Морская коллекция

КАРОНАДА - СТО ЛЕТ БЕЗУПРЕЧНОЙ СЛУЖБЫ НА ФЛОТЕ

27.02.2013

КАРОНАДА - СТО ЛЕТ БЕЗУПРЕЧНОЙ СЛУЖБЫ НА ФЛОТЕВ 1774 году все морские державы громом артиллерийской канонады облетело сенсационное известие - в Англии появилось новое орудие потрясающей разрушительной силы. Разумеется, туда сразу же последовали запросы: что за орудие, чем и как стреляет? Англичане вежливо и с присущим им своеобразным юмором отвечали, что познакомиться с новым орудием можно только в бою, но вряд ли стоит следовать этому совету, поскольку о полученных впечатлениях уже никто не узнает...

Однако даже в те далёкие времена, весьма ограниченные в средствах массовой коммуникации, долго скрывать такое изобретение было невозможно. Вскоре стало ясно, что речь идёт о коротких (длина канала ствола до 10 калибров) чугунных гладкоствольных пушках, изготовлявшихся Карронским (Саrron) литейным заводом в Шотландии в графстве Штирлинг. По этой причине в нашей литературе слово «каронада» иногда пишется с двумя буквами «р» -карронада. Своё боевое крещение новые орудия получили в 1775 году во время войны за независимость в Северной Америке и показали себя чрезвычайно эффективными в стрельбе по деревянным судам с близкой дистанции.

 
Каронады быстро получили всеобщее признание. Сначала их ставили только на торговые суда, но постепенно они становятся важной частью вооружения любого военного судна, а затем ими принялись вооружать и береговые батареи.
 
При одинаковой массе с пушкой каронады имели значительно больший калибр, но дальность стрельбы - меньше, а точность - хуже, чем у пушек.
 
Появление каронад подготовлено историческим процессом развития войны на море и стало ответом на постоянно обострявшуюся проблему низкой эффективности артиллерийского огня на фоне значительно возросшей боевой устойчивости деревянных судов.
 
В Российском флоте применялись каронады следующих калибров:
 
Калибр в фунтах  Калибр в дюймах
96                          9
68                          8
48                          7,7
36                          6,75
30                          6,4
24                          5,95
18                          5,35
12                          4,7
8                            4,1
 
Возьмём для примера Гогландское сражение 6 (17) июля 1788 года у о. Гогланд в Финском заливе в ходе русско-шведской войны 1788 -1790 годов. Русский линейный корабль «Владислав» (длина корпуса 51,9 м) получил 34 подводных пробоины (27 - с левого борта и 7 - с правого), был повреждён руль и совершенно избит рангоут. Корабль полностью утратил боеспособность, но уверенно держался на плаву.
 
Ещё один, более поздний, пример. Наваринское сражение 8 (20) октября 1827 года. Флагманский корабль русского флота «Азов» получил 153 пробоины (из которых семь - ниже ватерлинии), были перебиты все мачты, стеньги и реи, прострелены паруса, перебит такелаж. Представьте себе - полторы сотни пробоин при длине корпуса всего 54,3 м. При таких повреждениях корабль не только не потонул, но и не утратил своей боеспособности, а уже 13 октября направился в море и благополучно пришёл в Ла-Валетту на Мальту.
 
Рис. 1. Каронада  (из книги «Я познаю мир»)
 
Рис. 1. Каронада (из книги «Я познаю мир»)
 
Рис. 2. Чугунная 24-фунтовая каронада (из книги «Наука морской артиллерии»)
 
Рис. 2. Чугунная 24-фунтовая каронада (из книги «Наука морской артиллерии»)
 
Согласитесь, что такая эффективность артиллерийского огня вызывала много неприятных вопросов к создателям корабельной артиллерии. Ответом на этот вызов и стали каронады. Они не решили проблему полностью, это было сделано только в 1822 году, когда изобрели бомбовые пушки, но каронады значительно снизили её остроту.
 
Казалось бы, что все вопросы можно снять увеличением калибра орудий. Чем больше ядро, тем больше наносимые им повреждения, но увеличение калибра орудия имело свой предел, при превышении которого выгоды не компенсировали связанных с этим потерь. Тяжёлые орудия снижали темп стрельбы. Они быстрее разрушали судно, на котором были установлены, а также уменьшали его остойчивость и ухудшали мореходность.
 
Так ядра 30- и 48-фунтовых пушек, попадая в деревянный корпус судна, создавали пробоины диаметром 6,46 и 7,7 дюймов. По степени опасности такие пробоины практически одинаковы. И ту и другую можно было легко и быстро заделать. Преимущество большого ядра только в том, что от него образуется больше щепы, которая, разлетаясь в стороны, поражает экипаж.
 
Поэтому увеличение веса ядра и орудия было неоправданным.
 
Но существовал ещё один путь. По теории, сила удара снаряда пропорциональна его энергии. Она определяется массой снаряда и его скоростью при встрече с целью. Следовательно, можно увеличивать массу ядра за счёт определенного уменьшения его скорости.
 
Это теоретическое положение и реализовали при создании каронады. При весе, равном весу 6-фунтовой пушки каронада имела калибр 32 фунта, соответственно масса её ядра была больше. Но заряд каронады весил (примерно 1/15 веса снаряда) меньше, чем у пушки, в связи с чем скорость снаряда была меньше. При попадании в деревянное судно такое ядро вызывало очень сильный удар и не пробивало, а ломало и крушило обшивку борта.
 
Штатное положение 1805 года  (число каронад на кораблях разного ранга)
 
Штатное положение 1805 года (число каронад на кораблях разного ранга)
 
Штатное положение 1842 года  (число каронад на кораблях разного ранга)
 
Штатное положение 1842 года (число каронад на кораблях разного ранга)
 
В то время морской бой вёлся на короткой дистанции, поэтому некоторое снижение дальности и ухудшение точности стрельбы уже не имели значения. Зато уменьшение заряда позволило облегчить орудие примерно до массы, соответствовавшей 70 снарядам. В связи с этим представлялось очень выгодным заменить длинные, тяжёлые и неудобные в обслуживании пушки лёгкими орудиями, требовавшими меньше прислуги, удобными в бою и наносившими гораздо больше разрушений.
 
Изобретателем каронады считается англичанин Чарльз Гаскойн, молодой шотландский инженер, которому ко времени создания орудия было всего 30 лет. В 1759 году он поступил на службу в Карронскую железоделательную компанию и благодаря своей энергии и таланту через десять лет стал её управляющим. В эти годы под его руководством и была создана каронада.
 
Она предназначалась для стрельбы ядрами, разрывными снарядами и картечью в ближнем морском бою. Для обеспечения хороших баллистических качеств своего детища Гаскойну пришлось значительно изменить технологию отливки и повысить точность обработки стволов. Теперь ствол отливали в виде целой болванки, а канал высверливали. Вся технология производства тщательно охранялась как секретная информация.
 
Основные свойства каронад
 
Самые большие каронады - калибром 96 фунтов - имелись в русском флоте. Широко распространёнными считались калибры от 24 до 68 фунтов.
 
Длина канала с каморой для каронад всех калибров составляла 7,437 клб. Длина цилиндрической каморы находилась в пределах 0,628 - 0,788 клб. Диаметр каморы: 0,888 - 0,9 клб.
 
Коническую камору имели только 96-, 48- и 30-фунтовые каронады производства 1830 - 1840 годов.
 
Во избежание появления трещин в дульной части ствола, каронады имели распал, необходимый и для того, чтобы уменьшить разброс вылетавшего из ствола пламени, опасного для своего судна. С этой же целью было установлено минимально допустимое расстояние выдвижения орудия за пределы борта. Для открытой батареи кораблей и фрегатов оно равнялось 16,5 дюйма.
 
Ствол каронад отливали из чугуна. Его усреднённая длина для разных калибров составляла: для 48 фунтовых - 77 дюймов, для 36 фунтовых - 68,1 дюйма и для 24 фунтовых - 59,5 дюйма. В отличие от пушек ствол каронады имел только казённую и дульную части.
 
Винград имел отверстие в вертикальном направлении. В него входил подъёмный винт, который обеспечивал более точную и лёгкую наводку орудия в вертикальной плоскости. Подъёмный винт приводился во вращение одним человеком (в крайнем случае - двумя), в то время как для подъёма казённой части пушки гандшпугами зачастую требовались четверо.
 
Рис. 3. Вид сзади чугунной 24-фунтовой каронады (из книги «Наука морской артиллерии»). Хорошо видны кольца торели
 
Рис. 3. Вид сзади чугунной 24-фунтовой каронады (из книги «Наука морской артиллерии»). Хорошо видны кольца торели:
 
1 - винград (прицельный винт не показан); 2 - винградное ухо; 3 - прилив с прорезью для прицеливания; 4 - поддон, которым казённая часть ложилась на опорную точку станка; 5 - проушина
 
Рис. 4. Приливы для прицеливания чугунной 24-фунтовой каронады (из книги «Наука морской артиллерии»)
 
Рис. 4. Приливы для прицеливания чугунной 24-фунтовой каронады (из книги «Наука морской артиллерии»):
 
1 - прилив с прорезью у торельного пояса; 2 - прилив с прорезью на пояске между дульной и вертлюжной частями; 3 - прилив с прорезью на пояске около дульного среза; 4 - усовершенствованный прилив на пояске между дульной и вертлюжной частями
 
Характерным отличительным признаком каронад стало отсутствие цапф. Вместо них внизу, вблизи центра тяжести ствола, имелась проушина в виде кольца, куда вставлялась железная ось, заменявшая цапфы.
 
В Российском флоте каронады появились в период царствования императрицы Екатерины II. Флотское наследство досталось ей в весьма плачевном состоянии. «У нас в излишестве кораблей и людей, но нет ни флота, ни моряков...» - сокрушалась государыня. Не лучше обстояли дела и с производством артиллерийских орудий. Для исправления положения Екатерина II повелела выписать из Англии лучшего мастера и «не затрудняться размером жалования, лишь бы безошибочно лить пушки -нежели наши, как льют сто, а годятся много десять». Выполняя монаршью волю, командующий Российским флотом адмирал С.К. Грейг, шотландец по происхождению, обратился прямо к Чарльзу Гаскойну, который к тому времени считался уже одним из самых авторитетных инженеров и металлургов Европы.
 
Ещё в 1772 году по инициативе командующего Российским флотом адмирала Ноульса, англичанина по происхождению, Карронской компании заказали 1000 пушек. С тех пор в течение нескольких лет английские крупнокалиберные пушки поставлялись в Россию на очень выгодных условиях.
 
А затем при содействии Гаскойна Россия закупила у этой компании формы для литья орудий и четыре сверлильных станка. В связи с этим предприимчивый шотландец имел много неприятностей. Его обвиняли в продаже секретной технологии русским. Политический скандал вскоре удалось замять, но крупные финансовые потери были неизбежны.
 
В это время давний знакомый Гаскойна Самуил Карлович Грейг (тоже имевший шотландские корни) и передал ему приглашение русской императрицы Екатерины II. Предложенные условия выглядели столь щедрыми, что в 1786 году Гаскойн прибыл в Россию и с большим энтузиазмом работал здесь до конца своих дней (скончался он в 1806 году).
 
Для начала ему пришлось сменить трудно произносимое для россиян имя Чарльз на Карл Карлович, но свою фамилию он сохранил в неизменном виде, с чем и вошёл в историю русской металлургии и оружейного дела.
 
Начал Карл Карлович с реконструкции Александровского и Кончезерского железоделательных заводов в Карелии. На Кончезерском плавили лучший в России чугун для производства орудий, а на Александровском отливали стволы орудий и различные снаряды для них. За два года Гаскойн вывел эти заводы на уровень лучших металлургических предприятий Европы, а производство отличных по качеству орудий и снарядов возросло в несколько раз.
 
По технологии Карронской компании производились каронады и пушки, которые у нас так и называли каронскими. По мере расширения производства пушек на Александровском заводе, от их покупки в Англии отказались. На казённой части этих орудий было литое изображение российского герба в виде двуглавого орла, а под ним старославянской вязью шла надпись названия завода и фамилия его начальника.
 
Затем Гаскойн основал три новых литейных завода - Кронштадтский (1789 г.), Луганский (1795 г.), который вскоре стал основным поставщиком орудий и снарядов для Черноморского флота, и Санкт-Петербургский (1801 г.), позднее преобразованный в Путиловский. В результате в конце XVIII - первой половине XIX веков российская армия и флот были полностью обеспечены первоклассными артиллерийскими орудиями и снарядами отечественного производства.
 
С 1787 года каронады стали устанавливать на 100-пушечных кораблях.
 
В 1805 году издаётся штатное «Положение», определявшее род и калибр орудий для разного типа судов. Для кораблей каронады были приняты в качестве вспомогательного вооружения. Бриги и люгера вооружались только каронадами. Таким образом, к концу 1830-х годов на вооружении русской морской артиллерии состояли бомбовые пушки, длинные пушки образца 1833 года семи калибров, единороги, мортиры и каронады калибром 6-, 8-, 12-, 18-, 24- и 36 фунтов.
 
На все фрегаты ставили по две 8-фунтовые каронады. На некоторых судах вместо 8-фунтовых и 6-фунтовых пушек - 24-фунтовые каронады. На кораблях, построенных в 1826 - 1832 годах для Балтийского и Черноморского флотов, на верхнем деке и в открытой батарее обычно стояли 24-фунтовые каронады.
 
Во второй четверти XIX века в связи с переходом к однокалиберному вооружению кораблей и фрегатов их главным вооружением стали 36-фунтовые пушки, а 24-фунтовые каронады в качестве дополнительного вооружения размещались на открытых батареях. В связи с этим пришлось отказаться от использования каронад большого калибра.
 
Для судов меньшего водоизмещения - бригов, тендеров, шхун и люгеров каронады являлись основным вооружением, благодаря чему в гладкоствольной русской морской артиллерии каронады занимали второе место после пушек.
 
Реализация этого положения привела к чрезвычайно большому числу родов и калибров орудий на кораблях. Например, 120-пушечный корабль «Варшава» Черноморского флота имел 10 видов орудий, отличавшихся по роду и калибру.
 
Количество каронад на кораблях постоянно увеличивалось. Об этом свидетельствуют следующие данные. В 1790 году 100-пушечные корабли несли четыре 24-фунтовых каронады. При этом общее число орудий доходило до 112, а масса выбрасываемого в залпе металла 2440 торговых фунтов. В 1805 году на таких же кораблях насчитывалось уже 20 24-фунтовых каронад при общем числе 114 орудий. Вес выбрасываемого в залпе металла составлял 3485 торговых фунтов.
 
Ещё более впечатляющими выглядят данные по фрегатам.
 
1805 год - на открытой батарее 16 6-футовых пушек или 16 24-фунтовых каронад - всего 44 орудия. Вес выбрасываемого в залпе металла - 922 торговых фунта или (при установке каронад) 1267 торговых фунтов.
 
Как следует из приведённых данных, боевая мощь кораблей и фрегатов в нашем флоте постоянно возрастала и по числу орудий, и по их калибру. Бомбардирские корабли обычно находились вместе с флотом, поэтому не было необходимости вооружать их сильной артиллерией для действий против вражеских судов. По штату 1805 года трёхмачтовым бомбардирским кораблям полагалось 14 24-фунтовых каронад, а двухмачтовым - 10 24-фунтовых каронад.
 
Однако эти орудия из-за малой дальности стрельбы оказались неэффективными на бомбардирских кораблях. Когда корабль находился в составе эскадры, они практически не использовались, а в одиночном плавании каронады не обеспечивали оборону от судов неприятеля, поскольку для этого требовались дальнобойные орудия.
 
Дальность прямого выстрела 48-фунтовой каронады в первой половине XIX века составляла 127 саженей. При отлогом выстреле с углом возвышения в 1° такая же каронада стреляла на 175 саженей, а при возвышении 9° - на 700 саженей.
 
В ближнем бою и в умелых руках каронады оказывались очень сильным оружием. Особенно наглядно это проявилось во время боя брига «Меркурий» 14 (26) мая 1829 года с двумя турецкими линейными кораблями. Основным вооружением брига были 18 каронад калибром 24 фунта, а одна такая каронада в ближнем бою вполне сопоставима с 36-фунтовой пушкой. Но на «Меркурии» их было всего 18 (по 9 с каждого борта), а на двух турецких кораблях -184 орудия разного калибра.
 
Нет смысла пересказывать здесь ход боя, достаточно хорошо известный, но важно отметить, что русские канониры показали своё полное превосходство. Удачными выстрелами они разбили рангоут сначала одного, а затем и второго турецкого корабля, что и решило исход сражения. Таким образом, всего 18 каронад, плюс, конечно, умение и мужество русских моряков, позволили одержать победу над в разы превосходящими силами турок.
 
Типовая каронада представляла из себя орудие калибра 5,95 дюйма. Длина канала его ствола с каморой - 44,25 дюйма, всего орудия - 59,5 дюйма, дульной части - 26,89 дюйма, длина казённой части - 17,35 дюйма, длина винграда и торели - 15,24 дюйма.
 
Характерные особенности: канал ствола заканчивался небольшим закруглением - скатом и переходил в цилиндрическую камору с полушарным дном. Обычно длина цилиндрической каморы у каронад была, в пределах 0,628 - 0,788 клб. У этого образца длина каморы со скатом равнялась одному калибру. Диаметр каморы - 5,41 дюйма, что составляло 0,9 клб, при установившейся норме 0,888 - 0,9 клб. Более поздние образцы 96-, 48- и 30-фунтовых каронад производства 1830 - 1840 годов имели коническую камору с плоским дном.
 
Рис. 5. Станок Борисова для 24-фунтовой каронады
 
Рис. 5. Станок Борисова для 24-фунтовой каронады:
 
1 - станок; 2 - опора станка; 3 - колесо опоры; 4 - брус платформы; 5 - задняя подушка; 6 - основа станка; 7 - упор подъёмного винта; 8 - проём порта; 9 - горбыль; 10 - ось; 11 - направляющий брус станка; 12 - отверстие для лопаря; 13 - гак крепления лопаря; 14 - бортовая подушка; 15 - передняя подушка платформы; 16-обух; 17-блок платформы; 18-блок станка
 
Запал шёл под прямым углом к оси орудия и имел стандартный диаметр для использования скорострельной трубки. В приливе находилась раковина, но сам прилив был увеличен для крепления прицела, замка или ударника. В передней части канала ствола имелся распал.
 
На чертеже показаны только медные матка и колпак винта. Над шейкой винграда имелось приливное кольцо - винградное ухо. В него продевался брюк.
 
Внизу торели и казённой части находился поддон - прилив, которым казённая часть ложилась на опорную точку станка. Над торелью и на фризах в начале и в конце дульной части выполнялись приливы с прорезями для прицеливания. Каронады калибра 6, 8, 12, 18, 24, 36, 48, 68 и 96 фунтов имели такую же конструкцию, как и представленное выше орудие.
 
Каронадные станки
 
До начала XX века слово «орудие» означало только ствол, а станок всегда рассматривался отдельно. Единым комплексом ствол со станком стал только тогда, когда удалось обеспечить откат ствола при неподвижном станке.
 
К корабельным орудийным станкам предъявлялись особые требования, согласно которым они должны были гарантировать:
 
- достаточные углы горизонтальной и вертикальной наводки;
 
- уменьшение силы отдачи на конструкцию судна и отката орудия;
 
- лёгкое наведение орудия по горизонтали и вертикали, а также лёгкость наката его к борту;
 
- нормальную работу при минимальном количестве прислуги;
 
- удобство крепления по-походному;
 
- занимать минимум места на палубе судна.
 
В отечественной морской артиллерии для каронад использовались американские, английские и Конгревовы станки, а также станок Борисова. Американские и английские станки - без колёс, а Конгревовы - с колёсами.
 
Американскому каронадному станку, самому простому по устройству, были присущи и серьёзные недостатки, которые осложняли его боевое использование. Накат орудия к борту после заряжания требовал значительных усилий. Кроме того, во время выстрела часто происходил перекос всей системы. Передний конец станка часто упирался в кромку нижнего косяка порта. Всё это ещё больше затрудняло накат. Дуло орудия мало выдвигалось за пределы борта, поэтому пламя, выбрасываемое из ствола, могло опалить борт.
 
В английском станке эти дефекты исправили. Однако он получился более сложным, накат орудия к борту по-прежнему требовал значительных усилий, а отдача при выстреле оказалась резкой и беспокойной.
 
Помимо этих недостатков, станки английского и американского типов были ещё слишком длинными, и это затрудняло их размещение в открытых батареях кораблей и судов. Чтобы справиться с этой проблемой, в русском флоте был разработан станок Борисова. Его главной особенностью стала укороченная платформа. Одновременно были внесены и другие усовершенствования.
 
Платформа станка состояла из двух брусьев толщиной 6 дюймов, скреплённых двумя подушками. Снизу внутренние края брусьев усиливались металлическими оковками. Станок скользил по верхней поверхности брусьев. Внизу станка имелся направляющий брус, который входил в зазор между брусьями платформы.
 
Он удерживал станок на платформе и обеспечивал его движение взад и вперёд, исключая какие-либо перекосы.
 
Снизу у заднего и переднего краёв платформы крепились подушки. Переднюю часть платформы делали в виде полукруга. Её клали на бортовую подушку и крепили к ней железным штыром, который удерживал платформу на месте во время выстрела. После 1861 года на подушках платформ стали делать железные оковки в виде петли, а железный штыр заменили медным.
 
Горизонтальная наводка обеспечивалась платформой: её передняя часть поворачивалась вокруг штыра, а задняя перемещалась по палубе. Верхняя поверхность платформы находилась точно на уровне нижнего косяка порта. Это позволяло орудию выдвигаться на достаточное расстояние вперёд. В задней части платформы по бокам находились обухи, за которые крепились поворотные сезни.
 
Эти же обухи использовали при креплении орудия по-походному.
 
При этом заднюю часть платформы поворачивали вправо до тех пор, пока отверстие в железной планке не совместится с отверстием в бортовом обухе. Затем платформа крепилась к бортовому обуху болтом.
 
Основу станка составляла толстая доска с двумя чугунными горбылями. Они имели вид небольшого возвышения и были установлены сверху на передней части доски. В середине доски к её нижней поверхности крепился направляющий брус. Снизу направляющего бруса закреплялись два блока для закладки лопарей. Ось вертикальной наводки проходила через проушину каронады и фиксировалась чугунными горбылями к доске. В задней части станка имелись два обуха, в которые закладывались боковые тали.
 
Рис. 6. Станок для 8-фунтовой каронады (из книги «Наука морской артиллерии»)
 
Рис. 6. Станок для 8-фунтовой каронады (из книги «Наука морской артиллерии»):
 
А - вид сбоку; Б - вид сверху; 1 - рым брюка; 2 - упор подъёмного винта; 3 - основа станка; 4 - основа платформы; 5 - задняя подушка; 6 - корпус судна; 7 - горбыль; 8 - ось; 9 - штыр станка; 10 - штыр платформы; 11 - передняя подушка
 
По бокам станка в его задней части крепились две опоры, колёса которых катились по палубе. Внутренние грани опор прилегали к наружным поверхностям платформы. Благодаря этому, опоры, как и направляющий брус, удерживали станок на платформе и обеспечивали его ровное, без перекосов, движение по платформе. При откате задняя часть станка выходила за пределы платформы и поддерживалась опорами. Колёса отливали из чугуна, на них были установлены храповые механизмы, которые значительно тормозили откат и позволяли колесу свободно вращаться при накате орудия к борту.
 
Очень важной характеристикой любого орудия являлся откат.
 
Обычно на судах принимали все меры, чтобы уменьшить его величину. Для достижения этой цели использовали толстый канат, называвшийся брюком. Его продевали в винградное ухо, пропускали через рымы на станинах станка, а концы крепили к обухам у борта судна. Длину брюка выбирали исходя из того, чтобы при полном откате расстояние между дулом орудия и бортом было достаточным для удобного заряжания.
 
Накат орудия к борту после выстрела производился с помощью лопарей и системы блоков, установленных на станке и по бокам в передней части платформы. Сверху передней подушки закреплялся гак, к которому в свою очередь крепились концы лопарей. От этого гака лопари шли к блокам на направляющем брусе станка, затем к боковым блокам платформы и через специальные отверстия в боковой поверхности платформы выводились наружу.
 
В целом, станок Борисова был более удобным и компактным, что позволяло использовать его даже в условиях очень ограниченного свободного пространства палубы. Однако его, пусть даже очень полезные, новшества не устраняли коренные недостатки станка, к тому же наличие опор делало станок более сложным, а колёса опор при откате портили палубу.
 
Станки для каронад меньшего калибра имели аналогичное устройство, естественно, были меньше и проще. Например, полная длина орудия калибра 4,1 дюйма - 41 дюйм, длина дульной части - 18,54 дюйма и длина казённой части - 11,96 дюйма; длина станка - 26 дюймов, длина платформы - 42 дюйма; ширина станка всего - 10,5 дюйма, ширина платформы - 14 дюймов. Станок имел полный набор рымов и обухов для артиллерийского такелажа.
 
Несмотря на небольшие размеры, станок использовался точно так же, как и для более крупных орудий. Такие орудия ставили на баркасы, десантные суда и небольшие парусники. При относительно небольшом весе станок легко накатывался к борту.
 
У малых судов порты отсутствовали, поэтому орудие стояло на палубе или на специальных опорах. На небольших баркасах имелось всего одно орудие, а на более крупных судах ставили батарею до четырёх орудий. Обычно они использовались для поддержки десанта или высадочных партий. Количество боеприпасов на малом судне было весьма ограниченным, поэтому орудие предназначалось как средство устрашения или для краткосрочного обстрела близких целей.
 
На закрытых рейдах орудия открытой и верхней батарей, как правило, держали придвинутыми к борту и закреплёнными по-якорному. При этом орудие ставили посередине порта, ствол приводили в горизонтальное положение и закрывали втулкой. Брюк обтягивали и бухтой клали на казённую часть орудия.
 
В заключение - ещё один пример из боевой практики, на этот раз Балтийского флота, свидетельствующий об эффективности использования каронад в бою. Это произошло 21 мая (1 июня) 1789 года во время войны со Швецией. Русский 22-пушечный коттер (практически тот же бриг) «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта Р.В. Кроуна, замаскировавшись под купеческое судно, в полный штиль подошёл на вёслах к корме шведского 44-пушечного фрегата «Венус» и совершенно неожиданно для неприятеля открыл огонь из каронад всем бортом. Шведы пытались отвечать из двух небольших ретирадных орудий, однако огонь 24-фунтовых каронад был таким сокрушительным, что после получасового боя противник сдался.
в. додонов




Рекомендуем почитать
  • U-BOOT ПРЕВЫШЕ ВСЕГО

    U-BOOT ПРЕВЫШЕ ВСЕГОИ так, Германия вступила в Первую мировую войну, прославившую «субмарины кайзера» в качестве самого грозного оружия в войне на море. Вступила, имея ... всего 28 подводных лодок, половина из которых, как тогда считалось, вряд ли были способны действовать вне видимости берега, а остальные едва могли оперировать вблизи даже ближайшего, восточного побережья Великобритании. И никаких идей относительно того, как всё это «богатство» использовать. Более того, особого улучшения в ближайшем будущем и не предвиделось: по большой программе развития подводного флота, принятой в 1912 году, было решено построить 70 единиц. На первый взгляд, довольно много, но 36 из них предназначались для обороны Гельголандской бухты, ещё 12 - для прикрытия непосредственных подходов к базам, прежде всего, к Килю, 10 должны были составить «материальный резерв». И только 12 лодок, по мнению Адмирал-штаба, руководившего морскими операциями германского флота, изначально выделялись для активных операций. Причём не далее, чем в Северном море. Удивляла и неспешность сроков: эти 70 единиц предполагалось иметь в строю аж... к 1919 году! Германия практически всё поставила на развитие своего надводного Флота Открытого Моря, который должен был сокрушить британский Гранд-Флит в решительном сражении за счёт более качественных кораблей и подготовки личного состава.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.