Морская коллекция

«НОВАЯ ВОЛНА» ЗА ОКЕАНОМ

09.09.2012

«НОВАЯ ВОЛНА» ЗА ОКЕАНОМЗначительное количество крейсеров, сохранившихся в составе флота США после Второй мировой войны, часть из которых прошла глубокую модернизацию с установкой ракетного вооружения, не стало препятствием для создания новых проектов. Хотя в 1950-е годы имеющиеся силы вполне могли совладать с любым противником практически в любой точке мирового океана, прекращать гонку вооружений Соединённые Штаты не собирались. Естественно, военное судостроение и отрасли, связанные с производством новых вооружений имели могущественное лобби в органах власти. Кораблестроительные проекты означали новые рабочие места для бедных и новые прибыли для богатых. И те, и другие были в них прямо заинтересованы - на своём уровне.


Задумки о модернизации существующих и создании новых крейсеров не прекращались ни на год, но в середине 1950-х годов интересы адмиралов и промышленников настоятельно требовали начать их воплощение в металле. После описанных нами перестроек «балтиморов» и «кпивлендов» моряки замахнулись на более современные и крупные корабли. В 1957 году рассматривался вариант «ракетизации» так и не нашедших себе достойного места в строю флота «алясок». Огромные «большие крейсера» могли вместить более чем двойную «дозу» ракет по сравнению с тяжёлыми. Рассматривались такие варианты, как установка четырёх ПУ «Тэйлос», или ещё более амбициозный вариант со спарками «тэйлосов» в носу и корме, «коробкой» ракето-торпед «Асрок» вместо возвышенной башни, и четырьмя «пускачами» для «тартаров» по бортам, вместо зенитной артиллерии, с боезапасом аж в 168 ракет! По другому варианту пара «терьерных» установок и их боезапас уступали место 20 стратегическим ракетам «Поларис». В результате бывшие линейные крейсера представили бы собой странный гибрид атомной подводной лодки с баллистическими ракетами и полностью модернизированного варианта «Олбани». Стоила такая «благодать» где-то на уровне 120 млн. долларов: для того времени огромная сумма, хотя вполне сравнимая со стоимостью перестройки тяжёлых крейсеров (85 - 90 млн.). По-своему экономично, если принять во внимание ещё одну задумку: переоборудование крейсеров ПВО типа «Атланта» в носители «терьеров» грозило затратами 75 млн. «зелёных» на каждую единицу, хотя ракетная мощь составляла бы значительно меньше половины от полностью «оракеченной» «Аляски».

Не менее впечатляющим выглядел проект модернизации самых больших и сильных тяжёлых крейсеров типа «Де-Мойн». На них предполагалось взгромоздить все виды зенитных ракет, от спарок «тэйлосов» в оконечностях с расположенным поверх них ПУ «терьеров» в корме, до четырёх установок для «Тартара» по бортам вместо бывших 127-миллиметровок. При этом вроде бы оставалось место и для «Асрока», и для торпедных аппаратов, и даже для артиллерии, которую представляли четыре 76-мм спарки в средней части корпуса. Конечно, такое буйство фантазии ракетчиков приводило к появлению на палубе гигантских «воздушных замков» для предполётной подготовки ракет и размещения многочисленных и тяжёлых антенн для их наведения. Подробные расчёты остойчивости проекта не проводились, она у такого футуристического корабля несомненно была бы под угрозой. Проверить же остойчивость так и не удалось ввиду нового течения в морском министерстве новой «хозяйки океанов».

Действительно, у любых самых привлекательных проектов перестройки примерно в то же время появился очень серьёзный конкурент в лице новых разработок с использованием принципиально новых технологий. Главной из них стало использование атомной энергии для двигательной установки кораблей. Первые атомные подводные лодки произвели настоящий фурор, настолько они превосходили своих предшественниц по скорости хода под водой, дальности и автономности. Соблазн заполучить столь же перспективные надводные корабли, конечно же, не миновал адмиралов. Понятно, что весьма тяжёлые и объёмные реакторы требовали большой «коробки», т.е. нового крейсера, разработка которого началась ещё с 1955 года.

 

Новый класс, пока ещё не существующий, получил обозначение CLGN (ракетный лёгкий крейсер с ядерной установкой). Его лично курировал адмирал Эрли Бёрк, лихой командующий отрядами американских эсминцев, получивший прозвище «тридцатиузловый Бёрк» за пристрастие к атакам на полной скорости. Вначале действительно предусматривалось создание полу-крейсера, полуэсминца, ракетного корабля умеренных размеров (около 9000 т), вооружённого парой автоматических 127-миллиметровок в носу и единственным «Терьером» в корме. Но цена за внедрение модного атомного реактора оказалась слишком значительной: корабль получился почти вдвое больше и более чем вдвое дороже, чем «обычный» «Дьюи», имевший в точности такое же вооружение.

Проектанты, конечно же, быстро сообразили, что атомный крейсер не может быть маленьким. Их «продукция» начала неуклонно «наращивать жирок». Вариант «D» получил уже две спарки «терьеров» в носу и корме, но на нём ещё оставалась та же артиллерия. Решающий шаг был сделан в варианте «Е»: к двум спаренным ПУ «Терьер» в носу прибавилась спарка «Тэйлос» в корме. Именно эти разработки 1956 года и стали основой для окончательного проекта «Лонг Бич», ставшего единственным атомным крейсером флота Соединённых Штатов. Тем не менее, число вариантов проекта буквально зашкаливало: для их буквенных обозначений (соответствующих значительным изменениям) не хватило всего английского алфавита - последний вариант нёс обозначение АА-1, следующее за Z-1.

Атомный крейсер получился, несомненно, весьма оригинальным. Прежде всего, в глаза бросался его необычный внешний вид, с огромной прямоугольной надстройкой, напоминающей кинотеатр советских времён, поднятый на высоту 9-этажного панельного «небоскрёба». В его «залах» располагались многочисленные посты управления кораблём и его вооружением, а роль «экранов», как бы по странной причуде безумного архитектора расположившихся на внешних «стенах», сыграли неподвижные фазированные антенны радиолокатора SРS-32/33, впервые полностью управляемого ЭВМ. Любопытно, что столь футуристичный «продукт» получил буквально старинную артиллерию. Дело в том, что до последнего момента предполагалось, что «Лонг Бич» станет чисто ракетным, однако моряки справедливо отметили, что его оружие не может поразить ничего на дистанциях до 5 км от корабля! И на атомный первенец срочно установили пару 127-миллиметровок времён Второй мировой войны - на всякий случай. Ещё одной особенностью стал резко различный боезапас установленных в носу ПУ «Терьер»: одна спарка имела 40 ракет, тогда как другая - вдвое больше. Причина заключалась всё в том же недостатке пространства даже на столь современном и крупном корабле. Излишне говорить о том, что брони он не нёс; соответствующие задумки рассматривались, но цена защиты оказалась слишком высокой, не в смысле финансов («Лонг Бич» и так «потянул» за 200 млн. тогдашних долларов), а в смысле веса. Не удалось атомному крейсеру стать и надводным носителем стратегических ракет. Несостоявшийся «Регулус-2» отвергли именно из-за того, что он «не состоялся» (разработка оказалась неудачной), а от вполне удачного «Полариса» отказались из-за изменения доктрины. Но шахты для межконентальных ракет остались, во всяком случае, до последней значительной модернизации.

До этого важного события атомный ракетный крейсер успел принять участие в боевых действиях. Летом 1968 года он сбил своими «тэйлосами» два вьетнамских истребителя на огромной для того времени дистанции 120 км. (Во всяком случае, американцы считают эти случаи первым успешным применением зенитных управляемых ракет дальнего действия на море.)

Первоначально «Лонг Бич» хотели «осовременить» очень основательно, разместив на нём новую контейнерную систему пуска ракет «Иджис» и снабдив его «настоящей пушкой» -разрабатывавшейся в 1970-е годы облегчённой восьмидюймовкой, предназначенной для стрельбы по береговым целям. Однако в конце концов работы оказались намного более скромными, за два с половиной года с корабля в основном снимали устаревшее вооружение и оборудование. Так он лишился пусковой установки для «тейлосов» (как, конечно же, и самих ракет). Её место в корме заняли контейнеры с крылатыми ракетами «Гарпун», а «прожекторы» РЛС наведения заменили 20-мм скорострелками «Вулкан-Фаланкс». Свезли на берег и знаменитые фазированные решётки, украшавшие надстройку. Редчайший случай: для компенсации весьма значительной массы, расположенной очень высоко, их заменили 45-мм броневыми листами. Так «управленческий кинотеатр» обрёл защиту хотя бы от огня бортовых пушек неприятельской авиации и осколков. В дальнейшем планировалось произвести замену «гарпунов» крылатыми ракетами «Томагавк» в бронированных контейнерах, однако в 1994 году крейсер вывели в резерв.

 

«НОВАЯ ВОЛНА» ЗА ОКЕАНОМ


На самом деле, следует оговориться, «Лонг Бич» стал единственным большим американским атомным ракетным крейсером. Идея состояла в создании полностью «атомизированного» соединения во главе с авианосцем «Энтерпрайз». Однако соединение из двух кораблей смотрелось как-то несолидно, и в качестве сопровождения к ним решили добавить то, что в начале 1960-х годов классифицировалось как «корабль океанского эскорта». Реально же «Бэйнбридж» водоизмещением более 7000 т представлял собой небольшой крейсер, что и отразилось в последующем - из эсминца УРО («DLG-25») он стал атомным крейсером УРО («CGN-25»). Можно легко определить, сколько «стоила» ядерная двигательная установка в смысле роста водоизмещения. Дело в том, что «Бэйнбридж» по составу вооружения полностью повторял начатую закладкой тремя годами ранее серию «океанских эскортни-ков» типа «Лихи». (В отечественной литературе фамилия известного адмирала и друга Ф. Рузвельта Leahy часто транскрибируется как «Леги»), В водоизмещении чуть больше 5000 т американцам удалось создать весьма мощный ракетный корабль, вооружённый двумя спарками «терьеров» в носу и корме, системой для запуска торпедо-ракет «Асрок», торпедными аппаратами для противолодочных торпед и даже парой двухорудийных 76-мм зениток. Корабли, получившие имена видных адмиралов уже последней войны, вышли не только сильными, но и довольно элегантными: к тому времени конструкторы уже научились делать мачто-трубы не столь устрашающими, как на перестроенных крейсерах. Несмотря на наличие противолодочного оружия, главным назначением этого «океанского эскорта» безусловно оставалась ракетная противовоздушная оборона. В этом смысле «огневая мощь» новых кораблей специальной постройки уступала только полностью «оракеченным» «Олбани», но при очень скромном водоизмещении. Более продуманными и приспособленными к новым условиям стали помещения и системы корабля. Так, в соответствии с требованиями противоатомной защиты корпус не имел ни одного иллюминатора, а в надстройке «остеклённой» оставалась только ходовая рубка. Единственным недостатком «Лихи» (как и большинства других крупных кораблей тех лет, новых или только что прошедших переоборудование) стало быстрое устаревание электронного оборудования, которое соответствующим образом обновили в середине - конце 1960-х. А позже окончательно признанные бесполезными 76-миллиметровки уступили место равному числу контейнеров с противокорабельными «гарпунами». Тогда же «лихи» стали не только полностью ракетными, но и «доросли» до крейсеров. Как и «Бейн-бридж», они сменили «эсминные» обозначения DLG на крейсерские СG, естественно, без «атомной» буквы N.

 

Несмотря на очевидные преимущества кораблей с атомной установкой, их высокая стоимость и заметно большее водоизмещение при тех же боевых характеристиках заставляло сильно задуматься даже сверхбогатых американцев. История с одиноким «Бэйнбриджем» и серийными «лихи» повторилась несколько лет спустя. Почти одновременно в 1962 - 1963 годах состоялась закладка 9 «полуэсминцев» типа «Белнэп» с традиционной турбинной установкой и их атомного варианта - «Тракстена» - в единственном числе. Если судить по вооружению, их можно расценить, как полшага назад от своих предшественников в сторону артиллерийско-ракетных «перестроек». Место одной из ПУ для ракет занимала 127-мм автоматическая установка, в корме у «обычных» «белнэпов» и в носу у их ядерного аналога. Однако, если обратиться к истории их появления, то эту конфигурацию можно рассматривать как несомненный прогресс. Первоначально предполагалось создать гораздо более слабый «полуартиллерийский» корабль, ракетное вооружение которого ограничивалось лишь одиночным «Тартаром» ближнего действия, да ещё с боезапасом в 12 ракет. Правда, такой потомок эсминцев должен был иметь мощный гидролокатор и большую дальность плавания, что неплохо пригодилось бы при охоте за субмаринами. Но в результате удалось всё это утрясти в корпусе «лихи» с заменой «Тартара» спаркой «Терьера», причём с той же ПУ можно было производить пуски ракето-торпед «Асрок», которые находились в том же погребе, что и ЗУР. Такие возможности создавали большую гибкость в вариациях боезапаса; критичной могла оказаться лишь одновременная атака с воздуха и из-под воды, вероятностью чего (уж очень незначительной) благоразумно пренебрегли.

Два корабля из этой серии, «Стеретт» и «Биддл», имели шанс не успеть стать крейсерами (что произошло в 1975 году в ходе общей переклассификации). В 1972 году в Тонкинскм заливе они подверглись атакам вьетнамских истербителей-бомбардировщиков. По американским данным, каждый сбил по паре «мигов». Во всяком случае, попаданий они не получили и сумели прикрыть своих опекаемых.

Ближе к концу 1970-х новообретённые крейсера прошли модернизации с заменой радиоэлектронного оборудования. На некоторых, как и на «Лихи», заодно сняли 76-миллиметровки и торпедные аппараты и заменили их контейнерами с «гарпунами» и «фаланксами» для самообороны. Но более позднюю программу по установке «бронированных «томагавков» осуществить не удалось: в середине 90-х годов прошлого века всех исключили из списков флота.

Ненадолго пережил своих «обычных» собратьев и атомный «Трак-стен». Вновь, как и в случае с «Бейнбриджем», его водоизмещение оказалось сильно больше, на этот раз уже почти на 3000 т. Любопытно, как сказалось наличие ядерной энергетической установки: в полном грузу корабль «весил» всего на 770 т больше, чем без каких-либо запасов, тогда как у «белнэпов» эта разница достигала 2500 т. Сказалось присутствие ядерной энергоустановки (ЯЭУ) и на «внешности», ведь теперь не требовались ни трубы, ни мачто-трубы, так что для антенн пришлось установить две здоровенные решётчатые конструкции, напоминавшие те, что появились на первых модернизированных из старых крейсеров «ракетчиках». Как уже отмечалось, состав вооружения был совершенно тем же, с единственной рокировкой между ПУ «Терьер» и артустановкой. Аналогичной стала и модернизация: с начала 1980-х 76-мм зенитки заменили на «Гарпун», а затем на «Тракстене» появились «Фаланкс» и новое электронное оборудование. В 1995 году и ему прозвучал сигнал «На выход!» - атомный крейсер вывели из состава флота.

В целом атомную программу США для надводных кораблей 1960-х годов можно считать довольно скромной. Конструкторы и адмиралы быстро поняли, что наряду с несомненными выгодами в лице неограниченной дальности плавания и отсутствия необходимости приёма топлива у таких боевых единиц имеются и недостатки. Прежде всего, камнем преткновения стала стоимость. Кроме того, как показал опыт постройки и эксплуатации, их обычные аналоги с проверенной паротурбинной установкой имели почти в два раза большую мощность и могли развивать скорость на пару узлов больше. (Здесь, правда, есть некоторая доля лукавства: американские источники до сих пор не раскрывают полной мощности своих корабельных ЯЭУ и, соответственно, максимальной скорости их носителей. Обычно для них указывается «около 30 узлов» или «свыше 30 узлов». Сложно сказать, является ли это «сокрытием резервов» или же, наоборот, скрытой рекламой.) Так или иначе, вместо первоначально предлагавшихся экзотических и дорогостоящих модернизаций больших кораблей военной и послевоенной постройки Соединённым Штатам удалось в 60-е годы XX века обновить свой крейсерский флот без резких рывков, в результате весьма последовательных программ строительства и модернизации в основном «обычных» единиц с уже несколько даже немодными паротурбинными энергетическими установками. К несомненным достоинствам американских кораблей можно отнести то внимание, которое уделялось их переоснащению современной радиоэлектроникой. В частности, все они получили - раньше или позже - систему отображения тактических данных NTDS, позволявшую гораздо легче следить за быстро меняющейся обстановкой. Ну, а к атомным крейсерам они ещё вернутся - в следующем десятилетии.





Рекомендуем почитать
  • В ПОРТ ПРИПИСКИ НЕ ВЕРНУЛИСЬ...
    В ПОРТ ПРИПИСКИ НЕ ВЕРНУЛИСЬ...В марте 1518 года в испанском городе Вальядолиде, где за двенадцать лет до этого умер Христофор Колумб, Королевский совет рассматривал проект португальца Фернана Магеллана о плавании юго-западным путем к Островам Пряностей, к этим «чудесным Молуккским островам, обладание которыми обогатит Испанию!»

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.