Бронеколлекция

«ХЕТЦЕР» — ИСТРЕБИТЕЛЬ ТАНКОВ

05.04.2016

«ХЕТЦЕР» — ИСТРЕБИТЕЛЬ ТАНКОВК концу 1943 года командованию Вермахта стало ясно, что легкие противотанковые САУ семейства «Мардер» уже не в полной мере отвечают поставленным перед ними задачам. Это объяснялось появлением у противников Германии новых танков, лучше бронированных и вооруженных. В свою очередь, «мардеры», также имевшие достаточно мощное вооружение, были защищены броней лишь номинально. Требовалась новая, хорошо бронированная компактная самоходная установка — истребитель танков.

 
В то же время наступил кризис и в выпуске штурмовой артиллерии. В ноябре 1943 года англо-американская авиация подвергла мощной и весьма успешной бомбардировке берлинский завод фирмы Alkett. В результате авиаудара были серьезно повреждены цеха и оборудование крупнейшего изготовителя основного противотанкового средства — штурмовых орудий. План производства штурмовых орудий на 1944 год оказался под угрозой срыва. Чтобы не допустить этого, к их выпуску в декабре 1943 года подключилась фирма Krupp. Поскольку последняя являлась генподрядчиком по изготовлению средних танков Pz.IV, то неудивительно, что, приступая к производству штурмовых орудий, крупповцы сделали ставку на «четверки». Благодаря использованию рубки от StuG III, обе САУ были унифицированы почти на 20%. Но новое штурмовое орудие StuG IV, во-первых, оказалось довольно дорогим, а во-вторых — для их производства использовались шасси танков Pz.IV, которых Вермахту тоже не хватало. Необходимо было иное решение, например, привлекать к выпуску штурмовых орудий другие предприятия. Специалисты из Управления вооружений сухопутных войск (Heereswaffenamt) обратили свой взор на пражский завод ВММ (до оккупации — CKD). На завод поступило указание начать производство штурмового орудия StuG 40. Но эта 23-тонная боевая машина была ему явно «не по зубам». Вот тогда-то и вспомнили о разработанном фирмой ВММ еще в августе — сентябре 1943 года эскизном проекте САУ нового типа — StuG nА— «штурмовом орудии нового образца». Тогда оно особого интереса у военных не вызвало, теперь же на завод поступил срочный заказ — закончить проект в весьма сжатые сроки.
 
17 декабря 1943 года военных ознакомили с проектной документацией новой боевой машины. В основу ее конструкции были положены агрегаты как серийного танка Pz.38(t), так и опытного образца разведывательного танка TNHnA. В качестве вооружения предполагалось использовать безоткатное орудие, однако из-за его неготовности на машину установили противотанковую 75-мм пушку Pak 39. К 24 января 1944 года был изготовлен полноразмерный деревянный макет САУ, и вскоре Управление вооружений заказало два прототипа, присвоив самоходке традиционно длинное название «Штурмовое орудие нового типа с 75-мм пушкой Pak 39 на шасси Pz.38(t)». Что касается танковых войск, то там самоходке присвоили более краткое наименование Leichte Panzerjager 38(t) — легкий истребитель танков на шасси Pz.38(t). Эта чехарда названий завершилась в ноябре 1944 года присвоением новой самоходке наименования Jagdpanzer 38 (танк-истребитель) и кода Sd.Kfz.138/2. Наконец, 4 декабря 1944 года приказом Гитлера машине было присвоено название Hetzer («хетцер»). Чаще всего в литературе это название переводится как «охотник», что в целом не противоречит истине, но если быть более точным, то «хетцер» — это егерь, псарь, поскольку «хетце» — это травля, то есть псовая охота. Первый прототип новой самоходки был изготовлен в марте 1944 года. По своей компоновке она представляла безбашенную машину с размещением вооружения в лобовом листе корпуса. Корпус выполнялся полностью сварным, с большими углами наклона броневых листов. Так, верхний лобовой лист корпуса, имевший толщину 60 мм, был наклонен под углом 60°, 40-мм нижний лобовой лист имел наклон в 40°. Бортовые листы, толщина которых не превышала 20 мм, располагались под углом 15°. Такой же толщины кормовой лист — под углом 40°. В отличие от всех предшествующих боевых машин чехословацкой конструкции, место механика-водителя САУ «Хетцер» находилось слева от продольной оси машины. За ним размещались наводчик и заряжающий, а место командира машины находилось у правого борта боевого отделения. Для посадки экипажа в крыше корпуса, которая выполнялась съемной и крепилась к бортам и лобовому листу с помощью болтов, имелись два люка, закрывавшихся двухстворчатой и одностворчатой крышками. Первый предназначался для посадки механика-водителя, наводчика и заряжающего, второй — командира.
 
По-видимому, с целью удешевления «Хетцер» был не слишком хорошо оснащен приборами наблюдения. В распоряжении механика-водителя имелись две смотровые щели со стеклоблоками «триплекс» в верхнем лобовом листе корпуса. Наводчик мог обозревать местность в перископический прицел Sfl.Zfla., заряжающий — через перископический прицел пулеметной установки на крыше корпуса. Кроме того, в левой створке посадочного люка, над местом заряжающего под углом 90° к оси корпуса (в положении «9 часов») был жестко закреплен перископический прибор наблюдения. Еще один такой прибор находился в распоряжении командира машины. Он был установлен в откидной крышке надмоторного люка в положении «6 часов», то есть позволял вести наблюдение в корму. Командир мог пользоваться стереотрубой, но только при открытом люке. При закрытых люках машина была почти «слепа» по правому борту.
 
Как уже упоминалось выше, в качестве основного вооружения на «Хетцере» применялась 75-мм противотанковая пушка Pak 39/2 с длиной ствола 48 калибров. Она устанавливалась в узкой амбразуре лобового листа корпуса несколько правее продольной оси машины. Малые размеры боевого отделения при достаточно массивном казеннике пушки, а также несимметричная установка ее в боевом отделении привели к тому, что углы наведения орудия вправо и влево не совпадали (5° — влево и до 10° — вправо). Вертикальная наводка был возможна в пределах от -6° до +12°.
 
Надо сказать, что впервые в немецком и чехословацком танкостроении такое достаточно крупногабаритное орудие удалось вписать в столь маленькое боевое отделение. Это стало возможным благодаря применению специальной карданной рамки вместо традиционного орудийного станка.
 
Истребитель танков «Хетцер»
 
Истребитель танков «Хетцер»
 
Истребитель танков «Хетцер»:
 
1 —75-мм пушка; 2—пулемет MG 42; 3—прибор наблюдения наводчика; 4—фальшборт; 5—ящик ЗИП; 6—направляющее колесо; 7 — опорный каток; 8—ведущее колесо; 9—амбразура прицела; 10—люк доступа к двигателю; 11—люк командира; 12—люк наводчика; 13—перископический прицел пушки; 14—прибор наблюдения механика-водителя; 15 — светомаскировочная фара; 16—кормовой прибор наблюдения командира; 17—глушитель; 18—антенный ввод
 
Такую рамку для орудия Pak 39/Pak 40 спроектировал в 1942 — 1943 годах инженер К.Штольберг, но некоторое время она не вызывала доверия у военных. Однако, после изучения захваченных летом — осенью 1943 года советских САУ СУ-85 и СУ-152, орудия которых устанавливались в рамках, немецкое командование поверило в работоспособность подобной конструкции. Немцы применили рамку сначала на средних истребителях танков Jagdpanzer IV и Panzer IV/70, а позднее и на «Ягдпантере». Рамку вместе с орудием Pak 39/2 и подвижной бронировкой позаимствовали для «Хетцера» у САУ Jagdpanzer IV. По конструкции и баллистике Рак 39/2 была идентична пушкам KwK 40 и StuK 40. Бронебойный снаряд, покидавший ствол орудия с начальной скоростью 790 м/с, на дистанции 1000 м пробивал 88-мм броню, расположенную под углом 30°. Подкалиберный снаряд при начальной скорости 990 м/с на такой же дистанции пробивал броню толщиной 97 мм.
 
Поскольку носовая часть «Хетцера» оказалась сильно перегруженной (пустая САУ имела дифферент на нос, приводивший к проседанию передней части до 8 — 10 см относительно кормы), конструкторы попытались облегчить ее. Для этого, в частности, у серийных машин ранних выпусков несколько обрезали качающуюся бронировку орудия снизу и с боков, а затем еще и усилили подвеску передних опорных катков.
 
Пушки Pak 39/2 оснащались дульным тормозом. Однако на САУ Jagdpanzer IV в боевых частях его обычно демонтировали. При стрельбе, из-за небольшой высоты линии огня, работа дульного тормоза поднимала густое облако пыли, которое затрудняло прицеливание и демаскировало самоходку. В бою с танками противника и то и другое было весьма существенным. Серийные САУ «Хетцер» покидали цеха без дульного тормоза пушки — его попросту свинчивали, но уже в заводских условиях.
 
Оборонительный пулемет MG 42 размещался на крыше САУ перед левым люком на установке Rumdumfeuer и был прикрыт уголковым щитком. Огонь из него вел заряжающий.
 
Боекомплект пушки состоял из 40 — 41 выстрела, пулемета — из 1200 патронов.
 
В силовом отделении «Хетцера» устанавливался 6-цилиндровый карбюраторный четырехтактный рядный двигатель жидкостного охлаждения Praga АЕ мощностью 160 л.с. при 2600 об/мин. Использование этого мотора повлекло за собой изменения в системе выхлопа. В отличие от двигателя Praga ЕРА, который устанавливался на танках Pz.38(t), на этом моторе выхлопной коллектор выводился вверх через крышу силового отделения САУ, а не через кормовую стенку корпуса, как на танке. Радиатор емкостью 50 л находился в силовом отделении за двигателем. Отбор мощности на вентилятор, размещенный за радиатором, осуществлялся от коленчатого вала двигателя. В качестве топлива использовался этилированный бензин с октановым числом не ниже 74. Допускалось также использование спирто-бензиновой смеси и диналколя. В систему питания входили два бензобака емкостью 220 л (левый) и 100 л (правый). В процессе работы двигателя топливо из правого бака перетекало в левый. Подача топлива осуществлялась с помощью электрического насоса Solex Autopulse. Двигатель оснащался двумя карбюраторами Solex 46 FNVP. Емкость бензобаков обеспечивала запас хода до 185 км.
 
Крутящий момент от двигателя к коробке передач передавался с помощью многодискового главного фрикциона сухого трения и карданного вала. Коробка передач Praga-Wilson — планетарная, пятискоростная, с предварительным выбором передач. Диапазон скоростей колебался от 4,1 км/ч на 1-й передаче до 42 км/ч на 5-й, передача заднего хода обеспечивала движение со скоростью 6,1 км/ч. Перед коробкой передач располагались дифференциал, бортовые фрикционы, бортовые передачи и тормоза. Следует отметить, что во время испытаний трофейного «Хетцера» в СССР, на проселочной дороге с твердым грунтом самоходка развила максимальную скорость 46,8 км/ч.
 
Ходовая часть, конструктивно аналогичная таковой у Pz.38(t), применительно к одному борту, состояла из четырех одинарных обрезиненных опорных катков диаметром 810 мм, заимствованных у танка TNHnA. Опорные катки были сблокированы попарно в две балансирные тележки, подвешенные на усиленных полуэллиптических листовых рессорах (толщина листов была увеличена с 7 до 9 мм). Литое ведущее колесо с двумя съемными зубчатыми венцами по 19 зубьев в каждом находилось впереди. Направляющее колесо вместе с механизмом натяжения гусеницы располагалось сзади. С каждого борта имелось по одному обрезиненному одинарному поддерживающему катку. В каждой гусенице насчитывалось 96 — 98 траков. Ширина гусеницы — 293 мм. Колея «Хетцера», по сравнению станком Pz.38(t), была увеличена с 2140 мм до 2630 мм. Боевая масса САУ составляла 16 т.
 
Первые серийные самоходки Jagdpanzer 38 выехали из ворот завода ВММ в апреле 1944 года. Первоначальный заказ на 1944 год составил 1000 боевых машин этого типа. Однако быстро стало ясно, что производственных мощностей завода ВММ для его выполнения не хватит. Поэтому в июле 1944 года к выпуску САУ подключились заводы Skoda в Пльзене. Соответственно возросли и «аппетиты» военных: уже в сентябре они хотели получить 400 «хетцеров» — 300 от ВММ и 100 от Skoda! Дальнейшие планы прироста производства поражают как своим размахом, так и нереальностью. Так, в декабре 1944 года Вермахт хотел получить 700 «хетцеров» (400 + 300), а в марте 1945-го — 1000, по 500 машин от каждого завода-изготовителя! В действительности же производственные успехи чехословацких предприятий были значительно скромнее. В апреле 1944 года были изготовлены 20 «хетцеров», в мае — 50, в июне — 100, в июле — 110 (10 из них на заводе Skoda). До февраля 1945 года оба завода передали Вермахту только 2000 самоходок. Своего пика производство достигло в январе 1945 года, когда были изготовлены 434 «хетцера» (289 + 145). В марте и апреле оба предприятия усиленно бомбились американской авиацией, и темп выпуска боевых машин начал спадать. В апреле удалось изготовить только 117 машин. Всего же за год производства заводские цеха покинули 2827 самоходных установок «Хетцер». Боевое крещение «хетцеры» получили в составе 731-го и 743-го противотанковых батальонов резерва главного командования (Heeres Panzerjager-Abteilung) в июле 1944 года. Каждый батальон насчитывал 45 машин: три роты по 14 машин и три самоходки в штабе батальона. В августе 1944 года роты «хетцеров» начали поступать на вооружение пехотных, егерских и ополченческих дивизий Вермахта и войск СС. В каждой роте насчитывалось 14 машин. Кроме того, до конца войны были сформированы еще несколько противотанковых батальонов резерва главного командования. «Хетцеры» активно использовался на всех фронтах вплоть до последних дней войны. На 10 апреля 1945 года в боевых частях Вермахта и войск СС насчитывалось 915 САУ «Хетцер», из них 726 — на Восточном и 101 — на Западном фронте.
 
На экспорт «хетцеры» поставлялись только в Венгрию. В декабре 1944 — январе 1945 года 75 машин этого типа поступили на вооружение подразделений самоходной артиллерии 1-й венгерской танковой дивизии. Они принимали участие в боях в районе Будапешта.
 
На базе САУ «Хетцер» было изготовлено 20 огнеметных танков Flammpanzer 38, 30 САУ Hetzer-Bison со 150-мм пехотным орудием sIG 33 и 181 БРЭМ Bergepanzer 38. Помимо этих машин «Хетцер» послужил базой для изготовления прототипов или проектирования целого ряда опытных образцов разведывательных танков, штурмовых гаубиц и противотанковых САУ. Наиболее любопытным из них можно считать истребитель танков Hetzer Starr («Хетцер-штарр»), Немецкое слово «штарр» переводится как «жесткий» или «неподвижно закрепленный». У этого варианта ствол 75-мм пушки был жестко связан с лобовым листом корпуса, а противооткатные устройства отсутствовали. Для обеспечения горизонтального и вертикального наведения орудие размещалось в шаровой установке. Первый прототип был изготовлен в мае 1944 года, еще три машины — в сентябре. Все они были отправлены на фирму Alkett для дальнейших испытаний. Зимой 1944/45 года завод ВММ изготовил опытную партию из десяти машин «Хетцер-штарр». Причем часть из них оснащалась дизельным двигателем Tatra 103 мощностью 220 л.с., с которым скорость машины несколько возросла.
 
Истребитель танков «Хетцер» в «засадном» комуфляже. Франция, ноябрь 1944 года
 
Истребитель танков «Хетцер» в «засадном» комуфляже. Франция, ноябрь 1944 года
 
Командирский вариант истребителя танков «Хетцер». 741-й противотанковый батальон.  Восточный фронт, 1944 год
 
Командирский вариант истребителя танков «Хетцер». 741-й противотанковый батальон. Восточный фронт, 1944 год
 
Истребитель танков G-13. Швейцария, 1948 год
 
Истребитель танков G-13. Швейцария, 1948 год
 
Рассказ о «Хетцере» будет не полным без упоминания о послевоенной судьбе этой боевой машины. 27 ноября 1945 года штаб танковых войск чехословацкой армии принял решение об использовании для нужд национальной обороны бывших немецких боевых машин — истребителей танков «Хетцер», получивших новый индекс ST-I, и «Мардер», переименованных в ST-II. Кроме того, для обучения личного состава танковых войск на вооружение послевоенной чехословацкой армии был принят невооруженный вариант «Хетцера», названный ST-II. На территории Чехословакии было обнаружено более 300 «хетцеров», пригодных к восстановлению и достройке.
 
В феврале 1946 года фирма CKD получила заказ на изготовление или капитальный ремонт 50 САУ ST-I и 50 учебных машин ST-III. Заказ был выполнен в течение 1946 — 1947 годов. При этом у машины ST-III сохранили неизменными ходовую часть и силовую установку, корпус же подвергся некоторым модификациям. На его крыше установили прямоугольную рубку, место орудия заняла башенка инструктора, а напротив места механика-водителя в броне был прорезан прямоугольный смотровой люк.
 
В феврале 1947 года последовал заказ еще на 20 ST-I, размещенный на фирме Skoda, а в конце 1949 года — еще на 30 машин. В итоге армия получила 100 новых самоходок ST-I и 50 учебных машин ST-III. Всего же с учетом оставшихся от Вермахта и отремонтированных машин в чехословацкой армии по состоянию на 1 января 1949 года имелось 246 САУ и три БРЭМ Bergepanzer 38.
 
Все эти боевые машины поступили на вооружение 21-й и 22-й танковых бригад, которые должны были стать основой для формирования моторизованных дивизий. Впрочем, в 1948 году они были преобразованы в 351-й и 352-й полки самоходной артиллерии. В этих частях истребители танков ST-I и штурмовые орудия StuG III (чехословацкое обозначение ShPTK 40/75) эксплуатировались до начала 1950-х годов. В дальнейшем, по мере поступления в Чехословацкую народную армию боевой техники советского производства, немецкие машины переводились в резерв, а затем списывались.
 
В феврале 1949 года фирма CKD приступила к разработке огнеметного танка на шасси ST-I. Всего планировалось вооружить огнеметами 75 боевых машин. У опытного образца штатная 75-мм пушка была демонтирована, а ее амбразура заглушена броневым листом. На крыше корпуса разместили вращающуюся цилиндрическую башню, в которой в двух раздельных шаровых установках находились немецкий огнемет Flammenwerfer 41 и советский пулемет ДТ. Прототип, получивший обозначение РМ-1, изготовили к февралю 1951 года. Однако его испытания оказались не слишком обнадеживающими — дальность огнеметания была явно недостаточной, всего 60 метров. Пражская фабрика Konstrukta занялась модернизацией огнемета. В конце мая 1953 года танк, оснащенный новым огнеметом с дальностью стрельбы до 140 м, поступил на испытания. Впрочем, вскоре военные сообщили, что больше не заинтересованы в боевой машине подобного типа.
 
После окончания Второй мировой войны интерес к истребителю танков ST-I проявила Швейцария, на вооружении армии которой уже состояли танки чехословацкого производства. 15 августа 1946 года Швейцария заказала восемь машин этого типа, присвоив им обозначение G-13. Фирма Skoda быстро изготовила требуемые машины, используя задел, оставшийся от немцев. Однако последовавший в ноябре 1946 года еще один заказ на 100 машин оказался на грани срыва, так как не было в наличии орудий Pak 39/2. Тем не менее выход вскоре был найден: в корпус САУ было предложено устанавливать пушки StuK 40, которые в годы войны выпускались заводом Skoda. После некоторой конструктивной доработки это орудие удалось разместить в боевом отделении самоходки. Кроме того, по требованию заказчика вместо бензинового мотора Praga АЕ, начиная с 65-й машины, стали устанавливать дизель Sauer-Arbon мощностью 148 л.с. Для улучшения обзора командирский люк в G-13 был перенесен с правого борта на левый (командир и заряжающий поменялись местами) и был дооборудован поворотным перископом. А вместо оборонительного пулемета на корме САУ была установлена зенитная турель. Все машины оснащались радиостанциями швейцарского производства.
 
САУ настолько понравилась швейцарцам, что в 1947 году они заказали еще 50 единиц G-13. Последние 20 машин были переданы заказчику только 16 февраля 1950 года. На вооружении швейцарской армии эти истребители танков состояли до 1968 года.
 
В приобретении ST-I был заинтересован и Израиль. Министерство обороны Чехословакии готовило передачу 65 самоходок и 6000 75-мм выстрелов. Однако продавец и покупатель не сошлись в цене и сделка не состоялась.




Рекомендуем почитать
  • ПОЕДИНОК БРОНИ И СНАРЯДА
    ПОЕДИНОК БРОНИ И СНАРЯДАПОЕДИНОК БРОНИ И СНАРЯДАЗакат танковых войск неизбежен — к такому выводу пришли многие военные специалисты в конце 30-х годов. Причиной тому было появление многочисленной противотанковой артиллерии, способной быстро переносить огонь с одной цели на другую и поражать 30—40-мм лобовую броню всех типов этих грозных машин. Хотя поединок брони и снаряда выиграл последний, конструкторы продолжали поиск резервов живучести танков и, казалось, нашли выход из тупика. Так, делая ставку на молниеносную войну, гитлеровские инженеры создали быстроходные машины с орудиями 37—55-мм калибра и двумя-тремя пулеметами. Но высокая подвижность (до 55 км/ч) обеспечивалась за счет слабой броневой защиты. Например, основной танк немецкой армии Т-Ш имел скорость 45 км/ч, 37-мм пушку, три пулемета, 30-мм лобовую и 15-мм бортовую броню. Считалось, что масса огня и высокая подвижность смогут парализовать противотанковую оборону противника, позволят танковым частям проникнуть в глубь подвергшейся нападению страны, захватить ее жизненные центры раньше, чем будет организовано серьезное сопротивление.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.