Морская коллекция

МНОГОТРУБНЫЕ ГИГАНТЫ

24.09.2014

МНОГОТРУБНЫЕ ГИГАНТЫМинистерская чехарда во Франции в 90-е годы XIX века при отсутствии единой идеи в области создания военно-морского флота не только у политиков, но и у специалистов привела лишь к тому, к чему мог привести любой беспорядок Резкие изменения курса сказывались на всех классах кораблей, но наиболее пострадавшими оказались именно крейсера.

 
Все так по определению броненосцы должны были нести броню и тяжелые орудия, а миноносцы — торпеды Но вот наиболее универсальный класс боевых судов оставлял массу возможностей для различных новаций и возвратов к старому, к реализации местами сомнительных идей, и в итоге — к трате весьма значительных средств под предлогом жесткой экономии За право определять крейсерскую политику активно боролись морской министр, Высший Морской Совет, Кораблестроительный комитет и комитет по бюджету К тому же внутри каждого совета и комитета продолжались жаркие дебаты сторонников «Молодой школы», упиравших на как можно более многочисленные легкие силы и борьбу с морскими перевозками, и «традиционалистов», предпочитавших сбалансированные эскадры из мощных боевых единиц Временный победитель обычно начинал с тотальной чистки морских учреждений от несогласных Конечно, с «материалом» было посложнее Уже заложенный корабль приходилось достраивать даже в том случае, если он не соответствовал принципам нового хозяина кабинета Но часто даже обосновавшийся всего на год-полтора министр успевал «пробить» уже свой проект, и теперь наследовавший его новый начальник претерпевал такие же страдания.
 
Понятно, что подобная практика не позволяла сохранять логику и преемственность в развитии крейсеров После полностью забронированного «Дюпюи де-Лома» и его преемников, которым, в соответствии с идеями «Молодой школы», должны были аккомпанировать многочисленные малые крейсера-разведчики, последовал скачок к огромному, но слабо защищенному бронепалубному «Д'Антркасто», типичному традиционному кораблю прежних времен Но в 1895 году представители «Жен эколь» вновь взяли верх, заказав пару истребителей торговли, «Шаторено» и «Гишен», страшно дорогих и мало полезных Такое наследство досталось занявшему в том же году пост морского министра левому политику Эдуару Локруа, который смог, наконец, прервать порочную систему.
 
Для этого и министру, и конструкторам пришлось пойти на смелый шаг Вместо второго просто крупного стационера, который должен был стать копией «Д'Антркасто», в 1896 году заложили настоящий гигант «Жанна д'Арк» имела водоизмещение в 11 300 т — почти такое же, как самые большие единицы класса у «владычицы морей» Вооружение осталось примерно на том же уровне, что и у его бронепалубного предшественника, только явно чрезмерные для этого крейсера 240-миллиметровки заменили более скорострельными 194-миллиметровками в двух одноорудийных башнях Зато число 138-мм орудий увеличилось с 12 до 14 Весь прирост водоизмещения использовали для совершенствования защиты «Орлеанская дева» имела полный броневой пояс почти по всей длине корпуса, состоявший из двух полос плит Нижняя, прикрывавшая ватерлинию, имела в средней части толщину 52 мм, постепенно «худея» к оконечностям до 100, а у нижней кромки — 50 мм Верхний слой был тоньше — 100 мм в середине и 40 мм спереди и сзади Инженеры неплохо поработали на предмет определения возможных слабых мест, нуждавшихся в защите в самом носу пояс поднимался очень высоко, чтобы свести к минимуму вероятность затопления после разрушений корпуса фугасными снарядами В корме, напротив, решили ограничиться бронированным траверзом толщиной 100 мм, прикрывавшим помещение рулевых машин Бортовая защита дополнялась типичным для французских броненосцев сочетанием двух солидных броневых палуб Верхняя располагалась над поясом, а нижняя начиналась от нижней кромки пояса у бортов и повышалась к диаметральной плоскости, образуя очень плавные полукруглые скосы В сочетании с традиционными коффердамами и угольными ямами броня обеспечивала очень сильную защиту от любой средней артиллерии.
 
Большой проблемой для конструкторов стало снабжение боезапасом четырнадцати 138-мм скорострельных орудий, расположенных у борта Для непрерывной подачи к ним снарядов и зарядов требовалось довольно много места как раз там, где оно обычно отводилось механической установке Компромисс оказался интересным котлы вытянули «в ниточку» поближе к диаметральной плоскости, оставив по бортам коридоры, по которым и происходил «подвоз» боеприпасов В итоге котельные отделения стали очень длинными Инженеры решили, что не имеет смысла тянуть в корпусе протяженные дымоходы, ограничивая число труб, и выход дыма из каждого отделения осуществлялся через свою трубу Поэтому крейсер приобрел весьма специфический вид частокол из шести массивных «колонн», в двух группах по три В совокупности с массивной боевой передней мачтой с мостиками и марсами массивный корпус приобрел внушительный и громоздкий облик, позволявший уверенно опознать «француженку» с очень большой дистанции Еще одной неповторимой национальной особенностью стали крупные прямоугольные иллюминаторы, в изобилии расположенные на бортах В открытом виде они несколько смазывали грозное впечатление от внешности нового гиганта.
 
Разделение труб на две группы отражало еще одну особенность внутреннего расположения Французские инженеры сохранили столь любимую ими трехвальную установку и ухитрились втиснуть все три машины бок о бок в пределах относительно небольшого подлине отсека. Естественно, такое можно было себе позволить только в самой широкой части корпуса, то есть прямо посередине Все ухищрения с механической установкой оказались далеко не бесплатными. Три винта вкупе с длинным корпусом привели к плохой маневренности Диаметр циркуляции превышал 1000 м — в 2 — 3 раза больше, чем у зарубежных конкурентов Но главная неприятность заключалась в том, что вполне приличный проектный 23-узловой ход достичь так и не удалось, и «Жанна» с ее максимальными 21,8 узла так и не стала скоростным кораблем.
 
Локруа добился постройки своего броненосного гиганта несмотря на все возражения со стороны Кораблестроительного совета, просто проигнорировав почтенных, но не согласных с ним специалистов И, что удивительно смелый опыт оказался вполне удачным. Настолько, что практически все последующие крейсера Франции вплоть до 20-х годов нового XX века стали в той или иной мере перепевами на тему «Жанны д'Арк».
 
Правда, по той самой недоброй традиции министерской чехарды Локруа недолго просидел на своем месте Его сменил адмирал Беснар, сторонник традиционных крейсеров, небольших и предназначенных прежде всего для заморской и рейдерской службы Казалось бы, участь броненосных гигантов могла стать только печальной Однако высокая планка уже была задана Поэтому и тройка беснаровских «охотников» — «Дюпле», «Клебер», «Дезэ» — оказалась, во-первых, довольно крупными — около 7,5 тыс тонн А во-вторых — броненосными Хотя их пояс имел максимальную толщину в полтора раза меньше (100 мм), общее расположение и внешний вид во многом напоминали «Жанну» длинный полубак до кормовой башни, две группы труб (здесь хватило всего четырех), три машины в середине корпуса Интересным новшеством стала полностью башенная главная артиллерия Причем французы решились отойти от столь излюбленных ими одноорудийных башен, установив восемь 164-миллиметровок в четырех спаренных.
 
башнях, расположившихся привычным «ромбом» — две в оконечностях и две по бортам в середине Именно в то время возникли серьезные проблемы с двухорудийными башнями со скорострелками во всех странах, пытавшихся их ввести у себя (достаточно вспомнить британские «каунти» или наши «богатыри») Инженеры «прекрасной Франции» решили о своих проблемах умолчать, однако о многом говорит то, что на следующей серии они вернулись к традиционным одноствольным установкам.
 
Между тем Беснар хотя и оставался ярым противником своего предшественника, но и дальше пошел по пути, проложенному Локруа Он также наплевал на сетования Кораблестроительного совета и тут же одобрил закладку.. трех уменьшенных до 9,5 тыс. тонн «жанн» «Монкальм» и его однотипники сохранили по два 194-мм орудия в носу и корме, но 138-миллиметровки заменили смесью более мощных 164-мм и более скорострельных 100-мм орудий Схема защиты практически полностью повторяла введенную на крейсере Локруа, и по расположению, и по толщине Существенным улучшением стало размещение средней артиллерии в бронированных казематах (на «Жанне д'Арк» она прикрывалась только щитами) Как и «клеберы», «монкальмы» имели по четыре трубы, но страдали все теми же недостатками, что и родоначальник, прежде всего огромным тактическим диаметром циркуляции Настоящей ахиллесовой пятой оставалась скорость, не превышавшая 21 узла у обеих серий.
 
Конечно, размеры и стоимость многотрубных неповоротливых колоссов вызывала законный вопрос а правильно ли расходуются эти деньги? Единственной альтернативой могло стать удаление тяжелой бортовой брони, то есть возврат к вроде бы окончательно отвергнутым бронепалубным крейсерам Беснар не упустил своего шанса и в очередной раз разругался со своими советниками из Кораблестроительного совета, еще раз настояв на традиционном для Франции «охотнике» и «колониальном правителе» Так практически одновременно с «клеберами» был заложен корабль с одинаковым с ними вооружением из восьми 164-миллиметровок. Внешне «Жюрьен де ла Гравьер» с его почти такой же длиной и широко расставленными четырьмя трубами сильно напоминал своих броненосных родственников, особенно на больших дистанциях. Однако его орудия располагались не в башнях, а в палубных и казематных установках и защищались скромными тонкими щитами «Гравьер» имел острые обводы, большое отношение длины к ширине и очень легкую конструкцию Так удалось сэкономить около 2000 т (по сравнению с «Клебером») и получить постоянную головную боль в виде сильнейшей вибрации на полном ходу Который, кстати, тоже оказался не таким уж быстрым крейсер так и не дотянул чуть-чуть до проектных 23 узлов. От «латников» он перенял еще и дурную управляемость Этот, в сущности, небольшой корабль имел диаметр циркуляции в 12 кабельтовых (напомним, что британские крейсера могли разворачиваться на вчетверо меньшем пространстве) Адмиралы вынесли свой безоговорочный вердикт — неудача, которую не стоит повторять и не надо пытаться исправить В результате с бронепалубными крейсерами было покончено уже всерьез и надолго в последующие четверть века они не строились вообще.
 
Между тем вновь наступила очередь Локруа, в 1898 году вернувшегося в уже знакомый кабинет в Морском министерстве Теперь ему даже не пришлось еще раз крушить наследство предшественника «Монкальмы» вполне соответствовали концепциям реформатора флота Оставалось только продолжить их постройку В течение следующих трех лет состоялась закладка пяти очень похожих кораблей Вместе с тремя предшественниками они составили самую большую крейсерскую серию во Франции за много лет.
 
 
100. Броненосный крейсер «Эрнест Ренан» (Франция, 1909 г.)
 
Строился фирмой «Пеноэ». Водоизмещение 13 500 т, максимальная длина 158,97 м, ширина 21,34 м, осадка 8,36 м. Мощность трехвальной паросиловой установки тройного расширения 36 000 л.с., скорость 24 узла. Вооружение: четыре 194-мм/50 и двенадцать 164-мм/45 орудий, девятнадцать 65-мм, восемь 47-мм и две 37-мм малокалиберные скорострельные пушки, два 450-мм торпедных аппарата. Бронирование (крупповская сталь): пояс 150 — 60 мм, палубы 45 — 65 мм и 35 мм, башни 200 — 180 мм, башни 164-мм орудий 165 — 130 мм, казематы 140 мм, рубка 200 мм. Исключен из списков флота в 1931 г.
 
101. Броненосный крейсер «Виктор Гюго» (Франция, 1904 г.)
 
Строился на верфи ВМФ в Лориане. Водоизмещение 13 100 т, максимальная длина 146,45 м, ширина 21,41 м, осадка 8,41 м. Мощность трехвальной паросиловой установки тройного расширения 28 500 л.с., скорость 22,5 узла. Вооружение: четыре 194-мм/40 и шестнадцать 164-мм/45 орудий, двадцать четыре 47-мм и две 37-мм малокалиберные скорострельные пушки, два 450-мм торпедных аппарата. Бронирование (крупповская сталь): пояс 150 — 70 мм, палубы 45 — 65 мм и 35 мм, башни 200 — 180 мм, башни 164-мм орудий 165 — 130 мм, казематы 140 мм, рубка 200 мм. Всего в 1902 — 1905 гг. построено три единицы: «Жюль Ферри», «Виктор Гюго» и «Леон Гамбетта». «Гамбетта» потоплен подводной лодкой в апреле 1915 г. Два других исключены из списков флота в 1927 — 1930-х гг.
 
102. Броненосный крейсер «Глуар» (Франция, 1904 г.)
 
Строился на верфи ВМФ в Лориане. Водоизмещение 10 200 т, максимальная длина 139,78 м, ширина 20,19 м, осадка 7,67 м. Мощность трехвальной паросиловой установки тройного расширения 21 800 л.с., скорость21,5 узла. Вооружение: два 194-мм/40, восемь 164-мм/45 и шесть 100-мм/50 орудий, восемнадцать 47-мм малокалиберных скорострельных пушек, два 450-мм торпедных аппарата. Бронирование (гарвеевская никелевая сталь): пояс 150 — 60 мм, палуба 40 — 45 мм и 20 — 35 мм, башни 170 — 140 мм, башни 164-мм орудий 100 мм, казематы 85 мм, рубка 150 мм. Всего в 1902 — 1905 гг. построено пять единиц: «Глуар», «Сюлли», «Конде», «Марсейез» и «Амираль Об». «Сюлли» потерпел крушение в сентябре 1905 г., остальные исключены из списков флота в 1922— 1933 гг.
 
Отличие заключалось во «втором калибре» место однородных 138-миллимет-ровок заняла комбинация из более солидных, но реже стрелявших 164-мм орудий и вошедших как раз в это время в моду 100-мм длинноствольных скорострелок. (Предполагалось, что они смогут засыпать снарядами небронированные части корпуса противника на близких дистанциях ) В остальном корабли действительно являлись практически однотипными И их опять не одобрил Кораблестроительный совет, который игнорировали и консерваторы, и реформисты. Такая ситуация, конечно, упрощала процедуру прохождения проектов, но все больше разводила по разные стороны конструкторов и «ответственных лиц», принимавших решения Результат постепенно сказывался программы кораблестроения становились иногда случайными и малообоснованными. Так, в 1898 году, когда отношения с Англией сильно обострились из-за колониальных разногласий, на сцене появился проект постройки, помимо кораблей других классов, 12 новых броненосных крейсеров Однако даже столь солидное число показалось одному из чиновников недостаточным, и последовало предложение его удвоить, создав восемь дивизий по три корабля Никто и не попытался потребовать от фантазеров обоснования такого количества Пригодилось хотя бы умение считать деньги министр и его советники понимали, что столь гигантский рывок окажется не по силам ни финансам страны, ни отечественным верфям Решили остановиться на компромиссном числе в 18 судов, в сущности, столь же прожектерском и необоснованном Кому это нравилось — так это промышленникам При примерно одинаковой заработной плате судостроителей в Англии и Франции стоимость схожих боевых судов отличалась более чем в полтора раза — в пользу и так более богатых англичан Причина заключалась в гораздо более дорогой стали и других материалах В итоге французские крейсера догнали по цене британские броненосцы, куда более полезные в линейном бою Многотрубные гиганты могли бы только убегать от противника в случае генерального сражения Но не слишком подходили они и в качестве охотников за торговыми судами Использование их для борьбы на коммуникациях немного напоминало попытку разбить яйцо при помощи кувалды Броненосным монстрам не хватало дальности при явном избытке артиллерии и наличии почти ненужного в открытом океане полного бронирования Англичане с явным удовлетворением наблюдали за постепенной деградацией крейсерского флота своего соседа и (пока еще) главного соперника на морях, справедливо считая, что чем больше будут внешне грозные крейсера, тем меньше их окажется на торговых путях в случае войны Не слишком пугало британцев и то, что в 1903 году у них оказалось только 23 готовых и строившихся современных броненосных крейсера против 16 французских.
 
А последние продолжали «пухнуть» в размерах, пытаясь обогнать по боевой силе своих соперников за Ла-Маншем В это время конструкторы-оружейники предприняли смелый шаг, попытавшись заменить «фирменные» одноорудийные башни на двухорудийные Внешне одним махом число орудий увеличивалось ровно вдвое (крейсера новой серии «Леон Гамбетта» имели по четыре 194-мм и шестнадцать 164-мм орудий). Однако фактически преимущество являлось не столь значительным, поскольку первые установки с двумя орудиями среднего калибра оказались менее точными и менее скорострельными (С течением времени возникшие проблемы удалось решить, но на это потребовались годы ) Между тем масса дополнительных пушек заставила увеличить водоизмещение уже за пределы казавшейся всего несколько лет назад непомерно огромной «Жанны д'Арк» Бронирование же оставалось на прежнем уровне специалисты считали его вполне достаточным, тем более, что броня на заводах Крезо теперь изготавливалась по методу Круппа, обеспечивая большую устойчивость при той же толщине.
 
Ахиллесовой пятой французских броненосных крейсеров оставалась скорость Ни один из них не мог развивать более 22 узлов в боевом строю, тогда как некоторые из английских «дрейков» достигали 24 Попытку прервать нехорошую традицию предпринял следующий морской министр, К Пеллетэн Этот ловкий политик внешне следовал идеям все той же уже несколько дряхлой «Молодой школы», но на деле больше заботился об интересах «социально близких» ему промышленников Программа развития флота постепенно усыхала количественно во всех классах на том основании, что будут строиться более совершенные (а значит, и более дорогие и выгодные судостроительным фирмам) единицы Одним из таких «передовиков» был призван стать «Эрнест Ренан», заранее разрекламированный как быстроходный вариант «Гамбетты» и его «систершипов» На деле крейсер лишился четырех 164-мм орудий, ценой чего приобрел более мощную энергетическую установку, позволившую, наконец, развить 24 узла Так в составе флота появился быстроходный броненосный крейсер, но — в единственном экземпляре Более того, строили его не спеша, и к моменту ввода в строй Британия уже могла противопоставить ему тройку первых линейных крейсеров в готовом виде и еще столько же — на стапелях Против их 12-дюймовок и 25-узловой скорости ни у кого из «французов» не имелось уже никаких козырей.
 
Впрочем, Франции почти повезло она оказалась вместе с англичанами в составе одного военного союза, Антанты «Почти» потому, что ущербная односторонность ее крейсерских сил все равно проявилась с началом мировой войны В зону ответственности французов вошло Средиземное море. Казалось, что все складывалось наилучшим образом Италия объявила о нейтралитете, и единственным противником осталась Австро-Венгрия, крейсерский флот которой состоял всего из пары броненосных и четырех новых быстроходных легких единиц (не считая совсем устаревших и слабых кораблей) И тут выяснилось, что два десятка грозных многотрубных «латников» оказались практически полностью бесполезными против столь слабого неприятеля Для блокирования Отрантского пролива пришлось использовать именно броненосные крейсера — других сколько-нибудь современных единиц этого класса у Франции просто не имелось Оставалось грозно дымить многочисленными трубами, без какой-либо надежды догнать скоростные австрийские «скауты».
 
Между тем враг не дремал Враг, против которого были бесполезны многочисленные орудия и броня, — подводные лодки В течение первых месяцев войны «Жюль Ферри» трижды с трудом уклонялся от их торпед, «Ренан» —дважды Куда меньше повезло «Гамбетте» В радостный момент присоединения Италии к Антанте в море для осуществления блокады вышли все находившиеся под рукой броненосные крейсера, поскольку ожидалось, что австрийцы попытаются отомстить бывшему союзнику Вскоре после полуночи 26 апреля 1915 года «Леон Гамбетта», флагманский корабль эскадры, получил две торпеды с субмарины U-5 и начал быстро крениться Выбегавшие на палубу моряки в полной темноте (все динамо-машины вышли из строя) искали пути к спасению Командующий эскадрой, контр-адмирал Виктор Сенэ, видя эту суматоху, громко крикнул «Не беспокойтесь! Все шлюпки — ваши Офицеры останутся на борту!» И действительно, в единственной шлюпке, которую удалось спустить на воду, не оказалось ни одного офицера. Благородный и красивый жест все же не мог скомпенсировать совершенно бесполезную гибель почти семисот человек, а главное — факт полного фиаско французского крейсерского флота Блокаду пришлось снять, и остаток войны могучие многотрубники проводили в основном в собственных базах Командование ВМС Франции, принужденное к бездействию из-за промахов в стратегии кораблестроения, получило важный урок и более никогда не пренебрегало гармоническим развитием своих легких сил.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • КОГДА ОДНОГО ТАЛАНТА НЕДОСТАТОЧНО

    КОГДА ОДНОГО ТАЛАНТА  НЕДОСТАТОЧНОМы оставили двух незаурядных изобретателей, Джона Холланда и Эдмунда Залинского, в далёком 1886 году в довольно печальном состоянии. Их фирма по постройке подводных лодок рухнула одновременно с физическим обрушением стапеля с их первой и единственной совместной конструкцией. Деньги закончились, желающих продолжить эксперименты не находилось. Холланду вроде бы оставалось лишь переквалифицироваться на что-то менее экзотическое. Но он хотел строить только субмарины. И тут ему несомненно повезло: из различных стран Европы уже поступали сообщения о создании довольно перспективных лодок, способных достаточно долго находиться под водой и атаковать противника. Ударом для Морского министерства США, упорно не желавшего принимать на вооружение ни один из образцов, о которых мы рассказывали ранее, стала весть о том, что своё «потаённое судно» с электродвигателем собирается строить Испания. Отношения между одной из старейших колониальных держав и молодой американской «демократией», активно на эти колонии поглядывающей, становились всё хуже и хуже. И конгрессмены наконец решили раскошелиться.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.