Морская коллекция

ЕВРОПА ПОДТЯГИВАЕТСЯ...

23.07.2012

ЕВРОПА ПОДТЯГИВАЕТСЯ...Послевоенная гегемония Соединённых Штатов Америки в Мировом океане выглядела безусловной и едва ли не абсолютной. Их военно-морские силы превышали по мощи объединённые флоты всех остальных стран мира вместе взятых. Понятно, что в таких реалиях большинство европейских держав (за исключением разве что Британии) без вопросов согласились с ролью статистов «без языка». Но даже тогда их морские руководители и кораблестроители не отказались от возможности максимально модернизировать свои боевые единицы, вооружив их новомодным ракетным оружием. И в некоторых случаях на этом пути вполне даже преуспели. Причём зачастую вне всякой зависимости от того, принадлежала ли та или иная держава к лагерю выигравших или же проигравших в великой войне. Ведь большинство западноевропейских стран стали теперь одной «большой военной семьёй» -членами Североатлантического пакта (НАТО). В силу этого гнёт победителей рассосался весьма быстро и относительно безболезненно, а «побитые» смогли приобщиться к современным образцам заокеанского оружия.


Так, побеждённой в мировой войне Италии после заключения мира пришлось принять довольно жёсткие условия, регламентировавшие дальнейшее существование собственного флота. Ей теперь не позволялось иметь авианосцы и линейные корабли, а также подводные лодки и знаменитые торпедные катера - МАБ любой разновидности. То есть, по сути, оставались только крейсера, эсминцы и эскортные корабли. Отягощалась ситуация ещё и тем, что до наступления 1950-го года запрещалась закладка любых боевых единиц.

Тем не менее, потомкам гордых римлян удалось выйти из неприятного до унизительности положения довольно быстро. Начавшаяся «холодная война» сделала столь удобно расположенную средиземноморскую державу выгоднейшим союзником. Страна вступила в НАТО, и в обмен на предоставление американскому флоту баз на своей территории уже в 1952 году последовала отмена запрета на постройку субмарин и торпедных катеров. Что же до линкоров и авианосцев, то первые и так оставляли боевой строй во всех странах, а вторые были пока итальянцам не по карману.

Зато весьма полезными оказались немногочисленные оставшиеся в строю крейсера, прежде всего, самые последние и современные «кондотьеры» - «Гарибальди» и «Абруцци». В 1950 - 1953 годах их впервые модернизировали, пока что в исключительно «сократительном» режиме. Число старинных 100-мм зениток (напомним, эти орудия явились развитием австрийских пушек времён ещё Первой мировой войны!) сократили до четырёх. Заодно убрали все отечественные 37-мм и 20-мм автоматы, заменив их стандартными американскими лицензионными 40-мм «бофорсами» в количестве двадцати четырёх стволов. Но наиболее существенным «урезанием» стала ликвидация двух котлов и одной кочегарки. Общее число котлов сократилось до шести: четырёх больших и двух малых. В результате чего крейсера лишились одной трубы, а их скорость уменьшилась до 29 - 30 узлов.

 

Однако эти неприглядные изменения стали только прелюдией к настоящему обновлению, которое последовало в 1954 году, после того, как «шашни» с НАТО стали свершившимся фактом. Тогда как «Абруцци» всего-навсего оснастили новым радиолокационным оборудованием и перестроили надстройки, сохранив артиллерию (его отправили на покой в 1961 году), «Гарибальди» была уготована настоящая вторая жизнь.

После трёхлетнего проектирования и перепроектирования, в 1957 году на нём начались масштабные работы. Вся 152-мм артиллерия, как, впрочем, и все зенитки, отправились на берег. Место двух носовых башен заняли новые 135-мм двухорудийные автоматические установки, позволявшие, впрочем, развивать заметно большую плотность огня, чем артиллерия не модернизированного крейсера в начале его карьеры: их скорострельность достигала 80 выстрелов в минуту. Допол-няли их восемь 76-мм зенитных одностволок собственной разработки, также автоматических. Надо заметить, что многие системы удалось создать хотя и с американской помощью, но в самой Италии, включая столь недоступную ранее современную электронику. Так, на новой массивной мачте гордо красовался отечественный радиолокатор «Арго-5000» для дальнего обнаружения воздушных целей; итальянскими были и новые системы управления артогнём для обоих калибров. Однако наиболее «тонкие» места американцы своему новоиспечённому и даже любимому союзнику не доверили. Прежде всего, это относится к ракетному вооружению и системам его наведения. «Гарибальди» получил заокеанский «Терьер» в виде стандартной пусковой установки (ПУ) с двумя направляющими. И сама установка, и погреба с ракетами практически полностью повторяпи первый опыт, поставленный в США с «Бостоном» и «Канберрой». Понятно, что две установки на лёгком крейсере никак не помещапись, а вот одну удалось втиснуть. Стандартный боезапас из 72 «терьеров» размещался под палубой вертикально, как и на «американцах», и досылался в ПУ снизу вверх. Такой способ для довольно-таки тяжёлой «дуры» в конце концов признали недостаточно надёжным, но другой в ограниченном объёме применить просто не представлялось возможным.

Впрочем, зенитными ракетами вооружение «Гарибальди» не ограничилось. Как раз в это время (самый конец 1950-х годов) Соединённые Штаты решили устанавливать на крейсера своих европейских союзников ни много ни мало как стратегические системы дальнего действия с ядерным зарядом - знаменитый «Поларис». В целом программа быстро сошла на нет, поскольку куда как более скрытные подводные лодки сочли наиболее удобным средством для «стратегии устрашения», так что удачно поспевший со своей модернизацией «Гарибальди» остался единственным претендентом. Во время пребывания в США в 1962 году на нём оборудовали четыре шахты для запуска «поларисов», как раз на месте бывшего котельного отделения. Крейсер принял на борт макеты стратегических «больших дубинок» и даже произвёл пробные стрельбы. Однако настоящие смертоносные образцы стратегических ракет на него так никогда и не попали. Случившийся в том же году кубинский кризис привёл к очередному пересмотру взглядов руководства «хозяина НАТО» на ядерное вооружение как в целом, так и в частностях. В результате «Гарибальди» на деле так и не удалось стать единственным «крейсером стратегического назначения» в НАТО. Что не помешало ему стать полезной боевой единицей. Модернизированный корабль снова вступил в строй в 1961 году и плавал ещё 10 лет, после чего отправился в резерв. Окончательно теперь уже ракетного ветерана исключили из списков спустя ещё пять лет, в конце 1976 года.

Другим довольно-таки неожиданно полезным и прогрессивным европейским союзником США по НАТО стала Голландия. «Первая среди второстепенных», эта морская держава второго, но далеко не последнего плана после войны изначально пыталась восстановить флот сама. Было решено закупить у Британии лёгкий авианосец, который наряду с двумя достраивавшимися по новому проекту крейсерами «Де Рейтер» и «Де Зевен Провинсиен» и десятком совершенно свежих, находившихся в постройке эсминцев, стал бы ядром ударного соединения. Однако вступление в Североатлантический союз хотя и не отменило эти планы, но заметно их изменило. Теперь, с помощью могущественного заокеанского «дядюшки» крейсера предпопагалось переоборудовать в ракетные.

Первенцем стал «Де Зевен Провинсиен». Переделки оказались весьма существенными и сильно изменили как внешний вид крейсера, так и его «начинку». Полубак продлили далеко в корму, зашив борта по бокам от надстройки. Основная причина такого решения состояпа во внедрении всё того же «Терьера» в уже привычном стандарте «Бостона» и «Канберры» - с вертикальным размещением боезапаса. Однако на небольшом корабле места для полного боезапаса в 72 ракеты не хватило даже при этом неудобном с точки зрения подачи варианте. При-шпось урезать его почти впоповину, до 40 штук. Зато сами ракеты оказались последней модели, с увеличенной дальностью и полуактивной системой наведения. Излишне говорить, что заппатить за их появление на корабле пришлось всей кормовой группой артиллерии. Зато обе носовые башни главного калибра и шесть 57-мм автоматов удалось сохранить. Силуэт крейсера сильно изменился. Обе трубы обратились в высокие мачто-трубы с антеннами РЛС на них. Но места для антенн всё равно не хватало, так что, как и на «Гарибальди», пришлось водрузить третью мачту, позади «природных», в виде массивной решётчатой конструкции. Наряду с двумя «прожекторами» системы наведения зенитных ракет, всё это придано «Де Зевен Провинсиен» типичный вид «половинчатого» модернизированного крейсера, с носовой артиллерийской и кормовой ракетной частями. Электронное оборудование представляло собой забавную смесь отечественных (благо, Голландия к тому времени имела вполне припичную эпектронную промышленность, уже с определёнными традициями) и заокеанских образцов. На протяжении службы «начинку» не раз меняли, в основном, по частям. В конце 1970-х к оборудованию присоединились ещё одни ракеты, на этот раз весьма небольшие и специфические. Система «Корвус» предназначалась для постановки помех неприятельским противокорабельным средствам.

 

Вся эта «гремучая смесь» верой и правдой служила Голпандии и Североатлантическому союзу до начала 1970-х годов, когда наконец было сочтено, что держать в строю 30-летний корпус становится нерационально. «Де Зевен Провинсиен» вместе с так и не модернизированным когда-то однотипным «Де Рейтером» предполагалось отправить на переплавку. Однако вмешался непредвиденный фактор: далёкая страна Южной Америки, Перу, никогда особо не претендовавшая на первые роли на море, решила приобщиться к большой латиноамериканской тройке - Бразилии, Аргентине и Чили. Всё ещё весьма грозные голландские крейсера стали объектом сделки, после которой они отправились в Западное полушарие. Однако «Де Зевен Провинсиен» - уже без своих ракет. Ему пришлось зайти в США и сдать на берег «Терьеры» и всё связанное с ними оборудование. «Бопыиой брат» отнюдь не горел желанием снабжать своих южных соседей зенитным ракетным оружием, пусть и вполне к тому времени устаревшим, но ещё довольно эффективным по таким удобным целям, как самолёты дальнего радиолокационного обнаружения, активно бороздившие в то время воздушное пространство обеих Америк.

 


Что касается другого, более важного союзника из числа победителей, Франции, то её отношения с НАТО в целом и Соединёнными Штатами в частности являлись далеко не такими безоблачными, как у давнего средиземноморского соперника. Демарш президента Де Голля привёл к выходу из блока (к которому лишь не так давно удалось присоединиться) и к сильному похолоданию во взаимоотношениях с США. Сказалось это и на программе ракетного перевооружения фпота. Французам пришлось разрабатывать собственные системы, и, надо сказать, они в том преуспели. Им удалось создать свою двухступенчатую «зенитку», получившую название «Масурка». Ракета попучипась громоздкой: длина её превысила 8,5 м, а вес прибпижапся к полутора тоннам. Из них 100 кг прихо-дипось на заряд взрывчатки в боевой части: совсем неплохо, если вспомнить даже самые большие артиллерийские снаряды. Любопытно, что по внешнему виду, компоновке и характеристикам «Масурка» очень сильно напоминала американский «Терьер». Хотя французы и утверждают, что разрабатывали свой «продукт» вполне самостоятельно, определённые сомнения в этом остаются до сих пор.

В качестве первого претендента на новое оружие выбрали крейсер-вертолётоносец «Жанна д'Арк». На корабле оставалось незанятым лакомое местечко в носу, перед основной надстройкой. Первоначально предполагалось, что здесь утвердится мощный 305-мм четырёхствольный бомбомёт, что заметно повысило бы противолодочные возможности этого своеобразного «гибрида». Когда же на вооружение поступила «Масурка», почётное место пришлось уступить новому виду оружия. Но после нескольких «туров» перепланировки стало ясно, что чисто инженерные проблемы являются более чем существенными, не говоря уже о пресловутом биче всех ракетных переделок - стоимости. Вариант пришпось отменить. «Жанна д‘Арк» продопжапа ходить с незанятой площадкой для оружия до 1974 года, когда ракеты наконец-то заняли своё «полузаконное» место. Однако это уже не была громоздкая зенитная пусковая установка. Последним «писком» в то время стали противокорабельные ракеты, где Франция уже совершенно законно стала главным законодателем моды, создав знаменитую «Экзосэ» (или, как в отечественной литературе часто пишут, «Экзосет»). Обладающая большой разрушительной силой, она запускапась непосредственно из контейнера, так что много места, а главное - никаких переделок под палубой - не требовалось. Блок из четырёх контейнеров наконец превратил-таки «Жанну» в ракетный корабль. Хотя, надо заметить, достаточно компактные контейнеры с «Экзосэ» в то время уже активно устанавливали не только на крейсера, но и на куда как менее крупные эсминцы и даже ракетные катера.

 

А первым настоящим носителем зенитной «Масурки» стал лёгкий крейсер ПВО «Кольбер». Мы уже рассказывали об этом «усовершенствованном повторе» довоенного «Де-Грасса», в свою очередь, полностью перестроенного. В 1970 году проплававший уже 11 лет корабль отправился на обширную модернизацию. Предполагалось полностью «очистить» его от старой артиллерии, состоявшей из 127- и 57-миллиметровок, заменив их на ракетный комппекс и шесть новейших 100-мм автоматов, позволявших выпускать до 90 снарядов в минуту из одного ствопа - столько же, сколько давал «зенитный» эсминец Второй мировой войны! В совокупности с «Масуркой» (для которой предназначалось уже ставшее традиционным для подобного рода переделок место в корме) новая артиллерия обеспечивапа бы превосходные качества ПВО как ближнего, так и среднего радиуса действия. Однако, как обычно, вмешались финансовые соображения. В итоге новые 100-миллиметровки заняли место только в носу, в количестве двух штук, а по бортам остапись, надо сказать, вполне ещё приличные 57-мм автоматы. Интересно, что такая вроде бы небольшая уступка (конечно, наряду с отказом от кое-какой дорогостоящей «электронной начинки») позволила сэкономить свыше 20% от стоимости модернизации.

«Оракечивание» «Кольбера» на том не закончилось. За время проведения работ как раз поспела противокора-бельная «Экзосэ», занявшая в том же что и на «Жанне д'Арк» количестве -четырёх штук - место спереди от рубки на специально воздвигнутых для этого «постаментах». Крейсер стал одной из самых современных боевых единиц французского флота: обновление коснулось не только вооружения, но и всех электронных систем. А вскоре после вступления в строй заменили и саму «Масурку». Модель 2, наводившаяся по радиолокационному лучу, уступила место модели 3 с полуактивным наведением, что обеспечило и большую дальность, и несколько более высокую «скорострельность». «Кольбер» оснастили также боевой информационной системой ЭЕМТТ, тоже французского производства. В результате он стал первым европейским флагманским кораблём, способным в равной степени управлять соединением в бою как с традиционными надводными неприятепями, так и с теперь уже давнишним и крайне неприятным воздушным противником. Причём способным не только управлять, но ещё и вносить существенный вклад в огневую мощь. И, что немаловажно, в ходе всех модернизаций экипаж - о, чудо! - не увеличивался, а даже сокращался. Не удивительно, что столь полезный и по-своему уникальный (для европейских флотов уж точно) корабль едва не дотянул до XXI века. Предполагалось, что на активной службе он останется до 1997 года, однако финансовые соображения заставили отправить «Кольбер» «в отставку» уже в 1991 году.

Любопытно, что в «ракетном соревновании» из лидеров совершенно выпала самая сильная европейская морская держава - Великобритания. Мы уже упоминали её обширные послевоенные программы обновления флота, столь же многочисленные, как и невыполненные. Продолжилась эта странная политика и в «ракетные» годы. Одним из первых проектов стал крейсерский С\Л/-53. имевший водоизмещение 9850 т - примерно столько же, сколько итальянские и голландские «переделки». При этом вооружение из двух 114-мм установок и зенитной ПУ с боезапасом в 32 ракеты выглядело по сравнению с ними довольно убого. Причина состояла в специфике британской зенитной ракеты, разработанной действительно совершенно самостоятельно. «Си Слаг» выполнялась по оригинальной схеме: вторая ступень со всех сторон «обвязывалась» четырьмя стартовыми ускорителями. Такой «веник» имел большие размеры в ширину и требовал особых пусковых установок, представлявших собой весьма сложную и массивную решётчатую конструкцию. Не меньшей проблемой стала и подача боезапаса, имевшего столь нетехнологичную форму. В общем, стремление англичан к оригинальности на сей раз сыграло с ними злую шутку. Немалые деньги они затратили в общем-то напрасно: подобрать корабль-носитель для «Си Слага» оказалось делом крайне непростым.

Окончательно добила первый несо-стоявшийся ракетный крейсер бывшей «владычицы морей» скорость, которая, по расчётам, даже при минимальной нагрузке едва превышала 29 узлов. Более чем вероятно, что реально она оказалась бы меньше даже 28 проектных с полной нагрузкой: перетяже-ление оставалось вечной болезнью даже в новые времена, при куда более строгих требованиях и «строительной дисциплине».


Попытки же довести свой ракетный крейсер до чего-то более или менее похожего хотя бы на европейский (не посягая на заокеанский) стандарт вызвали непомерный рост размеров. Корабль теперь мог нести две двухорудийные башни с 5-дюймовыми «автоматами» а-ля «Тайгер», но расположенных в носу, пару двухорудийных же 76-миллиметровок, столько же новейших 40-мм «бофорсов» и, наконец, пусковую установку на пару «Си Слагав» в корме с относительно пристойным боезапасом в 48 ракет. До стандарта дотягивала теперь и скорость, равная 32 узлам. Но всё это ценой корпуса длиной под 200 м и водоизмещения более 16 000 т. Кораблестроительный отдел Адмиралтейства «выстрелил» целой серией проектов: С\Л/-85, С\Л/-88, С\Л/-89, С\Л/-90, 91, 93, 95 - и так далее. Некоторые из них достигали 18 с лишним тыс. т водоизмещения при почти 1200 чпе-нах экипажа - явное свидетельство «имперской отрыжки»! Неудивительно, что шансов на осуществление они не имели: время столь амбициозных кораблей для Британии прошло. Не помогла даже заатлантическая помощь, хотя для своего привилегированного союзника Штаты были готовы предоставить не только «ширпотребный» «Терьер», но и дальний «Тэйлос». Англичане отвергли американскую ракету из тех соображений, что она слишком тяжела (практически вдвое тяжелее, чем «Си Слаг»), но почти тут же заявили о желании иметь на крейсерах собственную разработку, проектировавшуюся под оригинальным обозначением «1%», невзирая на тот факт, что она будет весить 5 т вместо 3 т у отвергнутого «Тэйлоса». Хотя наконец-таки англичане решили окончательно отказаться от броневой защиты, а также вернулись к скромной скорости в 29,5 узлов, отечественные монстры никак не укладывались в затребованные 10 000 т. Тем более, что разработку сверхтяжёлой «зенитки» вскоре прекратипи.

Понятно, что в таких условиях вероятность появления в строю британского ракетного крейсера сводилась к нулю. Так оно и произошло. Гора родила мышь: эсминцы УРО всё с тем же «Си Слагом» в качестве «ракетной изюминки». Хотя они и попучипи традиционные «крейсерские» названия графств, да и именовались некоторое время крейсерами, но представляли собой уже новое поколение современных боевых кораблей.





Рекомендуем почитать
  • КРЕЙСЕРА ПОРТУГАЛИИ

    КРЕЙСЕРА ПОРТУГАЛИИПортугальское наступление не было абсолютной неожиданностью для германской стороны. Часть земель к югу от реки Рувума на германо-португальской границе в Восточной Африке немцы захватили ещё в 1892 году, несмотря на протокол от 1886 г., отдавший их Португалии. С тех пор португальцы искали лишь удобный повод вернуть то, что по праву считали своим. Но, захватив примерно 45 га территории, войска упёрлись в берег реки, и наступление само собой захлебнулось. В далёкой Африке наступила позиционная война.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.