Морская коллекция

«БОГАТЫЕ КОРАБЛИ» ДЛЯ «БЕДНЫХ РОДСТВЕННИКОВ»

12.02.2015

«БОГАТЫЕ КОРАБЛИ» ДЛЯ «БЕДНЫХ РОДСТВЕННИКОВ»4 декабря 1867 года состоялось на первый взгляд непримечательное событие, открывшее на самом деле совершенно новую эру в военном кораблестроении. Со стапеля сталелитейной фирмы «Уильям Армстронг энд компани», известной до этого своими работами в области вооружений и гидравлических механизмов, в воды реки Тайн в Ньюкасле сошел первый построенный ею корабль — канонерская лодка «Стаунч». Значение появления на свет этой небольшой канонерки, сконструированной управляющим фирмы Джорджем Ренделом, трудно переоценить. Крохотный кораблик, стоивший всего 6700 фунтов стерлингов, стал прародителем целого ряда боевых судов, прежде всего крейсеров, составивших славу «Армстронгу» и превративших предприятия рядового заводчика в настоящую империю вооружений.

 
Маленькая канлодка нашла поклонников и в самой Англии, и за рубежом. Успех принес фирме доходы и побудил ее хозяина и главного конструктора на дальнейшие работы в новой для них области военного кораблестроения. Однако компанию «Армстронг» легко могла постигнуть участь многих других фирм-неофитов, появлявшихся на столь сложном рынке и влачивших затем незавидное существование либо же полностью исчезавших в истории. Надежды на получение государственных заказов на более крупные (следовательно, и более дорогие) корабли у новичка не было. Для этого требовались как минимум большие стапели, то есть — дополнительные затраты. Переломить ситуацию могла только неординарная идея. Спустя несколько лет она появилась в голове Рендела. И получила полное одобрение будущего лорда Уильяма.
 
Выглядела идея совсем просто. Если малые страны не имеют достаточно средств для того, чтобы заказать, а потом и содержать крупные корабли, то что мешает создавать для них куда менее крупные единицы, но вооруженные достаточно крупнокалиберной артиллерией и имеющие приличный ход? Современные орудийные станки и гидравлическая механика (на создании которых съели собаку армстронговские инженеры) вполне позволяли повторить успех, достигнутый со «Стаунчем», но уже с океанским или хотя бы морским крейсером. Причем почти не затрачивая дополнительных средств! Джордж Рендел предложил сделать из двух канонерок одну, соединив их кормой.
 
И вот в 1880 году фирма «Армстронг» попыталась построить свое новое детище: «двухстороннюю» ренделовскую канлодку, увеличенную до размеров океанского корабля в расчете на то, что та сможет плавать и вести бой в открытом море. Так на свет появилась тройка первых армстронговских крейсеров, имевших очень солидное вооружение из пары 254-мм орудий и вполне крейсерскую скорость — до 16,5 узла. Такой корабль выглядел очень соблазнительным для «бедняков», позволяя не только решать проблемы со своими соседями, но и заставить задуматься крупные державы, чьи стационеры вряд ли желали получить десятидюймовый снаряд в тысячах миль от своей страны.
 
Два таких корабля, «Янь-Вей» и «Чжао-Юнь», заказал Китай, как раз приступивший в то время к созданию современного военного флота. Они вошли в строй с интервалом всего в один день — 15 и 16 июля 1881 года. Поскольку высота надводного борта не достигала и двух метров, для перегонки на Дальний Восток в носу и корме пришлось нарастить специальный фальшборт, — тем самым корабли приобрели шанс быть затопленными большой волной, как консервные банки. Тем не менее оба крейсера благополучно прибыли на Дальний Восток, где стали основой китайского флота. Впрочем, судьба их оказалась незавидной: «Янь» и «Чжао» погибли в битве при реке Ялу 17 сентября 1894 года.
 
Третий, «Артуро Прат», предназначался Чили, в то время находившейся в состоянии военного конфликта с Перу. Однако война успела завершиться до вступления «мини-линкора» в строй, и чилийское правительство выставило его на продажу. В 1885 году «Прат» перекупила будущая соперница Поднебесной империи — Япония. Переименованный в «Цукуши», он успел повоевать в японо-китайской войне 1895 года.
 
Однако назвать эти корабли полноценными крейсерами можно лишь с большой натяжкой. Для роли рейдера, конвоира или разведчика они имели явно недостаточные дальность и автономность и, главное, слишком маленькую высоту надводного борта. Их крупнокалиберные пушки могли стрелять только в совершенно спокойную погоду, а выходить в открытое море в шторм «сдвоенным канлодкам» просто не рекомендовалось, как, впрочем, и их нормальным однокорпусным сородичам. (Достаточно вспомнить судьбу нашей более крупной «Русалки», затонувшей в Финском заливе). Даже в расположении главного калибра первых армстронговцев заметно «канлодочное» происхождение: разместить в пределах крохотного корпуса полноценную вращающуюся установку для 10-дюймовки просто не представлялось возможным, и эти орудия могли стрелять только в узких секторах через прорези-порты, хотя и на оба борта.
 
Однако для армстронговских конструкторов (а в фирме в разное время работали и Уильям Уайт, и Филип Уоттс— все главные кораблестроители британского флота конца XIX — начала XX века, за исключением Н. Бэрнаби) всегда оставалось характерным не останавливаться на достигнутом. Не стал исключением и Рендел. В 1882 году на верфи Уокер в Эльсвике, построенной на прибыль, полученную от продажи канлодок, по его черетежам (тоже для Чили) заложили «Эсмеральду», ставшую прототипом всех «эльсвикских» крейсеров, впоследствии обретших популярность боевых единиц в составе многих «третьеклассных» морских держав, которые, в сущности, только благодаря им и смогли создать современные военно-морские силы.
 
«БОГАТЫЕ КОРАБЛИ» ДЛЯ «БЕДНЫХ РОДСТВЕННИКОВ»
 
52. Бронепалубный крейсер «Пьемонте» (Италия, 1889 г.)
 
Строился на верфи Армстронга в Эльсвике. Водоизмещение 2450 т, длина максимальная 97,3 м, ширина 11,62 м, осадка 4,86 м. Мощность двухвальной паросиловой установки двойного расширения 7000 л.с., скорость 20,5 узла (на испытаниях 12 980 л.с. и 22,3 узла). Вооружение: шесть 152-мм, шесть 120-мм орудий, десять 57-мм и шесть 37-мм малокалиберных, все скорострельные, четыре пулемета, два 356-мм торпедных аппарата. Бронирование: палуба 25 — 37 мм, на скосах до 76 мм, щиты орудий 114 мм, рубка 76 мм. В 1891 г. состав артиллерии изменен до двух 152-мм и десяти 120-мм, в 1913 году осталось десять 120-мм, шесть 57-мм и два 37-мм орудия. Исключен из списков флота в 1920 г.
 
53. Бронепалубный крейсер «Эсмеральда» (Чили, 1894 г.)
 
Строился фирмой «Армстронг». Водоизмещение 2950 т, длина максимальная 83,5 м, ширина 12,80 м, осадка 5,64 м. Мощность двухвальной паросиловой установки «компаунд» 6800 л.с., скорость 18,2 узла. Вооружение: два 254-мм и шесть 152-мм орудий, два 57-мм и пять 37-мм малокалиберных скорострельных, три 356-мм торпедных аппарата. Бронирование: палуба 12,7 мм (на скосах до 51 мм), щиты орудий 51 — 37 мм, рубка 51 мм. В 1894 году продан Японии и переименован в «Идзуми». В 1899 году 152-мм орудия заменены на 120-мм скорострельные, в 1901 году 254-мм — на 152-мм скорострельные, одновременно торпедные аппараты заменены на 457-мм. Кроме того, установлены новые водотрубные котлы. Активно участвовал в русско-японской войне, после которой применялся только для вспомогательных задач. Исключен из списков в 1912 году.
 
54. Небронированный крейсер «Цукуси» (Япония, 1886 г.)
 
Строился фирмой «Армстронг». Водоизмещение 1350 т, длина максимальная 65,1 м, ширина 9,71 м, осадка 4,42 м. Мощность двухвальной паросиловой установки 2890 л.с., скорость 16,5 узла. Вооружение: два 254-мм и четыре 120-мм орудия, два 76-мм и четыре 37-мм малокалиберных, два 457-мм торпедных аппарата. Бронирование: артиллерия 25 мм, рубка 12,7 мм. Завершен постройкой в 1883 году, в 1895 году куплен Японией, в 1898 году модернизирован с заменой малокалиберной артиллерии на новые 76-мм и 47-мм скорострельные орудия. В 1907 году исключен из состава действующего флота, использовался в качестве учебного судна до 1910 года, в котором сдан на слом.
 
55. Бронепалубный крейсер «Этна» (Италия, 1887 г.)
 
Строился на верфи ВМФ в Кастелламаре. Водоизмещение 3530 т, длина максимальная 91,4 м, ширина 13,22 м, осадка 5,83 м. Мощность двухвальной паросиловой установки двойного расширения 7000 л.с., скорость 17,5 узла. Вооружение: два 254-мм и шесть 152-мм орудий, пять 57-мм и шесть 37-мм малокалиберных скорострельных, два 356-мм торпедных аппарата. Бронирование: 37 мм, щиты орудий 12,7 мм, рубка 12,7 мм. В 1887 — 1889 гг. построены 4 единицы: «Этна», «Везувио», «Стромболи» и «Этторе Фьерамоска». Артиллерия заменялась в 1900 и 1907 годах. Исключены из списков флота соответственно в 1921, 1911, 1907 и 1909 годах.
 
Джордж Ренделл использовал практически все известные в те времена и уместные на малом корабле современные материалы и технические решения. Корпус «Эсмеральды» был изготовлен из стали, имел двойное дно и разделялся на большое число водонепроницаемых отсеков переборками, начинавшимися от двойного дна и возвышавшимися до жилой палубы. Броневая палуба «правильной» формы (со скосами) также была водонепроницаемой. Над ней по всему борту шел коффердам из совсем малых ячеек, заполненных пробкой. Их дополняла система более крупных жилых помещений между броневой и жилой палубами, часть из которых заполнялась углем, являвшимся единственной защитой борта. Понятно, что на столь миниатюрном корабле броня не могла быть толстой, однако 25 — 51-мм скосы вполне соответствовали защите куда более крупных бронепалубных крейсеров. Все жизненно важное оборудование — механическую установку, рулевую машину и погреба боезапаса удалось разместить под броневой палубой. Конструктор позаботился и об артиллеристах: артустановки и пути подачи боеприпасов к 254-мм орудиям имели однодюймовую броню.
 
Понятно, что все эти достоинства дались совсем не бесплатно. Корпус «Эсмеральды», хотя и не столь низкий, как на «двойных канлодках», все же оставался недостаточно мореходным. При нормальной нагрузке верхняя, она же батарейная, палуба возвышалась над ватерлинией всего на 3,3 метра. Этого хватало для относительно спокойных прибрежных вод Южно-Американского континента, но «Эсмеральда» находилась там только в течение 10 лет. Примечательно, что на протяжении столь долгого для той поры неуклонного технического прогресса промежутка времени крейсер продолжал считаться вполне современным, в отличие от множества куда более крупных и сильных единиц, безнадежно устаревших за те же годы. Поэтому в ноябре 1894 года его охотно перекупила Япония, война которой против Китая становилась все более неизбежной. «Эсмеральда», названная «Идзуми», прибыла на Дальний Восток как раз вовремя для того, чтобы принять участие в боевых действиях.
 
В своем новом отечестве «Идзуми» оказалась не одинокой. К тому времени Япония уже обзавелась своими собственными (заказанными напрямую) «эсмеральдами». Первые бронепалубные крейсера флота микадо спроектировал для «Армстронга» будущий главный конструктор британского флота Уильям Уайт, сохранив все положительные элементы прототипа, но увеличив при этом высоту борта. Правда, при этом водоизмещение возросло почти на 700 т, но «Нанива» и «Такатихо» стали более остойчивыми и мореходными. Усилилась и броневая защита, причем бронепалубу удалось приподнять над ватерлинией, что также способствовало большей живучести. По-прежнему сохранялось двойное дно, а бортовые угольные бункеры стали более обширными и окончательно утвердились в качестве своеобразной «брони». «Армстронг» проиграл только в одном пункте, правда, довольно чувствительном: японцы настояли на том, чтобы крейсера получили вооружение из германских пушек. И 10-, и 6-дюймовки поставила фирма в те времена еще малоизвестного, но в будущем знаменитейшего заводчика — Круппа. Впрочем, англичане еще успели отыграться: когда перед русско-японской войной встал вопрос о модернизации уже стареньких к тому времени крейсеров, выбор безоговорочно склонился в пользу армстронговских орудий. 152-мм «эльсвикские» скорострелки в две стадии вытеснили немецкого «неприятеля»: сначала заменили 150-мм, а три года спустя — и главный калибр. В результате «нанивы» с пятью современными шестидюймовками в бортовом залпе стали одними из сильнейших среди своих одноклассников — малых крейсеров.
 
Фурор, произведенный первым армстронговским бронепалубным крейсером, не остался незамеченным ни среди заморских клиентов, ни в Европе. Италия, потерпевшая в 1866 году поражение в бою у Лиссы от австрийцев, решила довести свои военно-морские силы до самого современного уровня, несмотря на то, что страна испытывала значительные финансовые трудности. Морской бюджет в период с 1862 по 1870 год сократился более чем в три раза и к 1880-м годам хотя и возрос, но еще не достиг прежнего, довоенного, уровня. Поэтому неудивительно, что взор специалистов обратился к Англии с ее дешевыми кораблями, а там уже — к «Армстронгу», предлагавшему очень привлекательные в боевом отношении суда по небольшой цене.
 
В 1882 году на стапеле в Уокере состоялась закладка четвертой «Эсмеральды» — для Италии. «Джованни Бусан» мало чем отличался от прототипа, хотя и имел несколько более высокий борт. Толщина броневой палубы не превышала 37 мм, рубки— всего 12,7 мм, а артиллерия практически повторяла вооружение армстронговского первенца. Итальянцы настояли на попытке совместить все преимущества беспарусного судна, которым являлась и сама «Эсмеральда», и ее японские потомки, с парусным вооружением. Это никак не улучшило ходовые и тактико-технические качества, хотя при водоизмещении 3080 т «Бусан» смог развить на испытаниях скорость 17,4 узла. В итоге паруса и рангоут убрали, а в остальном итальянский вариант оказался столь же удачным, как и остальные «армстронговцы». В самом конце XIX века «Бусан» перевооружили скорострелками, а в 1905 году пошли на смелый шаг, установив на нем новые, вполне современные 10-«дюймовки» с длиной ствола 40 калибров, дополнив их настоящим винегретом из 75-, 57- и 37-мм скорострелок разных моделей и производителей. Впрочем, служба некогда передового крейсера к тому времени уже тянулась к закату. В 1913 году он стал стационарным опреснителем воды и штабом командования в только что захваченном у турок Тобруке, а в начале Первой мировой войны лишился своих 10-дюймовок, понадобившихся на фронте. Прослужив четыре года в качестве плавбазы подводных лодок, в 1920 году «Бусан» пошел на слом.
 
Экономный и могущественный (пусть во многом номинально), амстронговский вариант настолько пришелся по душе итальянцам, что они решили построить целую серию аналогичных кораблей. Главный конструктор молодого флота Карло Винья попытался полностью воспроизвести прототип, однако возможности промышленности Италии несколько уступали британским. Крейсера типа «Этна» вышли более тяжелыми (3370 — 3540 т) и менее скоростными: лишь некоторые строители смогли обеспечить их машинами необходимой мощности. Сроки постройки — от 4 до 5 лет — оказались вдвое большими, чем на заводах Армстронга. Правда, большая задержка позволила установить на последней единице серии, «Этторе Фьерамоска», 6-дюймовые скорострельные орудия. Начиная с 1900 года итальянские «бусаны» неоднократно перевооружали, и в 1907 году они несли по четыре 6-дюймовки, две 120-миллиметровки и обычный пестрый набор малокалиберных скорострелок. В то же время, в сущности, их карьера закончилась: «Стромболи» вывели из списков флота, «Этна» стал учебным кораблем, затем плавучим штабом и закончил службу в довольно почетной роли штабного корабля главнокомандующего действующим флотом в Таранто.
 
Можно подумать, что «маленький крейсер с большими пушками» окончательно стал фирменным продуктом Армстронга. На самом деле конструкторы фирмы, более чем активно занимавшейся еще и вооружениями, прекрасно понимали, что 10-дюймовки на столь небольшой платформе отнюдь не являются оптимумом. Начать с того, что каждый раз для заряжания их следовало разворачивать в диаметральной плоскости, чтобы снаряд массой свыше 200 кг можно было подать и дослать с помощью гидравлических механизмов.
 
В результате даже при идеальных условиях из главного калибра первых армстронговцев можно было выпускать один снаряд в 3 минуты — меньше, чем на больших броненосцах. В принципе, это оставалось более или менее приемлемым, но только до появления скорострельных орудий, которые могли бы пустить на дно небольшие и не слишком сильно защищенные корабли до того, как они попали бы в своего противника из 254-мм монстров. Поэтому рано или поздно все уцелевшие «эсмеральды» лишились своих устрашающих пушек с заменой их на более скромные, но и более эффективные 6-дюймовые скорострелки.
 
Сам Уильям Армстронг внимательно следил одним глазом за «оружейной модой», а другим — за своими потенциальными клиентами. И он смог предложить Италии очередной «хит»: первый крейсер, вооруженный только скорострельными орудиями,— знаменитый «Пьемонт».
 
Одним из непосредственных поводов для заказа этого корабля послужило то обстоятельство, что в 1886 году Италия приобрела на стапеле греческий крейсер «Саламина», также спроектированный конструкторами «Армстронга», вошедший в состав итальянского флота под названием «Догали». При водоизмещении 2100 т он имел 51-мм броневую палубу, скорость 19,25 узла, артиллерию из шести 152-мм и девяти малокалиберных скорострельных орудий — очень мощное вооружение для такого небольшого водоизмещения. Приобретение столь успешного корабля буквально вынудило итальянский флот вновь прибегнуть к услугам фирмы «Армстронг».
 
В заказе на «Пьемонте» главным требованием стояло создание боевого судна крейсерского класса с наибольшей скоростью при заданном водоизмещении. Честь разработки этого маленького шедевра принадлежит Уотсу, который в то время был главным корабельным инженером фирмы. Он же наблюдал за его постройкой на новой верфи в Эльсвике, выстроенной неподалеку от старого Уокера на деньги, вырученные от продажи разноообразных «эсмеральд».
 
«Продукт» удался в полной мере. При водоизмещении всего около 2,5 тыс. тонн «Пьемонте» нес столько же 6-дюймовых орудий, как и «Догали», но уже скорострельных; кроме того, еще аналогичное количество 120-миллиметровок. Всего его артиллерия насчитывала двенадцать скорострелок среднего калибра, номинально выпускавших столько же снарядов в минуту, сколько вся «вулканическая» четверка предшественников. Притом скорость на испытаниях достигла 22,3 узла — отличный показатель не только для 1889 года, но и десятилетие спустя. Неудивительно, что корпус оказался легковесным для столь мощной артиллерии, которую в начале 1890-х годов изменили, оставив пару 6-дюймовых и десять 4,7-дюймовых орудий. Однако и в таком виде «Пьемонте» оставался уникальным для своего времени (и не только!) боевым кораблем, открывшим Уильяму Армстронгу дорогу к новым вершинам и новым прибылям.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • КРЕЙСЕРА СТАНОВЯТСЯ «ЗАЩИЩЕННЫМИ»

    КРЕЙСЕРА СТАНОВЯТСЯ «ЗАЩИЩЕННЫМИ»В течение нескольких десятилетий после гражданской войны в США призраки удачливых рейдеров — вооруженных судов южан являлись постоянной головной болью для лордов британского Адмиралтейства. В случае войны с такими странами, как все те же Соединенные Штаты, или Франция, или, к примеру, Россия, возникала реальная угроза встретить в морях уже десятки неприятельских вспомогательных крейсеров. К тому же с годами характеристики возможных кандидатов в рейдеры постоянно повышались. Лучшие пароходы имели очень приличную скорость а судовладельцам государство специально приплачивало за более прочную конструкцию, позволявшую при необходимости устанавливать на них весьма солидные нарезные орудия калибром до 6 дюймов В таких условиях многочисленные корветы и шлюпы «владычицы морей» теряли техническое превосходство над импровизированными противниками. Конечно, за военными оставалось преимущество корабля с дисциплинированной и обученной командой, но его могло не хватить для уверенной победы в бою один на один. Требовалось какое-то решение, позволявшее «кадровым» крейсерам вновь вернуть свою доминирующую силу.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.