особенно под обстрелом противника, - военное командование не приняло такое решение.
 
Последствия не заставили себя ждать - произошло изменение технических требований. Необходимость «осуществления собственной плавучести» заставило сократить боевую массу до 15 т, поставить двигатель меньшей мощности - до 300 л.с. и понизить калибр орудия до 76-мм. Таким стал обновлённый проект Р-39.
 
Два новых образца проекта под индексами «Объект 101» и «Объект 102» подготовили к маю 1949 г. Это были машины с противопульной обшивкой 12-мм броневыми листами, башней с 20-мм бронёй, вооружённые 76,2-мм пушками ЛБ-76Т, специально разработанными конструктором А. Савиным в горьковском КБ № 92. На них были поставлены дефорсированные двигатели и трансмиссия от танка Т-54.
 
На плаву у машин работали два гребных винта. У «Объекта 101» они находились в тоннелях днища, имели диаметры около 350 мм и большую скорость вращения. На «Объекте 102» винты скомпоновали с поворотными рулями, они были большего диаметра - 600 мм. Но оба образца смогли на испытаниях «выдать» скорость на плаву не более 7 км/ч, что составляло лишь 50% от требуемой по заданию.
 
Гребные винты составили одну из главных проблем проекта Р-39; это относилось не только к выбору их внешних характеристик (диаметр, шаг, частота вращения), но и к их размещению, для чего пришлось привлекать судостроителей. Так, для увеличения скорости на первом образце решили значительно увеличить диаметр винтов, но из-за этого их пришлось вынести из тоннелей, а чтобы они не мешали движению по дорогам - сделать подъёмными. То же сделали и со вторым образцом, также имевшим вынесенные винты, - движение его по суше было весьма затруднено. Кроме того, такое расположение винтов за кормой потребовала установки дополнительной защиты для них.
 
Другая проблема - дифферент и крен корпусов на воде. Для их устранения прибегли к перемещению башни, наварке стальных листов в носовой части. Запас плавучести танка смогли обеспечить, всё же поставив съёмные стальные поплавки с лёгким материалом, похожим на нынешний пенопласт.
 
Лёгкий плавающий танк К-90
 
Лёгкий плавающий танк К-90:
 
1 - 76,2-мм пушка ЛБ-76Т; 2 - башня танка; 3 - ведущее колесо; 4 - ведомое колесо; 5 - лючок водооткачивающего насоса; 6 - ниша гребного винта; 7 - аварийный люк; 8 - смотровой прибор командира; 9 - командирская башенка; 10 - выходной башенный люк; 11 - люк механика-водителя; 12 - смотровой прибор механика-водителя; 13 - броневые жалюзи двигателя; 14-вентилятор системы охлаждения; 15 - волноотражательный щиток; 16 - амбразура 7,62-мм пулемёта СГ-43; 17 - амбразура прицела ТШК-9; 18 - гусеничная цепь
 
Носовая часть танка гидродинамической обтекаемой формы с наклонными лобовым и скульными бронелистами. Толщина брони 15 мм
 
Носовая часть танка гидродинамической обтекаемой формы с наклонными лобовым и скульными бронелистами. Толщина брони 15 мм
 
Схема броневой защиты танка К-90
 
Схема броневой защиты танка К-90
 
Передняя часть крыши. Спереди уложен волноотражательный щиток, в левой части - люк механика-водителя, справа - вентилятор системы охлаждения, по центру - броневые жалюзи двигательного отсека
 
Передняя часть крыши. Спереди уложен волноотражательный щиток, в левой части - люк механика-водителя, справа - вентилятор системы охлаждения, по центру - броневые жалюзи двигательного отсека
 
Однако принятые меры не дали спасительных результатов: проект танка Р-39 был закрыт. Начался новый этап создания лёгкого плавающего танка -в том числе под индексом К-90.
 
Особое конструкторское бюро Инженерного комитета (ОКБ ИК СВ) сформировано было в 1947 г. на московском Военно-ремонтном заводе № 2 при Главном бронетанковом управлении (ВРЗ № 2 ГБТУ). На должность начальника ОКБ был назначен в 1948 г. военный инженер А. Кравцов (с 1951 г. - главный конструктор).
 
В приказе министра Вооружённых сил маршала А. Василевского от 9 декабря 1947 г. отмечалось, что КБ создано «... В целях быстрой отработки гусеничных амфибий, предназначенных для переправы артиллерии и танков при форсировании рек». А. Кравцов как раз тогда и занимался разработкой плавающего транспортёра для доставки личного состава и войсковых грузов. В начале того года он представил руководству Сухопутных войск новое техническое решение самоходного десантнопереправочного средства, получившее положительную оценку.
 
В основе новой амфибии предполагалось использование основных агрегатов серийного артиллерийского тягача М-2, выпускавшегося тогда на заводе № 40 в подмосковных Мытищах. Исследуя компоновочные решения, конструктор установил, в частности, место размещения моторно-трансмиссионного отсека - под грузовой платформой, целесообразность при этом применения задних ведущих колёс с использованием пары гребных винтов, заключённых в тоннелях днища кормовой части, рассчитал параметры и соотношения габаритных размеров. Результаты своих исследований А. Кравцов и положил в основу проектирования плавающего танка.
 
Схема расположения отсеков машины отличалась оригинальностью. Двигатель с системами его обеспечения в носовой части был смещён к правому борту, поэтому слева от него спереди находился отсек управления, механизмы трансмиссии размещались вместе с карданными валами, проходившими назад через весь корпус вдоль по диаметральной плоскости. Боевое отделение с башней проектировалось в корме.
 
Корпус гидродинамической обтекаемой формы имел два шпангоута, пять торсионных балок и заднюю силовую балку. Сваривался из катаных броневых листов, установленных под рациональными углами наклона. Верхний лобовой лист за счёт большого угла наклона, равного 78°, имел небольшую толщину - всего 8 мм, зато основной лобовой и листы скул, поставленные под углами 40° и 35°, были значительной 15-мм толщины; борта получились менее защищёнными, составляющие их верхний и нижний листы имели толщину 10 мм и 8-мм соответственно; на корму, крышу и днище поставили 6-мм броню.
 
Спереди слева в корпусе имелся люк механика-водителя, закрывавшийся поворотной крышкой, справа находились бронежалюзи вентилятора и выходного патрубка, по середине центральной части - люк над двигателем с броневыми колпаками для прохода охлаждающего воздуха и лючок водооткачивающего насоса.
 
Трёхсекционный волноотражательный щиток впереди устанавливался в проушинах носовой части и был съёмным.
 
На машину поставили 4-цилиндровый дизель ЯАЗ-204 мощностью 140 л.с. при 2000 об/мин, двухтактный с жидкостным охлаждением. Для облегчения запуска двигателя при низких температурах его снабдили подогревателем; в системе смазки применили водомасляный радиатор, в системе очистки воздуха - воздухоочиститель с комплектом циклонов.
 
Выпуск двигателя ЯАЗ-204 был начат в 1947 г. Но ранее - в конце 1941 г. - на Ярославском государственном автозаводе № 3 в целях более быстрого освоения производства новых грузовиков понадобились двигатели GMC «4-71», выпускавшиеся в США. Их запросили в рамках ленд-лиза; они прибыли во Владивосток и пробыли там до 1943 г. Но поскольку их было всего полторы тысячи, то в Ярославле создали копийные двигатели под индексом ЯАЗ-204, несколько модифицированные. Такие двигатели устанавливали не только на известные грузовики ЯАЗ-200, но и на артиллерийские гусеничные тягачи Я-12.
 
Кстати, выпуск этих тягачей в Ярославле прекратили в 1946 г. Изготовление передали на завод № 40 в Мытищи, где ещё в сентябре 1945 г. была выпущена опытная партия под индексом М-12А. В 1948 г. они были заменены модифицированными тягачами М-2, находившимися в серийном производстве до 1955 г.
 
Поэтому не случайно ходовая часть была заимствована от тягача М-2. Она была хорошо отработана ещё на установке СУ-76М и перенесена сюда вместе с катками, ведущими звёздочками, балансирами, торсионами, траками. На машине стояли по пять опорных односкатных катков диаметром 500 мм на борт и по три поддерживающих, направляющее колесо с натяжным механизмом - переднее ведущее колесо - кормовое; гусеничная лента - мелкозвенчатая шириной 300 мм.
 
Схема трансмиссии танка К-90
 
Схема трансмиссии танка К-90
 
Корма танка: в нижней части видны ниши гребных винтов; в башне танка - задний аварийный люк
 
Корма танка: в нижней части видны ниши гребных винтов; в башне танка - задний аварийный люк
 
Выход танка на берег. Испытания 1950 г.
 
Выход танка на берег. Испытания 1950 г.
 
Трансмиссия на К-90 проходила в корму под боевым отделением. В ней имелись однодисковый главный фрикцион сухого трения, раздаточная коробка, главная передача, две коробки реверса гребных винтов, бортовые фрикционы - от автомобилей ЯАЗ-200, М-20, от тягача М-2 использовались пятискоростная коробка передач, карданные валы.
 
При разработке проекта перед конструкторами стояла возможность выбора движителя хода по воде из нескольких вариантов. Машина могла бы двигаться, например, за счёт перемотки гусениц, иметь гребные винты разного расположения - в тоннелях или на корме, но тогда их надо было бы сделать убирающимися для того, чтобы они не мешали движению по суше. Можно было бы поставить и водомётный движитель, но такой уже применили разработчики «Объекта 750».
 
А. Кравцов на К-90 разместил гребные винты в кормовой части корпуса в нишах днища. Они приводились во вращение при помощи коробки отбора мощности с коническим реверсом, причём муфта переключения не имела нейтрального положения. Это приводило к тому, что на плаву одновременно работали и гребные винты, и гусеницы, добавляя скорость. Диаметр винтов составлял 600 мм.
 
Поворотные рули были установлены за винтами в выходной струе, что способствовало их более эффективному действию. При этом их сделали составными - из двух половинок, которые могли закрывать ниши корпуса. Таким образом, прикрывались гребные винты от повреждений при движении машины, особенно по пересечённой местности.
 
В кормовой части К-90 на корпусе находилась боевая башня конической формы, сварная из гнутых бронелистов с переменными углами установки от 35° до 45°. Лобовая часть башни была толщиной 15 мм, бортов и кормы - 12 мм. На крыше башни слева имелась ещё небольшая командирская башенка со смотровыми приборами, в правой части - выходной люк, перед ним - вентилятор с бронезаслонкой. В кормовой стенке башни устанавливалась дверца аварийного люка.
 
Вооружение К-90 составляли 76,2-мм пушка ЛБ-76Т и спаренный с ней 7,62-мм пулемёт СГ-43, находившийся справа. Длина ствола пушки - 46,1 клб.
 
Стрельба велась с помощью телескопического прицела ТШК-9, который размещался в левой амбразуре башни. Углы наведения оружия - в диапазоне от - 4° до +25°.
 
Заряжание пушки производилось вручную, скорострельность при этом составляла 6-7 выстр./мин. Боекомплект, в котором имелось 40 выстрелов и 1000 7,62-мм патронов, раскладывался на полу боевого отделения по его периметру.
 
В экипаж машины входили три человека. Рабочее место командира, одновременно исполнявшего обязанности наводчика, находилось слева от пушки; он мог вести наблюдение за местностью и полем боя через смотровые блоки на башне и смотровой прибор МК-4. Заряжающий размещался справа от пушки. Механик-водитель в отделении управления пользовался при закрытом люке двумя призматическими приборами.
 
Опытный лёгкий плавающий танк К-90 был создан в начале 1950 г. и прошёл программу испытаний. К этому же времени были и готовы образцы «Объекта 740» Челябинского Кировского завода. Поэтому распоряжением Совета Министров СССР с 5 по 29 июля были назначены их сравнительные испытания с преодолением водных преград и различных препятствий. «Объект 740» показал на них лучшие водоходные качества; комиссия осталась недовольной ненадёжностью трансмиссии и движителя К-90. Однако, вероятно, самой пагубной оказалась и проверка танка на прыжок в воду. Дело в том, что конкуренты-состязатели предлагали комиссии предъявить свои машины на всё новые рубежи, исходя из того, что их машина превосходит другую по тем или иным определённым показателям. Так, разработчики «Объекта 740» предложили испытать машины на прыжок в воду с четырёхметрового берегового откоса на полном ходу. К-90 вошёл в воду неплохо, под «надёжным носовым дифферентом», но тут же накренился на корму, стал быстро набирать воду и ушёл на дно. Экипаж успел выбраться из машины, хотя и не без труда. Потом оказалось, что люк днища просто не был закрыт крышкой, от чего и произошло заполнение водой корпуса. Однако, очередное испытание было с шумом проиграно, что и оказало соответствующее впечатление на комиссию. В результате, далее прошёл конкурент, который и был принят на вооружение под индексом ПТ-76.
 
ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛЁГКИХ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ К-90 и ПТ-76 («Объект 740»)
 
ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛЁГКИХ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ К-90 и ПТ-76 («Объект 740»)
 
В тоже время, обращает на себя внимание сравнение некоторых характеристик опытных образцов. Так, масса К-90 оказалась почти в полтора раза меньше, запас плавучести превосходил в два раза. На танке стоял стандартный двигатель грузовых автомобилей ЯАЗ-200 мощностью 140 л.с., у конкурента - дорогой танковый В-6 мощностью 240 л.с. На К-90 использовались узлы и агрегаты ходовой части тягача М-2 - на «объекте 740» ходовая часть создавалась заново. Сама разработка машины А. Кравцова обошлась на 30% дешевле.
 
Разработка танка К-90 послужила практическим заделом для создания широко известного в армейских частях плавающего гусеничного транспортёра К-61, принятого на вооружение Советской Армии 16 мая 1950 г. За большой вклад в решение проблемы создания и оснащения Советской Армии переправочными средствами инициатору и руководителю работ А.Ф. Кравцову в 1951 г. была присуждена Сталинская премия.
 
В. БОРЗЕНКО




Рекомендуем почитать
  • «ПЕЧОРА», ОХЛАЖДАВШАЯ ВОЙНУ
    «ПЕЧОРА», ОХЛАЖДАВШАЯ ВОЙНУ«Мой самолет был поражен настолько внезапно, что система оповещения об атаке даже не успела сработать. Я не помню, как рванул рычаг катапульты...» Так о том, как 27 марта 1999 г. сбили его «невидимку» F-117 А в районе деревни Будановцы под Белградом, вспоминал капитан Кен Двили.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.