Морская коллекция

ДОЛГОИГРАЮЩАЯ БУКВА

11.11.2016

ДОЛГОИГРАЮЩАЯ БУКВАКопии первого десятилетия XX века выдался для всех моряков Европы, и английских, в частности, очень напряженным. Грозный призрак будущей войны и ускользающее первенство в мире заставляли адмиралов «владычицы морей» требовать для росшего, как на дрожжах, Гранд-Флита ещё больше кораблей всех классов, а не только линкоров. Обеспечивать разведку для действий последних и охранять их от неприятельских легких сил должны были новейшие быстроходные крейсера, причём в количестве нескольких десятков. В такой ситуации на первый план выходила удача неверно сконструированный вариант успели бы растиражировать ещё до того, как дефекты проявили бы себя на службе. К счастью для Британии, в распоряжении конструкторов имелся вполне приличный проект флотского лидера-разведчика «Аретьюсы». Адмиралтейство пошло по пути наименьшего сопротивления (оказавшемуся в данном случае вполне мудрым) — заказало к 1913 году ещё шесть крейсеров того же типа, внеся в проект лишь небольшие изменения. Молодой талантливый инженер Стэнли Гудолл, которым руководил лично главный кораблестроитель флота, Юстас Теннисом д'Эйнкурт, подготовил эскизы буквально за несколько дней.

 
Было решено обозначать серии нового типа по буквам алфавита и единицам программы 1913 года досталась третья, «си». Шестёрке «каролин» присвоили названия, начинающиеся с этой буквы, благо в истории флота хватало соответствующих исторических кораблей. Однако кто бы мог предположить, что серия растянется настолько, что к концу её с новыми наименованиями возникнут определённые проблемы, хотя «си» в английском языке является буквой весьма употребительной: на неё начинается большое количество слов.
 
Наибольшие дебаты вызвало вооружение. Одни моряки настаивали на однородной артиллерии из шестидюймовок, другие же считали, что куда предпочтительнее более скорострельные четырёхдюймовки, поскольку управляться с тяжёлыми 45-килограммовыми «болванками» на качающихся палубах небольших кораблей орудийной прислуге будет затруднительно. В результате пошли по компромиссному «смешанному» пути, установив оба калибра, причём число 102-миллиметровок увеличили до восьми. Наиболее оригинальной стала замена носового шестидюймового орудия (имевшегося на «аретьюсах») на два четырёхдюймовых. Главным соображением являлась большая плотность огня в носовом секторе, что, по соображениям адмиралов, «могло быть полезным при преследовании эсминцев». На отходе же действовали две шестидюймовки («законная» кормовая и переставленная с носа на надстройку), а также одна или две четырёхдюймовки, что практически соответствовало весу бортового залпа стандартного германского легкого крейсера. В случае превосходства противника в силах разведчик, уходя, вполне мог ещё и «угостить» его сильным огнём. Надо сказать, что все эти ухищрения не встретили понимания у моряков, которым совсем не понравился ущербный носовой залп. Через год-два после вступления в строй пару четырёх-дюймовок заменили на третью шестидюймовку. А спустя ещё год на берег сдали остальные 102-миллиметровки, установив четвёртое 152-мм орудие на надстройке позади дымовых труб. Освободившееся место на палубе заняли два дополнительных двухтрубных торпедных аппарата, в результате чего число торпедных труб достигло восьми. Заодно высокую переднюю мачту заменили треногой, наверху которой разместили пост управления огнём, а зенитную артиллерию, состоявшую из единственной 76-мм пушки, значительно усилили. Так «первенцы буквы» приобрели окончательный вид и стали очень похожими на своих более поздних «родственников». Единственным недостатком таких перевооружений стала значительная перегрузка, поэтому после окончания войны крейсера стали потихоньку разгружать
 
Важные изменения коснулись форм корпусов. Хотя уже на «Аретьюсе» обводы являлись весьма совершенными, конструкторы немало погоняли модели различных вариантов подводной части «Си» в гидроканале и достигли выдающихся результатов. Более крупные корабли при той же мощности механизмов смогли развить на пол-узла больше, чем их предшественники! «Паспортные» 29 узлов обычно удавалось поддерживать на службе, что обеспечивало британским разведчикам небольшое преимущество в ходе над крейсерами противника — Германии вплоть до самого окончания Первой мировой войны.
 
Всего первая серия «Си» «Кэролайн» с «сестрицами» состояла из шести единиц, но одновременно с ними строилась еще пара — «Калиопа» и «Чемпион», имевшие практически те же характеристики, но по сути дела, являвшиеся опытными кораблями. На них впервые на крейсерах установили зубчатый редуктор, снижавший угловые скорости выходных валов турбин, превышавшие 300 оборотов в минуту на полном ходу, до более оптимальных для работы винтов. «Калиопа» имела четыре гребных вала, и её редуктор вышел слишком громоздким и тяжёлым а вот двухвальную установку «Чемпиона» сочли весьма удачной. В результате он развил 29,5 узла — очень неплохой показатель сам по себе, но. что важно, примерно на пол-узла больше рекорда безредукторных систершипов. Помимо столь важных модификации «внутренностей», немного изменился и внешний вид. Две передние трубы объединили в одну, более широкую, чем оставшаяся гонкой задняя. Именно такой силуэт прижился на последующих «сишках».
 
На полях Европы уже вовсю бушевала мировая война, когда в конце 1914 года частные фирмы и верфь ВМС в Пемброке приступили к постройке следующей четвёрки ставших стандартными крейсеров. К тому времени «Калиопа» и «Чемпион» ещё даже не спустили на воду, так что Адмиралтейство «втёмную» выбрало для «новичков» четырёхвальную установку с редуктором. На головном «Кэмбриане» ещё успели повторить «противоэсминную» пару 102-миллиметровок на полубаке, но остальные три сразу получили там шестидюймовку. Совершенно неудачной стала замена надводных спаренных торпедных аппаратов на однотрубные подводные. Стрелять из расположенных под большим углом к направлению движения груб оказалось невозможно даже на среднем ходу, не говоря уже о боевых максимальных торпеды просто переламывались потоком воды. В конце концов, и эта четвёрка приобрела практически то же вооружение, что и модернизированные предшественники.
 
По тому же первоначальному проекту вдогонку заложили ещё две единицы, «Сентаур» и «Конкорд». Дололнительная пара обязана своим происхождением турбинам уже практически готовым для установки на заказанные Турцией крейсера-разведчики. Понятно. что строить корабли своему новому противнику англичане не собирались, но вот не использовать отличные и мощные механизмы было бы грешно. Так «вокруг турбин» создали, по сути дела, прототип второго подтипа «Си». На сей раз, конструкторы сразу учли пожелания моряков и внесли соответствующие изменения в чертежи. Не подкачали и строители, благо заказ попал знаменитому Армстронгу, объединившемуся к тому времени с не менее известной фирмой «Виккерс». Результат — существенное «освежение» ставшего уже стандартным лёгкого крейсера. Главным новшеством являлось вооружение которое теперь состояло из пяти 152-мм орудий. Они располагались в диаметральной плоскости, так что на борт могла стрелять вся артиллерия впервые на лёгких крейсерах. Из-за однородных крупнокалиберных (для этого класса) пушек парочка получила прозвище — «дредноуты Тэруита». После вступления в строи они поступили в распоряжения Гарвичского отряда, которым командовал о гот известный офицер. Надо сказать что размещение протяжённой «нитки» из (шестидюймовок на не слишком длинном корпусе создало определённые проблемы, Носовую надстройку максимально сдвинули вперёд, а треногую мачту буквально «посадили» на нее. с тем чтобы сразу за этим «кустом» разместить то самое дополнительное пятое орудие Некоторая внеплановость постройки проявилась не только в использовании реквизированных механизмов, но и в зенитной артиллерии Дефицит в противоаэропланных трёхдюймовках в то время заставил позаимствовать пару штук у... британской конницы.
 
Если конфискация механизмов у попавших в стан неприятелей турок вполне понятна, то вот их традиционных противников, а впоследствии даже союзников Антанты греков — наказали ни за что. Дело в том. что на усилении греческого флота настаивал «наёмный» начальник морского штаба британский же адмирал Марк Керр. Именно по его настоянию отнюдь не богатая Греция заказала в 1914 году два современных крейсера типа «таун». Поначалу постройка на заводе Дж. Брауна в Фэйрфилде продолжалась в нормальном режиме и хорошими темпами. Заказчик исправно платил деньги, и в начале 1915 года «Атинавархос Кондуриотис» благополучно сошёл на воду. Вот тут-то Адмиралтейство не удержалось и конфисковало корпуса «Кондуриотиса» и ещё находившегося на стапеле «Ломброса Катсониса». Заодно к рукам прибрали и артиллерию, хотя она никак не соответствовала британским стандартам. Низкорослые греки предпочли не обычные 6-дюймовки с их 45-килограммовым снарядом, а специально разработанные 140-мм орудия, более легкие и с менее «весомыми» снарядами но зато с большей скорострельностью. На стандартном корпусе «таунов» удалось разместить десяток таких пушек, которые на службе пришлись вполне «по руке» и британским морякам Некоторые специалисты считали конфискованные «Честер» и «Биркенхед» наиболее удачными английскими крейсерами Первой мировой войны, особенно первый, более мощные турбины которого и исключительно нефтяные котлы позволяли развивать 26,5 узла — меньше, чем серия «Си», но больше традиционных «таунов». Оба активно участвовали в главном сражении войны, Ютланде, причём бывший «Катсонис» - «Честер» попал в бой буквально с пылу, с жару менее чем через месяц после вступления в строй, а ею систершип к тому времени мог считаться уже ветераном, его ухитрились построить чуть более чем за год.
 
Между тем к 1916 году потребность в лёгких крейсерах, которых к тому времени уже достраивали четвёртый десяток, никак не уменьшалась. Командующий Гранд-Флитом адмирал Джеппико считал, что двух дюжин, находящихся в его распоряжении, недостаточно для генерального сражения. И в начале года последовала закладка дополнительной четвёрки: «Каледона», «Калипсо», «Керадоса» и «Кассандры».
 
На сей раз удалось учесть уже все полезные новшества и не повторять предыдущие ошибки. Крейсера получили «чемпионскую» двухвальную турбинную установку с редуктором, четыре двухтрубных надводных торпедных аппарата, пару 76-мм зениток и, конечно, дредноутское вооружение из пяти 6-дюймовок. При тех же 40 000 л.с., что и «каролины», эти отличные корабли могли развить 29 узлов даже без форсировки. Любопытно, что при этом увеличение водоизмещения, по сравнению с первыми единицами, оказалось совсем незначительным: конструкторы, по сути, окончательно «вылизали» уже несколько навязший в зубах проект.
 
ДОЛГОИГРАЮЩАЯ БУКВА
 
133. Лёгкий крейсер «Кэролайн» (Англия, 1914 г.)
 
Строился фирмой «Кэммел Лэйрд». Водоизмещение 4220 т; максимальная длина 135,92 м; ширина 12,6 м; осадка 4,9 м. Мощность четырехвальной паротурбинной установки 40 000 л.с., скорость 28,5 узла. Вооружение: два 152/45-мм и восемь 102/45-мм орудий, одна 76-мм зенитная пушка, четыре 47-мм малокалиберных, два двухтрубных 533-мм торпедных аппарата. Бронирование: борт 76—51 мм, палуба 25 мм, рубка 152 мм. Всего в 1914 — 1915 гг. построено шесть единиц: «Кэролайн», «Кэрисфорт», «Клеопатра», «Комус», «Конквест» и «Корделия». В конце Первой мировой войны модернизированы с заменой 102-мм орудий на 152-мм (всего четыре орудия), 76-мм зенитная пушка либо заменена на одну или две 102-мм, либо на две новые 76-мм, из некоторых дополнительно установлены два 40-мм автомата. Число двухтрубных торпедных аппаратов увеличено до четырёх. «Корделия» сдана на слом в 1923 г., остальные — в 1931 — 1933 гг., кроме «Кэролайн», переоборудованного в 1924 г. в учебное судно и сохранившегося по настоящее время.
 
134. Лёгкий крейсер «Честер» (Англия. 1916 г.)
 
Строился сначала фирмой «Джон Браун», затем «Кэммеп Лэйрд». Водоизмещение 5235 т; максимальная длина 135,9 м; ширина 15,21 м; осадка 4,89 м. Мощность четырёхвальной паротурбинной установки 31 000 л.с., скорость 26,5 узла. Вооружение: десять 140/50 орудий, одно 76-мм зенитное, два 457-мм торпедных аппарата. Бронирование: палуба 51 — 19 мм, рубка 76 мм. Всего в 1915 — 1916 гг. построено две единицы: «Честер» и «Биркенхед». Оба сданы на слом в 1921 г.
 
135. Лёгкий крейсер «Калькутта» (Англия, 1917 г.)
 
Строился фирмой «Винкерс». Водоизмещение 4290 т, максимальная длина 137,6 м; ширина 13,31 м; осадка 4,72 м. Мощность четырёхвальной паротурбинной установки 40 000 л.с., скорость 29 узлов. Вооружение: пять 152/45 орудии, две 76-мм зенитные пушки, четыре — 47-мм малокалиберных, два 40-мм зенитных автомата, четыре двухтрубных 533-мм торпедных аппарата. Бронирование: борт 76—51 мм, палуба 25 мм, рубка 152 мм. Всего в 1918 — 1919 гг. построено четыре единицы: «Кэйро», «Калькутта», «Карлайл» и «Коломбо», а 1922 г. достроен пятый, «Кэйптаун». Все, кроме последнего, в конце 1950-х гг. перестроены в крейсера ПВО. «Калькутта» и «Кэйро» потоплены в 1941 и 1942 гг., соответственно, остальные сданы на слом после окончания Второй мировой войны.
 
Однако сдвинутая вперёд надстройка несколько утяжелила носовую часть корпуса, и морякам было совсем несладко обслуживать баковую шестидюймовку в потоках воды, заливавших палубу. Поэтому в следующей серии (а требования флота оставались всё столь же ненасытными) инженеры пошли на радикальные изменения. Надстройку сдвинули к корме, а на носу скомпоновали уже пару 152-мм орудий, стреляющих одно поверх другого. Аналогичная по расположению пара разместилась в корме. Вообще углы обстрела на «Кардифе», «Сиресе». «Ковентри», «Кюрасао» и «Карпью» впечатляют: полный залп мог встретить противника почти в любой стороне горизонта.
 
Неудивительно, что морякам все усовершенствования пришлись по душе. По сути, у них оставалось только одно пожелание: ещё улучшить условия работы для расчётов носовых орудий. Конструкторы ответили введением «вздёрнутого» носа, с сильно наклонённым вперед форштевнем — характерной особенностью практически всех современных кораблей. Так на свет появилась последняя пятёрка «Си» — тип «Кейптаун». По «начинке» они практически полностью повторяли предшественников, а поднимающийся к форштевню полубак не только уменьшал забрызгивание орудии, но и придавал крейсерам более изящный вид.
 
Единственным недостатком этих прочных, быстрых и мощных кораблей стал... их возраст. Причём, вопреки обыкновению, не старость — а излишняя молодость. Если «кардифы» ещё успели войти в строй до окончания военных действий, то «кейптауны» просто теоретически не могли поучаствовать в сражениях Первой мировой войны: первый из них, «Карлайл», поднял флаг уже после прекращения огня и капитуляции Германии.
 
Зато их предшественники воевали весьма активно. Правда, в главном сражении при Ютланде отличиться типу «Си» не удалось, в основном благодаря довольно пассивным действиям командовавших легкими силами адмиралов, неоднократно бесстрастно наблюдавших за проходящим мимо противником. А вот бывшему «греку» увернуться не удалось. «Честер» входил в состав завесы отряда контр-адмирала Худа и попал под раздачу 150-мм снарядов с крейсеров вице-адмирала Хиппера, которые за несколько минут выкосили половину артиллеристов. «Греческий» вариант орудийных установок имел небольшие и слишком короткие щиты, прикрывавшие от осколков только туловище выше колен, так что большинство пострадавших получили свои раны в голени и не могли устоять на палубе. Однако бортовое бронирование спасло корабль от худшего. Уцелели и прочие лёгкие крейсера англичан, имевшие в генеральном сражении лишь незначительные повреждения.
 
 
Отыгрываться за вынужденную пассивность им пришлось в течение долгих лет войны. Причём с переменным успехом. В «регулярных» сражениях «Си» продолжало не везти. Так, в ноябре 1917 года лёгкие силы британского флота, прикрывая самые быстроходные линейные крейсера, попытались повторить свой успех в начале войны и «почистить» Гельголандскую бухту от тральщиков неприятеля, а заодно, по возможности, «прихватить» корабли прикрытия. В дело пошло полдюжины свеженьких крейсеров типа «Си». Реально же в бою с германскими лёгкими крейсерами поучаствовал только флагманский «Каледон». Большого успеха он не имел, но сам попал под 12-дюймовки вышедших на помощь своим немецких линкоров и «схлопотал» один из «чемоданов». На удивление, даже тонкая бортовая броня оказалась полезной: повреждения были незначительными — и «Каледон» благополучно убежал с поля боя. Там же свою долю получили «Калипсо» и «Кардиф». Последний в качестве своеобразной награды год спустя удостоился очень почётной миссии, возглавив строй кораблей Гранд-Флита, принимавших сдачу своею самого главного врага — Флота открытого моря. Ещё один из представителей типа, «Ковентри», стал штабным кораблём Комиссии по разоружению, занимавшейся разработкой практических условий капитуляции Германии.
 
В целом же «Си», выдержав экзамен по устойчивости очень неплохо, тактических успехов при Гельголанде не достигли. Пришлось оправдывать своё существование «малыми делами». «Клеопатра» вскоре после вступления в строй в 1916 году лихим таранным ударом отправила на дно миноносец G-194. Её систершип «Конквест» годом ранее прикончил вспомогательный крейсер «Метеор», а через два года имеете с «Кентербери» утопил эсминец S-20. К компании истребителей миноносцев в 1917 году присоединился и «Сентаур», записавший на свой счёт S-30. К коллективной добыче «сишек» можно прибавить ещё несколько германских тральщиков. Надо сказать, что эти достаточно мелкие успехи, не вполне достойные отличных скоростных и мощных кораблей, ещё и достались им далеко не даром. Как минимум, пять раз единицы этого класса подрывались на минах, несколько раз сталкивались между собой и садились на скалы Мина стала и причиной гибели «Кассандры», крайне неудачливого корабля, прослужившего всего полтора года и единственного «Си», не пережившего войну. Правда, уже не мировую. Не прошло и месяца после вступления в строй, как он оказался на скалах у острова Фэйр у берегов Шотландии. После окончания боевых действий с Германией англичане ввели свои лучшие крейсера и эсминцы в Финский залив, с тем чтобы обеспечить переход власти к национальным правительствам стран Прибалтики и поддержать эстонские и белогвардейские войска, рвавшиеся к большевистскому Петрограду. В ноябре 1918 года крейсер вместе с другими кораблями британского отряда без всякой разведки и траления гордо рассекал воды Финского залива, доведённые русскими и германскими минными постановками до состояния «супа с клёцками». Итог понятен. Скорее всего, причиной гибели крейсера, затонувшего в течение 20 минут, стало германское заграждение, хотя во многих отечественных книгах указывается, что мина была русской.
 
Так или иначе, потеря новейшего корабля изрядно сконфузила англичан Правда, «родственникам» «Кассандры» удалось частично отыграться: «Керадос» и «Калипсо» проявили все свои ходовые качества, когда вместе с новейшими эсминцами пытались нагнать вышедший на разведку к Ревелю эскадренный миноносец «Спартак». Хотя механизмы последнего находились в запущенном состоянии, краснофлотцы выжали из них максимум, и расстояние между преследователями и «дичью» перестало уменьшаться. Британцы уже решили прекратить погоню, когда эсминец на полном ходу выскочил на мель. Сопротивление стало безнадёжным, и «Автроил» последовал в плен вместе с членом Революционного Совета флота Ф.Раскольниковым, которого англичане повысили до «коммунистического морского министра». А спустя несколько часов в ловушку между британскими кораблями забрёл второй эсминец, «Спартак», также сдавшийся бывшим союзникам.
 
Многие из представителей третьей буквы латинского алфавита активно поучаствовали в действиях флотов Антанты на Чёрном море, где французы и англичане безуспешно пытались сласти «белое дело» вплоть до эвакуации из Крыма.
 
Так на весьма сомнительной ноте участия в чужой гражданской войне закончились для крейсеров «Си» зятянувшиеся боевые действия. Наступили мирные годы. Основательно пострадавшая в «великой войне» Англия осталась с большим количеством кораблей этого класса, прекрасно подходивших для действий совместно с главными силами флота, но не слишком годившихся для традиционной службы: контроля мировых торговых путей. В этой роли «Си» прежде всего но хватало дальности, поскольку изначально они предназначались для «домашней лужи» Северного моря. Кроме того, небольшие размеры никак но способствовали комфорту на борту, а при сильном волнении в открытом океане относительно низкие корпуса заливались волнами, изматывая экипажи и лишая крейсера боеспособности, поскольку обслуживать открытые шестидюймовки с ручной подачей в таких условиях становилось просто невозможно. Однако «владычица морей» уже не могла позволить себе просто вычеркнуть из состава своего флота четыре десятка «не вполне подходящих» кораблей и заменить их на что-то новое. Как известно, «за неимением гербовой, пишут на простой». Поэтому «Си» оставались основой крейсерских сил Британии на протяжении и 1920-х, и 1930-х годов. Постепенно самые старые и наименее сильные и удачные единицы первых серий стали выводить в резерв и отправлять на слом, но типы «Каледон», «Кардифф» и «Калькутта» прослужили до Второй мировой войны и активно поучаствовали в ней. Большинство из них сражались зачастую в драматических обстоятельствах и не раз получали тяжёлые повреждения, а шесть не сумели пережить бои. Но это уже другая история.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • ПРЕУМНОЖАЯ СЛАВУ ОТЕЧЕСТВА...
    ПРЕУМНОЖАЯ СЛАВУ ОТЕЧЕСТВА...Зимой 1725 года над Санкт-Петербургом дули промозглые, холодные ветры. Они поднимали снежные смерчи на пустырях, проносились над замёрзшими топями болот, ломились в двери и окна стоявших шпалерами домов. Редкие пешеходы, случаем или необходимостью выгнанные на улицу, старались побыстрее добежать до тёпла, на ходу пряча в воротники носы и уши. Город жил тревожным ожиданием.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.