Морская коллекция

ЧУДЕСА ОТ «АРМСТРОНГА»

05.01.2015

ЧУДЕСА ОТ «АРМСТРОНГА»Мы оставили сэра Уильяма Армстронга и его конструкторов, принадлежавших к элите британского кораблестроения, в тот момент, когда фирма выходила на широкую дорогу. После завершения строительства нового завода в Эльсвике главный экспортер военных кораблей конца XIX века смог наконец развернуться в полную силу.

 
Несомненный успех вооруженного скорострелками крейсера «Пьемонта»—небольшого и относительно недорогого, сподвиг заводчика на рискованный шаг. В 1887 году на новой верфи заложили следующий крейсер, который должен был намного превзойти своего предшественника. Риск же состоял в том, что фирма не имела в это время никакого заказа! Однако Армстронг уверился в способностях своей фирмы строить лучшие в мире крейсера и практически не сомневался, что его новое творение под странным названием «Никотея» обязательно найдет сврего покупателя. И не ошибся. Вскоре после начала постройки аргентинское правительство закупило корабль, дав ему название «Бентесинко де Майо» в переводе—«25 Мая». От «Пьемонта» он отличался более солидными размерами, а как выяснилось позже—и мореходностью, а, главное—очень сильным вооружением. В оконечностях на чуть приподнятых полубаке и полуюте заняли свое место два тяжелых орудия калибром 210 мм, по иронии судьбы, изготовленные главным орудийным конкурентом—немецким «пушечным королем» Круппом (на этом настояли аргентинцы), а по бортам—традиционные армстронговские 120-мм скорострелки. «25 Мая» получил впечатляющую защиту: скосы палубы имели толщину от 88 до 114 мм, вдоль всего борта устанавливался коффердам и располагались угольные ямы. И без того выдающийся крейсер мог бы стать еще и первым броненосным: руководство фирмы предложило дополнительно установить по ватерлинии броневой пояс, чтобы получить дополнительную защиту от фугасных снарядов, а конструкторы обещали втиснуть его ценой очень небольшого роста водоизмещения. Однако заказчики не хотели платить и ждать. Впрочем, и в реальном виде «продукт» получился очень удачным. На испытаниях он без всякой форсировки развил ход, превысивший 21 узел, а искусственное дутье добавило еще почти полтора. «Бентесинко де Майо» стал самым скоростным крейсером своего времени. И притом, взяв полный запас топлива, мог пройти до 8000 миль экономическим ходом. Сочетание столь высоких качеств при водоизмещении корабля всего 3200 т полностью подтвердило претензии фирмы на мировое лидерство в строительстве крейсеров.
 
Для Армстронга наступил звездный час. Небольшие страны, только начинавшие создавать современные флоты, из соображений престижа захотели иметь такие же корабли, тем более, что это позволяла их стоимость. (Такая же ситуация четверть века спустя повторилась с дредноутами). Заказы на эльсвикские крейсера посыпались как из рога изобилия.
 
Аргентинцы пожелали иметь улучшенный «25 мая», вооруженный только скорострельной артиллерией. Пожалуйста. Филипп Уоттс—главный конструктор фирмы «Армстронг» спроектировал для них «Нуэве де Хулио»—в переводе «9 июля». Новый корабль имел скорострельные 152-мм орудия вместо нескорострельных орудий Круппа, а также дополнительную пару новомодных торпедных аппаратов. На испытаниях на мелководье при естественной тяге он развил ход 22,7 узла, и специалисты говорили, что на большой воде скорость превысила бы и 23 узла.
 
К латиноамериканским крейсерам внимательно присматривались на другой стороне Тихого океана, в Японии. Готовясь к войне с Китаем, «флотские самураи» хотели приобрести не только сильный и дешевый корабль, но еще и получить его очень быстро. И вновь—пожалуйста. Все тот же Уоттс несколько доработал аргентинский проект, полностью сохранив вооружение «Нуэве де Хулио», но несколько увеличив размеры и мощность машин. В феврале 1892 года состоялась закладка корабля, спустя 10 месяцев корпус спустили на воду, еще через восемь месяцев состоялись приемные испытания, а в сентябре 1893 года «Есино» (так назвали японский крейсер) вошел в строй.
 
Снова армстронговские инженеры поставили сразу два рекорда: в быстроте постройки и максимальной скорости корабля. В тот момент он являлся самым быстроходным крейсером мира, развив 23 узла уже без всяких оговорок на глубину.
 
Но для Японии куда более важным компонентом явилась его современная артиллерия. Во время китайско-японской войны он стал флагманским кораблем «летучей эскадры» адмирала Цубои. Его роль в этом сражении трудно переоценить: армстронговские скорострелки буквально забросали снарядами китайские броненосцы, заставив их отступить. Сам «Есино», хотя и шел во главе колонны, получил только небольшие повреждения. Зато судьба сурово обошлась с ним во время русско-японской войны, когда он принимал участие в блокаде Порт-Артура. 15 мая 1904 года крейсер находился в составе сил блокады Порт-Артура и ночью попал в плотный туман. Во время очередного поворота его протаранил броненосный крейсер «Касуга», и «Есино» пошел ко дну с большей частью своей команды.
 
Успехи Армстронга продолжали выстраиваться в цепочку. Спустя 5 лет столь хорошо зарекомендовавший себя корабль захотела иметь Португалия, чей флот к тому времени находился в жалком состоянии. Армстронг предложил практически аналог «Есино», добавив новшество: водотрубные котлы. «Дон Карлос I» стал первым эльсвикским крейсером с котлами нового типа. Эксперимент полностью удался, но почему-то больше не повторялся знаменитой фирмой, охотно применявшей все другие новшества. Последние «эльсвики» упорно сохраняли старые цилиндрические котлы, более тяжелые и непрактичные в тех случаях, когда корабль должен был экстренно дать ход. Сам же «Карлос» надолго стал единственным полноценным португальским боевым кораблем. Он принял заметное участие в революции, произошедшей в октябре 1910 года, приведшей к крушению монархии; «в награду» его название изменили: он стал называться «Альмиранте Рейс». Только в 1923 году корабль исключили из списков; тогда Португалия предприняла очередную попытку обновления флота.
 
Вернемся, однако, в Латинскую Америку. Постоянный оппонент Аргентины—Чили, не могла оставаться безразличной к появлению у «вероятного противника» отличных крейсеров. Что же, сэр Уильям Армстронг и Филипп Уоттс были готовы удовлетворить любые запросы. Чилийцы потребовали, чтобы их корабль имел более сильную артиллерию, и со стапелей Эльсвика в 1893 году сходит «Бланко Энкапада». В отличие от «25 мая» и его «ближних родственников» с их полубаком и полуютом этот крейсер имел гладкую палубу, а для сохранения мореходности высота борта заметно возросла. Причина такого решения состояла в большом количестве тяжелых пушек. В оконечностях, как и на «аргентинце», стояли крупнокалиберные для этого класса 203-мм орудия, но, в отличие от старых крупповских, скорострельные. В бортовых установках располагался десяток 6-дюймовок, которые при старой конфигурации борта сильно заливались бы водой. Интересным отличием стало расположение передней мачты, которая находилась впереди мостика. Тем самым управление кораблем максимально возможно отдалялось от носового 203-мм орудия, чтобы уменьшить воздействие ударной волны пороховых газов. Это расположение было повторено на более поздних эльсвикских крейсерах-«чилийцах»—«Эсмеральде» и «Буэнос Айресе», а также «китайцах»—«Хай Чи» и «Хай Чжене».
 
Чилийцам очень понравились новые приобретения. Настолько, что моряки далекой страны пожелали, чтобы ... им создали еще более мощный корабль—сильнее защищенный и пригодный для боя с предполагавшимися бронированными «аргентинцами». Конструкторы Армстронга принялись за разработку нового проекта. Вторая эльсвикская «Эсмеральда» открыла новую страницу в истории кораблестроения. К этому времени французы, построив «Дюпюи-де-Лом», сделали попытку вернуться к идее броненосного крейсера, благо позволял прогресс в металлургии—броня той же прочности могла быть получена при значительно меньшем весе, чем 15—20 лет назад. На французском крейсере был забронирован практически весь борт, но во избежание излишнего увеличения водоизмещения пришлось ограничиться толщиной пояса всего 100 мм, что в середине 90-х годов XIX века представлялось недостаточным. Действительно, с учетом качества борт «Лома» на малых дистанциях мог пробиваться даже 6-дюймовками.
 
ЧУДЕСА ОТ «АРМСТРОНГА»
 
70. Бронепалубный крейсер «Нуэве де Хулио» (Аргентина, 1893 г.)
 
Строился на верфи Армстронга в Эль-свике. Водоизмещение 3600 т, длина между перпендикулярами 107,90 м, ширина 13,41 м, осадка 5,01 м. Мощность двухвальной паросиловой установки тройного расширения 10 500 л.с., скорость 21,7 узла (на испытаниях с форсировкой до 14 500 л.с.—22,7 узла). Вооружение: четыре 152/40-мм и восемь 120/40-мм скорострельных орудий, двенадцать 47-мм малокалиберных (проектом предусматривались двенадцать 37-мм пушек), пять 457-мм торпедных аппаратов. Бронирование: палуба 45 — 37 мм, на скосах 88—114 мм, щиты орудий — 51 мм, рубка— 102 мм. Исключен из состава флота в 1930 г.
 
71. Бронепалубный крейсер «Бланко Энколадо» (Чили, 1894 г.)
 
Строился на верфи Армстронга в Эль-свике. Водоизмещение 4600 т, длина между перпендикулярами 112,78 м, ширина 14,17м, осадка 5,56 м. Мощность двухвальной паросиловой установки тройного расширения 9500 л. с., скорость 21,7 узла (на испытаниях с форсировкой до 14 500 л.с.— 22,8 узла). Вооружение: два 203/45 и десять 152/40-мм скорострельных орудий, двенадцать 47-мм и двенадцать 37-мм малокалиберных, пять 457-мм торпедных аппаратов. Бронирование: палуба 45 мм, на скосах 76—102 мм, щиты орудий 152 — 51 мм, рубка—152 мм. В 1920 г. модернизирован и превращен в океанский учебный корабль. Исключен из состава флота в 1946 г.
 
72. Броненосный крейсер «Эсмеральда» № 2 (Чили, 1896 г.)
 
Строился на верфи Армстронга в Эльсвике. Водоизмещение 7000 т, длина между перпендикулярами 132,89 м, ширина 16,21 м, осадка 6,18 м. Мощность двухвальной паросиловой установки тройного расширения 16 000л. с., скорость 22,3 узла (на испытаниях 18 000 л.с.—23 узла). Вооружение: два 203/45, шестнадцать 152/40-мм и восемь 76-мм скорострельных орудий, три 457-мм торпедных аппарата. Проектом вместо восьми 76-мм, предусматривались восемь 57-мм, десять 47-мм и четыре автоматических 37-мм пушки Максима. Бронирование: пояс и траверзы (броня Гарвея) 152 мм, палуба 25 — 51 мм, на скосах 76— 102 мм, щиты орудий 51 — 114 мм, рубка —203 мм. Четыре 152-мм орудия в надстройках сняты во время капремонта в 1910 г. Исключен из состава флота в 1946 г.
 
Поэтому «армстронговские чародеи» попытались вернуться к системе защиты, используемой на броненосцах, где броня усиливалась над наиболее важными частями корабля. Так на первом броненосном крейсере нового типа—второй «Эсмеральде» появился довольно толстый, но вынужденно узкий броневой пояс. Другой отличительной характеристикой стала многочисленная даже для «эльсвиков» артиллерия: на палубе корабля разместились восемнадцать скорострельных орудий: два из них—8-дюймовых, остальные 6-дюймовые. (Этот рекорд по части артиллерии в своем классе «чилиец» поделил со своими потенциальными противниками—аргентинскими крейсерами типа «Гарибальди».) Излишне говорить, что очередной армстронговский суперкрейсер стал рекордсменом скорости, развив 23 узла уже при естественной тяге, без всякой форсировки. Еще один рекорд второй «Эсмеральды» остался чисто фирменным: она стала самым длинным из эльсвикских крейсеров.
 
Неудивительно, что такой корабль произвел настоящий фурор, причем не только в далекой Латинской Америке. Не без участия Армстронга частично бронированный новый крейсер разрекламировали как самый мощный в мире на том основании, что он имеет еще наибольший вес выстреливаемых в одну минуту снарядов. «Горячие головы» даже предлагали заменить броненосцы многочисленными «эсмеральдами». Однако в действительности все было не так просто и не так здорово. Перегрузка артиллерией и слишком тяжелая для такого водоизмещения броня привели к тому, что даже при умеренном волнении носовое 203-мм орудие практически не могло стрелять. К тому же строителям не удалось удержаться в рамках проекта, и над ватерлинией возвышалась только узкая полоска броневого пояса—чуть больше полуметра. А при полном запасе угля вся бортовая броня погружалась в воду. Кроме того, из-за относительно легкой конструкции вторая «Эсмеральда» не вполне отвечала одному из важнейших требований, предъявляемых к крейсерам,—корабли этого класса должны были хорошо себя чувствовать в море в любую погоду. Если же речь вести о сражении, то защита орудийных расчетов только щитами могла дорого стоить экипажу, В общем, даже столь примечательному и мощному кораблю рекомендовали воздерживаться от «большого боя» с броненосцами.
 
Отчасти поняв это, а в некоторой степени и от дороговизны, чилийцы перешли на меньшие по размеру корабли, не меняя своего любимого поставщика. Уоттс выполнил очередное требование, создав крейсер с чуть более умеренными характеристиками, но сильно вооруженный и ничем не уступающий «майским» и «июльским» аргентинским соперникам. «Министре Зентено» при своих 3450 тоннах водоизмещения нес восемь шестидюймовок, не считая малокалиберных орудий, и мог развивать скорость несколько больше 20 узлов. Спущенный на воду в 1896 году, он, как и подавляющее большинство эльсвикских крейсеров, прослужил очень долго и был исключен из состава флота только в 1931 году.
 
Дешевый и удачный проект привлек внимание еще одного потребителя из Латинской Америки—Бразилии. Самая большая страна континента переживала в конце XIX века, как и ее флот, не лучшие времена. Поэтому три однотипных крейсера: «Амазонас», «Апьмиранте Баррозо» и «Альмиранте Абреу», отличавшиеся от «Зентено» только составом вооружения (вместо восьми 6-дюймовок предполагалось установить шесть таких орудий и плюс к ним четыре 120-мм), могли стать ядром бразильского флота. Однако в 1895 году разгорелась война между Соединенными Штатами Америки и Испанией. Североамериканцы испытывали серьезный дефицит в крейсерах и искали подходящие единицы по всему свету. Так, в первый и последний раз, США «снизошли» до продукции британской фирмы, перекупив у Бразилии два из трех кораблей серии, на которые у заказчика не хватало денег. «Баррозо» благополучно пережил финансовый кризис и покусительство могущественного северного соседа, а «Амазонас» и «Абреу», переименованные в «Нью Орлеан» и «Олбани», прошли перевооружение в Штатах на шестидюймовки американских моделей и реально были готовы к бою уже только к концу испано-американской войны. Надо сказать, что американцы остались довольны качеством продукции Армстронга и продержали их в строю свыше 30 лет, из них 20—на очень активной службе. «Нью Орлеан» успел принять участие в блокаде эскадры Серверы у Сантьяго, а «Олбани» возглавлял «экспедицию» по свержению правительства в Никарагуа. Роль захватчика вообще стала характерна для этого крейсера: уже на закате активной карьеры после Первой мировой войны он принял участие в оккупации Владивостока.
 
Между тем сэр Армстронг продолжил рискованную политику закладки крейсеров без определенного заказчика, рассчитывая на то, что качественная продукция все равно найдет своего потребителя. Филипп Уоттс решил создать несколько уменьшенную (а значит, более дешевую) копию «Бланко Энкалады», использовав все технические новшества. Заложенный в 1896 году корпус строился не спеша, и только в 1902 году уже практически готовый крейсер обрел хозяина. Вновь не смогли удержаться от возможности пополнить свой флот еще одним рекордсменом чилийцы. «Чакабуко» (так назвали они новый крейсер) был легче «Энкалады» на 400 т и формально имел почти такое же вооружение, но его 8-дюймовки были новой модели. Скорость же при форсировке достигла новой знаковой цифры—24 узла. Последний бронепалубный крейсер чилийского флота поставил еще один рекорд, прослужив полвека—до 1952 года! Причем совсем не формально: уже в 1941 году он прошел обширную модернизацию с заменой артиллерии и надстроек. Вообще чилийцы извлекли, пожалуй, наибольшую пользу из сотрудничества с фирмой. Им достались самые совершенные для своего времени крейсера (еще об одном, броненосном «О'Хиггинсе» мы расскажем впоследствии), но все—в единственном экземпляре. Трудно представить себе, как бы они могли взаимодействовать в бою, но самая маленькая страна «большой южноамериканской тройки» (Бразилия, Аргентина, Чили) поддерживала свой пестрый эльсвикский флот в неплохом состоянии в течение многих лет.
 
Их традиционные соперники, аргентинцы, пошли по несколько другому пути, заказав сразу большую серию броненосных крейсеров в Италии. Однако не забыли они и об Армстронге, заказав в 1893 году аналог «Бланко Энкалады»—«Буэнос-Айрес». Он имел такой же гладкопалубный корпус, но другой состав вооружения: пару 8-дюймовок, четыре 152- и шесть 120-миллиметровок. Как и все «эльсвики», новый аргентинский крейсер показал прекрасные скоростные качества (23 узла без форсировки). Из опыта японо-китайской войны в ходе постройки конструкторы решили максимально разгрузить корабль от «верхних» весов; в частности, его боевые марсы основательно снизились по высоте мачт. Уже в ходе службы крейсер разгрузили еще больше, облегчив марсы и сняв щиты с орудий. Как и его коллеги, «Буэнос-Айрес» прожил долгую жизнь, дослужив до 1931 года.
 
В результате деятельности знаменитой британской фирмы Чили и Аргентина получили от той основную (и наиболее боеспособную) часть своих флотов. А вообще за 28 лет фирма Армстронга построила 51 крейсер самым разным странам, от Китая до Турции. «Позабытым» оставался только британский флот, и виной тому был не титулованный заводчик. Консервативное Адмиралтейство не признавало его продукцию, считая, что эльсвикские крейсера построены слишком легко и не обладают достаточной мореходностью. Кроме того, в военно-морских кругах ходили слухи о том, что рекордные скорости достигаются за счет максимального облегчения кораблей для испытаний и использования самого качественного угля и специально обученных кочегаров. Однако долгая и успешная служба с многочисленными походами опровергает упреки в недостаточной прочности—ни один из крейсеров малых стран не испытывал никаких проблем. Что касается испытаний, то мухлевали все фирмы и государственные заводы, и не только в Англии. Более того, как-то забастовка кочегаров заставила фирму Армстронга использовать мало подготовленную чилийскую команду, но результат все равно оказался весьма высоким. Адмиралтейство все же выдавало заказы заводу в Эльсвике, но строились там только стандартные крейсера по проектам других, более именитых фирм. Но влияние блестящих конструкторов фирмы сэра Армстронга на мировое кораблестроение несомненно. Инженерам государственных верфей «владычицы морей» и стран-конкурентов приходилось приглядываться к каждой из двух знаменитых «эсмеральд», к бронепалубным скороходам и к броненосным шедеврам, построенным для Японии, о которых мы тоже еще расскажем позже.
 
Уильям Армстронг не зря отказался от карьеры юриста. Он и сам являлся талантливым инженером и обладал отличным чутьем на новинки, умел привлекать в свою фирму талантливых людей. Его имя с полным правом занимает почетное место в истории кораблестроения.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • ЭСМИНЕЦ «СМЕЛЫЙ»
    ЭСМИНЕЦ «СМЕЛЫЙ»К началу второй мировой войны советские эскадренные миноносцы и лидеры по своим боевым тактико-техническим характеристикам превосходили лучшие корабли таких же классов, построенные в других странах. Эсминцы типов «Гневный» и «Сторожевой» и лидер типа «Ленинград» были вооружены 130-мм орудиями, трех- и четырехтрубными торпедными аппаратами, спаренными зенитными автоматами, пулеметами, имели параван-охранители, несли на борту глубинные бомбы и мины заграждения. По мощности артиллерийского залпа и дальности стрельбы эти корабли имели значительное преимущество перед новейшими в то время германскими эсминцами серии 2 и американскими типа «Бристоль».

Комментарии 

 
0 #1 антон 21.08.2016 14:47
"Им достались самые совершенные для своего времени крейсера (еще об одном, броненосном «О'Хиггинсе» мы расскажем впоследствии), но все—в единственном экземпляре. Трудно представить себе, как бы они могли взаимодействова ть в бою..." - скорость одинаковая, вооружение тоже, в чем проблема?
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.