Морская коллекция

КРЕЙСЕРА ВЫХОДЯТ В ОКЕАН

25.03.2015

КРЕЙСЕРА ВЫХОДЯТ В ОКЕАНКрымская война наглядно продемонстрировала решающее превосходство паровых кораблей над парусными. Однако и в тактическом, и в стратегическом плане роль флота не изменилась. Адмиралы по-прежнему считали, что борьбу на море можно выиграть только в результате генерального сражения противоборствующих эскадр. Понадобилась еще одна война, на этот раз гражданская, чтобы понять, насколько может изменить ситуацию идея крейсерской войны на океанских торговых путях.

 

Отделение Конфедерации южных штатов от боровшегося с рабством Севера во многом казалось безрассудным. Несмотря на мужество солдат и таланты генералов, численно уступавшая противнику армия южан постепенно теряла людей и свою территорию. Экономика Юга пребывала в глубоком кризисе — не в последнюю очередь из-за прекращения морской торговли и экспорта хлопка — «белого золота» рабовладельцев. Флот Соединенных Штатов настолько превосходил те немногие силы, которыми располагали конфедераты, что уже в ходе первых месяцев боевых действий блокада всего побережья от Вирджинии до Техаса стала свершившимся фактом. Обмен и общение с внешним миром поддерживали только суда-прорыватели, проскальзывавшие по ночам между дежурными крейсерами и канонерками. Боевые же корабли Конфедерации оказались быстро выведенными из игры.
 
Южанам требовалось найти нетривиальный выход из почти безнадежного положения. И их взоры обратились к огромному торговому флоту северян, выглядевшему крайне уязвимым. Непосредственно перед войной морская торговля Соединенных Штатов пережила период бурного роста: тоннаж «купцов» ежегодно увеличивался на 100 тыс.т. Теперь почти все эти суда оказались в распоряжении Севера и продолжали способствовать росту его экономического преимущества. Поэтому морской министр Конфедерации Стивен Мэллори обратился к традиционному оружию слабейшего — каперству.
 
Однако классическая схема быстро исчерпала себя. Небольшие частные суденышки со слабым вооружением, чаще всего обычные прибрежные парусники, получавшие правительственный патент, легко отлавливались все теми же блокадными силами. Малая автономность заставляла их заходить в свои порты, что чаще всего выглядело смертельным цирковыми номером. В течение первого года войны практически все приватиры были перехвачены северянами.
 
Альтернативой мог стать новый, еще не испытанный тип рейдера — океанского парохода, способного находиться в море долгие месяцы без необходимости постоянного базирования. Мэллори привлек к реализации идеи морского офицера Рафаэля Семмза, вскоре вписавшего свое имя в историю военноморского искусства. Первым кандидатом на океанское крейсерство стал небольшой (440 т) пароход «Гавана», в мирное время совершавший рейсы между Кубой и Нью-Йорком. Переименованный в «Самтер» и вооруженный одним 8-дюймовым орудием и четырьмя короткоствольными 32-фунтовыми пушками, он мало подходил для своей новой работы: запаса угля хватало только на 8 суток хода. Приходилось в основном надеяться на паруса («Самтер» нес вооружение барка). Командование над ним принял сам Семмз. С трудом пробравшись через устье Миссисипи мимо крейсера северян «Бруклин», он направил рейдер в Вест-Индию, где захватил восемь судов. Но в порту Сент-Пьер «пирата» (как его называли северяне) заблокировал федеративный крейсер «Ирокез». В тот раз конфедератам повезло: темной ночью «Самтер» вышел из широкого залива на фоне окружавших его гор и скрылся за спасительным ливнем.
 
Семмз пересек Атлантический океан, захватив по пути еще пять судов. Путь «Самтера» завершился в британском Гибралтаре, где его командир надеялся хоть немного отремонтировать свой текущий как решето после полугодового крейсерства корабль. Однако англичане не разрешили даже пополнить запасы угля. Между тем на выходе крейсер конфедератов ожидали уже три корабля Северных штатов. Семмз благополучно продал свой рейдер и распустил экипаж.
 
Теперь в игру вступила еще одна колоритная личность. Джеймс Баллок, военно-морской агент Конфедерации в Англии, сумел склонить в пользу отделившихся штатов влиятельные круги бывшей метрополии и развил активнейшую деятельность. Именно ему удалось снарядить и запустить в океан знаменитые «Флориду» и «Алабаму».
 
Вначале Баллок купил уже готовый пароход «Орело», строившийся по заказу итальянской фирмы. Без вооружения и с неполной командой будущий крейсер пересек океан, прибыв на Багамские острова. Там британцы на всякий случай решили задержать странного пришельца, вполне резонно опасаясь, что он займется рейдерством, но явная благосклонность к делу рабовладельцев возобладала, и «Орело» отпустили. Впоследствии это дорого обошлось «владычице морей».
 
На пустынном островке капитан Моффит окончательно вооружил свой корабль, установив два 178-мм и два 152-мм орудия. Крейсер получил новое имя — «Флорида» и поднял флаг Конфедерации На нем все еще явно не хватало команды экипаж состоял всего из 19 человек, причем 15 из них лежали на койках в приступах лихорадки.
 
Этот плавучий лазарет вскоре пополнился еще 12 искателями приключений и в таком виде отправился в блокированный северянами порт Мобил. Едва поднявшийся на ноги после болезни Моффит смело пошел на прорыв, несмотря на явно превосходящие силы противника, «Флорида» получили два попадания 11-дюймовыми снарядами, но ушла от преследования, далеко перекрыв свою контрактную скорость
 
Вообще плавание «Флориды» очень поучительно с точки зрения дальнейшей истории рейдеров. В ее действиях можно найти все, чем потом прославились германские «охотники за торговлей» во времена обеих мировых войн: храбрость командиров и экипажей, неожиданные тактические приемы, инициативу и хитрость. А ее конец во многом напоминает гибель крейсера «Дрезден» в 1915 году.
 
Для начала «Флориде» пришлось вновь прорывать блокаду, теперь уже при выходе из Мобила. Северяне оставили скоростной крейсер «Кайлер», преследовавший рейдер в течение суток. Спустя несколько дней другой корабль северных штатов, «Сонома», гнался за ним целых 34 часа, но также отстал. «Флорида» вышла в открытый океан и на торговых путях начала пожинать урожай. Один из трофеев, небольшой парусный бриг «Кларенс», стал своего рода «клоном» основного крейсера. Отчаянная команда лейтенанта Рида из 15 матросов вышла в самостоятельное рейдерство, имея на вооружении лишь устаревшую короткоствольную 6-фунтовку За четыре дня Риду удалось захватить пять призов, один из которых заменил «Кларенс». На «Такони» перешел весь экипаж и была перетащена та самая единственная пушка, после чего «Кларенс» подожгли. За следующие две недели крейсерства у берегов Америки новый рейдер записал на свой счет 15 судов. И снова Рид сменил корабль: теперь под его началом находился парусник «Арчер» Молодой лейтенант решился на совсем уже кинематографический рейд. Он подошел к одному из крупных прибрежных городов — Портленду — и с единственной шлюпкой захватил таможенный куттер «Кашинг». Опешившие северяне сдались без боя, и куттер стал медленно выходить из порта, не подав ни единого сигнала. Это вызвало подозрение, и пять вооруженных судов ринулись в погоню. В итоге последний корабль Рида был наконец захвачен. Всего на счету «флоридских клонов» оказалось 23 судна — правда, весьма небольших.
 
В это время сам Моффит вновь пересек Атлантику и поставил «Флориду» в док в Бресте, сдав командование капитану Моррису. Очередной переход через океан — и уже в 10 милях от побережья Делавэра, в самом сердце северных штатов, уничтожен почтовый пароход. Потопление «Электрик Спарк» вызвало настоящую панику в Нью-Йорке, и североамериканцы решили покончить с дерзким рейдером любой ценой.
 
КРЕЙСЕРА ВЫХОДЯТ В ОКЕАН
 
13. Крейсер (шлюп) «Кирсардж», США, 1862 г.
 
Строился на верфи ВМФ в Портсмуте. Водоизмещение 1500 т, мощность паросиловой установки 822 номинальных л.с., скорость под парами 11,2 уз. Длина наибольшая 60,63 м, ширина 10,2 м, осадка 4,72 м. Вооружение: два 280-мм гладкоствольных орудия Дапьгрена и четыре 32-фунтовых гладкоствольные пушки. (Состав артиллерии впоследствии неоднократно менялся.) Всего в 1861 — 1862 гг. построено 6 единиц, немного различавшихся по размерам и водоизмещению: «Кирсардж», «Могикан», «Уочусетт», «Ирокез», «Онейда» и «Тускарора». Наиболее удачливые охотники за рейдерами южан: «Кирсардж» потопил «Алабаму», а «Уочусетт» — «Флориду». «Кирсардж» погиб в 1894 г. в результате аварии, «Онейда» — в 1870 г. после столкновения с пароходом «Сити оф Бомбей».
 
14. Крейсер (винтовой барк) «Алабама», Конфедерация Американских Штатов, 1862 г.
 
Строился фирмой «Лэйрд» в Биркенхеде (Англия). Водоизмещение 1050 т, скорость под парами 13 уз. Длина наибольшая 67,1 м, ширина 9,68 м, осадка 4,28 м. Вооружение: одно 178-мм (110-фунтовое) нарезное орудие, одна 203-мм (68-фунтовая) и шесть 32-фунтовых гладкоствольных пушек. Куплен представительством южан и вооружен в августе 1862 г. В ходе двухгодичного крейсерства захватил 71 североамериканское судно. Потоплен «Кирсарджем» в июне 1864 г.
 
15. Крейсер (винтовой барк) «Флорида», Конфедерация Американских Штатов, 1862 г.
 
Строился фирмой «У.Миллер» в Ливерпуле (Англия). Водоизмещение 700 т, скорость под парами 9,5 уз. Длина наибольшая 58,2 м, ширина 8,31 м, осадка 3,96 м. Вооружение: два 178-мм (110-фунтовых) и четыре 163-мм нарезных орудия, одна 12-фунтовая гладкоствольная гаубица. Куплен представительством южан и вооружен в августе 1862 г. Захвачен «Уочусеттом» в бразильском порту Байя в октябре 1864 г. Погиб в результате столкновения в ноябре того же года. Захватил 37 судов, еще 23 захвачены вооруженными им вспомогательными крейсерами.
 
В начале октября 1864 года «Флорида» вошла в бразильский порт Байя, где конфедератов ждал неприятный сюрприз: там уже стоял крейсер северян «Уочусетт». Южане слишком положились на нейтралитет Бразилии, власти которой пытались сделать все, чтобы не допустить его нарушения, поставив свое судно между кораблями враждующих сторон. Однако коммандер Коллинз не думал о таких пустяках. «Уочусетт» снялся с якоря и, спокойно миновав бразильское судно, таранил «Флориду», а затем открыл по ней ураганный огонь. Рейдер южан был захвачен врасплох: наивный Моррис разрешил большей части экипажа сойти на берег, не оставив у орудий даже дежурных расчетов.
 
Интересна дальнейшая судьба «Флориды». Ее привели в США, однако нарушение нейтралитета являлось настолько очевидным, что североамериканцам пришлось выполнить требование Бразилии о возврате крейсера. Однако когда многострадальный корабль прибыл в Байю и его уже осматривала комиссия по интернированию, федералисты открыли кингстоны, вторично нарушив права своего южного соседа.
 
Крейсерство «Флориды» стоило северным штатам 37 судов, но этот рекорд продержался недолго: его значительно перекрыл наиболее знаменитый рейдер гражданской войны — «Алабама». Пароход под номером 290 (это было 290-е судно, построенное на известной верфи Лэйрда в Биркенхеде) был перекуплен на стапеле южанами и 29 июля 1862 года вышел в море под предлогом приемных испытаний. Англичане тщетно ждали его возвращения. На Азорских островах «Алабама» получила свою артиллерию и командира — уже известного нам Семмза, остававшегося не у дел после продажи «Самтера».
 
Второй выход капитана Конфедерации для северян оказался настоящей катастрофой. «Алабама» собрала богатую жатву по обеим сторонам Атлантики. На Мартинике чуть было не повторилась старая история: в том же Сен-Пьере Семмза вновь караулил неприятельский крейсер. На сей раз «Алабама» просто не стала заходить в порт. Теперь ее действия обеспечивало суд-но-угольщик — прием, широко использовавшийся впоследствии теми же немцами.
 
Число захваченных судов уже превысило несколько десятков, но в подавляющем большинстве это были китобойцы или небольшие шхуны и бриги, все исключительно чисто парусные. Единственным пароходом, захваченным «Алабамой», стал быстроходный почтовый пакетбот «Ариэль». Хотя на борту «Ариэля» имелась пара нарезных 24-фунтовок и 150 морских пехотинцев, его капитан подпустил рейдер слишком близко, чтобы рискнуть жизнями более чем 500 находившихся на борту пассажиров. На пакетботе возникла жуткая паника: все ожидали, что пират-южанин учинит грабеж и резню. Однако все обошлось расписками на 216 тыс. долларов с интересной оговоркой — деньги должны были быть выплачены «после окончательной независимости Конфедеративных штатов». Ясно, что деньги так никогда и не были получены.
 
Вслед за захватом «Ариэля» звезда «Алабамы» достигла своего зенита. Надеясь помешать блокаде Галвестона, одного из немногих оставшихся в руках южан портов, Семмз решил провести разведку боем. Один из блокировавших кораблей, колесный пароход «Гаттерас», ринулся преследовать рейдер — на свою беду. Отведя преследователя подальше от своих товарищей, «Алабама» подняла флаг Конфедерации и обрушила на дряхлый пароход всю силу своей артиллерии. Понадобилось всего 15 минут на то, чтобы северяне сдались. И все это на расстоянии 20 миль от сильного отряда противника, с кораблей которого видели дым пожара и слышали отдаленную канонаду!
 
«Алабама» крейсировала еще несколько месяцев, совершив почти кругосветное путешествие: побывала и в южной Атлантике, и в Индийском океане, дойдя до берегов Индокитая. Состояние корабля, не заходившего в порт для хотя бы небольшого ремонта в течение уже почти года, постепенно все более ухудшалось. Совершив еще два дальних похода с юга на север и обратно вдоль западного берега Африки, Семмз привел крейсер во французский военный порт Шербур.
 
На горе командиру корабля конфедератов в голландском порту Флисинген стоял крейсер северян «Кирсардж». Старый знакомый Семмза (он входил в состав отряда, блокировавшего «Самтер» в Гибралтаре) немедленно снялся с якоря и через двое суток прибыл к Шербуру
 
Семмз мог бы попытаться дождаться темноты и проскользнуть мимо своего противника Однако он находился под сильнейшим моральным давлением. В прессе его не раз выставляли трусливым пиратом, способным только уничтожать беззащитные суда. Присутствовало и стремление встретиться в открытом бою с виновником фиаско его первого корабля. Тем более, что того же самого ждали от южан французские офицеры, имевшие свои представления о чести военного моряка. Семмз даже отправил командиру «Кирсарджа» Уинслоу просьбу не уходить без боя — просьбу, совершенно ненужную. Тот и не собирался упускать противника. В итоге «Алабама» вышла на поединок— вопреки смыслу существования рейдера, который обязан уклоняться от более сильного противника.
 
Формально «Кирсардж» не настолько уж превосходил корабль южан. Вес бортового залпа у него был всего на 20% больше, чем у «Алабамы», а численность команды отличалась всего на 13 человек Однако многие другие факторы склоняли ситуацию в его пользу. Долгое крейсерство южан утомило команду и никак не способствовало повышению мастерства комендоров. Более того, этот год не сплотил разнородную массу неумелых любителей приключений, торговых моряков и случайных людей, среди которых было немного настоящих профессионалов Дисциплинированность экипажа рейдера оставляла желать лучшего — сам Семмз как-то заметил, что опасается спускаться в кубрик с наступлением темноты. Напротив, моряки «Кирсарджа» являлись кадровыми военными и были хорошо обучены своему делу.
 
Воскресным утром «Алабама» вышла из порта. Выходной день и хорошая погода поспособствовали тому, что масса народу высыпала на мол и на окружавшие город холмы, чтобы быть свидетелями редкого события — настоящего морского боя. В море с той же целью направилось множество небольших судов и лодок.
 
Тактика этой дуэли также представляет интерес для боев всех крейсеров эпохи железа и пара. Преимущественно бортовое расположение орудий, обусловленное большим удлинением корпуса и сохранившееся вплоть до последних артиллерийских кораблей, заставляло противников пытаться вести продольный огонь, противопоставляя как можно больше своих пушек как можно меньшему количеству таковых у неприятеля. В результате в одиночном бою крейсера описывали характерную «двойную спираль». «Кирсардж» и «Алабама» совершили семь полных циркуляций, постепенно сближаясь друг с другом. Уменьшение дистанции было крайне невыгодно для «Алабамы», поскольку более эффективными становились гладкоствольные орудия крупного калибра, составлявшие основу вооружения «Кирсарджа».
 
«Пираты» сопротивлялись отчаянно: у 8-дюймовки рейдера за время боя сменилось четыре расчета! За время боя «Алабама» выпустила 370 ядер и бомб против 173 «Кирсарджа». Однако перевес склонялся на сторону профессионалов, стрелявших неторопливо, но точно. Дополнительным фактором стала импровизированная защита крейсера северян, состоявшая из двух слоев толстых досок, расположенных в двух метрах друг от друга, между которыми располагались запасные канаты и цепи. Этот своеобразный «бронепояс» предохранял машину «Кирсарджа» от разрывных гранат, которыми стреляли конфедераты. В то же время ядра северян продырявили корпус противника вблизи ватерлинии. Вода подступила к топкам, и Семмз приказал спустить флаг. Но «Алабама» уже тонула. Английская яхта «Дирхаунд» спасла Семмза, а также еще 13 офицеров и 28 матросов, оказав последнюю услугу делу конфедератов.
 
После гибели «Алабамы» крейсерская война хотя и не завершилась, но несколько пошла на убыль. Любопытно, что наименьший успех из всех океанских рейдеров конфедератов выпал на долю «Джорджии», имевшей неплохое вооружение исключительно из нарезных орудий системы Уитворта. Недостатком этого корабля стала малая парусность, в результате чего приходилось почти все время держать пары в котлах. Его жертвой пали всего девять судов — и это почти за год крейсерства в Атлантике.
 
Последним океанским рейдером Конфедерации стал «Шенандоа», быстроходный и мореходный парусник с подъемным винтом. Он прославился тем, что в ходе крейсерства совершил кругосветное плавание. Кроме того, корабль настолько добросовестно уничтожал североамериканские китобойные суда до самого конца войны, что ущерб составил около 2 млн. долларов, а китобойные флотилии так и не удалось восстановить до конца XIX века.
 
В общей сложности крейсера и каперы южных штатов захватили 261 судно. Их жертвами стали практически одни только парусники. Но торговый флот США понес такие потери, для ликвидации которых потребовались годы и годы. Любопытно, что второй жертвой гражданской войны на море стала... Англия, столь сильно сочувствовавшая делу рабовладельческой Конфедерации. После войны третейский суд в Женеве удовлетворил претензии Соединенных Штатов и присудил выплатить им три с лишним миллиона фунтов стерлингов (огромная для тех времен сумма, равная стоимости десятка первоклассных боевых кораблей) — ущерб, причиненный действиями «Флориды», «Алабамы» и «Шенандоа», посчитав, что их вооружение в качестве рейдеров могло осуществиться только с ведения британцев (что отчасти было правдой).
 
Интересно, что все знаменитые рейдеры гражданской войны не были ни особо быстроходными, ни, тем более, сильно вооруженными. Да и их противников с Севера трудно назвать мощными боевыми кораблями. Однако их командиры сумели показать, на что способны даже столь несовершенные средства под умелым руководством. Именно эта война породила класс настоящих крейсеров, охотников за торговыми судами и охотников за такими «охотниками»
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • «КРИВАЯ КОЛЛЕКЦИЯ» ОБЪЕДИНЁННОГО ФЛОТА

    «КРИВАЯ КОЛЛЕКЦИЯ» ОБЪЕДИНЁННОГО ФЛОТАПосле того, как японцы превратили свои 155-мм псевдолёгкие «Могами» в нормальные тяжёлые крейсера, вооружённые восьмидюймовками, флот Страны всходящего солнца оказался в любопытном положении. Япония стала единственной среди главных морских держав, не имевшей к началу Второй мировой войны ни одного современного лёгкого крейсера. Все единицы этого класса принадлежали к устаревшим типам 20-х годов; никакие перестройки и модернизации не могли сделать из них полноценных соперников для современных британских, французских и тем более американских кораблей того же класса.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.