Морская коллекция

И ВНОВЬ — КОРВЕТЫ

19.06.2015

И ВНОВЬ — КОРВЕТЫЕсли говорить о закономерностях развития эскортных сил основных морских держав в 1940-е годы, то прежде всего бросается в глаза постоянный рост размеров кораблей. Эта тенденция продолжилась и во времена «холодной войны». На просторах океанов требовались корпуса, позволявшие вместить не только солидный запас топлива, но и соответствующее вооружение, многочисленную электронику и гидроакустику, что приводило к увеличению водоизмещения и стоимости строительства. Некогда популярные корветы, ведущие свою родословную от небольших рыболовных суденышек, казалось бы, навсегда сошли со сцены.

 

Однако для стран, располагавшихся на берегах внутренних морей и не претендующих на океанское господство, преимущества низкой стоимости постройки и эксплуатации малых боевых единиц флота оставались весьма заманчивыми. На Западе наиболее последовательным сторонником этой точки зрения была Италия. Мы уже говорили об удачных противолодочных корветах типа «Але», созданных в этой стране в годы Второй мировой войны. Неудивительно, что именно они и стали прототипом недорогих эскортных кораблей нового поколения.
 
Развитие ВМС европейских стран НАТО в 1950-х годах началось благодаря финансовой помощи США. В частности, на американские деньги Италия должна была построить серию небольших противолодочных кораблей. Планом предусматривалось поставить три единицы для собственного флота, четыре для ВМС Дании и один для Голландии.
 
Изящные 800-тонные корветы типа «Альбатрос» внешне напоминали своих предшественников военного времени весьма отдаленно. Они имели новомодные гладкопалубные корпуса, надстройку от борта до борта посередине, а также набор нового оружия, разработанного на Апеннинском полуострове. В число последнего входили 76-мм малогабаритные автоматические установки, впоследствии ставшие «гвоздем» итальянской военной промышленности.
 
Однако первый блин оказался комом. Хотя номинально орудие фирмы «Стабилименто Меканичи ди Поццуоли» могло делать до 50 выстрелов в минуту, в барабане, из которого производилась автоматическая подача, находилось всего 14 унитарных патронов. Так что, выпустив очередь в течение 20 секунд, корабль на время прекращал стрельбу, пока барабан вручную пополнялся из погреба. Мало того: заряжание самой пушки производилось в строго вертикальном положении ствола(как впоследствии у большинства ракетных зенитных установок). Большие нагрузки на механизмы поворота и возвышения приводили к частым поломкам. Орудие заслужило очень дурную репутацию, хотя сам по себе принцип барабанного заряжания и выбор калибра были совершенно правильными.
 
Итальянцы потерпели фиаско не только с артиллерией: столь же малопригодными оказались и первые образцы противолодочных бомбометов фирмы «Менон». Результат оказался печальным: вскоре после ввода в строй с итальянских кораблей сняли и 76-мм автоматы, и «меноны», заменив их обычными 40-мм «бофорсами» и морально устаревшими «хеджехогами». Впоследствии вооружение несколько усилили, добавив пару 40-мм стволов и трехтрубные торпедные аппараты для малых американских торпед ПЛО. Голландцы вообще решили не мучиться со «средиземноморским чудом» и быстро возвратили построенный для них «Линке» обратно в Италию. Только датчане продолжали терпеливо сражаться с хрупкими и капризными автоматами (правда, от бомбометов они решительно отказались). Однако они же первыми и вывели корабли из состава флота (впрочем, по истечении 25-летнего срока службы).
 
После первой неудачи итальянцы вернулись к строительству корветов лишь десяток лет спустя. Любопытно, что характеристики кораблей типа «Пьетро де Кристофаро» формально почти полностью повторяли запланированные для их предшественников: все те же два 76-мм автомата и бомбомет фирмы «Менон»... Однако теперь все оружие работало вполне исправно, а создатель орудий — концерн «ОТО-Мелара» — сделал серьезную заявку на роль лидера в области компактных трехдюймовок, потомки которых по сей день составляют основу артиллерийского вооружения большинства современных боевых кораблей Запада. Скорость с явно недостаточных 19 узлов возросла до 23, а акустическое оборудование теперь включало буксируемый гидролокатор, значительно повышавший дальность обнаружения подводного противника. Изменилась и архитектура корпуса, который вновь, после долгого засилья гладкопалубников, получил полубак.
 
Дальнейшая история итальянских корветов характерна для тенденций конца 80-х — 90-х годов XX века. Ослабление международной напряженности, связанное с распадом Варшавского пакта, вызвало вполне понятное желание попытаться сэкономить толику средств. В моду вошли «корабли на вырост», недовооруженные и предназначенные в мирное время для самых различных полувоенных нужд: охраны территориальных вод, обучения персонала, использования в качестве спасательных судов и даже буксиров.
 
Конструкторы фирмы «Финкантьери» создали две весьма удачные серии. Более обильно насыщенная электроникой, оборудованием и оружием «Минерва» в случае необходимости могла принять еще четыре установки противокорабельных ракет «Отомат» (из которых можно также запускать противолодочные ракетоторпеды МИЛАС) и буксируемый гидролокатор, становясь вполне современным многоцелевым кораблем небольшого водоизмещения с хорошо уравновешенными характеристиками.
 
Практически такая же по водоизмещению, но более короткая и широкая «Кассиопея» вообще не имела ракетного вооружения, но зато в корме располагалась посадочная площадка для вертолета, что делало ее отличным «охранником» в мирное время. Поэтому неудивительно, что средства для постройки нашлись у министерства торгового флота, крайне заинтересованного в дешевом судне береговой охраны. Чтобы максимально сэкономить, на них установили 76-мм орудия, систему управления огнем и некоторое другое оборудование, снятое со списанных фрегатов типа «Бергамини». Так уже в наше время трансформировалась итальянская традиция постройки небольших универсальных сторожевиков.
 
И ВНОВЬ — КОРВЕТЫ
 
69. Корвет «Пьетро де Кристофаро», Италия, 1966 г.
 
Построен на верфи в Рива Тригосо. Водоизмещение стандартное 850 т, полное 1020 т. Длина наибольшая 80,2 м, ширина 10 м, осадка 2,5 м. Мощность двухвальной дизельной установки 8500 л.с., скорость 23 узла. Вооружение: два 76-мм орудия, шесть 324-мм торпедных аппаратов ПЛО, одноствольный бомбомет «Менон». Всего в 1966 году построено 4 единицы: «Умберто Гроссо», «Пьетро де Кристофаро», «Личио Визинтини» и «Сальваторе Тодаро». Списаны в 1992—1993 годах.
 
70. Корвет «Альбатрос», Италия, 1955 г.
 
Построен на верфи ВМФ в Кастепламаре. Водоизмещение стандартное 800 т, полное 950 т. Длина наибольшая 76,3 м, ширина 9,7 м, осадка 2,8 м. Мощность двухвальной дизельной установки 5200 л.с., скорость 19 узлов. Вооружение: два 76-мм орудия, два 40-мм автомата, два бомбомета «Хеджехог», один бомбосбрасыватель. В 1963 году перевооружены: установлены четыре 40-мм автомата и два трехтрубных 324-мм торпедных аппарата ПЛО. Всего в 1955 — 1956 годах построено 8 единиц: «Альбатрос», «Алсьоне» и «Айроне» для итальянских ВМС, «Линке» для Голландии и «Бел-лона», «Флора», «Диана» и «Тритон» для Дании. Все списаны между 1974 и 1990 годами.
 
71. Корвет «Минераа», Италия, 1988 г.
 
Построен фирмой «Финкантьери». Водоизмещение стандартное 1030 т, полное 1290 т. Длина наибольшая 86,6 м, ширина 10,5 м, осадка 3,5 м. Мощность двухвальной дизельной установки 11 000 л.с. скорость 35 узлов. Вооружение: установка ЗРК «Альбатрос», одно 76-мм орудие, шесть 324-мм торпедных аппаратов ПЛО. В военное время возможна установка противокорабельных и противолодочных ракет. Всего в 1988—1991 годах построено 8 единиц: «Минерва», «Урания», «Данаиде», «Сфинье», «Дриаде», «Химера», «Фениче» и «Сибилла». Все находятся в строю.
 
72. Корвет «Кассиопея», Италия, 1991 г.
 
Построен фирмой «Финкантьери». Водоизмещение стандартное 1110т, полное 1475 т. Длина наибольшая 79,8 м, ширина 11,8 м, осадка 3,6 м. Мощность двухвальной дизельной установки 8800 л.с., скорость 21 узел. Вооружение: одно 76-мм орудие, два 20-мм автомата, один вертолет. Всего в 1991 году построено 4 единицы: «Кассиопея», «Либра», «Спика» и «Вега». Все находятся в строю.
 
Говоря об итальянских корветах, нельзя не упомянуть об экспортных заказах для стран «третьего мира». Не совсем удачный «Альбатрос» тем не менее привлек внимание — прежде всего тем, что при своей дешевизне он существенно превосходил по характеристикам старые английские корветы типа «Флауэр», в большом количестве разошедшиеся по флотам самых разных государств. Помимо соратников по НАТО, «альбатросы» решила приобрести далекая Индонезия, оказавшаяся после получения независимости в некоторой изоляции и нуждавшаяся в создании собственных достаточно сильных ВМС. Два корабля, «Паттимура» и «Султан Хасанудин», отличались от прототипа трехвальной дизельной установкой повышенной мощности, позволявшей развивать 22 узла даже при увеличившемся до 950 т водоизмещении. Прочие изменения включали улучшенную вентиляцию и 30-мм автоматы вместо 40-мм «бофорсов».
 
Карьера «итальянцев» во флоте Индонезии оказалась необычной. Вскоре после вступления в строй, в начале 1958 года резкая переориентация прокоммунистического правительства Сукарно на Советский Союз прервала поставки запчастей и боеприпасов. Зато в «Страну тысячи островов» широкой рекой потекло советское оружие. Корветы перевооружили, но на фоне многочисленных фрегатов, эсминцев и даже крейсера (бывшего советского «Орджоникидзе») они быстро потеряли свое боевое значение. И после переворота, осуществленного генералом Сухарто в 1965 году, Индонезия вновь переориентировалась на Запад. Большинство крупных советских кораблей быстро отправились на слом, в то время как «Паттимура» и «Хасанудин» пережили их и благополучно просуществовали до начала 1980-х годов.
 
Любопытно, что в августе 1993 года ВМС Индонезии вновь пополнились корветами, тесно связанными с советской кораблестроительной школой. Речь идет о 16 единицах типа «Пархим», поставленных вскоре после объединения Германии. Эти корабли имели долгую и весьма интересную историю.
 
Чтобы проследить ее начало, следует вернуться в СССР, в далекий 1963 год, когда Зеленодольскому КБ было выдано задание на разработку малого противолодочного корабля (МПК) проекта 1124. По любопытному совпадению, он получил то же кодовое название, что и первый послевоенный «итальянец» аналогичного класса — «Альбатрос». Впрочем, советская «птица» имела несколько другое происхождение: если средиземноморский корвет представлял собой уменьшенный фрегат, то наш — скорее увеличенный катер проекта 204, поскольку его корпус сохранил многие черты 450-тонного прототипа, ведущего свою родословную от больших охотников за подводными лодками.
 
Корабль имел не вполне обычную компоновку, также доставшуюся в наследство от 204-го: спаренная 57-мм автоматическая установка АК-725 располагалась в корме, а в носу разместился ракетный комплекс ПВО ближнего действия «Оса» и реактивные бомбометы. Существенным новшеством являлась буксируемая гидроакустическая станция «Шелонь», дальность действия которой достигала 15 — 20 км. Правда, для этого сторожевик должен был останавливаться, но зато после обнаружения он мог быстро набрать ход, поддерживая контакт уже с помощью стационарной ГАС «Аргунь». Быстроходности способствовали весьма прогрессивная механическая установка, состоявшая из двух дизельных агрегатов, работавших на бортовые валы, и газовая турбина, вращавшая средний вал. В форсажном режиме она позволяла совместно с дизелями достигать уникальной для противолодочных судов того времени скорости — 35 узлов.
 
Оригинальной особенностью стал выпуск выхлопных газов вбок, вдоль корпуса, вместо традиционной трубы. Чтобы не портить защитную окраску корпуса, его кормовую часть стали красить в черный цвет, что придавало этим и всем последующим МПК характерный вид.
 
Проект 1124 пошел в большую серию и строился в течение почти двух десятков лет. На его основе был создан вариант для пограничных сил, 1124П, на котором место «Осы» заняла вторая 76-мм спарка. Советский «Альбатрос» получился заметно удачнее своего итальянского тезки и стал родоначальником длинной ветви малых противолодочных кораблей.
 
Первоначальной модификацией стало добавление скорострельного шестиствольного 30-мм автомата АК-630 в корме, заметно усилившего защиту от воздушного противника и противокорабельных ракет. Одновременно на усовершенствованном «Альбатросе» установили новую РЛС. Один из МПК достроили по специальному проекту 1124К. Он предназначался для полномасштабных испытаний новейшего комплекса ПВО «Кинжал». Но в наибольшей степени изменениям подвергся проект 1124М, который можно рассматривать как отдельный тип. Место 57-мм спарки занял более мощный 76-мм автомат АК-176, а ПВО дополнительно усилили, добавив к «Осе» спаренную установку зенитных ракет «Стрела-3». Почти полностью обновилось радиолокационное и гидроакустическое оборудование. Правда, небольшой корпус все это вмещал уже с некоторым трудом, и, чтобы хоть немного уменьшить перегрузку, один из реактивных бомбометов пришлось снять.
 
Корабли проекта 1124М продолжали строить вплоть до распада СССР и в первые годы существования независимых России и Украины.
 
Небольшой и недорогой, «Гриша» (такое обозначение МПК получил по классификации НАТО) мог стать интересным и для союзников СССР Наиболее мощной кораблестроительной промышленностью из стран Варшавского Договора обладала, несомненно, Германская Демократическая Республика. Именно там, на верфи в Волгасте, заложили 16 единиц проекта 133, перенявшего многие черты 1124М, прежде всего — компоновку. Имелись и некоторые отличия в вооружении и оборудовании. Так, немцам пришлось ограничиться «Стрелой», а опускаемую ГАС «Шелонь» остроумно заменили вертолетной гидроакустической станцией, которую «вывешивали» на стреле с правого борта. Специфика Балтики, где во всех последних войнах огромное значение имело минное оружие, привела к увеличению числа принимаемых на борт мин до 30. Отказались и от комбинированной двигательной установки: теперь все три вала приводились во вращение дизелями, что не могло не сказаться на скорости хода, немного не дотягивавшего теперь до скромных 25 узлов.
 
Хотя западные специалисты критиковали германский МПК как слишком «мокрый», он заслужил признание качеством постройки. Несмотря на ухудшенные (по сравнению с современным им «Альбатросом») данные, «старший брат» заказал серию и для себя. Главная причина состояла в необходимости поддержать судостроительную промышленность союзника. Так в последние годы существования социалистического лагеря на той же верфи сошли со стапелей 12 единиц для Советского Союза (проект 1331М), причем последние попали к заказчику буквально за несколько месяцев до исчезновения ГДР с карты мира.
 
Судьба оставшихся в Германии «пархимов» решилась не сразу.
 
Несколько МПК даже включили в состав Бундесмарине, но ненадолго. В 1992 году их, а также выведенные в резерв и медленно ржавеющие у причалов единицы несколько подновили и парами стали отправлять на другой конец земного шара, в Индонезию. Там они до сих пор находятся в строю, как продолжают службу еще многие бывшие советские корветы-МПК в составе флота России.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • «СЕРЫЕ» ГОДЫ БРИТАНСКИХ ПОДВОДНЫХ СИЛ

    «СЕРЫЕ» ГОДЫ БРИТАНСКИХ ПОДВОДНЫХ СИЛПомимо довольно экзотических проектов, таких, как, например, огромные паротурбинные субмарины для действий с флотом типа «К», или подводные мониторы типа «М», британский флот продолжал и «правильную» линию развития универсальных подводных «адмиралтейских» лодок дальнего действия, начатую ещё в 1908 году типом «D». Мы помним, что наиболее удачными лодками, вынесшими в основном тяжесть Первой мировой, стали три серии типа «Е», строившиеся с начала войны до её конца. Однако конструкторы отнюдь не собирались останавливаться на достигнутом.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.