Бронеколлекция

ПОБЕДНОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ

09.05.2016

ПОБЕДНОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕРеальная работа по созданию нового тяжелого танка в рамках программы Panzerkampfwagen VI началась в конце января 1937 года, когда фирма Henschel получила заказ и приступила к проектированию боевой машины под условным индексом DW1(Durchbruchwagen — машина прорыва). С сентября 1938 года фирма начала разрабатывать вариант DW2, который имел отличия от своего предшественника в конструкции коробки передач, тормозов, гусениц, бортовых передач, ведущих колес и подвески. На танк предполагалось установить башню от Pz.IV с 75-мм пушкой и спаренным с ней пулеметом MG 34. Второй пулемет должен был устанавливаться в лобовом листе корпуса справа. Но в обоих случаях дело ограничилось только постройкой и испытаниями шасси.

 

У опытного танка VK 3001(H), последовавшего за двумя первыми прототипами и созданного, как и они, под руководством начальника отдела перспективных разработок фирмы Henschel Эрвина Адерса, толщину лобовой брони корпуса довели до 60 мм, применили гусеницу шириной 520 мм и расположили опорные катки в шахматном порядке. Были изготовлены три опытных экземпляра шасси, которые использовались для испытания различных узлов и агрегатов.
 
Параллельно с фирмой Henschel над проектом нового тяжелого танка работала и фирма Porsche. Машина VK 3001(Р) — первая созданная в цехах нового завода Nibelungenwerke — получила фирменное название «Леопард» (Leopard) и обозначение Тур 100. Были построены два опытных образца шасси, оставшиеся без башен, так и не поступивших от фирмы Krupp. Главной особенностью поршевских шасси стала электромеханическая трансмиссия. Танк должен был получить модифицированную башню от Pz.IV с короткоствольной 75-мм пушкой. В дальнейшем на «Леопард» планировалось установить 105-мм пушку с длиной ствола в 28 калибров. В 1941—1942 годах обе машины проходили испытания, часто прерывавшиеся из-за многочисленных неполадок в трансмиссии.
 
В мае 1941 года во время совещания в Бергхофе Гитлер предложил новую концепцию тяжелого танка, обладавшего повышенными огневой мощью и броневой защитой, призванного стать ударной силой танковых соединений, в каждом из которых предполагалось иметь по 20 таких машин. В свете предложений фюрера и с учетом результатов испытаний опытных образцов тяжелых танков были разработаны тактико-технические требования, а затем выдан заказ фирме Porsche на разработку танка VK 4501 (Р) с 88-мм пушкой и фирме Henschel — на VK 3601 (Н) с пушкой с коническим стволом. Изготовить прототипы предполагалось к маю — июню 1942 года.
 
Работа по сборке машины Sonderfahrzeug II, или Тур 101, официально именовавшейся в документах управления вооружений как Panzerkampfwagen VI, или VK 4501 (Р), или Tiger (Р), велась в цехах завода Nibelungenwerke. Компоновка как самого танка, так и моторно-трансмиссионного отделения осталась такой же, как у VK 3001 (Р). Два расположенных параллельно друг другу двигателя мощностью 320 л.с. каждый с помощью клиноременной передачи приводили во вращение роторы двух генераторов. От последних электроэнергия подавалась на два электромотора, вращавших ведущие колеса танка. Всю электрическую часть трансмиссии поставила фирма Siemens-Schuckert. Что касается башни, то она разрабатывалась в инициативном порядке фирмой Krupp в тесном сотрудничестве с Porsche.
 
Между тем, фирма Henschel быстро спроектировала, изготовила и вывела на испытания свой VK 3601(H), проходивший по документам так же, как Panzerkampfwagen VI Ausf.B. С шасси не возникло никаких проблем: моторно-трансмиссионная группа и ходовая часть были хорошо отработаны на предшествующих моделях. Боевая машина массой 36 т, защищенная 100-мм лобовой броней, достигала скорости 40 км/ч. Что же касается башни и вооружения, то для этого танка они так и не были созданы. Дело в том, что фирма Krupp предлагала 75-мм пушку с коническим стволом. Но когда выяснилось, что бронебойный снаряд этой пушки включает в себя вольфрамовый сердечник массой один килограмм, от нее поспешно отказались — боеприпасы этой пушки «съели» бы весь вольфрамовый лимит Вермахта. Успешно прошедшая испытания, на которых, кстати, присутствовал министр вооружений А.Шпеер, машина оказалась не у дел. Впрочем, ненадолго...
 
Поскольку первоначальный вариант вооружения оказался неудачным, а сроки поджимали, нужно было искать какое-то новое решение. И его нашли: на танк была установлена крупповская башня, разработанная для VK 4501 (Р). Правда, для этого потребовалось увеличить диаметр башенного погона в свету с 1650 до 1850 мм, что вызвало изменение верхней части корпуса. У VK 3601 (Н) появились надгусеничные ниши, а масса возросла до 45 т. Конструктивные изменения повлекли за собой и смену индекса: танк стал называться VK 4501(H). Главным же было то, что на машине Э.Адерса так же, как и на танке Ф.Порше, «прописалась» 88-мм танковая пушка.
 
Это орудие было разработано фирмой Friedrich Krupp AG с использованием качающейся части зенитной пушки 8,8-cm Flak 18/36 — знаменитой «achtacht» («восемь-восемь»), без сомнения, самого известного артиллерийского орудия Второй мировой войны. В танковом варианте, получив дульный тормоз и электроспуск, пушка стала именоваться 8,8-cm KwK 36.
 
В марте 1942 года Гитлер предложил отправить прототипы тяжелых танков на фронт, дабы провести испытания в реальных боевых условиях. Вскоре после этого весьма сомнительного предложения он объявил, сколько танков должно быть готово к октябрю 1942 и к марту 1943 года. Было полным отрывом от реальности требовать к концу сентября 1942 года поступления 60 машин от Porsche и 25 — от Henschel, а к концу февраля 1943-го — еще 135 боевых машин от обеих фирм. Тут необходимо отметить, что оба танка еще до начала каких-либо серьезных испытаний фактически уже были запущены в производство. В заводских цехах Nibelungenwerke началась сборка опытной партии сразу из десяти машин VK 4501 (Р), а фирме Krupp заказали 90 башен. Вслед за этим Ф.Порше планировал выпустить 35 танков к январю 1943 года и 45 — к апрелю. Еще дальше пошел его конкурент: изготовление первых 60 машин VK 4501 (Н) началось уже в середине 1941 года, и, хотя к весне 1942-го был готов только один экземпляр, узлы и агрегаты остальных не пропали — их использовали впоследствии при сборке серийных «тигров».
 
В день рождения Гитлера, 20 апреля 1942 года, оба танка были показаны фюреру в его ставке «Волчье логово» (Wolfschanze) в Восточной Пруссии. Впрочем, эта демонстрация, по сути, ничего не решала — впереди были настоящие испытания на полигоне Берка, куда в мае 1942 года прибыли два VK 4501 (Р) и один VK 4501 (Н). В результате испытаний у танка фирмы Porsche, как и в случае с VK 3001 (Р), выявили низкую надежность электротрансмиссии. Кроме того, машина имела неудовлетворительную проходимость и маленький запас хода — всего 50 км. Поскольку Гитлер хотел использовать новые танки и в Северной Африке, этот показатель должен был равняться, как минимум, 150 км. Разместить же дополнительное количество топлива в танке оказалось невозможно из-за отсутствия места. Легко было предвидеть и многочисленные трудности, которые могли возникнуть при эксплуатации боевой машины на фронте. Необычная трансмиссия требовала переподготовки механиков-водителей и специалистов ремонтных служб. Взвесив все «за» и «против», несмотря на особое расположение Гитлера к доктору Порше, проводившая испытания комиссия приняла решение в пользу танка фирмы Henschel. Гитлер вынужден был согласиться. Машина получила обозначение Pz.Kpfw.VI (Sd.Kfz.181) Tiger Ausf.HI, а после принятия на вооружение в 1944 году танка Tiger II название изменили на Tiger Ausf.E, или Tiger I. Уже изготовленные на заводе Njb^lungenwerke 90 шасси VK 4501 (Р) решили использовать в качестве базы для тяжелых штурмовых орудий, вооруженных 88-мм противотанковой пушкой, созданной на базе зенитки Flak 41 с длиной ствола в 71 калибр, — будущих «фердинандов».
 
Тяжелый танк Pz.VI Ausf.E
 
Тяжелый танк Pz.VI Ausf.E
 
Тяжелый танк Pz.VI Ausf.E:
 
1 — мортирка для пуска противопехотных мин типа «Б»; 2 — мортирки для стрельбы дымовыми гранатами; 3 — лючок с бойницей для стрельбы из личного оружия; 4 — ящик для снаряжения; 5 — колпак вентилятора; 6 — колпак над окном воздухооттока; 7 — откидная крышка над лючком для монтажа трубы ОПВТ; 8 — воздушные фильтры типа Feifel; 9 — бортовой люк; 10 — прибор наблюдения; 11 — рым
 
К 18 августа 1942 года выпустили первые четыре «тигра». Пятую и шестую машины 27 августа отправили в Фаллингбостель, где формировались 501-й и 502-й тяжелые танковые батальоны. Собирали танки на заводе фирмы Henschel в Касселе. К производству башен привлекли фирму Wegmann. В процессе серийного производства в конструкцию танка, выпускавшегося в одной модификации, практически непрерывно вносились изменения и улучшения. У первых же серийных машин был изменен ящик для снаряжения и ЗИПа, крепившийся на корме башни. На прототипах использовался ящик, позаимствованный у Pz.Kpfw.lll. Лючок с бойницей для стрельбы из личного оружия на правой стенке башни заменили на люк-лаз. Для самообороны от вражеской пехоты по периметру корпуса смонтировали мортирки для противопехотных мин типа «S». Эта мина, боевая часть которой включала 360 стальных шариков, выстреливалась на небольшую высоту и разрывалась. Кроме того, на башнях танков ранних выпусков устанавливались дымовые гранатометы NbK 39 Калибра 90 мм (по три с каждой стороны). Последние также можно было использовать для стрельбы минами типа «S». На машинах поздних выпусков для этой цели служила мортирка, установленная внутри танка и стрелявшая через амбразуру в крыше башни за люком заряжающего.
 
Со второй половины 1943 года на «тигры» (с 391-й машины) стали устанавливать новую командирскую башенку, унифицированную с башенкой «Пантеры» и имевшую устройство для крепления зенитного пулемета MG 34, а также перископический прибор наблюдения перед люком заряжающего. Были внесены изменения в спусковой механизм пушки, стопор пушки по-походному, крепление спаренного пулемета, сиденья членов экипажа и др. На ее бортах разместили укладку запасных траков, которые до этого располагались только на нижнем лобовом листе корпуса. Пять траков крепились с левой, а три — с правой стороны.
 
Подверглась изменениям и силовая установка танка. На первых 250 машинах устанавливался двигатель Maybach HL 210Р30, на остальных — Maybach HL 230Р45. Для эксплуатации в африканской пустыне и в южных районах России на кормовом листе корпуса монтировались воздушные фильтры Feifel.
 
Первые 495 танков оснащались оборудованием для подводного вождения, позволявшим преодолевать своим ходом по дну водные преграды глубиной до 4 м Над специальным лючком в крыше моторного отделения устанавливалась трехметровая телескопическая труба для подачи воздуха в двигатель. Выхлоп производился непосредственно в воду. Все люки танка имели резиновые уплотнения. В то время «Тиф» был единственным серийным танком в мире, оснащенным в массовом порядке оборудованием для подводного вождения, которое нашло широкое применение в танкостроении лишь в 50-е годы. Правда, в войсках это оборудование практически не использовалось и от него со временем отказались.
 
Слабым местом ходовой части «Тигра», от которого никак не удавалось избавиться, были быстрый износ и последующее разрушение резиновых бандажей опорных катков. Начиная с 800-й машины на танк начали устанавливать опорные катки с внутренней амортизацией и стальными бандажами. При этом наружный ряд одинарных катков сняли.
 
На «тиграх» использовались два типа гусениц: транспортные — шириной 520 мм и боевые — шириной 725 мм. Первые применялись для перевозки по железной дороге, дабы вписаться в габарит платформы, и для движения своим ходом по дорогам с твердым покрытием вне боя. (При перевозке танков часто снимались и наружные опорные катки.) При использовании транспортных гусениц удельное давление на грунт возрастало до 1,53 кг/см2.
 
В 1942—1943 годах немцы сформировали десять тяжелых танковых батальонов Вермахта и четыре роты для дивизий «Великая Германия», «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мертвая голова». На базе этих рот затем также были сформированы батальоны.
 
Т-34 образца 1942 года
 
Т-34 образца 1942 года
 
Большинство тяжелых танковых батальонов воевало на Восточном фронте. Никогда там не появлялся sPzAbt 504, действовавший сначала в Африке, а затем в Италии, и sPzAbt 508, также сражавшийся в Италии. На Восточном фронте находились и все роты, а также один из сформированных на их основе 3-й батальон моторизованной дивизии «Великая Германия». Остальные батальоны воевали на Западе.
 
Наиболее массово «тигры» использовались во время операции «Цитадель». К 12 мая 1943 года для участия в этом сражении планировалось иметь 285 боеготовых «тигров», но план этот не выполнили, передав в войска только 246 машин. Значительная их часть была сосредоточена в районе Орловско-Курского выступа. Непосредственно же в операции «Цитадель» приняли участие два тяжелых танковых батальона (503-й и 505-й) и четыре роты в составе моторизованных дивизий.
 
На северном фасе Курской дуги против нашего Центрального фронта действовал только один — 505-й тяжелый танковый батальон (45 «тигров»). Вместе со 2-й немецкой танковой дивизией, в оперативном подчинении у которой он находился, батальон атаковал позиции нашей 70-й армии в направлении Подолянь — Саборовка — Теплое. В ходе этих боев, по немецким данным, были безвозвратно потеряны три «тифа», что в целом совпадает с нашими данными, поскольку между населенными пунктами Самодуровка, Кашара, Кутырки, Теплое, высота 238,1, на поле размерами 3x2 км после боев было обнаружено 74 подбитых и сгоревших немецких танка, САУ и других бронированных машин, в том числе четыре «тигра». Следует отметить, что, несмотря на столь незначительное число потерянных «тигров», количество участвовавших в боях машин этого типа было невелико по причине большого числа повреждений, поломок и неисправностей. Так, например, 13 июля в строю батальона имелось только 14 боеготовых «тигров». Остальные требовали ремонта разной степени сложности.
 
В 503-м тяжелом танковом батальоне к началу сражения имелось 42 «тигра». Батальон находился на южном фасе Курской дуги в составе 3-го танкового корпуса оперативной группы «Кемпф» и действовал в полосе обороны нашей 7-й гвардейской армии. Его потери в этих боях составили, по немецким данным, четыре «тифа».
 
Что же касается сражения под Прохоровой, то непосредственное участие в нем 11—12 июля 1943 года приняли «тигры» моторизованных дивизий «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мертвая голова» — всего 42 машины этого типа. Еще 15-ю «тиграми» располагала моторизованная дивизия «Великая Германия», наступавшая на Обояньском направлении.
 
Таким образом, в операции «Цитадель» приняли участие только 144 тяжелых танка «Тигр», что составляет всего 7,6 процента от общего количества немецких танков, задействованных в наступлении под Курском. Существенного влияния на ход событий они, конечно, оказать не могли, тем более, что применялись достаточно разрозненно. Если верить немецким данным, то в течение июля — августа 1943 года безвозвратные потери составили 73 танка «Тигр», а к концу года — 274 танка. При этом в 1943 году в строй после ремонта вернулись только 19 танков этого типа!
 
В отличие от Панцерваффе, которые применили под Курском сразу три новинки — «Тигр», «Пантеру» и «Фердинанд», танковые войска Красной Армии встретили вражеский удар в прежнем составе. Правда, к лету 1943 года изменилась структура танкового парка: сократилось число легких боевых машин и заметно возросло число средних. Основным советским танком стал Т-34, при этом его конструкция за два года войны претерпела существенные изменения.
 
ПОБЕДНОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ
 
Танки, выпускавшиеся с июня 1942 года, получили новую башню так называемой «улучшенной» формы (впрочем, не менее тесную, чем предыдущая, и за свою близкую к правильному шестиграннику форму получившую прозвище «гайка») с двумя круглыми посадочными люками в крыше. Эта башня выпускалась как литой, так и штампованной (на УЗТМ). Литые башни имели вварную плоскую крышу толщиной 20 мм. Вне зависимости от технологии изготовления между люками в крыше башни имелась съемная перемычка, позволявшая вынимать через люки передние топливные баки, не снимая башни. К числу других новшеств, внедренных на Т-34 к лету 1943 года, можно отнести пятискоростную коробку передач, воздухоочистители «Циклон», увеличенный до 100 артвыстрелов боекомплект, башенный вентилятор, десантные поручни, кормовые наружные топливные баки прямоугольной или бортовые цилиндрической (на танках выпуска ЧКЗ) формы и много других более мелких новинок. Серийное производство танков Т-34 образца 1942 года (так неофициально, но наиболее часто они именуются в литературе) осуществлялось на заводах № 183 в Нижнем Тагиле, № 174 в Омске, УЗТМ в Свердловске и ЧКЗ в Челябинске. До июля 1943 года была выпущена 11 461 машина.
 
Именно эти танки вынесли на себе основную тяжесть жесточайших танковых боев на Курской дуге (в частях Воронежского и Центрального фронтов «тридцатьчетверки» составляли 62 процента), в том числе и знаменитого Прохоровского сражения. Последнее, вопреки сложившемуся стереотипу, не проходило на каком-то отдельно взятом поле, типа Бородинского, а осуществлялось на фронте протяженностью до 35 км и представляло собой ряд отдельных танковых боев.
 
Вечером 10 июля 1943 года командование Воронежского фронта получило приказ Ставки ВГК о проведении контрудара по группировке немецких войск, наступавшей на прохоровском направлении. Для этой цели из состава резервного Степного фронта в состав Воронежского фронта были переданы 5-я гвардейская армия генерал-лейтенанта А.С.Жадова и 5-я гвардейская танковая армия генерал-лейтенанта танковых войск П.А.Ротмистрова — первая танковая армия однородного состава. Ее формирование началось 10 февраля 1943 года, и к началу Курской битвы она дислоцировалась в районе Острогожска (Воронежская обл.). В состав армии входили 18 тк, 29 тк 5 гв. мк.
 
Шестого июля в 23.00 был получен приказ, требовавший сосредоточения армии на правом берегу реки Оскол. В 23.15 передовой отряд уже начал движение, а спустя 45 минут тронулись с места и главные силы. Необходимо отметить безукоризненную организацию марша. В колоннах было запрещено встречное движение. Армия шла круглосуточно, с короткими привалами для заправки машин. Марш надежно прикрывался зенитной артиллерией и авиацией и благодаря этому остался незамеченным вражеской разведкой. За трое суток армия переместилась на 330—380 км. При этом почти не было случаев выхода боевых машин из строя по техническим причинам, что свидетельствует как о возросшей надежности танков, так и о грамотном техническом обслуживании техники.
 
Девятого июля 5 гв. ТА сосредоточилась в районе Прохоровки. Предполагалось, что 12 июля армия с двумя приданными ей танковыми корпусами — 2-м и 2-м гвардейским — в 10.00 нанесет удар по немецким войскам и совместно с 5-й и 6-й гвардейскими общевойсковыми армиями и 1-й танковой армией уничтожит вклинившуюся на обоянском направлении группировку противника, не допустив ее отхода на юг. Однако подготовка контрудара, начавшаяся 11 июля, была сорвана немцами, которые нанесли по нашей обороне два мощных удара: один в направлении Обояни, второй — Прохоровки. В результате частичного отхода наших войск артиллерия, которой в контрударе отводилась значительная роль, понесла потери и на позициях развертывания, и в движении к линии фронта.
 
Рано утром 12 июля из-за нанесения немцами удара в полосе 69-й армии возникла угроза левому флангу разворачивавшихся юго-западнее Прохоровки главных сил 5 гв. ТА. Это 6-я и 19-я танковые дивизии (около 200 танков) из 3-го танкового корпуса противника перешли в наступление из района Мелехово на Ржавец. В связи с этим в полосу 69-й армии были выдвинуты две бригады 5 гв. мк, танковая бригада 2 гв. тк и резерв 5 гв. ТА (танковый, мотоциклетный, истребительно-противотанковый и гаубичный полки). Эти силы, объединенные в группу под командованием генерал-майора К.Г.Труфанова (около 100 машин, в том числе 71 Т-34), не только приостановили продвижение врага на север, но и почти полностью отбросили его в исходное положение.
 
Главные силы немецких войск в составе моторизованных дивизий «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мертвая голова», насчитывавших до 500 танков и штурмовых орудий, включая 42 «Тигра», 12 июля в 8.30 перешли в наступление в направлении станции Прохоровка. В то же самое время, после 15-минутной артподготовки немецкая группировка была атакована основными силами 5-й гвардейской танковой армии, что привело к развертыванию встречного танкового сражения, в котором с обеих сторон приняло участие около 1200 танков, причем средних и тяжелых машин у противника было больше.
 
Несмотря на внезапность удара, советские танки были встречены сосредоточенным огнем противотанковой артиллерии и штурмовых орудий. Однако 18 тк на большой скорости прорвался в совхоз Октябрьский, неся большие потери, и захватил его. При дальнейшем продвижении он встретил танковую группировку противника, в которой имелись 15 тяжелых танков «Тигр», в течение нескольких часов вел с ними встречный бой и к 18.00 перешел к обороне.
 
В течение всего дня 29 тк вел маневренный бой за высоту 252,5 с танками дивизии «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», но после 16.00 был потеснен подошедшими танками дивизии СС «Мертвая голова», а с наступлением темноты также перешел к обороне.
 
В 14.30 2 гв. тк, наступавший в направлении пос. Калинин, внезапно столкнулся с двигавшейся навстречу моторизованной дивизией СС «Рейх», которая отбросила его в исходное положение. Прикрывавший стык между 2 гв. тк и 29 тк, 2 тк смог несколько потеснить немецкие части, но, попав под огонь подтянутых из второго эшелона штурмовых и противотанковых орудий, понес потери и остановился.
 
Несмотря на то, что 5 гв. ТА, действовавшая в полосе 17—19 км, смогла добиться плотности атакующих боевых порядков до 45 танков на 1 км, выполнить поставленную задачу не смогла. Потери армии без учета группы генерала Труфанова составили 328 танков и САУ, а вместе с приданными соединениями достигли 60 процентов первоначальной численности. Немецкие же войска только 12 июля потеряли, согласно донесению командования Воронежским фронтом, около 320 танков. Германская статистика уменьшает это число до 218, и даже до 190 боевых машин. Тем не менее, вечером 12 июля немцы на прохоровском направлении перешли к обороне, а 14 июля Гитлер отдал приказ о прекращении операции «Цитадель». В ночь на 17 июля немцы начали отвод войск на исходные рубежи.
 
М. БАРЯТИНСКИЙ




Рекомендуем почитать
  • ПТРК «ФАГОТ» И «КОНКУРС»

    ПТРК «ФАГОТ» И «КОНКУРС»Российское оружие. Старое не значит устаревшее. На протяжении нескольких десятков лет после Второй мировой войны неуклонный рост использования танков при ведении боевых действий сопровождался возникновением целого ряда мер противодействия. Однако, традиционные противотанковые пушки показали себя неэффективными для уничтожения целей, защищенных все более толстой и прочной броней, на фоне резкого роста мобильности танков на поле боя и появления других бронированных угроз пехоте.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.