Морская коллекция

МСТИТЕЛИ С ЛАСКОВЫМИ ИМЕНАМИ — ОТ «МАЛЮТОК» до «КАТЮШИ»

24.08.2016

МСТИТЕЛИ С ЛАСКОВЫМИ ИМЕНАМИ — ОТ «МАЛЮТОК» до «КАТЮШИ»Продолжение. Начало см. в «М-К» № 1-2016. Количественный гигантизм» руководства, главным лозунгом которого по мере приближения к войне стало: «Больше лодок!», вызвал к жизни проект «уменьшенных малюток», которые можно было бы строить очень быстро, на небольших предприятиях даже низкоквалифицированными рабочими. Так родился проект 105, который уже сложно назвать как современным, так и разумным. Субмарины водоизмещением чуть больше 100 т, естественно, не годились бы ни для чего, кроме обороны своих баз и очень коротких походов «невдалеке».

 

Ведь пожертвовать пришлось всем, даже калибром торпедных аппаратов, который предполагалось уменьшить до 450 мм. И здесь можно с большой уверенностью сказать, что, в соответствии с поговоркой - несчастье помогло. 22 июня 1941 года покончили со многими иллюзиями довоенного времени, в том числе и с проектом 105. Несложно предположить, что в случае его готовности наш флот мог бы приобрести совершенно ненужные и малобоеспособные крохотные лодки, которые «обороняли» бы те немногочисленные базы, остававшиеся у нас после первой стадии немецкого «блицкрига», и на которые никто не собирался нападать с моря.

 
А вот сами «малютки» на 12-й серии не закончились. К концу 1939 года, когда война в Европе уже шла несколько месяцев, пусть пока и в «странном» варианте, появился проект 96, являвший собой окончательный результат эволюции малых ПЛ в довоенном советском флоте. В сущности, от исходного варианта осталось совсем немногое. 15-я серия имела полуторакорпусную конструкцию с двухвальной силовой установкой и приличные ходовые характеристики. (В надводном положении последние «малютки» могли развивать свыше 15 узлов). Усилилось и вооружение, представленное новыми 533-мм торпедами и аппаратами для них и «сорокопяткой» в качестве артиллерии. Опять же, естественно, за счет увеличения водоизмещения еще на 70 тонн по сравнению с «12-ми». Длина также увеличилась почти до 50 метров, а ширина достигла почти 4,5 метра, что, в итоге, сделало лодку нетранспортабельной даже на самых длинных и широких железнодорожных платформах. При необходимости с лодок демонтировали булевые балластные цистерны и изрядно разгружали 280-тонную «тушку», что понадобилось на деле.
 
Война прервала постройку серии из 22 единиц в самом начале. Заложили только 14, а довести до ввода в строй удалось всего четыре. Причем с большими приключениями: неготовые корпуса перегнали из Ленинграда в Астрахань, где и довершили их постройку. А затем паре «М-200» и «М-201» пришлось проделать путь в обратном направлении и, миновав Ленинград, прибыть на Север. Там они сумели принять участие в нескольких боевых походах и даже потопить пару-другую судов. Оставшейся паре предстоял вроде не столь далекий путь, но, когда они прибыли на Черное море, противника там уже не было: немцы откатились назад, к своим границам. После войны закончили отложенные на долгие четыре года оставшиеся десять единиц, да и сама история малых субмарин в нашем флоте имела продолжение, о чем мы впоследствии расскажем.
 
Подводная лодка «М-1» (6-я серия ) СССР, 1934 г.
 
Подводная лодка «М-1» (6-я серия ) СССР, 1934 г.
 
Первый вариант «малюток». Строилась на заводе им. Марти в Николаеве. Тип конструкции-однокорпусный. Водоизмещение подводное/надводное - 160/200 т. Размеры: длина - 36,9 м, ширина - 3,1 м, осадка - 2,6 м. Глубина погружения - до 50 м. Двигатель: дизель мощностью 685 л.с. и электромотор мощностью 240 л.с., скорость надводная/подводная - 11/6,4 уз. Вооружение: два 533-мм торпедных аппарата в носу (две торпеды), одна 45-мм пушка. Экипаж: - 19 чел. В 1934 г. построено 30 единиц. 28 из них отправлены по железной дороге на ТОФ. «М-51» и «М-52» приняли участие в боевых действиях на Черном море. «М-51» погибла в результате аварии в сентябре 1943 г. Осенью 1944 г. пять единиц переброшены с Дальнего Востока на Черное морс. Все выведены из состава флота вскоре после завершения Великой Отечественной войны
 
Подводная лодка «М-172» (12-я серия ) СССР, 1937 г.
 
Подводная лодка «М-172» (12-я серия ) СССР, 1937 г.
 
Строилась на заводе «Судомех» в Ленинграде. Тип конструкции - однокорпусный. Водоизмещение подводное/надводное 210/260 г. Размеры: длина - 44,5 м, ширина - 3,3 м, осадка-2,85 м. Глубина погружения - до 60 м. Двигатель: дизель мощностью 800 л.с. и электромотор мощностью 400 л.с., скорость надводная/подводная - 14,25/7.75 уз. Вооружение: два 533-мм торпедных аппарата в носу (две торпеды), одна 45-мм пушка. Экипаж: 20 чел. В 1937 - 1943 п. построено 46 единиц. «М-92» использовалась в качестве опытовой и в боевой состав флота не вводилась. Всего в боевых действиях участвовало 39 единиц (девять - на БФ, 14 - на СФ и 16 - на ЧФ). «М-171» переоборудована в минный заградитель «МЗ-ХІІ». В годы войны погибли 26 единиц (семь на Балтике, восемь на Черном море и девять на Севере; еще две единицы - на Тихом океане), семь лодок этой серии удостоились звания «Гвардейская» или «Краснознаменная», включая «М-172», получившую оба отличия. Оставшиеся в строю к окончанию войны выведены из состава флота в 1950-е гг.
 
Подводная лодка «М-201» (15-я серия ) СССР, 1943 г.
 
Подводная лодка «М-201» (15-я серия ) СССР, 1943 г.
 
Измененный проект «малютки». Строилась на заводе «Судомех» в Ленинграде, достраивалась и вводилась в строй на Астраханском судостроительном заводе. Тип конструкции - полуторакорпусный. Водоизмещение подводное/надводное - 280/350 т. Размеры: длина - 49,5 м, ширина - 4,4 м, осадка - 2,82 м. Глубина погружения - до 70 м. Двигатель: два дизеля мощностью 1200 л.с. и два электромотора мощностью 435 л.с.. скорость надводная/подводная - 15.5/7.9 уз. Вооружение: четыре 533-мм торпедных аппарата в носу (четыре торпеды), одна 45-мм пушка. Экипаж - 32 чел. Первоначально предполагалось построить 22 единицы, но в 1943 - 1944 гг. введены в строй только четыре: «М-200» - «М-203». В боевых действиях участвовали лишь «М-200» и «М-201». После войны достроены еще десять единиц. С 1947 г. постройка лодок этой серии возобновлена, в 1949 - 1953 гг. построено еще 43 единицы
 
Малая подводная лодка «М-201» (15-я серия )
 
Малая подводная лодка «М-201» (15-я серия )
 
На основе «малютки» 12-й серии удалось даже разработать и воплотить в металл подводный заградитель. Причем по совокупности характеристик совсем неплохой: «МЗ-XII» (бывшая «М-171») после переоборудования по проекту 604 могла принимать в два горизонтальных «канала»-выемки 18 мин, сохранив при этом пару торпедных аппаратов и 45-мм пушку. Для этого пришлось навесить на корпус пару булей, в верхней части которых и располагались минные «пути». Получилась та самая палка о двух концах: с одной стороны, крошка могла принять практически столько же мин, что и более крупные «ленинцы», не пожертвовав при этом другим оружием. С другой, сами мины располагались примерно на уровне ватерлинии, что делало лодку очень уязвимой. В надводном положении постоянно омываемые волнами мины обмерзали и ржавели, а любой снаряд или даже пуля, в том числе из бортового оружия самолета, могли вызвать их детонацию. В подводном положении к тому же эффекту могли привести взрывы глубинных бомб. На деле качество такой модернизации оценить так и не удалось: после ввода в строй в 1944 году минзаг-переделку долго (и успешно) гоняли на испытаниях, но в настоящих походах ей поучаствовать так и не удалось.
 
Судьба вполне понятная. Естественно, что в годы тяжелейшей войны, в начале которой страна лишилась в отдельных отраслях до 40% промышленного потенциала, даже достройка лодок, не говоря уже о постройке новых единиц, сталкивалась с огромными сложностями. Не хватало ни материалов, ни рабочих рук, но главным препятствием стало оборудование, прежде всего, механизмы. В результате, до 1944 года в европейской части страны удалось достроить только те единицы, на которых дизели были установлены еще до начала войны. Немного лучше дело обстояло на Дальнем Востоке, но и туда требовалось завозить многочисленные элементы «механики», вооружения. навигационного оборудования... Всего же за годы войны удалось ввести в строй 54 лодки, причем все достраивались; ни одна из них не была заложена после рокового 22 июня! И это производство покрыло лишь немногим более половины потерь за то же время, свидетельствуя о том, что в России даже якобы «дешевые» и «простые» корабли в военное время производить было и будет очень сложно.
 
В общем, уместно вновь высказать достаточно тривиальную мысль: количество без качества может стать только бессмысленной обузой. А вот с качеством - не самих лодок, это вопрос отдельный, а концепции использования подводных лодок дело обстояло неважно. К тому же наши военно-морские теоретики плохо представляли себе и технику, и тактику противолодочных сил даже к концу предыдущей войны. Сами же подводники, требовавшиеся в огромных количествах, далеко не всегда получали достаточную подготовку. Особенно важным этот фактор становился в отношении командиров. Многие из них не могли, например, правильно определить размер и класс цели, причем такого рода недостатки сохранялись до самого конца войны. То же относится к знанию театров возможных действий; например, восточной части Балтики и Финского залива с его шхерами. Никак не способствовала хорошему знанию материальной части и постоянная чехарда командного состава, да и ключевых специалистов. На все это наложилась «сталинская чистка» конца 1930-х: число мало-мальски подготовленных командиров соединений сократилось настолько, что первоначально 6-лодочные дивизионы пришлось укрупнить, а для бригад (в состав которых входило от трех до шести дивизионов) не хватало командующих со вновь введенным адмиральским званием.
 
Все это привело к довольно скромным результатам по итогам войны. Советские подводники имеют наименьшее количество потопленных целей на каждую участвовавшую в боевых действиях подводную лодку, не говоря уже о тоннаже. Впрочем, этот наиболее часто используемый показатель эффективности действий подводных лодок не вполне корректен, с учетом наших театров военных действий. Например, на Севере основную массу транспортов противника составляли суда малого и среднего тоннажа, а на Черном море даже и такие цели встречались крайне редко.
 
Но, вдобавок к не особо высокой результативности, доля потерянных подводных лодок от числа участвовавших в боевых действиях у нас практически вдвое выше, чем у других стран-союзниц. И здесь важную роль сыграли свои особенности: на той же Балтике немцам удалось буквально запечатать наши подводные силы в Финском заливе многочисленными минными заграждениями. И подводникам приходилось продираться через смертельные поля, теряя лодку за лодкой, только для того, чтобы хотя бы иметь возможность выйти в атаку. И в итоге по количеству потопленных целей на каждую потерянную подводную лодку мы превосходим только Японию, которую к тому же ближе к окончанию боевых действий постигла настоящая катастрофа, и близки к Италии. Остальные же страны-участницы войны, как победители (Британия и США), так и побежденные (Германия), по данному показателю превосходят СССР в несколько раз.
 
Тем не менее, на счету наших подводников немало громких эпизодов и побед. Среди них можно отметить, например, скромную «малютку» «М-172» и ее командира И.И. Фисановича. Прибыв сразу после окончания учебы на Северный флот, он спустя ровно месяц после начала Великой Отечественной войны получил под командование эту «кроху». А еще месяц спустя «М-172» впервые среди наших субмарин дерзко «просочилась» в занятую немцами гавань Лиинахамари и торпедировала транспорт, стоявший у пирса.
 
В итоге Фисанович не только первым прорвался по узкому длинному фьорду во вражеский порт Петсамо, но и первым среди командиров бригады подводных лодок Северного флота потопил за один поход два транспорта врага. И все это - в первом боевом походе. А за два года под его командованием «М-172» совершила 17 боевых походов, потопив два боевых корабля, десять судов и один танкер противника - всего 13 единиц. Кроме того, «между делом» выполнялись задания по высадке и эвакуации разведгрупп в тыл фашистов. И не зря все члены экипажа «М-172» были награждены орденами и медалями. причем многие неоднократно. А в апреле 1942 года ее командир был награжден высшей наградой страны, став Героем Советского Союза. Свои награды получила и субмарина: тогда же ее флаг украсил орден Красного Знамени, а через год Краснознаменная подводная лодка «М-172» получила еще и звание гвардейской. За всю историю советского флота имелось всего четыре гвардейских Краснознаменных корабля, и одним из них стала эта скромная «малютка».
 
Но если имена и действия И.И. Фисановича и других выдающихся командиров лодок, таких как Г.И. Щедрин, С.П. Лисин, Н.К. Мохов, В.К. Коновалов. П.Д. Грищенко, В.Я. Власов (список можно продолжать и продолжать), и сейчас уже далеко не всем хорошо известны, поскольку оценивались, так сказать, по совокупности успехов, то имя и во многом трагическая судьба Александра Ивановича Маринеско, несомненно, на слуху.
 
Он стал нашим рекордсменом по потопленному тоннажу (42,5 тысячи брутто-регистровых тонн), хотя потопил всего два транспорта. Зато в одном походе. И каких! Огромный бывший круизный лайнер «Вильгельм Густлофф» вместимостью 25 484 тонны и примерно на 10 000 тонн его меньший «Штойбен», несомненно, представляли собой элитные цели. Это еще раз подтверждает, как много зависит не только от самих подводников, но и от наличия потенциальных объектов для атак. Когда в 1945 году в связи с повальной эвакуацией окруженной в Прибалтике группы немецких войск такие возможности появились, крупный успех не заставил себя ждать.
 
Подводная лодка тина «М»
 
Подводная лодка тина «М»
 
Подводная лодка-заградитель «МЗ-ХII» (12-я серия, проект 604) СССР, 1944 г.
 
Подводная лодка-заградитель «МЗ-ХII» (12-я серия, проект 604) СССР, 1944 г.
 
Строилась на заводе «Судомех» в Ленинграде, перестроена в минный заградитель на заводе № 402 в Молотовске. Тип конструкции - полуторакорпусный. Водоизмещение подводное/ надводное - 235/295 т. Размеры: длина - 44,5 м, ширина - 4,7 м, осадка - 2.9 м. Глубина погружения - до 60 м. Двигатель: дизель мощностью 800 л.с. и электромотор мощностью 400 л.с.. скорость надводная/подводная - 13,5/7,5 уз. Вооружение: два 533-мм торпедных аппарата в носу (две торпеды), одна 45-мм пушка. 18 мин. Экипаж - 18 чел. Экспериментальная, в боевых действиях не участвовала, после войны сдана на слом. В серию не пошла
 
Схема расположения минного устройства подводной лодки - минного заградителя «МЗ-ХІІ»
 
Схема расположения минного устройства подводной лодки - минного заградителя «МЗ-ХІІ»
 
Потопление «Густлоффа» (о гибели «Штойбена» от торпед «С-13» долгое время ничего не было известно, а сам Маринеско сообщил о потоплении «крейсера типа «Эмден») с огромным числом погибших (около пяти тысяч человек) было быстро названо «атакой века». Его окружала масса легенд, от провозглашения Гитлером Александра Ивановича «личным врагом фюрера и рейха» до уничтожения на лайнере «готовых экипажей 70 подводных лодок» и «целой дивизии гитлеровских вояк». Однако стоит отметить, что, как это часто бывает, действительность несколько отличается от победных реляций. По современным данным, с «Густлоффом» погибли в основном беженцы, причем, конечно же, не только «члены семей нацистских бонз»: любой ценой пытались найти место на уходящем судне и простые немцы, оболваненные нацистской пропагандой, сулившей им неминуемую смерть «от штыков русских варваров». В итоге эти люди погибли в холодной воде Балтики. Что до военных (а их, конечно же, перевозил транспорт, лицемерно произведенный после гибели в средство эвакуации гражданских лиц), то на дно, действительно, пошли около 400 матросов и офицеров 2-й учебной дивизии подводных сил (примерно столько же спаслось) и 250 женщин-военнослужащих немецкого флота. Но эти четыре сотни «подводных асов» на деле являлись в основном зелеными курсантами, для доучивания которых требовалось не менее полугода. А ведь шел уже февраль 1945 года.
 
Но все это никоим образом не ложится тенью на действия «С-13» и ее командира. «Густлофф» шел в охранении военных кораблей (отнюдь не вина наших подводников, что сопровождавший его миноносец отстал), нес камуфляж, перевозил военных - вполне законная цель по меркам в сложившейся практике Второй мировой. Как достаточно законным стало и потопление «санитарного транспорта» «Штойбен», который был вооружен зенитной артиллерией, также нес на борту помимо раненых еще и вполне здоровых солдат, и шел в составе военного конвоя с охраной. На нем погибло еще около 3700 человек, из них не менее 2300 раненых и несколько сот беженцев.
 
Но самой большой потерей военнослужащих на воде стало потопление еще одного транспорта, «Гойя», подлодкой «Л-3» под командованием В.К. Коновалова. И вновь - в очень похожих обстоятельствах. В ночь с 16 на 17 апреля 1945 года «Л-3» обнаружила у входа в Данцигскую бухту конвой в составе трех транспортов и двух кораблей охранения. Самой большой целью и являлся «Гойя». Как и «С-13» при атаке «Густлоффа», и «ленинцу» пришлось преследовать конвой в надводном положении, так как подводная скорость хода была недостаточна. За несколько минут до полуночи Коновалов выпустил две торпеды, причем обе поразили цель. Транспорт, не предназначенный для перевозки людей, затонул очень быстро, всего за семь минут. На нем погибло от шести до семи тысяч человек (точное количество находившихся на борту осталось неизвестным), в основном, конечно же, беженцев, но в общем числе погибших значится и около полутора тысяч солдат 4-й танковой дивизии вермахта. Потопление «Гойи» является одной из крупнейших морских катастроф в истории, а многие специалисты считают ее самой большой.
 
 
«Малютки» в праздничном строю
 
Так «отливались» немцам многочисленные преступления, совершенные на нашей земле за четыре года начатой ими агрессивной войны, и так мстили наши командиры подводных лодок за своих товарищей, погибших в предыдущие годы и месяцы. Ведь из 229 офицеров, участвовавших в этой должности в боевых походах, погибло около половины - 99 человек (43%). Среди них были самые разные люди: от максимально объективного Н.К. Мохова, у которого все заявленные им победы впоследствии подтвердились (к сожалению, этот выдающийся командир не вернулся из похода) до его своеобразного антипода, И.В. Травкина, который явно переоценивал свои результаты. Он заявил о 13 победах; впоследствии в штабе из них утвердили семь, но фактически он потопил только один окончательно подтвержденный объективными данными транспорт, на что израсходовал в общей сложности 50 торпед (своеобразный рекорд непрофессионализма). Но, невзирая на удачи или неудачи, все они внесли свой вклад в нашу победу над очень сильным врагом.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • ЛЕГЕНДАРНАЯ «С-56»
    ЛЕГЕНДАРНАЯ «С-56»«Владивосток, 6 (корр. «Правды» Ю. Макеев). На Корабельной набережной краевого центра установлена на пьедестале легендарная подводная лодка «С-56»...»
     
    Газета «Правда» от 7/XII 1972 года

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.