Морская коллекция

«ЛОСКУТНЫЕ» СУБМАРИНЫ

20.01.2015

«ЛОСКУТНЫЕ» СУБМАРИНЫК началу Первой мировой войны все морские державы можно было достаточно несложно разделить на главные, имеющие значительные военно-морские силы с разнообразными и многочисленными кораблями всех классов, и второстепенные, обладающие лишь сугубо местными флотами, включающими, в лучшем случае, немногие десятки малых единиц и лишь отдельные крупные боевые суда. К первым, безусловно, можно отнести Британию, США, Германию, Россию и Францию; с некоторым сомнением к ним можно приплюсовать ещё и Италию. В обширный круг вторых попадает большинство остальных стран Европы и наиболее развитые государства Латинской Америки. Ну, а в третью категорию - стран, ВМФ которых можно рассмотреть только в лупу, относились прочие страны мира, обладатели разве что пары-другой совсем малых канонерских лодок (иногда гордо именуемых «крейсерами») и других корабликов, боевым значением уже совсем не обладавших.

 
В эту почти стройную систему проблематично включить только одну имперскую державу, Австро-Венгрию. С одной стороны, двуединая монархия (часто презрительно именуемая «лоскутной» по причине наличия в её составе массы различных по традициям и религии народов) явно претендовала тогда на роль одной из ведущих стран Европы, опираясь при этом главным образом на весьма многочисленную (хотя, как на деле выяснилось, не слишком боеспособную) армию, но не забывая и флот, хотя на него оставалось совсем немного средств. Австрийские инженеры (так же на самом деле представители разных народов) оказались весьма изобретательными и сумели создать вполне приличные, очень рациональные, а местами и просто выдающиеся корабли. С другой стороны, флот этот никак нельзя назвать ни «мировым», ни даже в полной мере средиземноморским, поскольку его предполагаемой сферой действия оставалось совсем небольшое Адриатическое море, куда, собственно, и выходило всё побережье империи.
 
Тем не менее, последние Габсбурги стремились поддерживать свои ВМС на должном уровне. И, когда подводные лодки ведущих морских держав начали «совершать вылазки» из своих баз, так же пожелали иметь их в составе флота. Напомним, что ещё в начале XX века австро-венгерская делегация посетила США на данный предмет, и после долгих осмотров и переговоров закупила проект у фирмы Саймона Лэйка, известного нам как создателя «подводных колесниц».
 
Ему пришлось убрать из заказного проекта совершенную экзотику в лице использования водолазов в качестве «средства поражения», заменив их ставшим уже традиционным торпедным аппаратом. Но любимый им «рудимент» - колёса для ползанья по дну - остались.
 
Подводная лодка «U-4», Австро-Венгрия, 1909 г.
 
Подводная лодка «U-4», Австро-Венгрия, 1909 г.
 
Подводная лодка «U-4», Австро-Венгрия, 1909 г.
 
Строилась фирмой «Германияверфт» в Киле. Тип конструкции - двухкорпусный. Водоизмещение надводное/подводное - 240/300 т. Размеры: длина 43,2 м, ширина 3,8 м, осадка 2,95 м. Материал корпуса - сталь. Глубина погружения - до 40 м. Двигатель: 2 бензиновых мотора мощностью 1200 л.с. и 2 электромотора мощностью 400 л.с. Скорость надводная/подводная - 12/8,5 уз. Вооружение: два 450-мм торпедных аппарата в носу, во время войны установлено одно 37-мм орудие, впоследствии заменено на 66-мм. Экипаж - 21 чел. В 1909 построено 2 единицы - «U-3» и «U-4». «U-3» погибла в 1915 г. «U-4» после войны передана Франции и сдана там на слом
 
Контракт, подписанный в конце 1906 года, предусматривал, что две лодки будут строиться в самой Австрии, на заводе-арсенале в главной базе в Поле: инженеры империи вполне разумно хотели получить не только сами «изделия», но ещё и технологии, и навыки в их постройке. В конце концов, как мы помним, с этого начинали и по-настоящему великие морские державы. Лодки заложили летом следующего года и благополучно, хотя и неспешно, в течение трёх лет, достраивали, испытывали и вводили в строй. Вместо названий они получили то же обозначение, что и германские, Unterseeboote, или сокращённо, «U» с номером, благо, официальным государственным языком империи был тот же немецкий. Шедевром результат назвать, конечно, сложно, как и большую часть продукции Лэйка. Небольшие, тихоходные субмарины с бензиновым мотором внутреннего сгорания, штурвалом, устанавливаемым на мостике только после всплытия, и балластными цистернами над прочным корпусом, заполняемыми посредством насосов, едва ли можно считать боевыми. Несложно представить, насколько неустойчивыми они оказывались при погружении, которое к тому же занимало 8-10 минут! Тем не менее, небогатый австрийский флот относился к ним весьма трепетно. В то время, как в других странах такие первые кораблики с началом боевых действий безжалостно выводили из строя и отправляли на металл, на «U-1» и «U-2» заботливо заменили бензомоторы на дизели и установили новые аккумуляторы. И использовали их весьма интенсивно, до начала войны - для тренировок (обе лодки совершали до десятка выходов в море в месяц!), а в 1915 году, после вступления Италии на сторону Антанты, они использовались для обороны своего «гнезда» - базы в Поле. И так до поражения Центральных держав в 1918 году. В виде своеобразного издевательства «колёсные» субмаринки при разделе флота побеждённых попали к извечным соперникам, итальянцам, которые спустя несколько лет пустили этот «почётный трофей» на металл.
 
Гораздо более удачной оказалась вторая покупка, на этот раз у своего наиболее близкого союзника. Речь идёт о «U-3» и «U-4», проделавших «дырку» в стройной нумерации германских субмарин. Эти лодки из числа самых первых Германия предпочла продать, получив деньги и опыт строительства. Не погнушавшись попыткой обмануть «братьев по расе»: продавцы очень захотели сэкономить на заказе, подменив некоторые удачные, но дорогостоящие технические решения более «бюджетными», посчитав, что неопытные австрийцы не обратят на это внимания. Не тут-то было: покупатели уже несколько поднаторели в деле, торгуясь с Лэйком. В итоге, через два года «двуединая монархия» получила свой первый германский подводный «лоскут», надо сказать, весьма удачный. Лодки совершили круиз вокруг половины Европы, правда, на буксире. Достигнув базы в Поле, они быстро получили полное признание у новых хозяев, так же как предшественницы, приступив к активной тренировочной деятельности. Хотя к началу войны эти небольшие субмарины уже никак нельзя было назвать современными, как мы увидим, использовали их в боевых действиях на полную катушку.
 
Подводная лодка «U-5», Австро-Венгрия, 1910 г.
 
Подводная лодка «U-5», Австро-Венгрия, 1910 г.
 
Подводная лодка «U-5», Австро-Венгрия, 1910 г.
 
Строилась фирмой «Электрик Боут» в США, собиралась на госверфи в Поле. Тип конструкции -однокорпусный. Водоизмещение надводное/подводное - 240/275 т. Размеры: длина 32,1 м, ширина 4,2 м, осадка 3,9 м. Материал корпуса - сталь. Глубина погружения - до 30 м. Двигатель: 2 бензиновых мотора мощностью 1000 л.с. и 2 электромотора мощностью 460 л.с. Скорость надводная/ подводная - 10,75/8,5 уз. Вооружение: два 450-мм торпедных аппарата в носу; во время войны установлено одно 37-мм орудие, впоследствии заменено на 66-мм. Экипаж - 19 чел. В 1909 -1910 гг. построено 2 единицы - «U-5» и «U-6». «U-12» достраивалась по частной инициативе фирмы, куплена флотом в 1914 г. «U-6» затоплена экипажем в мае 1916 г., «U-12» погибла на минах в августе того же года, «U-5» после войны передана Италии и сдана там на слом
 
Одновременно с заказом этой пары у немцев австрийцы упорно пришивали к своему пёстрому «подводному одеялу» ещё один «лоскут». Источников новой техники в данной области было немного, при том Франция, находившаяся в противоположном военно-политическом лагере начисто исключалась. Как и Россия, остававшаяся едва ли не первым возможным противником. По сути, помимо Германии, сильно занятой развитием собственных подводных сил (напомним - к этому моменту там имелось только 2 (!) субмарины), оставались лишь Соединённые Штаты. Лэйковская продукция вызывала большое сомнение, поэтому прямой путь вёл в «Электрик Боут Компании», всё ещё клепавшую субмарины под именем Холланда.
 
Австро-Венгрия в то время занимала своеобразное положение в мире. В частности, у неё оставались весьма давние связи с Британией в области производства морского вооружения, Главную роль в том играла фирма англичанина Уайтхеда, уже давно обосновавшаяся в австрийском тогда порту Фиуме близ Триеста (ныне словенская Риека). Именно там проводились опыты с первыми самодвижущимися торпедами; на его же заводе развернули и производство смертоносных «рыбок», ставших главным оружием подводных лодок. И вот в 1908 году Уайтхед решил включиться в постройку и самих субмарин. Неудивительно, если вспомнить финансовые условия, на которых в разных странах создавались первые боевые подводные суда: прибыль могла достигать десятков процентов. (Хотя и риск был очень большой: вспомним длинный ряд разорившихся фирм.) Пока же восторжествовала полная «лоскутность»: австрийская фирма с британским владельцем закупила лицензию на производство пары лодок у «Электрик Боут» по типу американского «Октопуса». Точнее, не на производство, а на сборку - по той же схеме, что и Россия. Субмарины строились на верфи в Ньюпорте, затем разбирались, перевозились через океан на транспортах и попадали для окончательной сборки в Фиуме к Уайтхеду.
 
Что касается самих лодок, то об американской продукции первого поколения уже много говорилось. «Огурцы» обладали плохой мореходностью; впрочем, по умолчанию считалось, что австрийцы и не будут отпускать их далеко от базы, на что указывает, в частности, более чем своеобразная особенность: наличие снимаемого мостика, с которым лодки могли совершать походы только в надводном положении. Если в походе планировалось погружение, мостик следовало оставлять в порту! В этом случае при движении на поверхности вахтенному приходилось проявлять акробатические способности, балансируя на крышке люка. Никуда не делись и традиционные проблемы, связанные с использованием бензинового двигателя. Тем не менее, пока обе лодки, «U-5» и «U-6», по договорённости уже принимаемые в состав имперского флота, собирались на его заводе, Уайтхед решил построить ещё и третью, на свой страх и риск. Хотя в проект внесли некоторые улучшения, представители ВМС начисто отказались от приёмки, ссылаясь на отсутствие какого-либо контракта. Так что Уайтхед получил свой «страх и риск» в полной мере: уже построенную лодку теперь надо было куда-то пристраивать. Англичанин пустился во все тяжкие, предлагая «сироту» правительствам самых различных стран, от благополучной Голландии до крайне сомнительной в отношении флота Болгарии, включая заокеанскую экзотику в лице Бразилии и далёкого Перу. Довольно-таки безуспешно. Спасла Уайтхеда война, в которой его родная страна участвовала на противоположной стороне! С началом боевых действий австрийский флот стал куда менее разборчивым и купил у него третьего «холланда». Лодка вошла в состав флота как «11-7», но плавать под этим номером ей не пришлось: уже в конце августа 1914 года обозначение сменили на «11-12». На всю тройку установили постоянные мостики и дизели, после чего выпустили в море. И не зря: именно с этими весьма примитивными субмаринами связаны наиболее громкие победы австрийских подводников, да и всего имперского флота.
 
Подводная лодка «U-15», Австро-Венгрия, 1915 г.
 
Подводная лодка «U-15», Австро-Венгрия, 1915 г.
 
Подводная лодка «U-15», Австро-Венгрия, 1915 г.
 
Строилась фирмой «Германияверфт» в Германии. Тип конструкции - однокорпусный. Водоизмещение надводное/подводное - 127/142 т. Размеры: длина 28,1 м, ширина 3,15 м, осадка 3,0 м. Материал корпуса - сталь. Глубина погружения - до 40 м. Двигатель: 1 дизель мощностью 60 л.с. и 1 электромотор мощностью 120 л.с. Скорость надводная/подводная - 6/5 уз. Вооружение: два 450-мм торпедных аппарата в носу. Экипаж - 15 чел. В 1915 г. доставлены в Полу и собраны 5 единиц: «U-10», «U-11», «U-15»-«U-17». «U-16» потоплена в мае 1917 г., остальные после войны переданы Италии и сданы на слом в 1920 г.
 
Причины, заставившие принять в состав флота долго отвергаемую им до того и уже морально устаревшую субмарину, понятны. К началу Первой мировой войны подводные силы Австро-Венгрии находились в плачевном состоянии -только пять, способных выйти в море, лодок. И пополнения им ждать не приходилось, поскольку собственного производства так и не удалось наладить. Отстранённый от «кормушки» Уайтхед продолжил сотрудничество с американцами и стал подрядчиком «Электрик Боут» по постройке на экспорт. Заводу в Фиуме удалось поставить три лицензионных «холланда» в Данию. За процессом внимательно следили австрийские офицеры и чиновники, засвидетельствовавшие отличное качество постройки. Поэтому с началом войны флот не только принял многострадальную «U-7», но и предложил британскому фабриканту построить ещё четыре единицы по тому же проекту от «Электрик Боут». Уайтхед, финансовое положение которого в результате всех этих событий пошатнулось, с облегчением согласился. Однако возникла проблема с теми комплектующими, которые изготавливались в США. За океаном отнюдь не желали нарушать нейтралитет в пользу потенциального противника и наложили запрет на поставку.
 
В результате последовала уже не раз описанная нами история. «Подозрительного иностранца» Уайтхеда отстранили от начатого им и только что поднявшегося с колен бизнеса. Австрийцы создали подставную фирму, «Акционерное общество «Венгерские подводные лодки», на самом деле полностью подчинённую флоту, которой передали оборудование и персонал с уайтхедовского завода. Как бы в наказание за несправедливое притеснение, последовали уже внутренние разборки. «Второй компонент» двуединой монархии, венгры, всерьёз захотели строить те самые субмарины. Государственный заказ всего на четыре единицы стали рвать на части. В итоге по компромиссу одна пара досталась фирме Стабилименто Технико Триестино, что крайне отрицательно сказалось на сроках и качестве постройки. Всю серию, «U-20» - «U-23», смогли поставить только к началу 1918 года, когда флоты всех уважающих себя стран уже избавились от подобных безнадёжно устаревших образцов первых серийных «холландов» в своём составе.
 
Так буквально раздираемая внутренними противоречиями Австро-Венгрия ещё раз продемонстрировала, что ведущей морской державой она всё же не является. Правда, австрийцы за полтора года до начала войны успели провести конкурс на новый проект, предсказуемо выигранный немцами. В итоге, «Германияверфт» получила заказ на пять единиц с характеристиками, в сущности, очень близкими к стандартным германским субмаринам. Крупные (635 т в надводном положении) и хорошо вооружённые «U-7» - «U-11» (вот куда пошёл «пропавший» 7-й номер) могли бы стать, несомненно, очень ценным приобретением. Но не стали: с началом военных действий их перегонка вокруг Европы через ставшие теперь вражескими воды Британии и Франции представлялась совершенно невозможной. На этом основании немцы конфисковали австрийский заказ, доработали проект в соответствии с первым опытом и достроили уже для себя.
 
Подводная лодка «U-21», Австро-Венгрия, 1917 г.
 
Подводная лодка «U-21», Австро-Венгрия, 1917 г.
 
Строилась на госверфи в Поле. Тип конструкции - однокорпусный. Водоизмещение надводное/ подводное - 173/210 т. Размеры: длина 38,76 м, ширина 3,64 м, осадка 2,75 м. Материал корпуса -сталь. Глубина погружения - до 30 м. Двигатель: 1 дизель мощностью 450 л.с. и 1 электромотор мощностью 160 л.с. Скорость надводная/подводная 12/9 уз. Вооружение: два 450-мм торпедных аппарата в носу, одно 66-мм орудие. Экипаж -18 чел. В 1917 г. было построено 4 единицы: «U-20» -«U-23». «U-20» потоплена итальянской подводной лодкой в 1918 г., частично поднята в 1962 г., рубка отправлена в музей. «U-23» потоплена в том же году. Две другие после войны переданы союзникам и сданы на слом
 
Так монархия Франца-Иосифа «осталась на бобах». Настойчивые призывы к союзнику привели к тому, что Германия выслала на Средиземное море свои лодки. Естественно, имея в виду прежде всего собственные интересы. Именно там проходили совершенно незащищённые коммуникации союзников, обещавшие подводникам «тучные нивы». Так оно и оказалось: как раз в Средиземноморье поставил свои ошеломляющие рекорды Лотар Арно де ла Перьер и другие «чемпионы» в уничтожении торговых судов. Базироваться они могли, естественно, только в австрийских портах. Путь на Средиземноморье проложила «U-21» под командованием знаменитого Отто Херзинга, благополучно достигшая Катарро, доказав тем самым возможность перехода лодок на столь большие расстояния вокруг Европы ... как раз вскоре после конфискации австрийского заказа.
 
За «U-21» потянулись другие «немки». Всего за 1914 -1916 годы в Адриатику прибыли аж 66 единиц, большие - своим ходом (таковых было 12 штук), разборные прибрежные UB и UC - по железной дороге. Весьма иронично то, что все они стали... как бы австрийскими! Правда, чисто формально; причина заключалась в своеобразной дипломатическо-юридической хитрости. Дело в том, что Италия долго, до конца мая 1915 года, оставалась нейтральной, а затем вступила в войну только с Австро-Венгрией. Но не с Германией, до объявления войны которой прошёл целый год. И на этот срок немецкие субмарины получили австрийские обозначения и подняли флаг империи Габсбургов, что позволяло им проводить атаки, не считаясь с нейтралитетом Италии. Притом на субмаринах оставались германские экипажи, а командовали ими признанные асы подводной войны могучего северного соседа. Лишь в ноябре 1916 года продолжение этой, шитой белыми нитками маскировки стало ненужным. Немцы подняли свои флаги и окончательно вышли из тени.
 
Австрийцы прекрасно понимали, что их используют в унизительной роли ширмы. Последовали слёзные просьбы к союзнику хоть чем-то заменить конфискованные субмарины. И немцы пошли навстречу, передав весной 1914 года пару крошек типа UB-1: «UB-1» и «UB-15», затем перевезли в разобранном виде по железной дороге в Полу, где довольно быстро собрали. Новые хозяева переименовали их в «U-10» и «U-11». Руководству флотом Австро-Венгрии пришлись по душе и сами лодки и особенно та скорость, с которой их удалось получить. Результатом новых просьб стала поставка ещё трёх «малышек»: «U-15», «U-16» и «U-17». Так немцы отделались пятью маленькими и примитивными лодками вместо такого же числа конфискованных больших. А «лоскутная империя» вновь оставалась с ущербным прибрежным подводным флотом.
 
Подводная лодка «U-52», Австро-Венгрия, проект 1916 г.
 
Подводная лодка «U-52», Австро-Венгрия, проект 1916 г.
 
Строилась на верфи «Стабилименто Текнико Триестино» в Триесте. Тип конструкции - двухкорпусный. Водоизмещение надводное/подводное -848/1136 т. Размеры: длина 76 м, ширина 6,79 м, осадка 3,47 м. Материал корпуса - сталь. Глубина погружения - до 45 м. Двигатель: 2 дизеля мощностью 2480 л.с. и 2 электромотора мощностью 1200 л.с. Скорость надводная/подводная -15,5/9 уз. Вооружение: четыре 450-мм торпедных аппарата (по 2 в носу и корме), два 100-мм орудия. Экипаж - 40 чел. Было заказано 4 единицы, «U-52» - «U-55», реально заложены были только две
 
Правда, Германия не собиралась оставить своего союзника совсем уж «безлошадным». Но - за деньги. Летом 1915 года частная фирма «Везер», признанный к тому времени строитель субмарин, заключила с австрийскими коллегами из Триеста, «Кантиере Навале», договор о постройке по лицензии усовершенствованных «малышек» типа UB II. Поскольку расплачиваться всё равно пришлось бы флоту, постройка сулила прибыль и, естественно, началась традиционная грызня между обоими «головами» империи. На этот раз венгры ухватили половину, будущие «U-29» - «U-32». Их взялась поставить фирма «Ганц унд Данубиус», основные предприятия которой располагались... в Будапеште. Довольно далеко от морского побережья! Поэтому сборку пришлось всё же проводить на филиале Ганца в Фиуме.
 
Проблем хватало не только у венгров. Австрийская «Кантиери Навале» тоже страдала от недостатка квалифицированных рабочих рук и необходимого оборудования. Попытка создать цепочку поставщиков по образцу немецкой в условиях империи привела только к пародии. Контрагенты постоянно задерживали детали и оборудование, и маленькие лодки строились недопустимо долго, в несколько раз дольше, чем в Германии. Они начали входить в строй лишь в 1917 году, причём последней стала как раз «австрийская» «U-41». Ей же принадлежит сомнительная честь оказаться последней субмариной, вошедшей в состав «лоскутного» флота.
 
Если такая печальная история случилась с малыми лодками, то понятно, что произошло с более амбициозным лицензионным проектом. Тогда же, летом 1915 года, лидер подводного судостроения «Германияверфт» согласилась передать Австро-Венгрии чертежи вполне современной субмарины надводным водоизмещением 700 т. И вновь в «двуединой» последовали длительные политические манёвры, результат которых стал сокрушающим: обе единицы достались венгерской «Ганц унд Данубиус». Итог очевиден. К моменту капитуляции, в ноябре 1918 года головная «U-50» по отчётам фирмы якобы была почти готова, однако проверить это уже не предоставлялось возможным. Её вместе с совсем неготовой напарницей за номером 51 отправили на разделку новые обладатели, союзники. Интересно, что за месяц с небольшим до того флот выдал заказ на строительство ещё двух единиц того же типа, кстати, получивших номера 56 и 57, но их не успели даже заложить.
 
Номерная «дырка» с 52-го по 55-й предназначалась для ещё одной попытки развернуть производство субмарин. На этот раз формально чисто отечественных. Хотя в проекте А6 фирмы «Стабилименто Технико Триестино» довольно отчётливо проглядываются, как несложно догадаться, германские идеи и технические решения. Привлекает внимание мощное артиллерийское вооружение - две 100-миллиметровки. Впрочем, о преимуществах и недостатках этих субмарин можно только предполагать. К моменту окончания войны они находились почти в том же положении, что и в момент заказа: на стапеле имелись только части киля и стопка листов обшивки. Как и в случае с 700-тонными лодками, заказ на ещё две единицы, «U-54» и «U-55», выдали в сентябре 1918 года - издевательство над собой и здравым смыслом.
 
К сожалению, далеко не последнее. Хотя постройка лицензионных UB II у «Кантиере Навале» шла ни шатко ни валко, через год после получения заказа фирма возжелала строить значительно более крупные и сложные технически UB III. Тот же «Везер» охотно продал все необходимые бумаги на свой вариант проекта. Излишне говорить о том, что парламенты и правительства Австрии и Венгрии (а их в двуединой монархии имелся полный двойной комплект) вошли в привычный «ближний бой» за заказы. Потратив на бесполезные дебаты и переговоры драгоценное время, стороны «повисли на канатах». Сомнительная победа по очкам досталась австрийцам, урвавшим шесть лодок заказа; на ещё четыре получили венгры. И хотя в отличие от собственных разработок в наличии имелся полный комплект рабочих чертежей и вся документация, эти лодки так и не коснулись поверхности воды. На момент капитуляции готовность даже наиболее продвинувшейся в постройке головной «U-101» не достигла и половины. Четырёх заложенных «мучениц» разобрали, а остальные, по сути, фигурировали только на бумаге. И здесь последний заказ на дополнительные три единицы, «U-118» - «U-120», выдали в том же сентябре 1918 года.
 
Между тем, уязвлённые «недостачей» в две единицы, венгры требовали своей доли. Не желая связывать себя заключённым соперниками договором с «Везером», пресловутый «Ганц унд Данубиус» обратился к «Германияверфт». Конкурентам пришлось, по сути, дела дважды покупать один и тот же проект UB III, в чуть различной фирменной проработке -«двуединость» проступила здесь во всей своей красе. Итог у них оказался примерно одинаковым: венгерская фирма заложила шесть единиц, но их готовность на роковой ноябрь 1918-го оказалась ещё меньшей, чем у «Кантиере Навале».
 
Несмотря на явную неспособность своих горе-производителей, под конец войны правительство империи щедро раздавало заказы. Чтобы венграм не было горько, им в сентябре заказали для строительства субмарины под номерами со 111 по 114. А чтобы обидно не было и австрийцам, их вновь созданная фирма «Аустрияверфт» была осчастливлена заказом на ещё одну тройку UB III под номерами 115, 116 и 117. От всех этих щедростей остались только сами номера; ни одну из лодок за оставшиеся полтора-два месяца до окончания войны не успели даже заложить. На том историю австро-венгерских субмарин, как видно, в большинстве своём не законченных или чисто виртуальных можно завершить. Видимо, навсегда.
 
Наблюдая за беспомощными потугами и бессмысленной грызнёй в стане своего главного союзника, Германия попыталась хоть как-то скрасить ситуацию. Но не без пользы для себя. В конце 1916 года немцы предложили купить пару единиц того же типа UB II из числа уже имеющихся на Адриатике - за наличные в золоте. В казне империи гулял сквозняк, но на лодки деньги нашлись. Покупка «UB-43» и «UB-47» состоялась, хотя немцы честно и с некоторым презрением к «побирушкам» признавались, что избавляются от устаревшей техники. Австрийцы получили сильно изношенные корабли, и это при слабой ремонтнотехнической базе.
 
Подводная лодка «U-14», Австро-Венгрия, 1915 г.
 
Подводная лодка «U-14», Австро-Венгрия, 1915 г.
 
Подводная лодка «U-14», Австро-Венгрия, 1915 г.
 
Бывшая французская «Кюри». Строилась на верфи ВМС в Тулоне, перестроена на госверфи в Поле. Тип конструкции - однокорпусный. Материал корпуса - сталь. Водоизмещение надводное/подводное - 401/552 т. Размеры: длина 52,15 м, ширина 3,6 м, осадка 3,2 м. Материал корпуса - сталь. Глубина погружения - до 30 м. Двигатель: 2 дизеля мощностью 960 л.с. и 2 электромотора мощностью 1320 л.с. Скорость надводная/подводная - 12,5/9 уз. Вооружение: 7 450-мм торпедных аппаратов (1 в носу, 2 бортовых, 4 решётчатых системы Джевецкого); во время войны установлено одно 37-мм орудие, впоследствии заменено на 88-мм. Экипаж -28 чел. В конце 1914 г. «Кюри» потоплена у входа в Полу, затем была поднята, перестроена и вошла в строй австро-венгерского флота в 1915. Дважды модернизировалась. После войны возвращена Франции, находилась в строю до 1929 г. в 1930-м сдана на слом
 
Стоит отметить, что при всех этих, мягко говоря, неприятностях, малочисленный австро-венгерский подводный флот упорно сражался, достигая заметных успехов, но и неся потери, правда, которые в десятки раз уступали нанесённому ими союзникам ущербу. По описанным выше причинам любая единица представляла собой большую ценность, и лодки, по возможности, тщательно ремонтировали и модернизировали. Первой мерой в начале 1915 года стала установка пушек. Понятно, что на совсем не крупных субмаринах разместить что-либо серьёзное было крайне затруднительно. И первоначально ограничились 37-миллиметровками. Причём даже в этом случае возникли сложности. Так, на самых старых (из действующих) «немках» «U-3» и «U-4» эту «артиллерию» разместили на каком-то огрызке тумбы непосредственно на совершенно не приспособленной к тому небольшой надстройке, так что заряжать и стрелять из пушчонки приходилось либо стоя сбоку на палубе, вытянувшись во весь рост, либо лёжа на выступе надстройки и только по курсу. Тем не менее, обе лодки храбро вступили в боевые действия.
 
Их ждала принципиально разная судьба. «U-4» уже в ноябре 1914 года пустила на дно свою первую жертву, небольшой парусник. В феврале следующего года к нему прибавились ещё три, на этот раз захваченных и отправленных в свой порт. А затем началась настоящая охота «U-4» на крейсера. В мае её целью стал небольшой итальянский «Пулья», которому повезло увернуться от торпеды. В следующем месяце под её выстрел из-под воды попал британский новый и ценный крейсер «Дублин», который к тому же охраняли несколько эсминцев. Этот очень ценный для союзников на Средиземноморье корабль едва удалось спасти. А на следующий месяц его ждала самая громкая победа: у острова Пелагоза «U-4» под командой Рудольфа Зингуле подкараулила итальянский броненосный крейсер «Джузеппе Гарибальди» и пустила его ко дну двумя торпедами. Затем её жертвой стало ... судно-ловушка «Пантеллерия», не справившееся со своей задачей и успешно торпедированное. Ближе к концу года лодка опять перешла на «британцев», с которыми везло несколько меньше: и устаревший бронепалубный «Даймонд» и новый лёгкий крейсер типа «Бирмингем» благополучно избежали попаданий. В конце 1915 года субмарину вновь усилили, установив 66-мм орудие в дополнение к мало полезной 37-миллиметровке, и она переключилась на торговые суда. Имел место только один «крейсерский рецидив»: попытка атаковать итальянский лёгкий крейсер «Нино Биксио», с тем же результатом, что и англичан. Зато торговые суда следовали на дно одно за другим. Интересно, что без участия новой пушки: свои жертвы «U-4» упорно топила торпедами. Она благополучно прослужила до конца войны, став наиболее «долгоживущей» субмариной австро-венгерского флота. После окончания войны её постигла общая для лодок побеждённых судьба. По результатам раздела она была передана Франции, где пошла на металл.
 
Совсем другая участь выпала «U-3», которая завершила свою краткую боевую карьеру уже в августе 1915-го. Пытаясь атаковать итальянский вспомогательный крейсер «Чита ди Катанья», она сама попала под таран своей цели, погнувшей ей перископ. Пришлось всплывать, но на поверхности уже ждал французский миноносец «Бизон», наградивший «U-3» ещё парой «шрамов». Субмарина снова погрузилась и легла на грунт, где экипаж ремонтировал повреждения, а командир, Карл Штранд, выжидал. Прошли почти сутки, Штранд счёл, что «француз» не станет ждать так долго, и рано утром всплыл на поверхность. Однако командир «Бизона» оказался не менее упорным, миноносец был тут как тут и открыл огонь. «U-3» затонула вместе с третью частью экипажа, а остальные служивые попали в плен.
 
Столь же различными оказались судьбы австрийских «холландов». «U-5» начала так же лихо, выйдя в начале ноября в районе мыса Стило на целую эскадру французских линейных кораблей, однако промахнулась. Зато в апреле следующего года она построила успех своих германских коллег по охоте за дозорными крейсерами. И примерно в тех же условиях: ничему не научившиеся на опыте своих союзников, французы держали столь же бессмысленный и уязвимый дозор из больших крейсеров, пренебрегающий мерами предосторожности. И под торпеду «U-5» сам пришёл броненосный крейсер «Леон Гамбетта», затонувший с адмиралом и большей частью экипажа. А в августе около «любимой» точки применения флотов обеих сторон, острова Пелагоза, она потопила итальянскую подводную лодку «Нереиде». А следующим летом жертвой стал итальянский вспомогательный крейсер «Принчипе Умберто», перевозивший войска. На нём погибло около 1800 человек. И это всё не считая торговых судов.
 
На субмарине дважды меняли «артиллерию». Сначала 37-миллиметровка уступил место 47-мм, а потом и 66-мм пушке. Однако последнее улучшение уже не понадобилось. В мае 1917 года удача изменила «U-5». Во время рутинного учебного выхода она подорвалась на мине буквально на виду собственной базы. Лодку подняли, но ремонтировали долго, более года. На том её боевая служба и завершилась. Злопамятные итальянцы после войны показали трофей на своём параде Победы, а потом просто сдали на слом.
 
«U-6» оказалась куда как менее удачливой, хотя на её счету числится французский миноносец «Ренодэн», потопленный в марте 1916 года. В мае того же месяца лодка запуталась в сетях созданного союзниками противолодочного барьера, перегораживавшего выход из Адриатики в Средиземное море, известного как Отрантский барраж. Экипаж долго мучился, но в конце концов ему пришлось затопить свой корабль и сдаться в плен.
 
«Беспризорной» уайтхедовской «U-12» выпала более громкая и трагическая судьба. Её единственный командир, смельчак и светский красавец Эгон Лерх (ему приписывали роман с внучкой императора) в конце 1914 года совершил, пожалуй, наиболее важную атаку австрийского флота. Его целью стал французский новейший линейный корабль «Жан Бар». Из двух выпущенных торпед попала только одна, к тому же в носовую часть офомного корабля. Повторить залп с примитивной лодки было просто нечем, и подбитый гигант благополучно ретировался. Зато до конца войны: больше ни один французский линейный корабль не входил в «австрийское море» и даже не приближался к Адриатике.
 
Так один торпедный выстрел подводной лодки решил вопрос о господстве на море: в противном случае австрийцам, скорее всего, пришлось бы иметь дело с главными силами двух стран, Франции и Италии, каждая из которых обладала более сильным линейным флотом.
 
Погибла «U-12» в ходе отчаянной операции. В августе 1916 года Лерх решил пробраться в гавань Венеции и «навести там порядок». Возможно, это ему и удалось бы, субмарина была уже совсем близко от цели, но наткнулась на мину и быстро затонула. Никто не спасся. Итальянцы подняли лодку в том же году, благородно похоронив храбрецов с воинскими почестями на кладбище в Венеции.
 
Насколько отчаянно критической была в Австро-Венгрии ситуация с подводным флотом, свидетельствует история с французской лодкой «Кюри». Мы уже рассказывали, что эта не самая удачная по конструкции субмарина в декабре 1914 года попыталась проникнуть в главную базу флота неприятеля, предвосхитив авантюру Лерха. С тем же результатом. «Кюри» безнадёжно запуталась в противолодочной сети на входе в Полу на манер «ІІ-6», и её постигла та же судьба. Лодка всплыла и была потоплена артиллерией, а почти весь экипаж попал в плен.
 
Близость базы позволила австрийцам быстро поднять трофей с солидной 40-метровой глубины. Повреждения оказались легко устранимыми, и лодку решили ввести в строй. На это ушло более года, но результат оказался более чем удовлетворительным. Австрийцы заменили дизели на отечественные, заметно перестроили надстройку и установили 88-мм пушку - самую мощную в своём подводном флоте. Так «француженка» стала «австриячкой» под скромным обозначением «U-14». Вскоре её принял под командование один из наиболее известных подводников «лоскутной монархии», Георг фон Трапп. Ему и его команде удалось совершить на трофее десяток боевых походов и потопить дюжину неприятельских судов общей вместимостью под 46 тыс. т, в том числе итальянский «Милаццо» в 11 500 т, ставший самым большим судном, потопленным австровенгерским флотом. После войны лодку вернули французам, которые не только возвратили ей первоначальное имя, но и довольно долго, около десяти лет, держали в строю. Более того, бывшие хозяева не без горечи признали, что после австрийской модернизации «Кюри» стала лучшей единицей во французском подводном флоте!
 
Довольно успешно действовали и построенные по лицензии и полученные от немцев «малышки». Здесь уместно заметить, что обычно в самом консервативном компоненте вооружённых сил, на флоте, в «двуединой монархии» процветал изрядный интернационализм. Помимо австрийских немцев, многие офицеры являлись хорватами и словенцами из адриатической Далмации: к концу войны командовал флотом венгр адмирал Миклош Хорти, а наиболее результативным подводником стал представитель одной из самых сухопутных наций империи чех Зденек Худечек. Он получил «U-27», вступившую в строй только весной 1917 года и совершившую первые из своих десяти боевых походов под командованием австрийского немца Роберта фон Фернланда. Всего жертвами лодки пали три десятка судов, правда, в большинстве своём совсем небольших. Очень далеко от германских рекордов, но для столь короткого промежутка времени очень неплохо. А учитывая массу проблем, как технических, так и национальных, разваливших монархию Габсбургов, достижения подводников Австро-Венгрии вполне заслуживают уважения.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • «ПИГМЕЙ», «СИРЕНА», «ТРИТОН» СДЕЛАНО В СССР
    «ПИГМЕЙ», «СИРЕНА», «ТРИТОН» СДЕЛАНО В СССРВ 1921 - 1939 годах в Ленинграде действовало Особое техническое бюро по военным изобретениям (ОстехБюро), его возглавлял инженер В.И.Бекаури. В 1934 году в 1-м отделе ОстехБюро была сформирована группа, занимающаяся подводными лодками. Первым её проектом, воплощённым в металл, стала сверхмалая подводная лодка АПСС (аэроподводный самодвижущийся снаряд), представлявшая собой однокорпусную лодку-торпеду водоизмещением 8,5 тонны. АПСС управлялась по радио (УКВ и ДВ) при визуальном слежении с самолёта или корабля. Предусматривалась возможность и ручного управления.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.