Морская коллекция

ФРЕГАТЫ ПРОТИВ СУБМАРИН

16.07.2015

ФРЕГАТЫ ПРОТИВ СУБМАРИНЛетом 1971 года спокойные воды Северного моря стали ареной весьма любопытного состязания. 6 июля из залива Фёрт-оф-Форт вышли два заслуженных британских корабля, некогда очень похожих друг на друга и относившихся к одному классу эсминцев. Теперь же только один из них, «Кава-лир», сохранил обликдестройера. Второй, носивший многозначительное название «Рэпид» («Быстрый»), внешне уже мало чем напоминал своего близкого родственника. Обширная надстройка от борта до борта занимала почти четверть длины корпуса, который из-за этого зрительно казался намного более высоким и массивным, чем у «Кавалира». Вооружение выглядело более чем скромным — лишь на корме виднелась спаренная артиллерийская установка, смотревшаяся слишком несерьезно на фоне внушительных решетчатых мачт и многочисленных радаров.

 

Повод для выхода в море был весьма необычен: бравые молодые командиры вызвали друг друга (и свои корабли) на гонки. Пожалуй, такая идея могла осуществиться только во флоте «владычицы морей»! Командование решило поддержать инициативу офицеров, назвав соревнование «проверкой ходовых качеств» кораблей-ветеранов — последних представителей эсминцев военной постройки, все еще находившихся в строю.
 
«Кавалир» и «Рэпид» развили полную скорость и вышли на стартовую линию. Гонка началась. В течение двух часов скороходы не могли оторваться друг от друга более чем на 100 м. До финиша, располагавшегося в 74 милях, оставалось всего несколько кабельтовых, когда на шедшем чуть впереди угловатом модернизированном «Рэпиде» случайно сработал предохранительный клапан одного из котлов, и давление пара мгновенно упало. «Кавалир» немедленно вырвался вперед. Победителя в буквальном смысле слова определил фотофиниш: «Рэпид» отстал от соперника всего на 15 м!
 
Бессмысленное на первый взгляд мероприятие тем не менее продемонстрировало отличное техническое состояние кораблей. Эсминец, готовившийся отпраздновать свое 30-летие, смог в течение двух часов идти с 33-узловой скоростью — есть все основания гордиться таким результатом.
 
Британские морские традиции серьезного отношения к поддержанию механизмов кораблей в полной исправности все еще не отошли в прошлое.
 
Вторым немаловажным моментом стал тот факт, что при необходимости «Рэпид» сможет догнать самую быстроходную атомную ракетную подводную лодку, ставшую своего рода «дредноутом» последней трети XX века. Значит, предпринятая почти 20 лет назад перестройка этого корабля в противолодочный фрегат оказалась не столь уж бесполезной, как о том говорили критики деятельности Адмиралтейства...
 
После окончания Второй мировой войны ВМС англо саксонских союзников настолько превосходили все остальные флоты, что огромное количество крейсеров и эсминцев стало просто ненужным — особенно если учесть, что их содержание стоило весьма и весьма недешево. Вместе с тем зрела новая угроза. Немецкие достижения в области подводного кораблестроения стали достоянием всех победителей. Не имея возможности в ходе «холодной войны» на равных соревноваться со своими соперниками, Советский Союз пошел по пути асимметричного ответа и начал ежегодно вводить в строй десятки подводных лодок, построенных с учетом германского опыта. Новая форма корпуса, позволявшая развивать ход свыше 20 узлов на перископной глубине, «шнорхель» (или РДП — устройство для работы дизелей под водой), мощные аккумуляторные батареи — все это мгновенно обесценило многочисленные противолодочные суда, теперь уже не способные догнать своего подводного противника. У англичан все корветы типа «Флауэр» и «Касл» разом устарели, а 19-узловые фрегаты типов «Бэй» и «Лох», имея почти равную с новыми субмаринами скорость, могли в лучшем случае дать один залп из своих бомбометов, да и то лишь при удачном стечении обстоятельств. Кроме того, не за горами было и появление атомных подлодок. Хотя данные об их скорости конструкторы пытались сохранить в секрете, все прекрасно понимали, что и 25 узлов для новых суперсубмарин — не предел.
 
Англия, потерявшая статус первой морской державы мира и ставшая теперь всего-навсего помощником своего заокеанского партнера, тем не менее имела второй по мощи флот, в зону ответственности которого попадала самая опасная зона — европейские воды. Было ясно, что для масштабного производства противолодочных кораблей нового поколения не хватит ни денег, ни времени, и тогда Адмиралтейство предприняло довольно смелый ход. Англичане решили полностью переоборудовать свои эсминцы «чрезвычайных» серий, превратив их в специализированные фрегаты ПЛО.
 
Эскадренные миноносцы военной постройки обладали такими достоинствами, как прочные корпуса и надежные машины, однако, казалось, новым требованиям они не совсем отвечали. Недоставало свободных помещений: негде было разместить новую радиоэлектронику; не соответствовали современным стандартам корабельной жизни условия для работы и отдыха. Требовалась очень серьезная перестройка корпуса и надстроек.
 
Инженеры предложили два варианта модернизации — проекты 15 и 16. Первым в дело пошел 15-й, предусматривавший более обширные и дорогие изменения корабля, рассчитанные на срок около двух лет. С красивого корпуса эсминца снималось почти все: орудия, торпедные аппараты, мачты, надстройки... Затем удлиняли полубак, который доходил теперь почти до самой кормы. Над ним воздвигалась надстройка, простиравшаяся от борта до борта, впервые опробованная еще на крейсерах типа «Таун» и ставшая характерным отличием практически всех послевоенных британских кораблей. В ней размещались многочисленные приборы: электроника гидролокаторов и радаров, боевой информационный центр, средства связи. Венчал надстройку обширный двухъярусный мостик (на последних единицах серии — закрытый сверху). Антенны радиолокаторов находились на коротких решетчатых мачтах, переднюю из которых впоследствии стали обшивать листами металла, в результате чего она приобрела столь знакомую ныне форму квадратного «обрубка»...
 
Поскольку практически все новые «сооружения» располагались высоко над водой, пришлось принять специальные меры по сохранению остойчивости. Большинство конструкций, включая многие элементы полубака, выполнялись из легких сплавов на основе алюминия.
 
ФРЕГАТЫ ПРОТИВ СУБМАРИН
 
37. Фрегат «Уитби» (тип 12), Англия, 1956 г.
 
Построен фирмой «Кэммел Лэйрд». Водоизмещение нормальное 2150, полное 2560 т. Длина наибольшая 112,7 м, ширина 12,5 м, осадка 3,9 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 30 000 л.с., скорость 29 узлов. Вооружение: спаренная 114-мм универсальная артустановка, спаренный 40-мм автомат, два бомбомета «Лимбо». Всего в 1956—1958 гг. построено 6 единиц: «Уитби», «Торки», «Скарборо», «Тенби», «Истбурн» и «Блзкпул»; еще 9 близких по характеристикам кораблей типа «Ротсэй» построены в 1960—1961 гг. Исключены из списков флота в 1976—1984 гг.
 
38. Противолодочный фрегат «Тинешиэс» (тип 16), Англия, 1943/1952 г.
 
Построен как эсминец фирмой «Кэммел Лэйрд» в 1952 г. Водоизмещение нормальное 1800, полное 2600 т. Длина наибольшая 109,2 м, ширина 10,9 м, осадка 4,35 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 40 000 л.с., скорость 35 узлов. Вооружение: спаренная 102-мм универсальная артустановка, пять 40-мм автоматов, один четырехтрубный 533-мм торпедный аппарат, два бомбомета «Сквид». Всего по данному проекту в 1952—1956 гг. перестроено 10 единиц. Все сданы на слом между 1961 и 1967 гг.
 
39. Фрегат «Блэквуд» (тип 14), Англия, 1957 г.
 
Построен фирмой «Торникрофт». Водоизмещение нормальное 1180, полное 1550 т. Длина наибольшая 94,5 м, ширина 10,7 м, осадка 4,65 м. Мощность одновальной паротурбинной установки 15 000 л.с., скорость 26 узлов. Вооружение: три 40-мм автомата, два двухтрубных 533-мм торпедных аппарата, два бомбомета «Лимбо». Всего в 1956—1958 гг. построено 12 единиц. «Рассел» и «Графтон» сданы на слом в 1971 г., остальные — в 1977—1979 гг.
 
40. Фрегат П80 «Пума» (тип 41), Англия, 1957 г.
 
Построен фирмой «Скотт». Водоизмещение нормальное 2300, полное 2520 т. Длина наибольшая 110,6 м, ширина 12,2 осадка 3,7 м. Мощность двухвальной дизельной установки 14 400 л.с., скорость 25 узлов. Вооружение: две спаренные 114-мм универсальные артустановки, спаренный 40-мм автомат, бомбомет «Сквид». Всего в 1957—1959 гг. построено 4 единицы: «Пума», «Леопард», «Линке», «Ягуар». Пятый корабль серии, «Пантер», достроен для Индии (новое название — «Брахмапутра»). «Линкс» и «Ягуар» в 1978— 1982 гг. переданы Бангладеш, два других исключены из списков флота в 1977 г.
 
Поскольку современные подлодки практически полностью лишились своей артиллерии (одна из оборотных сторон новых обтекаемых форм, в которых просто не было места для пушек), аналогичное вооружение противолодочных сил также могло быть сведено к минимуму. На модернизированных эсминцах проекта (типа) 15 оно состояло из спаренной 102-мм установки последней военной модели (Мк. XIX), способной вести огонь и по воздушным целям и управлявшейся от собственного директора. Новая роль этого «главного калибра» подчеркивалась расположением: «двухстволка» пряталась среди надстроек в корме, имея, впрочем, неплохие углы обстрела. Ее дополняла спарка 40-мм «бофорсов», находившаяся за носовым мостиком.
 
Главным противолодочным оружием стали два трехствольных бомбомета «Лимбо», прямого наследника «Сквида», имевшего систему стабилизации на качке и несколько большую дальность стрельбы. Проект предусматривал установку двух однотрубных 533-мм противолодочных торпедных аппаратов, однако самонаводящаяся торпеда не удалась, и аппараты пришлось снять с тех немногих кораблей, на которых они уже были установлены.
 
По 15-му проекту прошли переоборудование самые последние из «чрезвычайных» эсминцев, всего 29 единиц, в число которых вошли четыре австралийских типа «Q» и два канадских, «Алгонкин» и «Кресчент», причем корабли доминионов перестраивались на их отечественных верфях.
 
Несколько иная судьба выпала более ранним кораблям типа «Т». Все они, за исключением «Трубриджа», модернизированного по проекту 15, подверглись менее капитальной и куда более дешевой конверсии. К ним присоединились представители более поздних серий: «Оруэлл», «Паладин» и «Петрад».
 
Тип 16 сохранил благородный «дес-тройерский» внешний вид. Все та же артустановка Мк. XIX разместилась на носовой надстройке, а спаренный «бофорс» в середине корпуса дополнялся пятью одноствольными автоматами той же марки После некоторых колебаний конструкторы сохранили кормовой торпедный аппарат, который теперь предназначался в основном для стрельбы противолодочными торпедами. Естественно, при таком раскладе места для двух бомбометов просто не оставалось, и пришлось ограничиться одним «Сквидом» в кормовой надстройке.
 
Неполноценный, промежуточный характер проекта 16 сказался на сроках службы кораблей. Все представители этой серии прослужили около 10 лет, после чего отправились на слом. Напротив, фрегаты типа 15 стали одними из послевоенных долгожителей — некоторые из них находились в строю без малого 40 лет.
 
Впрочем, к тому времени основу ВМС Великобритании составили новые поколения противолодочных судов специальной постройки. Проект унифицированного «шлюпа 1945 года», известного еще как проект 11, начал создаваться в конце войны, однако новые подлодки поставили на нем крест — теперь его скорость в 25 узлов выглядела явно недостаточной. Ему на смену пришел 29-узловый проект 12 («Уитби»), ставший базовым на много лет вперед. Главной его отличительной особенностью стал своеобразный корпус с возвышенной носовой частью, V-образной в сечении и переходящей с резким уклоном в широкую и более низкую среднюю часть, имевшую чуть ли не линкорное «квадратное» образование. Все это придавало кораблю довольно непривычный вид, однако оказалось высокоэффективным средством хорошо держать скорость при сильном волнении. Еще одним «хитом» стали огромные для столь небольшого корпуса (почти 4 м в диаметре) винты, обеспечивавшие малошумный ход.
 
Что касается вооружения, то первоначально в качестве главного калибра предполагалось установить спаренный 76-мм автомат, однако «артиллерийское лобби» в Адмиралтействе настояло на более солидной спарке 114-мм полуавтоматических орудий в башенной установке, аналогичной примененной на послевоенных эсминцах. Изначально выбранная лишь в качестве временной меры, характерная объемистая прямоугольная конструкция также надолго стала характерной чертой британских фрегатов.
 
Легкое зенитное вооружение было представлено полностью стабилизированной 40-мм спаркой STAAG, имевшей также автономную систему наведения со своим радаром. Мощным выглядело противолодочное вооружение: два бомбомета «Лимбо» дополнялись 12-ю торпедными трубами, из которых две спарки могли наводиться, а остальные являлись неподвижными. Уже отмеченные выше неприятности с новыми торпедами и явная перегрузка привели к тому, что все корабли типа «Уитби» лишились своего торпедного оружия вскоре после вступления в строй.
 
В пару к борцам с подводными лодками англичане решили создать практически в том же корпусе фрегат ПВО. Для них в качестве механической установки выбрали дизели, в результате чего тип 41 («Леопард») лишился трубы (выхлоп производился через тонкие трубки, спрятанные внутри решетчатых мачт), зато приобрел вторую спаренную 114-мм установку. Артиллерия (ставшая автоматической) оснащалась самой совершенной на то время системой управления огнем, а на второй мачте теперь красовался радар дальнего обнаружения типа 960.
 
Противовоздушный тип корабля не получил широкого развития. В отличие от «Уитби», повторенных второй серией из девяти кораблей типа «Ротсэй», зенитные «хищные звери» дали странного потомка в лице четырех единиц типа «Солсбери». Номинально также являясь кораблями ПВО, они лишились кормовой башни, зато были оборудованы еще более мощным и дальнодействующим радаром. Строился усеченный тип 61 очень медленно: срок от закладки до вступления в строй всех фрегатов составлял почти пять лет.
 
Помимо всего, как противолодочный, так и противовоздушный варианты стоили очень дорого: 3,5 млн. фн. ст., дороже самого большого крейсера Второй мировой войны (правда, без учета инфляции). А лишних денег в бюджете послевоенной Англии не наблюдалось. Поэтому суеверные конструкторы и лорды Адмиралтейства пропустили несчастливый 13-й номер и создали удешевленный тип 14 («Блэквуд»). Он стал уже воистину чисто противолодочным. На два бомбомета «Лимбо» и четыре торпедных аппарата приходилось всего три 40-мм автомата. Столь же специализированным стало и оборудование. Мощность машин уменьшилась вдвое, однако меньшему по размерам корпусу ее хватало для обеспечения хода в 25 узлов. Парадоксально, но эти корабли «второго сорта» стали одними из лучших охотников за субмаринами, опережая все более современные и дорогие проекты. Причина заключалась в том, что со своим однообразным вооружением они основное время уделяли именно противолодочной подготовке. И все же, несмотря на успехи, время «узких специалистов» быстро миновало. Наступала долгая эпоха кораблей-универсалов.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • ТАКОЕ НЕЛЁГКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ

    ТАКОЕ НЕЛЁГКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕТяжелейшая для России Первая мировая, за которой последовала ещё более губительная для страны гражданская война, отбросили военно-морской флот державы на много лет назад. Победившим «красным» приходилось пользоваться осколками бывшего «царского» могущества. Именно так обстояли дела и с подводными лодками. В 1920-х годах в строй постепенно вводились уцелевшие довоенные единицы, причём далеко не всегда лучшие. Скорее, самые сохранившиеся, которые можно было поставить на службу без титанических усилий и затрат. Что касается перспектив, то в наследство также осталось пёстрое сборище проектов развития отечественных «барсов», заокеанских «голландов» и «продуктов» итальянца Лауренти, находившихся в самой разной стадии разработки. Важная проблема состояла в том, что отрезанная на несколько лет от мировой военно-технической мысли Советская Россия не могла толком использовать богатый опыт, накопленный в разработке и эксплуатации подводных лодок в других странах за время мировой войны.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.