Морская коллекция

ИСКУСНОЕ ПОДРАЖАНИЕ

26.03.2016

ИСКУСНОЕ ПОДРАЖАНИЕИногда перед морскими странами второго эшелона вопросы обороноспособности ставят неразрешимые проблемы, отсутствующие у великих держав просто в принципе. Так, Испании ее морскую политику диктовали не экономические интересы, не король, а исключительно тот факт, какое правительство находится у власти: либералы или консерваторы. Как водится, оба конкурирующих кабинета радели за сильную и процветающую Испанию, но вот пути достижения этой цели у них порой кардинально различались.

 
Первые считали, что для Испании просто необходимо делать мощные корабли на уровне передовых мировых стандартов пусть даже за рубежом. Вторые полагали, что при подобном раскладе финансовые потоки уходят за границу и не способствуют экономическому росту страны, а потому корабли надо строить исключительно дома, даже если они и получаются дороже, а темпы строительства будут намного медленнее. Правда, и те, и другие были солидарны в одном — без зарубежной помощи самостоятельно разработать проект современного корабля будет очень и очень проблематично. В итоге, из-за частой сменяемости кабинетов министров судостроительная доктрина могла меняться самым кардинальным образом в течение непродолжительного времени.
 
К началу 80-х гг. XIX века среди испанских моряков сложились две конкурирующие школы. Первые считали, что в будущей войне ведущую роль в морских сражениях будут играть броненосцы, тогда как вторые предлагали отдать ее крейсерам. Правда, спор между ними шел не столь радикально, как, скажем, в той же Франции, предложившей «молодую школу», а скорее в приоритетах морской стратегии. Сторонники крейсеров предстоящую войну видели исключительно колониальной, для ведения которой требуются корабли с большой дальностью плавания и высокой скоростью, чтобы парализовать неприятельскую торговлю и защитить свою. Сторонники броненосцев считали, что следует сосредоточиться на обороне метрополии и потому строить мощные, пусть тихоходные с небольшой автономностью броненосцы.
 
Первое время, по окончании гражданских войн на Пиренеях и воцарении Альфонсо XII, морские министры еще пытались найти баланс между двумя школами, но очень скоро стало ясно, что небогатой Испании строить одновременно и крейсера, и броненосцы просто не по карману. В 1887 г. Германия спровоцировала Каролинский кризис и захватила один из островов Каролинского архипелага, принадлежавший Испании. В пришедшем к власти новом правительстве портфель морского министра достался адмиралу Рафаэлю Родригесу Ариасу, сделавшему ставку на крейсера. В наследство от предшественников ему достался сооружаемый в Клайдебанке крейсер нового типа — «Рейна Рехенте»...
 
Нельзя сказать, что заказанный корабль полностью отвечал сменившимся требованиям. Он сооружался на иностранной верфи, в то время как «интересы государства» требовали национального строительства, он был слишком крупным для идеального скаута, однако не дотягивал для крейсера эскадренного боя. Но отказываться было уже поздно, в новостройку вложили приличную сумму. Так что волей-неволей «Рейна Рехенте» послужила отправной точкой.
 
Основой проекта для «Рейны Рехенте» стали британские «мерсеи», приспособленные под испанские требования. В первую очередь это касалось регламентной артиллерии системы Онтория. В результате в качестве прототипа была выбрана увеличенная версия «мерсеев» — «Орландо».
 
Поскольку традиционные испанские судостроители — казенные адмиралтейства в Ферроле, Карраке и Картахене совершенно не соответствовали новым веяниям и вообще не имели необходимых мощностей, параллельно с проектированием шла их перестройка. В итоге, когда стапели перестроенных адмиралтейств были готовы к закладке, а судостроители под руководством английского инженера Ч.Палмерса основательно «подправили» английский проект, выяснилось, что тот «потяжелел» более чем на тысячу тонн.
 
В первую очередь изменения коснулись главного калибра. Специально для новых крейсеров Онтория разработал барбет под 280-мм орудие. Ранее подобные пушки поставлялись на броненосец «Пелайо». 140-мм артиллерия среднего калибра, производства того же завода Онтория, что и на прототипе, и на «Рейне Рехенте», группировались в батарее на верхней палубе. Так что удачно попавший снаряд противника мог вывести из строя если не все, то многие из орудий. Тем не менее на гипотетическую опасность посмотрели сквозь пальцы, за что уже в скором времени пришлось дорого заплатить кровью испанских моряков.
 
Увеличенные размеры определили выбор и более мощных механизмов.
 
Видя увеличение проекта, правительство в 1887 г. заменило планируемые крейсера — один в 4500 тонн и восемь — в 3200 тонн на шестерку «подросших» уже до 6500-тонной отметки кораблей. К моменту же закладки из-за постоянных дополнений и изменений в проект он еще более «пополнел» и теперь фигурировал в бумагах уже как 7000-тонный крейсер.
 
Заказ на три судна распределили между тремя казенными адмиралтействами. А тендер еще на три, для экономии средств, после довольно жесткого конкурса достался небольшой фирме «Сосьедад Астильерос дель Нервион» из Сестао (Бильбао). Летом — осенью 1889 г. в соответствии с контрактом заложили кили крейсеров «Инфанта Мария Тереса», «Альмиранте Окендо» и «Бискайя». Но, увы, не имея опыта серьезного судостроения, фирма уже в следующем году стала испытывать финансовые затруднения, а через год вообще обанкротилась! В итоге строительство так необходимых для флота кораблей полностью заморозилось, и исправлять ситуацию пришлось опять-таки казенному адмиралтейству из Ферроля. Контрактные сроки выдержать все равно не удалось, но к лету 1893 г. головная «Инфанта Мария Тереса» все-таки вступила в строй. В следующие два года арсенал сдавал флоту еще по крейсеру в год. Призрачная экономия средств, фактически обанкротившая частника, в конце концов привела к увеличению цены корабля с 15 до 20 миллионов песет!
 
Между тем правительство, счастливо распределив заказы, пришло к выводу, что большое число миноносцев программы 1887 г. по цене как раз составляют седьмой, дополнительный крейсер типа «Инфанта Мария Тереса», который и решили строить на фирме «Вея Мурхия».
 
Аппетит, как известно, приходит во время еды, так и запросы моряков постоянно возрастали. Указывая на то, что эскадре из «терес» потребуется флагман, моряки настояли на выборе для седьмого крейсера в качестве прототипа британского «Блейка», наиболее полно соответствовавшего изменившимся испанским запросам. Артиллерия главного калибра из 280-мм орудий снова подверглась модернизации. Размещение среднего калибра немного пересмотрели, в результате чего он частично отправился в казематы. Но самое главное, корабль лишился довольно толстого броневого пояса по ватерлинии, уже ставшего «визитной карточкой» испанских броненосных крейсеров. (Его толщина, достигавшая 305 мм, дала возможность причислить «инфанты марии тересы» к классу броненосцев.) В итоге всех переделок новый проект, нареченный «Эмперадор Карлос V», стал почти на две тысячи тонн крупнее «терес», и этот неброненосный крейсер причислили к броненосцам скорее по инерции.
 
Между тем с очередной сменой правительства в середине 1890-х гг. поменялись и судостроительные приоритеты. Пришедшие к власти либералы оказались полностью ориентированы на зарубежное судостроение. По принятому в апреле 1896 г. дополнению к судостроительной программе предполагалось купить за границей один «броненосец» первого ранга и два — второго. «Переводя» с испанской классификации на общепринятую, это означало: один большой броненосный крейсер и два малых.
 
В объявленном международном конкурсе на строительство броненосца, которому даже дали наименование «Эмперадор Филипе II», победил проект Армстронга. Он представил башенный броненосец относительно малого водоизмещения 11 000 т. и скоростью 18 узлов с вооружением из двух 305-мм и восемнадцати 152-мм орудий. А далее начались бесконечные консультации и согласования, которые после поражения в испано-американской войне свернули вместе с проектом. Впрочем, для самого Армстронга приобретенный опыт оказался полезным, и наработки легли в основу броненосцев-убийц броненосных крейсеров «Конститусьон» и «Либертад».
 
А вот пополнение «броненосцами второго ранга» оказалось вполне реальным. В июне 1896 г. испанцы договорились о продаже сооружаемых фирмами Ансальдо и Орландо крейсеров «Джузеппе Гарибальди» и «Варезе». Незамедлительно оба корабля получили испанские наименования «Кристобаль Колон» и «Педро д'Арагон». Но если первый, чье финансирование осуществлялось из госбюджета, все-таки поднял испанский флаг, то деньги на второй, собираемые по всенародной подписке, так и не собрали. Дело усугубила очередная смена правительства. Итогом непродолжительного пребывания консерваторов у власти стал отказ от пока еще не установленных орудий главного калибра на уже готовый «Кристобаль Колон». Безусловно, желание сделать крейсер со стандартным 240-мм орудием Гильена выглядит похвальным, но в результате, учитывая традиционный испанский долгострой (и орудий тоже!), крейсер отправился в свой последний бой вообще без главного калибра!
 
Но история испано-итальянских крейсеров на этом не закончилась. Снова вернувшиеся к власти либералы в начале 1898 г., жестко раскритиковав своих предшественников, вернулись к идее покупки итальянского броненосного крейсера. Поскольку Аргентина из-за обострения ситуации с Чили уступать обратно «Педро д’Арагон» не собиралась, удалось достичь соглашения о продаже «Карло Альберто». Но началась испаноамериканская война и, соблюдая нейтралитет, Италия... перешла на тайные переговоры. Крейсер, переименованный в «Ла Абана» (на волне патриотизма, в честь столицы Кубы), ввести в строй планировали в апреле 1898 г. Но приемо-сдаточные испытания отодвинули дату готовности, и он к отправке эскадры Серверы так и не успел. Трудно сказать, чем бы могла обернуться история с «Абаной» при других обстоятельствах. А так, испанцы желали бы осуществить перегон новоприобретенного крейсера в Сантьяго, а итальянцы хотели сбыть его и при этом не нарушить международного права. Все решило окончание войны, когда с отсутствием свободных средств в испанском бюджете крейсер, наконец, поднял итальянский флаг.
 
ИСКУСНОЕ ПОДРАЖАНИЕ
 
106. Броненосный крейсер «Инфанта Мария Тереса», Испания, 1893 г.
 
Строился в Бильбао фирмой «Сосьедад Астильерос дель Нервион». Водоизмещение 7000 т, длина по ватерлинии 103,63 м, ширина 19,81 м, осадка 6,55 м. Мощность двухвальной машинной установки 13 700 л.с., скорость 20 уз. Дальность плавания 9700 миль. Бронирование: пояс 254 — 305 мм, переборка 305 мм, барбеты 250 мм, шахты 200 мм, палуба 51 —76 мм, рубка 305 мм. Вооружение: два 280/35-мм и десять 140/35-мм орудий, все системы Онтория (в середине 1890-хг. 140-мм конвертированы в скорострельные), шестнадцать малокалиберных скорострелок, два пулемета, восемь торпедных аппаратов.
 
Всего в 1893 —1895 гг. построено три единицы: «Инфанта Мария Тереса», «Бискайя» и «Альмиранте Окендо». Все погибли в сражении у Сантьяго де Куба 3 июля 1898 г.
 
107. Броненосный крейсер «Эмперадор Карлос V», Испания, 1895 г.
 
Строился в Кадисе фирмой «Вея Мурхия». Водоизмещение 9235 т, длина по ватерлинии 115,82 м, ширина 20,42 м, осадка 7,85 м. Мощность двухвальной машинной установки 15 000 л.с., скорость на испытаниях 20 уз., фактически — 16 уз. Бронирование: пояс, прикрывающий батарею, 51 мм, барбеты 250 мм, палуба на скосах 162 мм, орудийные щиты 80 мм, рубка 305 мм. Вооружение: два 280/35-мм орудия системы Онтория, восемь 140/35-мм скорострельных пушки Канэ, четыре 105/35-мм скорострельных орудия Круппа, восемь малокалиберных скорострелок, два пулемета, шесть торпедных аппаратов.
 
Принят флотом в августе 1897 г., но артиллерия главного калибра смонтирована лишь в 1898 г., из-за чего к отправке эскадры Серверы не успел. Во время службы наименование крейсера сократилось до «Карлос V», хотя никакого приказа о переименовании не было.
 
108. Бронепалубный крейсер «Рейна Рехенте» (I), Испания, 1888 г.
 
Строился в Клайдебанке фирмой Томпсона. Водоизмещение 4664 т, длина по ватерлинии 97,3 м, ширина 15,43 м, осадка 5,9 м. Мощность двухвальной машинной установки 11 600 л.с., скорость 20 уз. Бронирование: палуба 51 —127 мм. Вооружение: четыре 240/35-мм орудия, шесть 120/35-мм орудий, семь малокалиберных скорострелок, два пулемета, пять торпедных аппаратов.
 
Всего построено три единицы: «Рейна Рехенте», «Альфонсо XIII» и «Лепанто». «Рейна Рехенте» погиб во время шторма 10 марта 1895 г. «Лепанто» й «Альфонсо XIII» пошли на слом после достройки.
 
Но вернемся к крейсерам, строившимся на казенных адмиралтействах. Первыми на слипах Ферроля и Картахены были заложены копии «Рейны Рехенте», «Альфонсо XIII» и «Лепанто». По многим пунктам эти крейсера должны были стать «самыми-самыми». Самыми крупными стальными кораблями испанской постройки, обладателями самых мощных главных механизмов, с самой совершенной системой непотопляемости и т.д. Но увы, даже простое копирование оказалось испанцам не по зубам, пусть и с мощной иностранной поддержкой. Машины так и не смогли выдать требуемую мощность. Перегрузка привела к катастрофическому положению с остойчивостью. В итоге, «Альфонсо XIII» принадлежит, вероятно, рекорд самой непродолжительной карьеры в мире: так и не сумев пройти всей программы сдаточных испытаний, он отправился «под нож». В отличие от своего близнеца крейсер «Лепанто» в строю все же побывал, но лишь в качестве учебного корабля.
 
Четвертый корабль этого типа, заложенный после гибели «Рейны Рехенте» и потому унаследовавший ее наименование, разумно откорректировали с учетом испанских реалий. В результате получился добротный и надежный корабль, правда, водоизмещением почти на тысячу тонн больше — из-за тяжелого испанского оборудования. Кроме того, на второй «Рейне Рехенте» постарались применить максимальное число технических новинок, появившихся к тому времени, в частности, водотрубные котлы Бельвиля. Но, увы, проектные 20 узлов так и остались недостижимой мечтой нового крейсера, а потому он утратил всякую боевую ценность уже на момент постройки.
 
Ситуация, подобная со второй «Рейной Рехентой», сложилась и с тремя копиями «Инфанты Марии Тересы». Строившиеся на трех главных адмиралтействах, они уже в процессе создания стали фактически новым типом. В ноябре 1895 г. Консультативный совет утвердил глубокую переработку под испанские требования проекта известного отечественного кораблестроителя Х. Костельота. Уже порядком устаревшее 280-мм орудие уступило место новому 240-мм, 140-мм пушки Онтория —скорострелкам Канэ того же калибра. Но самое главное, за счет облегчения артиллерии и отказа от толстого и узкого пояса (имевшего, как оказалось, потом весьма проблематичную ценность), удалось более-менее оптимально забронировать жизненно важные части корабля. Но, самое важное, открытая всем снарядам батарея скорострельной артиллерии переместилась в изолированные бронированные казематы.
 
Что интересно, практически ни одно адмиралтейство не оказалось готово к строительству столь крупного корабля. Апофеозом стала история со спуском на воду «Принсесы де Астуриас». На праздничной церемонии выяснилось, что корпус сходить на воду совершенно не собирается. Пришлось мобилизовать все лебедки в округе и проводить трудоемкую операцию волочения крейсера на глубокую воду. В первый день путем неимоверных усилий удалось сдвинуть корабль лишь на 2 м, на следующий день — на 17 м. Так шаг за шагом, несмотря на неизбежные многочисленные повреждения и деформации корпуса, он шел к своей родной стихии. Наконец во время сильного прилива корабль удалось вывести на глубокую воду. В результате крейсер оказался последним крупным кораблем, построенным на арсенале в Ла Карраке. Схожая история повторилась в Картахене со строительством «Каталуньи», правда, не в столь фарсовом виде.
 
Постепенно набирался опыта и производитель главных энергетических установок — компания «Макиниста Тер-рестре и Маритима» из Барселоны. Если «Лепанто» и «Альфонсо» вместо проектных 20 узлов едва давали 12, то «Карлос V» на испытаниях уже вплотную приблизился к контрактным характеристикам, правда, как оказалось, без «рекордного» угля и кочегаров он смог развивать лишь 16 узлов. Зато тройка «терес» казенной постройки уже запросто давала 18 узлов на естественной тяге и 20 — на форсированной. Так что постепенно, потом и кровью испанские судостроители набирались опыта. И всем бы «Карденал Хименес де Сиснерос», «Принсеса де Астуриас» и «Каталунья» были хороши, если бы не отчаянно длительная постройка. Они идеальным образом подошли бы для эскадры Серверы, но, увы, к моменту ввода в строй уже окончательно устарели.
 
Подведя итог крейсерской программе Испании, следует отметить, что из двенадцати крейсеров ровно половина была построена на частных верфях (в Испании или за рубежом). А все шесть крейсеров, строившиеся на казенных адмиралтействах, из-за крайне медлительной постройки устарели еще на стапеле, так и не успев к началу испаноамериканской войны. Но надо отметить, что испанцы извлекли правильные уроки. Отечественная промышленность хоть и с трудом, но подтянулась до мирового уровня. Но самое главное, когда в 1906 г. встал вопрос о восстановлении былого морского могущества, призрачная экономия средств при строительстве на правительственных заводах больше не маячила перед испанскими парламентариями. Именно так и возник крупнейший судостроительный концерн «Сосьедад Эспаньола де Конструксьон Навал», постепенно подобравший под себя всю судостроительную отрасль.
 
А что же построенные крейсера? И снова половина — шесть из двенадцати погибли: уже упомянутая «Рейна Рехенте» затонула со всем экипажем по время урагана. В сражении у Сантьяго де Куба в составе эскадры адмирала Серверы отправились на дно «Инфанта Мария Тереса», «Альмиранте Окендо», «Бискайя» и «Кристобаль Колон». И, наконец, 28 октября 1905 г., налетев на неотмеченный на картах риф, затонул «Карденал Сиснерос».
 
Исключая сданные на слом сразу после достройки «Лепанто» и «Альфонсо XIII», остальным крейсерам была уготована на редкость долгая судьба. Причем, все четыре довольно активно привлекались к боевым действиям в Марокко. Но самую большую пользу для Испании корабли принесли показом своего флага.
 
«Эмперадор Карлос V» по окончании испано-американской войны, как крупнейший корабль испанского флота на тот момент, был оборудован шикарным адмиральским салоном, благодаря чему он стал излюбленной «яхтой» для визитов различных VIP-персон: участие в Альхесирасской конференции, разнообразные визиты и кругосветное плавание. Но пика популярности он достиг в 1913 г., во время гражданской войны в Мексике, когда, защищая испанские интересы, выполнил роль стационера в Веракрусе. После ввода в строй линкоров-дредноутов «Карлос V» отходит на второй план и превращается в учебное судно.
 
В апреле 1906 г. король Альфонсо XIII на борту «Принсесы де Астуриас» посетил практически все ключевые точки Канарского архипелага. Этот визит имел огромное внешнеполитическое значение, продемонстрировав всему миру, что, несмотря на потерю огромных колоний, от Канар Испания отказываться не намерена. А наибольшую известность на международной арене крейсеру принес визит в 1908 г. в Мессину, где экипаж корабля оказал посильную помощь пострадавшим от землетрясения. В последующем «Принсеса де Астуриас» защищала интересы испанских граждан во время революции в Лиссабоне и волнений в Стамбуле.
 
«Каталунья» попала на передовицы газет мира после рандеву в ночь с 20 на 21 июня 1916 года с германской подводной лодкой U-35, передавшей личное послание Вильгельма II Альфонсо XIII с предложением вступить в войну. Впрочем, крейсер из всех своих собратьев, вероятно, наибольших успехов достиг именно на военной стезе. Так, 8 июня 1911 г. десантная партия именно с «Каталуньи» первая ворвалась в осажденный Ларош. А в апреле 1924 г. крейсер серьезно пострадал в перестрелке с неприятельскими береговыми батареями. При этом погибло несколько человек, включая командира.
 
Зато вторая «Рейна Рехенте» практически сразу после вступления в строй едва не разделила судьбу первой. 12 января 1912 г. из-за аварии кингстона на ней оказались затоплены несколько отсеков и, если бы не помощь оказавшейся рядом канонерки «Лайя», корабль неминуемо бы перевернулся и ушел на дно. Но наибольшую известность «Рейна Рехенте» получила как учебный корабль. До ввода в строй кораблей специальной постройки она успела совершить девять практических плаваний, воспитав не одну сотню будущих морских офицеров.
 
Все четыре крейсера пошли на слом в начале 1930-х гг. во время «большой чистки» флота правительством Примо де Риверы.




Рекомендуем почитать
  • ЗАОКЕАНСКОЕ ПОНЯТИЕ «ЛЁГКОСТИ»

    ЗАОКЕАНСКОЕ ПОНЯТИЕ «ЛЁГКОСТИ»Адмиралы Соединённых Штатов Америки долго сопротивлялись появлению в своём флоте лёгких крейсеров, отдавая предпочтение любимому «вашингтонскому» классу. Конец сопротивлению положил Лондонский морской договор, лимитировавший не только предельный размер кораблей разных классов, но и общее водоизмещение, отпущенное на каждый класс. Хотя американцы стали счастливыми обладателями самой большой квоты по тяжёлым крейсерам — 18 единиц, но почти вся она оказалась уже «выбранной». Не оставалось ничего делать, кроме как переходить к постройке менее амбициозных единиц, вооружение которых не могло превышать по калибру 155 мм.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.