Морская коллекция

БРИТАНИЯ ОДЕВАЕТСЯ В БРОНЮ

24.03.2016

БРИТАНИЯ ОДЕВАЕТСЯ В БРОНЮК концу XIX века Англия осталась единственной из главных морских держав, все еще игнорировавших одну из основных тенденций в крейсерском кораблестроении — стремление прикрыть «тружеников океана» бортовой броней. Броненосные крейсера строили уже все: Франция, практически полностью отказавшаяся от палубной схемы защиты; Россия, чьи бронированные гиганты, — «Рюрик», «Россия» и «Громовой» произвели столько шума в коридорах Адмиралтейства, что его услышал «кораблестроительный вассал» Британии — Италия. Появились корабли этого класса и за океаном, в Соединенных Штатах. И в стремительно набиравшей скорость в военной гонке на море Германии уже закладывались мощные и хорошо защищенные боевые единицы.

 
Положение становилось, образно выражаясь, просто неприличным, хотя «владычица морей» могла позволить себе не слишком спешить. Специалисты считали, что здоровенные «коробки», такие, как «диадемы» или «Пауэрфул» с «Терриблом», противнику будет очень и очень непросто утопить в артиллерийском бою, несмотря на отсутствие бортовой брони. В общем, в их доводах присутствовал здравый смысл: при малых дистанциях боя (а ожидалось, что они будут не более двух миль) толстые наклонные скосы броневой палубы защищали механизмы и артиллерийские погреба даже лучше, чем вертикальные плиты равной толщины. Ну а разорванную фугасными снарядами бортовую обшивку английские адмиралы и капитаны вроде бы могли себе позволить, ведь это их противникам пришлось бы бегать от королевских крейсеров, которые в случае чего могли найти место для ремонта в многочисленных базах. Тем более что у моряков и конструкторов в памяти оставалась история с «первыми блинами» — «Уорспайтом» и «Империесом» и семеркой «Орландо», броневой пояс которых в результате строительной перегрузки оказался полностью под водой, превратив их в ухудшенных бронепалубников. Сказывалась и позиция главного конструктора флота, сэра Уильяма Уайта, считавшего узенький пояс не более чем лишней обузой для крейсера.
 
Однако подобные доводы и соображения натыкались на множество «если». А если бой произойдет-таки в самых удаленных частях земного шара, куда еще не дотянулась длинная рука британской короны? Или же полученный от затоплений незащищенных отсеков крен не позволит крейсеру продолжить погоню, заставит сбросить скорость или, хуже того, вообще не позволит использовать свою артиллерию? А вдруг это произойдет даже в своих водах, но на виду линейного флота противника, который успеет добить раненый корабль? Шансы подобного исхода возрастали по мере все большего внедрения скорострельной артиллерии среднего калибра Если раньше можно было ожидать немногочисленных попаданий, вовремя ликвидируя последствия каждого, то многочисленные шести-, пяти- и четырехдюймовки могли в течение получаса основательно издырявить «шкуру» даже такого «слона», как огромный «Пауэрфул».
 
В общем, проблема назрела. Ее решение оказалось на удивление простым и легким. Дело в том, что в отличие от кораблей других наций крупные британские крейсера 1-го класса строились настолько «просторно», что путем не слишком больших усилий в них удалось втиснуть еще и броневой пояс. К тому же новая сталь с большим содержанием никеля, закаленная по методу Круппа, позволила применить плиты меньшей толщины и, значит, при той же массе брони увеличить высоту броневого пояса. Теперь даже в случае перегрузки борт выше ватерлинии имел надежное прикрытие.
 
Как уже говорилось, Уайт пошел по простому пути, взяв за прототип первого английского «панцирника» нового поколения «Диадему». На протяжении 60% длины корпуса в центральной его части, защищая машины, котлы и погреба боезапаса, простирался броневой 152-мм пояс высотой почти 3,5 м. С носа и кормы броневую коробку замыкали траверзы 127-мм толщины. Естественно, папубную защиту пришлось сделать тоньше; она составляла теперь всего 37 мм, однако форма оставалась прежней — ее скосы у бортов спускались к нижней кромке пояса, а в средней части поднимались вверх на манер панциря черепахи. В носу, где дыры всегда представляли большую опасность, нежели в корме, также имелась бортовая броня, хотя значительно более тонкая — всего 51 мм. Считалось, что ее будет достаточно против фугасных снарядов. В задней части солидное 76-мм прикрытие получило рулевое отделение. Заодно с новой схемой защиты на крейсерах типа «Кресси» избавились от наиболее критикуемого недостатка «диадем»: отсутствия «пробивающей» артиллерии На них вновь вернули ставшие уже традиционными 234-мм орудия в башенных установках в носу и корме В итоге броненосные первенцы имели такое же вооружение, как огромный «Пауэрфул», но притом были на две с лишним тысячи тонн легче, да к тому же несли броневой пояс. А несколько увеличенная мощность машин позволила избавиться от неспешности «диадем», подняв скорость до 21 узла. Любопытно, что столь многочисленные и полезные усовершенствования «стоили» всего лишнюю тысячу тонн водоизмещения — около 8%.
 
Поскольку преимущества корабля с бортовой броней были очевидными, англичане разом покончили с постройкой слишком ненадежно защищенных бронепалубных гигантов. Правда, тут же возникла некоторая проблема с официальным назначением крейсеров I ранга нового типа. Мастодонты водоизмещением почти как у стандартного броненосца того времени теперь несли почти такую же броню (серия построенных чуть ранее «облегченных» броненосцев типа «Канопус» имела все то же 152-мм бортовое бронирование, хотя и более толстую броневую палубу), поэтому возник соблазн «приписать» их к главным силам флота. Действительно, «Кресси» и последующие большие броненосные крейсера номинально предназначались в качестве разведывательных сил линейных эскадр, пригодных к коротким стычкам с броненосцами неприятеля Однако риск получить 12-дюймовый снаряд оставался большим, а слабая по калибру артиллерия вряд ли могла нанести серьезный ущерб солидно защищенному противнику. Весьма значительное общее количество новых крейсеров 1-го класса говорит о том, что Адмиралтейство преследовало прежде всего все ту же традиционную цель — борьбу с аналогичными боевыми единицами противника везде и всегда, в эскадренном строю или в одиночных стычках в дальних морях.
 
В следующей серии броненосных крейсеров, типе «Гуд Хоуп», отчетливо проявились все эти противоречия. Адмиралтейство пошло на дальнейшее увеличение водоизмещения, стремясь придать новым кораблям более высокие боевые качества. Однако реальной прибавкой стала только скорость Если лучший из предшественников, «Хог», сумел достичь на испытаниях 22 узлов (а худший, головной «Кресси», только 20,8 узла), то все «гуд хоупы» на первых же пробах легко превысили 23 узла, а рекордсмен «Дрейк» развил в одном из пробегов свыше 24,5 узла — великолепный результат для 1903 года. Ценой этих достижений стали дополнительные 2200 т водоизмещения; правда, конструкторам удалось добавить еще четыре 6-дюймовки, сравняв вооружение с окончательным вариантом «белых слонов» «Пауэрфула» и «Террибла». Практически одинаковым у этих двух типов гигантов были и водоизмещение, и главные размерения. Преимуществами являлись бортовая защита (практически полностью повторявшая «Кресси») и более высокая скорость.
 
Британцев в новых крейсерах устраивало практически все, кроме самого главного корабли такого размера никак не могли быть дешевыми и, значит, их количество даже у богатейшей империи мира было ограниченным. Между тем потенциальные противники — Россия, Франция, Германия — строили крейсера меньшего размера, которые, тем не менее, стали бы слишком опасными противниками для английских «второклассников», например, русские 6-тысячники — «Варяг», «Аскольд», «Богатырь». В результате в стратегии защиты морских путей у Англии появлялась серьезная брешь, которую требовалось срочно закрыть новым типом крейсеров.
 
И ответ оказался действительно своевременным По специальному дополнению к программе 1898 — 1899 годов предусматривалась постройка первой пары «крейсеров-защитников», общее число которых должно было достичь двух десятков. Конструкторы пошли по привычному пути, взяв за прототип все тот же удачный «Кресси», пересмотрели приоритеты Первой жертвой пала собственно броневая защита. Толщину плит бортового пояса уменьшили в полтора раза, пострадала и защита артиллерии Исчезли и 234-миллиметровки, уступив место 6-дюймовкам в двухорудийных башнях с электроприводом. Принятое решение оказалось неудачным, башенные орудия имели меньшую скорострельность, а точность стрельбы оставляла желать лучшего. По оценкам специалистов, такая двухорудийная установка по эффективности равнялась одиночному палубному или казематному орудию. Справедливости ради стоит заметить, что подобные неудачи являлись общими для всех первых образцов среднекалиберных двухорудийных башен, достаточно вспомнить наши неприятности с «Богатырем» и «Олегом». Впоследствии инженерам удалось постепенно вылечить все «детские болезни», и спаренные башенные установки стали классическим типом вооружения крейсеров. Но на это требовалось время и время.
 
 
88. Броненосный крейсер «Кокрейн» (Англия, 1907 г.)
 
Строился на верфи ВМФ в Пемброке. Водоизмещение 13 550 т, максимальная длина 154,08 м, ширина 22,40 м, осадка 7,92 м Мощность двухвальной паросиловой установки 23 000 л.с., скорость 23 узла. Вооружение: шесть 234-мм, четыре 190-мм и двадцать шесть 47-мм орудий, три 457-мм торпедных аппарата. Бронирование: главный пояс — 76 — 152 мм, верхний пояс —152 мм, палуба — 25 — 37 мм, траверзы — 51 мм и 152 мм, башни—114—190 мм, барбеты—152 мм, рубка — 254 мм. Всего в 1906—1907 гг. построено четыре крейсера: «Уорриэр», «Кокрейн», «Наталь» и «Ахиллес». «Уорриэр» погиб в мае 1916 г. в Ютландском бою, «Наталь» — от внутреннего взрыва в декабре 1915-го, «Кокрейн» в результате навигационной аварии в 1918-м, «Ахиллес» сдан на слом в 1921 г.
 
89. Броненосный крейсер «Дрейк» (Англия, 1903 г.)
 
Строился на верфи ВМФ в Пемброке. Водоизмещение 14 150 т, максимальная длина 162,61 м, ширина 21,74 м, осадка 7,92 м. Мощность двухвальной паросиловой установки 30 000 л.с., скорость 23,5 узла. Вооружение: два 234-мм, шестнадцать 152-мм, четырнадцать 76-мм и три 47-мм орудия, два 457-мм торпедных аппарата Бронирование, пояс — 51 — 152 мм, палуба — 25 — 37 мм (63 мм над румпельным отделением), траверзы—127 мм, башни и барбеты—152 мм, казематы—127 мм, рубка — 305 мм. Всего в 1902—1903 гг. построено четыре крейсера: «Дрейк», «ГудХоуп», «Кинг Альфред» и «Левиафан» «Гуд Хоуп» погиб в ноябре 1914 г. в бою при Коронеле, «Дрейк» — в октябре 1917 г. от торпед германской подводной лодки U-79, остальные сданы на слом в 1920 г.
 
90. Броненосный крейсер «Хэмпшир» (Англия, 1905 г.)
 
Строился на верфи ВМФ в Чатаме. Водоизмещение 10 850 т, максимальная длина 144,32 м, ширина 20,88 м, осадка 7,32 м Мощность двухвальной паросиловой установки 21 000 л.с., скорость 22 узла. Вооружение: четыре 190-мм, шесть 152-мм, два 76-мм, восемнадцать 47-мм орудий, два 457-мм торпедных аппарата. Бронирование: пояс — 51 —152 мм, палуба — 19 — 51 мм, траверз— 127 мм, башни— 127 мм, барбеты — 152 мм, казематы—152 мм, рубка — 305 мм. Всего в 1905 г. построено шесть крейсеров «Хэмпшир», «Энтрим», «Арджайл», «Карнарвон», «Девоншир» и «Роксборо», «Хампшир» погиб на мине в июне 1916 г., «Арджайл» в результате навигационной аварии в октябре 1915 г., остальные сданы на слом в 1921 — 1922 гг.
 
Названные именами графств Великобритании, новые защитники торговли вызвали очередную волну критики, отчасти вполне обоснованной. В то же время частные фирмы, прежде всего знаменитый Армстронг, сумели вместить в то же водоизмещение (а «каунти» никак нельзя было назвать маленькими; их размер приближался к десяти тысячам тонн) много больше брони и вооружения. Так, построенные для Японии «асамы» имели почти вдвое большую массу бортового залпа (772 кг против 408) и при этом значительно более мощную броню — 178-мм пояс против 102-мм.
 
Но Адмиралтейство не могло отказаться от главных своих требований его «охотники» всегда должны были быть мореходными, скоростными, дальними и иметь крепкий корпус. Во всех этих не всегда заметных на первый взгляд элементах «истинные британцы» превосходили внешне очень броский и эффектный экспортный вариант И действительно, уже в ходе русско-японской войны скорость армстронговских «изделий» на практике не превышала 18 узлов, тогда как «графства» довольно бодро бегали и 10 лет спустя, в Первую мировую войну, развивая иногда более 24 узлов Их бронирование оказалось вполне достаточным в дуэльных поединках с германскими крейсерами, вооруженными 105-мм орудиями. Так, «Кент» в бою с немецким «Лейпцигом» около Фолклендских островов в 1914 году получил более 40 попаданий, но отделался только легкими повреждениями, полностью «разделав» своего противника. Аналогично «Корнуолл» поступил с «Нюрнбергом», понеся еще меньшие потери.
 
Тем не менее для «большого боя» первые «каунти» не годились, прежде всего из-за отсутствия мощных орудий. Поэтому в следующей серии конструкторы предприняли попытку исправить недостаток, снабдив «Девоншир» и его «сестричек» новыми 190-мм пушками в одноорудийных башнях Две из них заменили неудачные спарки в носу и корме, а еще пару разместили в носовых казематах, сильно заливавшихся водой на полном ходу. На крейсера вернули 6-дюймовый пояс, но зато, наконец, исчезли бесполезные в бою с равным противником трехдюймовки, упорно устанавливавшиеся на всех предыдущих типах, включая «кенты» В результате удалось уложиться в дополнительную тысячу тонн водоизмещения, но в число убытков, увы, попала скорость. Хотя на испытаниях практически все «каунти» второй серии развили около 23 узлов, на службе они не были так резвы. В результате в бою у Фолкпендов «Карнарвон» далеко отстал от своих «младших братьев» и отличился в качестве наиболее бесполезной единицы британской эскадры.
 
Оба типа «Каунти» стали последними большими крейсерами, построенными под руководством сэра Уайта. В начале XX века его в качестве главного конструктора флота сменил активно поработавший на Армстронга Филипп Уоттс. Это не замедлило сказаться на внешнем виде и стиле британских крейсеров, прежде всего как раз броненосных. Первенцами Уоттса стала пара — «Блэк Принс» и «Дюк оф Эдинборо». Сохранив четыре традиционные трубы, внешне они стали заметно ниже предшественников. С палубы окончательно исчезли практически все «излишества»: мощный фальшборт, раструбы вентиляционных шахт, мостики и переходы. Так новый главный конструктор хотел снизить площадь цели и предотвратить разрывы фугасных снарядов на всех «выступающих предметах». Претерпела изменения и артиллерия, как по составу, так и по расположению. Теперь ее основу составляли 234-мм орудия в одиночных башнях, в носу и корме и попарно по бортам Уоттс отнюдь не являлся любителем двухэтажных казематов, ставших визитной карточкой У.Уайта, справедливо считая, что «нижний этаж» всегда будет мокрым. Однако он попал в ту же ловушку: проект предусматривал десять шестидюймовок, которые требовалось как-то разместить. Единственным пригодным местом стал обширный каземат в центральной части корпуса. В принципе, он заметно увеличивал площадь сплошного бронирования борта, что являлось явным плюсом. Но, поскольку высота надводного борта снизилась на целую палубу по сравнению с предшественниками, весь каземат попал почти в точно такое же положение, как пресловутые «мокрые» казематы нижнего этажа у кораблей Уайта. И действительно, на службе при плохой погоде волны часто не только заливались в амбразуры, но и свободно гуляли по «крыше» (она же верхняя палуба в средней части корпуса). Правда, высокий полубак позволял прекрасно держать на том же волнении высокую скорость Наконец-то английские броненосные крейсера получили полный пояс по ватерлинии. В носу и корме он утоньшался до 76 мм, но простирался теперь от форштевня до ахтерштевня Притом машины и погреба в средней части корпуса прикрывались дополнительно еще и траверзами, естественно, довольно тонкими (51 мм). Уоттс всегда старался придерживаться принципа эквивалентности защиты, когда суммарная толщина всех преград для снаряда на любых направлениях оставалась бы примерно одинаковой.
 
Носившие во всем печать высокой рациональности, крейсера Уоттса не избежали одного весьма странного конфуза. Полностью вытравив последние трехдюймовки, главный конструктор зачем-то оставил на надстройках и даже на башнях главного калибра два с лишним десятка маломощных и уже совершенно бесполезных 47-мм скорострелок. Хотя их полная непригодность для борьбы с эскадренными миноносцами окончательно выяснилась только в русскояпонскую войну (а «Блэк Принс» и его «систершип» заложили в 1903 году), ситуация не оставляла сомнений и до проверки практикой. Более того, расположенные совершенно открыто, они имели мало шансов уцелеть после артиллерийского боя, когда атаки на поврежденный корабль становились наиболее вероятными. Впрочем, новые крейсера уже вполне отчетливо предназначались для действий в составе «большого флота», где в таком случае о их безопасности должны были заботиться собственные эсминцы и малые крейсера.
 
Неудачный «мокрый» каземат выглядел грубым мазком на общем фоне уоттсовской рациональности Поэтому на следующих четырех единицах этой полусерии, заложенных в конце 1903 — начале 1904 года, «Уорриэр», «Наталь», «Кокрейн» и «Ахиллес», казематная броня осталась, но орудийные порты исчезли, уступив место четырем 190-мм орудиям, также размещенным в одиночных башнях по бортам между установками главного калибра Теперь корабли могли эффективно использовать всю свою артиллерию практически в любую погоду, да и состояла она к тому же только из пушек, пробивающих броню значительной толщины. В лице «уорриэров», казалось бы, Британия получила, наконец, сильный броненосный крейсер, вполне пригодный для действий вместе с менее быстроходными броненосцами.
 
Однако в истории кораблестроения не раз складывалась ситуация, когда целые классы кораблей, зачастую старательно «вылизанные» и доведенные чуть ли не до совершенства, просто исчезали из числа полезных боевых единиц первой линии. Именно так произошло с броненосными крейсерами. Их буквально «вымели» с ведущих позиций новые линкоры-дредноуты и линейные крейсера, а другого места в боевых порядках флота им так и не нашлось. Поэтому неудивительно, что английские «поясные» крейсера I класса в ходе Первой мировой войны оказались исключительно жертвами и мишенями, показав минимальную эффективность Из 22 единиц на дно отправилась почти половина — девять, унеся с собой около четырех с половиной тысяч человек. Из них только «Гуд Хоуп» погиб в бою с германскими «одноклассниками» у Коронеля (показав, кстати, что его защита оказалась все же слабой против германских 210-мм орудий) Тройку «Кресси», «Абукир» и «Хоуг», почему-то выбранную Адмиралтейством для дозора в Ла-Манше, последовательно потопила в течение часа старая и маленькая германская подводная лодка U-9, записав на свой счет одну из наиболее блистательных побед среди субмарин Другой жертвой подводного врага стал «Дрейк». В Ютланде грозные с виду броненосные крейсера адмирал Джеллико выделил в завесу перед своими линкорами. Там они попали под огонь немецких дредноутов, не успев вовремя уйти с пути главных сил — им просто не хватило скорости «Уорриэр» получил при этом 12 крупнокалиберных снарядов, полностью потеряв ход. С него хотя бы удалось снять команду (крейсер затонул при попытке буксировки на следующий день после сражения). А вот поврежденный «Блэк Принс» весь вечер блуждал по полю боя, а ночью вышел на германскую боевую линию и был отправлен на дно буквально в течение пяти минут, растерзанный в дополнение внутренними взрывами. Спустя всего пять суток так же почти со всей командой погиб на мине «Хэмпшир», на котором следовал с важнейшей миссией в Россию фельдмаршал Китченер. Список тяжелых и бесполезных потерь дополняют взорвавшийся в собственном порту «Наталь» и наскочивший на скалы «Арджайл». Притом «первоклассным» броненосным крейсерам не довелось утопить или существенно повредить ни одного неприятельского корабля, в отличие от своих меньших братьев — «охотников», оказавшихся неожиданно полезными и востребованными в отдаленных морях и океанах И дело тут не в недостатке боевых качеств, а в политике командования, не сумевшего вовремя перестроиться и активно использовать сильнейшие в своем классе, но уже не пригодные для «большого боя» корабли для той же охоты за германской эскадрой адмирала Шпее.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • КАРОНАДА - СТО ЛЕТ БЕЗУПРЕЧНОЙ СЛУЖБЫ НА ФЛОТЕ

    КАРОНАДА - СТО ЛЕТ БЕЗУПРЕЧНОЙ СЛУЖБЫ НА ФЛОТЕВ 1774 году все морские державы громом артиллерийской канонады облетело сенсационное известие - в Англии появилось новое орудие потрясающей разрушительной силы. Разумеется, туда сразу же последовали запросы: что за орудие, чем и как стреляет? Англичане вежливо и с присущим им своеобразным юмором отвечали, что познакомиться с новым орудием можно только в бою, но вряд ли стоит следовать этому совету, поскольку о полученных впечатлениях уже никто не узнает...

Комментарии 

 
+1 #1 Михаил 04.11.2014 21:07
"...потопила в течение часа старая и маленькая германская подводная лодка 11-9..."
Может быть, U-9?
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.