АМЕРИКАНСКИЙ МАЯТНИК

АМЕРИКАНСКИЙ МАЯТНИКОкончание Великой войны подводные силы США. как и вообще флот заокеанской державы в целом, встретили несколько в смутном состоянии. С одной стороны, на создание новых типов кораблей были выделены огромные средства: ведь по планам политиков и военных Штаты должны были стать первой морской державой в обоих полушариях. С другой — и деньги, и сами «продукты» заметно запоздали, как, например, «гладкопалубные» эсминцы, к войне практически не поспевшие.

А следующего большого конфликта на горизонте не наблюдалось, так что продолжение строительства бесконечных серий могло привести к тому, что флот с течением времени приобрел бы далеко не «первую свежесть». С третьей, проблема непрерывного роста военных расходов становилась критической даже для богатейшей страны мира.

Все сказанное относилось и к подводному флоту, но, надо сказать, не в самой критической форме. Наиболее массовой серией оставались «эски», по сути повторившие судьбу надводных «флэш-декеров», но их число не являлось чрезмерным, учитывая неспешность постройки и разумные размеры самих лодок. Более крупные подводные корабли ограничивались тройкой неудачных «Т» — совершенно незначительное количество на фоне куда более амбициозных. а по сути, столь же неудачных британских «К».

Однако само стремление к созданию большой океанской субмарины отнюдь не исчезло. И понятно, почему. Главным побудительным мотивом в перспективной ориентации на крупные лодки оставалось географическое положение Соединённых Штатов. Отделенная от любых сколь-нибудь сильных противников ширью океанов, Тихого и Атлантического, страна могла особо не опасаться вражеской подводной «мелочи». В то же время, нуждаясь в «длинной руке», способной достать «супостата» через несколько тысяч миль. Причем в полном отсутствии заморских баз: в этом компоненте США значительно уступали Британии. Но зато за счет отобранных у Испании в конце XIX века Филиппин находились в предпочтительном положении по отношению к Японии, у которой в распоряжении имелись лишь мелкие острова, мало пригодные для базирования сколь-нибудь значительных сил. Однако с 1920-х годов все более и более отчетливо Япония вырисовывалась именно в качестве будущего противника. Но Тихий океан не зря называют еще и Великим. Он действительно огромен: Западное побережье Штатов, Филиппины и Японию все равно отделяли друг от друга переходы в тысячи миль. Так что, если потенциальные противники хотели действовать у неприятельских берегов (а Соединенные Штаты этого желали с самого начала пока еще находящегося в далекой перспективе противостояния), то в области подводного кораблестроения им ничего не оставалось, как пытаться строить «большие горшки».

Как мы уже отмечали, первый «блин» — экспериментальные быстроходные флотские субмарины типа «Т» -вышел тем самым полноценным малоаппетитным комом из поговорки. Впрочем, они еще не вошли окончательно в строй к тому моменту, когда со стапелей стали сходить представительницы следующей «волны» больших лодок. Здесь стоит отметить, что первая же послевоенная серия, получившая следующую по порядку литеру «V», стала весьма и весьма серьёзной заявкой на лодку-гигант. По программе, принятой ещё до вступления страны в Мировую войну в 1916 году, предусматривалась возможная постройка девяти очень крупных единиц. После начала военных действий проектирование этих лодок, которые явно не успевали «к столу», отложили, вернувшись к нему только после окончания войны. К разработке разнообразных возможных (а скорее — невозможных!) проектов подводных супер-гигантов приступили лишь в 1919 году, о них будет рассказано далее.

В конце концов, фантастически смелые и одновременно изрядно нелепые планы уступили место просто крупным, но хотя бы традиционным единицам. Предполагалось, что все представители серии «V» будут быстроходными «флотскими» подводными крейсерами с водоизмещением, превышающим массовый тип «S» более чем в два раза. Амбициозно. но в рамках возможного. Но на деле изначально однородные «крупняки» распались на несколько заметно разных по идее и характеристикам образцов.

Подводная лодка «Барракуда», первоначально «V-1», затем «В-1» (SS-163), США, 1925 г.

Подводная лодка «Барракуда», первоначально «V-1», затем «В-1» (SS-163), США, 1925 г.

Строилась на госверфи в Портсмуте. Тип конструкции -двухкорпусный. Водоизмещение надводное/ подводное — 120/2505 т. Размеры: максимальная длина -101,96 м. ширина 8,41 м. осадка 4,62 м. Глубина погружения — до 60 м. Двигатели: четыре дизеля мощностью и два электромотора общей мощностью 6200 л.с. Скорость надводная/подводная на испытаниях — 18,7/9,0 уз. Вооружение: шесть 533-мм торпедных аппаратов (четыре в носу и два в корме. 18 торпед), одно 127-мм орудие. Экипаж — 85 чел. В 1925 — 1926 годах построено три единицы: «Барракуда», «Басс» и «Бонита». В 1928 г. 127-мм орудие заменено на 76-мм. В боевых действиях практически не участвовали; планы перестройки в транспортные лодки не были реализованы. В марте 1945 г. исключены из списков флота. «Басс» потерпела аварию и затонула в июле 1945 г., остальные две сданы на слом по окончании воины в 1945 г.

Первая послевоенная тройка, изначально получившая обозначения «V-1» -«V-3». обладала водоизмещением на поверхности более 2100 т и имела весьма любопытную механическую установку. Два дизеля германской фирмы «Зульцер» имели привод непосредственно на валы и использовались в случае необходимости достичь максимальной скорости на поверхности, которая соответствовала внушительным 18 узлам. Другая пара приводила во вращение роторы электрогенераторов и использовалась как для зарядки аккумуляторов, так и для экономического хода на поверхности. В таком режиме субмарины становились дизель-электроходами. Естественно, при погружении под воду и эта пара моторов глушилась, и движение продолжалось по обычной схеме, от «батареек». Довольно прогрессивный вариант для того времени позволял не только долго поддерживать высокую скорость, но и достичь приличной дальности в 6000 миль 11-узловым ходом. Глубина погружения в 70 м также выглядела вполне достойно. Однако длинные корпуса не обеспечивали достаточной маневренности, а «комбинированная» двигательная установка в эксплуатации оказалась сложной и подверженной «детским болезням». Все это было вполне типичным для первых послевоенных субмарин разных стран, особенно столь амбициозных. Хотя амбиции явно не относились к их вооружению: «V» имели всего 6 торпедных аппаратов, из них 4 в носу — явно маловато для огромной 2000-тонной «туши». Правда, артиллерийское вооружение состояло из мощной длинноствольной (51 калибр) 127-миллиметровки с высокой начальной скоростью и большой дальностью стрельбы, достойной линкора. (Именно такие орудия использовались в качестве противоминного вспомогательного калибра на американских дредноутах, которые на низкой палубе лодки практически невозможно было реализовать).

V-2

V-2

В итоге 100-метровые «первенцы-переростки», не только очень крупные, но еще и изрядно дорогие, строились неспешно (на воду их спустили только в 1924 — 1925 годах), и карьеру имели совсем не выдающуюся. Зато претерпели немало изменений, начиная с названий. В 1931 году они получили названия внушительных хищных рыб — «Барракуда», «Басс» и «Бонита» и соответствующие их начальной букве обозначения «В1» -«В3» в дополнение к сквозной нумерации как «SS-163» — «SS-163». Затем одно время их обозначали как «флотские субмарины»: с «SF-4» по «SF-6». (Первые три номера были зарезервированы за их многострадальными предшественницами типа «Т».) Бессмысленно мощную для лодки 127-миллиметровку в 1928 году заменили на стандартное орудие калибра 76 мм, а лицензионные зульцеровские дизели в 1930-х годах уступили место более надежным и легким изделиям также германского происхождения от фирмы MAN. Но эта минимальная «лакировка» не сделала слабо вооруженных гигантов полезными боевыми единицами, а вот денег для поддержания в строю они съедали изрядно. И их в конце концов отправили в отставку. Правда, после нападения японцев на Перл-Харбор вроде бы потенциально привлекательные по размерам единицы попытались реанимировать. Вначале они служили в качестве учебных, хотя существовал план переделать их в подводные транспорты, благо, здоровенные корпуса этому благоприятствовали. Так первенцы послевоенной генерации получили свое последнее обозначение, «APS-2» — «АРS-4». Но только виртуальное: планы остались на бумаге. А в марте 1945 года, когда победа была уже столь близка, а практическая ценность 20-летнего «железа» снизилась до нуля, их исключили из рядов ВМС и отправили на разделку.

Что же с остальными «гигантами» из программы 1916 года? Конец войны и получение трофейных германских лодок вызвали настоящую волну перепроектирования с учетом новых возможностей и технических решений, уже реализованных ранее немцами. Это, в свою очередь, привело к обильной переписке, обсуждению и другим вариантом «перекидывания мячика» между потребителями (флотом) и «разрешителями» и финансовыми донорами в лице Конгресса и его комиссий. Договорились продолжить серию очень больших и дальних (проектный запас топлива соответствовал 18 тыс. миль экономическим ходом) субмарин. Но теперь уже не только для действий с флотом, но и в качестве «одиноких волков» по германскому образцу, сразу в двух вариантах: дальний минный заградитель и быстроходный подводный крейсер с мощной артиллерией. Изначально предполагалось строить по паре единиц в каждом из вариантов, но в итоге власть и деньги имущие конгрессмены урезали число минзагов до одного.

Единственный «Аргонавт» стал продуктом полного «смешения стилей». Главными компонентами этой «адской смеси» стали германские подводные крейсера типа «U-140» и германские же минзаги типа «U-117». В итоге получился настоящий монстр подводным водоизмещением за 4100 т — самая большая субмарина американского флота вплоть до появления атомных лодок спустя почти четыре десятка лет. Вооружение выглядело более чем странным: две мощных шестидюймовки крейсерского типа на палубе, два «трубопровода» на 30 мин каждый (пришлось по этому случаю разработать специальную мину) под палубой. И всего четыре торпедных аппарата в носу, правда, с изрядным запасом торпед (16 штук). Изначально предполагалось разместить на «универсале» еще и гидросамолет. В таком варианте данный «супер-корабль» в преддверии большого сражения должен был следовать перед главными силами флота, вести разведку и по обнаружении линейных сил противника выставить на их пути минное заграждение! Причем предполагалось, что ждать врага в море он сможет целых три месяца. Для этой цели впервые предусмотрели отдельные помещения для сна, приема пищи и даже для отдыха, как на надводных кораблях. Конечно, располагались такие жилые удобства в боевых отсеках, где находилось оборудование или торпедные аппараты, но, все равно, попытка была явно похвальной. А в центре корпуса предусматривалась герметичная спасательная камера с доступом к ней из всех отсеков по специальному проходу через все отсеки лодки. В общем, в проекте наблюдалось немало оригинальных новшеств. Однако соль заключалась в их реализации.

А получилось же ровно то, что и могло получиться в условиях середины 20-х годов XX века. Огромный «мореходный» корпус с обводами надводного корабля при погружении терял управляемость и не мог развивать более 8 узлов. Впрочем, и на поверхности скорость оказалась крайне скромной, всего 14 узлов, на треть меньше, чем в проекте. «Универсальный подводный крейсер» стал не только единственным специализированным минным подводным заградителем США, но заодно и самой медленной лодкой флота среди всех спроектированных и построенных после Первой мировой.

Неудивительно, что столь дорогой игрушке не нашлось надлежащего применения на службе. «Аргонавт» менял обозначения, как перчатки: из «V-4» превратился в «А-1» по первой букве названия, затем стал единственным представителем подводных минзагов, естественно, за первым номером («SM-1»), а после переоборудования в подводный транспорт финишировал как «АРS-1». Эта трансформация произошла после первого боевого похода в своем изначальном качестве в самом начале войны. Вместо положенных трех месяцев «Аргонавт» пробыл в море всего чуть больше одного, вернувшись на базу в январе 1942 года, так и не выставив ни единой мины.

Тогда «монстра» попробовали применить по другому назначению, как десантный корабль. В августе 1942 года его послали в операцию вместе со столь же крупным «дальним родственником» «Нарвалом», о котором — чуть позже. Рейд на занятый тогда японцами остров Макин, безусловно, стал вершиной карьеры для обеих лодок. С них на берег на рассвете 17 августа высадилось 211 морпехов (из них — 121 с «Аргонавта»), под командованием подполковника Эванса Карлсона и сына президента США капитана Джеймса Рузвельта. Обширные помещения больших субмарин позволили перевезти не только людей с вооружением, включая пулеметы, но и специальные надувные лодки с моторами, причем в изрядном количестве. Высадка прошла довольно удачно, но затем на острове разгорелась кровавая драма.

Подводная лодка-заградитель «Аргонавт» «V-4» (SS-166), США, 1928 г.

Подводная лодка-заградитель «Аргонавт» «V-4» (SS-166), США, 1928 г.

Строилась на госверфи в Портсмуте. Тип конструкции-двухкорпусный. Водоизмещение надводное/ подводное — 2880/4045 т. Размеры: максимальная длина — 116,13 м, ширина — 10.26 м, осадка — 4.89 м. Глубина погружения — до 90 м. Двигатели: четыре дизеля мощностью 3175 л.с. и два электромотора мощностью 2200 л.с., скорость надводная/подводная па испытаниях 13,65/7,43 уз. Вооружение: чеіьіре 533-мм торпедных аппарата в носу (12 торпед), два 152-мм орудия, два пулемета, 60 мин. Экипаж — 86 чел. В начале войны перестроена в транспортную и получила обозначение «APS-1». Погибла в январе 1943 г.

Японцы (далеко не элитные гарнизонные военнослужащие самых разных родов войск, включая метеорологов и механиков, в количестве примерно 70 человек под командованием всего лишь главстаршины!) по обыкновению оказали отчаянное сопротивление. Американцы победили, как говорится, «по очкам», уничтожив, как им показалось, более 80 «япошек», включая старшину-командующего, ценой только трех своих солдат. (На самом деле, потери противника оказались примерно вполовину меньше.) Тем не менее, бравые морские пехотинцы действительно подавили единственный пулемёт и захватили радиостанцию. Однако японцы уже успели оповестить по радио командование о нежданных «гостях». И в течение того же дня на остров прибыло подкрепление на больших летающих лодках, встреченных огнем десанта и субмарин и, в свою очередь, поливавших из бортовых пулемётов людей на берегу и борту. В последующем сумбуре, где лодки летающие и подводные выполняли столь не свойственные им функции, последовало решение: эвакуировать морпехов. Собственно, это и предусматривалось планом операции, но ввиду столь активного сопротивления осуществить эвакуацию предстояло очень быстро.

И тут подкачали надувные лодки, в большинстве своём лишившиеся подвесных моторов при высадке. А большие субмарины с их значительной осадкой подойти ближе к рифам, окружающим лагуну и остров, не могли. Несчастным морским пехотинцам пришлось грести против разбивающихся о кораллы высоких волн на совершенно не приспособленных к тому резиновых судёнышках, и спасительного борта субмарин достигла только половина десанта. В итоге эвакуация продлилась с вечера 17-го августа по утро следующего дня, завершившись гораздо большей кровью, чем высадка. Карлсон даже предложил сдать остатки своих сил, не сумевших выбраться с острова, но те, не разобравшись в ситуации, застрелили японского парламентера. Самураи не остались в долгу, обезглавив десяток из попавших к ним в плен морских пехотинцев. Всего же из рейда не вернулось 30 бойцов; остальные 72 человека из числа не попавших в надувные лодки спаслись, связав пару попавшихся под руку пирог островитян и приделав к этому импровизированному «катамарану» все собранные и годные к применению моторчики. Совершенно измученные бойцы проплыли на этом ненадёжном «плотике» 4 мили до входа в лагуну, где наконец смогли ступить на борт «Аргонавта» и «Наутилуса». Эту драматичную историю можно занести в плюс «неприкаянным гигантам»: они не только выполнили свою часть весьма нетривиальной задачи, но и сумели уйти без потерь от атак вражеских самолетов, круживших над атоллом в течение этих роковых суток.

Зато фатальной для «Аргонавта» стала его третья функция — в качестве обычной торпедной подводной лодки. В Коралловом море в начале января следующего года он попытался атаковать японский конвой. Хотя действия японских эсминцев в области ПЛО во Второй мировой в целом сложно назвать успешными, на этот раз и они смогли справиться с неуклюжим маломаневренным гигантом.

Помимо этого странного универсального подводного корабля по той же программе были заложены два более традиционных, но столь же крупных, с надводным водоизмещением под 3 тыс. т. Неудивительно, что один из них получил классически неизбывное имя «Наутилус», второй же назвали «Нарвал». По сути, они являлись крейсерским вариантом «Аргонавта». Причем крейсерским даже в обычном понимании этого слова: артиллерийское вооружение состояло из пары мощнейших 152-мм орудий с длиной ствола 53 калибра, полностью аналогичных тем, что устанавливались на крейсерах типа «Омаха». А вот торпедное оружие опять оказалось «в загоне». К четырем носовым аппаратам добавилась пара кормовых, заменившая минные шахты «Аргонавта». Шесть труб для такого водоизмещения выглядели (и являлись) явно недостаточными. Впрочем, и для запланированного самолета места на «батарейной палубе» не нашлось.

Явный «перебор» артиллерии вызывал желание иметь максимальную скорость, чтобы догонять жертвы и не сразу пасть под огнем надводных кораблей. В принципе, смешанная дизель- и дизель-электрическая установка, аналогичная «аргонавтовской», позволяла развивать проектную скорость — не менее 17 узлов. (На испытаниях ее даже удалось немного превысить.) Но присущую столь крупной и длинной лодке с «корабельными» формами корпуса плохую маневренность и малую скорость погружения преодолеть так и не удалось. Да и механическая установка имела немало «детских болезней». В общем. недовооруженные и неуклюжие гиганты оказались не вполне при деле, несмотря на огромную дальность — до 18 тыс. миль.

Но просто так счесть отпущенные на них средства деньгами, пущенными на ветер, американцы не хотели. Поэтому пару гигантов подвергли целой серии модернизаций, чтобы хоть как-то ликвидировать их недостатки. Как только в Европе разгорелась новая мировая война, на «Наутилусе» и «Нарвале» приступили к замене комбинированной энергетической установки на ставшую к тому времени традиционной дизель-электрическую. На это благое дело ушло более года. Усовершенствования однако на том не закончились. В ходе последней обширной модернизации, начавшейся в апреле 1941 года и завершившейся уже в разгар начального наступления японцев весной 1942-го, инженеры попытались поправить дела с торпедным вооружением. На палубу водрузили четыре внешних аппарата, пара которых могла стрелять в корму, а вторая пара усиливала носовой залп. В принципе, их можно было даже перезаряжать, но для этого лодке требовалось всплыть на поверхность, где бравые моряки могли перегрузить тяжеленную «рыбку» в трубу. Крайне непрактично, мягко говоря.

Большая подводная лодка «Нарвал» «V-5» (SS-167), США, 1928 г.

Большая подводная лодка «Нарвал» «V-5» (SS-167), США, 1928 г.

 

Строилась на госверфи в Портсмуте. Тип конструкции — двухкорпусный. Водоизмещение надводное/подводное 2990/3960 т. Размеры: максимальная длина — 113,08 м. ширина — 10,13 м. осадка 5,12 м. Глубина погружения — до 90 м. Двигатели: четыре дизеля мощностью 5635 л.с. и два электромотора мощностью 1600 л.с. Скорость надводная/подводная на испытаниях 17.4/7.9 уз. Вооружение: шесть 533-мм торпедных аппаратов (четыре в носу и два в корме, 22 торпеды), два 152-мм орудия, два пулемёт а. Экипаж — 89 чел. В 1928 — 1930 гг. построено две единицы, «Нарвал» и «Наутилус». В годы войны добавлены 4 внешних торпедных аппарата, затем 2 из них сняты. Обе сданы на слом после окончания войны в 1945 г.

К тому же выяснилось, что неудобствами такого рода дело не ограничилось. При атаке японцами одного из гигантов глубинными бомбами в июне 1942 года в одном из таких аппаратов от резкого толчка запустился двигатель торпеды. Лодка оказалась в крайне опасном положении: после определенного числа оборотов винта предохранитель деактивировался и превращал «рыбку» в смертельно опасный груз. На этот раз обошлось, но внешние аппараты теперь оказались нежеланным и неприкаянным объектом. Их попытались перемещать с места на место, а в конце концов все же убрали.

В итоге карьера подводных крейсеров, как и у их «минного» собрата завершилась переоборудованием в транспорты. Как уже отмечалось, «Нарвал» успел поучаствовать в диверсионной десантной операции против Макина, но в целом война прошла для обоих в «серой зоне». Благополучно дожив до завершения войны они тут же пошли на слом. Главным следом, который неуклюжие гиганты оставили в истории американского кораблестроения, стал их размер: до появления атомного «Наутилуса» его предшественник вместе с «братцем» — «нарвалом» и «Аргонавтом» оставались самыми крупными подводными кораблями заокеанского флота.

Надо оговориться: среди осуществленных в металле. Даже эта «большая тройка» выглядела бы очень бледно в отношении размеров и размахов мыслей проектировщиков, если бы развитие субмарин в Соединенных Штатах пошло в соответствии с изначальными послевоенными тенденциями и планами. Впрочем, слово «планы» здесь как-то не совсем уместно. Правильнее было бы назвать перспективные проекты продуктом деятельности фантастов. Хотя на огромные подводные корабли «замахивались» в разных странах, именно в США они оказались колоссальными, как нигде. И как нигде, близкими к осуществлению.

 

В. КОФМАН

 

(Продолжение в следующем номере журнала)

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Рекомендуем почитать

  • С ИМЕНЕМ ИСПАНСКИХ МОРЕПЛАВАТЕЛЕЙС ИМЕНЕМ ИСПАНСКИХ МОРЕПЛАВАТЕЛЕЙ
    В темную ночь с 18 на 19 сентября 1895 г. крейсер «Санчес-Баркастеги» вышел в море. Накануне, в ходе секретного совещания, его командир капитан 2-го ранга Франсиско Ибаньес Варела...
  • МИНИ-МОКИК НА СУШЕ И… ВОДЕМИНИ-МОКИК НА СУШЕ И… ВОДЕ
    Мини-мокики всегда пользуются у мальчишек большим успехом. И неспроста! Небольшие габариты, экономичность, современный внешний вид, прекрасные ходовые качества — чего еще можно желать?...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: