Морская коллекция

НЕВОСТРЕБОВАННОЕ СОВЕРШЕНСТВО

21.08.2014

НЕВОСТРЕБОВАННОЕ СОВЕРШЕНСТВОЕще гремели залпы русско-японской войны, еще броненосным крейсерам Камимуры предстояло доказать свою пригодность для участия в линейном бою наряду со «старшими товарищами» — броненосцами, а на стапелях всех важнейших военно-морских держав уже закладывались корабли этого класса, принадлежавшие к новому поколению. Конструкторы «отжимали» из проектов все лишнее и использовали последние достижения современной техники, делая свою продукцию все более рациональной и мощной. По сути дела, броненосный крейсер уже перестал быть крейсером в старом понимании этого слова — одиночным рейдером, предназначенным для охоты за торговыми судами противника. Огромные, закованные в броню исполины, несшие все более сильную артиллерию, являвшуюся несомненным излишеством для планировавшихся им задач. В морских доктринах крейсерам теперь в основном отводилась роль разведчиков при эскадре, быстроходного авангарда, способного разметать неприятельские дозоры, не давая им возможности наблюдать за развертыванием собственных линейных эскадр. Фактически же последние броненосные крейсера создавались по принципу «корабль против корабля».

Строящаяся новая единица никак не могла быть меньше и слабее введенного в строй потенциального противника, напротив, она должна была превосходить его при возможной «личной встрече». Другая сторона отвечала на это своим «силачом», причем уже тогда, когда потенциальный соперник еще находился на верфи. Эскалация индивидуальной мощи броненосного крейсера захватила все нации. Вполне естественно, что в таких случаях бурное соперничество приводило к появлению весьма совершенных образцов. Но, как это часто случается в истории военной техники, оно несло в себе ростки конца данной линии развития. Финал этого был уже совсем близок. Шансы встретиться в бою конкретно с тем самым соперником, против которого он строился, для данного корабля становились совсем призрачными, не говоря уже о том, что в реальной боевой обстановке одна из сторон могла оказаться и в численном превосходстве, и под прикрытием линкоров или эсминцев — ведь флоты продолжали стремительно расти. Но пока что в Англии, США, Франции, Италии, Германии и России продолжали думать о «крейсере-абсолюте», способном сокрушить врага в своеобразном рыцарском поединке.
 
Во главе «процесса», как уже повелось, выступала «владычица морей». Последние и самые мощные броненосные крейсера Британии начали строиться в разгар русско-японской войны. Но в их проектах конструкторы по возможности учли ее уроки, хотя в типично английском духе. Водоизмещение взятого за прототип «Уорриэра» увеличили на тысячу тонн, полностью перекомпоновав вооружение.
 
В результате получился изящный четырехтрубный корабль, с многочисленными орудийными башнями. Помимо двухорудийных носовой и кормовой, в которых разместились 234-миллиметровки, по каждому борту выстроились в ряд по пять одноорудийных 190-мм. Утыканные, как ежи, скорострельными пушками, «Дифенс», «Минотавр» и «Шэннон» на учениях ухитрялись выпускать в минуту до 50 тяжелых снарядов из башенных орудий — в 20 раз больше, чем наша «Россия». Но не все было так гладко, как выглядело на бумаге и на смотрах. Основные характеристики крейсера оказались недостаточно сбалансированными: защита по сравнению с предшественниками ничуть не улучшилась, а местами стала даже несколько слабее. По сути дела, снаряд, пробивший бортовой пояс (толщина которого в середине корпуса составляла шесть дюймов, уменьшаясь в носу и корме до четырех и трех дюймов соответственно), мог нанести опасные повреждения машинам, котлам или погребам боезапаса — единственным дополнительным прикрытием которых являлся чисто символический 19-мм скос броневой палубы. Хотя на одном из предвоенных банкетов с участием английских и германских моряков эскадры Шпее офицеры с «Минотавра» обещали в случае встречи с «Шарнхорстом» или «Гнейзенау» не стрелять из одной 190-миллиметровки, «чтобы уравнять число орудий», далеко не факт, что такая встреча обязательно сложилась бы в пользу «британца». Ведь целей для неприятельских снарядов хватало: теперь каждое орудие имело собственную подачу, по которой продвигалась настоящая «цепочка» опасного груза. Эту опасность подтвердила жестокая судьба «Дифенса», в который в Ютландском сражении попал тяжелый снаряд с германского линкора. Огненная дорожка от воспламенившихся зарядов проникла во все погреба, и они вспыхнули одновременно, выбрасывая столбы пламени и дыма через снесенные крыши многочисленных башен. Корабль тут же взлетел на воздух, унеся с собой в пучину всю команду.
 
Вторым слабым местом была уже недостаточная для наступившей эпохи дредноутов скорость. Проектные 23 узла с трудом достигла первая пара, «Дифенс» и «Минотавр», но чуточку более широкий и мелкосидящий «Шэннон» не превысил и 22,5 узла. Столь незначительный запас скорости перед своими линкорами и стал причиной гибели «Дифенса», который вместе с товарищами просто не смог быстро удалиться с пути армады Джеллико и попал под убийственный огонь внезапно появившихся линкоров противника, под которым смог продержаться всего несколько минут.
 
Но такая судьба явилась неким восстановлением справедливости. Ведь к тому времени на дне Северного моря уже' покоился германский ответ на «дифен-сы» — последний броненосный крейсер кайзеровского флота «Блюхер». Надо отметить, что немцы подошли к проблеме «улучшения породы» этого класса кораблей более рационально. «Блюхер» получил единый главный калибр, хотя, по национальной традиции, не слишком мощный — 12 210-мм орудий в шести башнях, из которых на борт могли стрелять только четыре. В соответствии с той же традицией, защищен корабль был заметно лучше, чем у англичан. Более толстый 180-мм пояс подкреплялся изнутри 50-мм скосами палубы, что, впрочем, всего лишь примерно соответствовало бронированию японских «асам». Постарались конструкторы и со скоростью: столь же традиционная трехвальная установка номинально обеспечивала 24 узла, а на испытаниях крейсер развил на узел с лишним больше. Но высокая скорость и хорошая защита (оговоримся — для броненосных крейсеров!) в итоге сыграли с ним злую шутку. Численное преимущество британцев в линейных крейсерах побудило командование Флота Открытого моря включить «Блюхер» в состав быстроходного отряда адмирала Хиппера, состоявшего из кораблей этого нового класса. В результате и скорость, и защита его оказались недостаточными: при преследовании англичанами в бою при Доггер-банке нерасчетливо поставленный в арьергард корабль стал постепенно отставать и получать одно попадание за другим. Наконец, -удачно выпущенный тяжелый снаряд нащупал «ахиллесову пяту» в конструкции, пробив сверху палубную броню и взорвавшись в бортовом коридоре, по которому подавался боезапас к бортовым башням. В узкой и длинной «трубе» воспламенились заряды, и пламя, как в камине, потянуло по всему кораблю. Последующие попадания вывели из строя механическую установку. Однако построен «Блюхер» был крепко: англичанам пришлось всадить в уже неподвижный крейсер около сотни снарядов крупного калибра и несколько торпед, прежде чем он наконец пошел ко дну.
 
Помимо немцев, броненосный крейсер с главной артиллерией единого калибра создали только французы. И тоже в результате калибр этот оказался слабоватым. Два представителя последнего поколения класса, плававшие под трехцветным флагом, «Эдгар Кинэ» и «Вальдек Руссо», несли четырнадцать 194-мм орудий — очень внушительное на первый взгляд количество. Но именно только на первый. Располагались они в установках трех видов: в двух- и одноорудийных башнях, а также в казематах. Последнее решение являлось вынужденным: больше башен разместить даже в изрядном по длине корпусе не представлялось возможным. Внушительные многотрубные 14 000-тонные гиганты при своей 23-узловой скорости после появления дредноутов практически полностью потеряли свою ценность, но французы сохраняли их в строю и в 1930-е годы, после вступления в строй быстроходных крейсеров нового поколения, хотя уже в качестве учебных кораблей.
 
Свой вариант суперкрейсера появился и за океаном. Причем американцы продолжили свое экономическое давление на Старый Свет: не церемонясь, они заложили более крупную серию, чем кто-либо из европейцев. Большие по размерам, но относительно слабо вооруженные («только» восьмидюймовками в качестве главного калибра) предшественники — «Пенсильвании», о которых мы рассказывали ранее, подверглись изрядной критике. Поэтому еще до их вступления в строй следующая четверка («Теннесси», «Вашингтон», «Норт Каролина» и «Монтана») получила уже 10-дюймовые орудия, снаряд которых весил 250 кг, более чем в два раза превышая массу снаряда у предшественников. В остальном же новые броненосные крейсера мало отличались от «Пенсильвании» со товарищи: при водоизмещении 14 500 т они могли разогнаться только до 22 узлов. Основой защиты по-прежнему оставалась броневая палуба с толстенными 102-мм скосами, подкрепленная с борта 127-мм броневым поясом. Хорошее прикрытие из 229-мм плит имели лобовые части башен и боевая рубка. Однако американцы не решились на следующий шаг: второй калибр по-прежнему состоял из шестнадцати шестидюймовок. Правда, эти орудия могли сослужить неплохую службу, по крайней мере в бою с крейсерами, а частично и с броненосцами, разрушая их небронированные части. А вот двадцать две 76-миллиметровки к моменту вступления в строй выглядели несколько странно — многовато в качестве противоминного калибра, при практически нулевом шансе использовать их в «большом» бою.
 
В итоге американские гиганты обладали не столь уж многочисленными достоинствами, но еще и изрядными недостатками для того, чтобы войти в состав основных боевых эскадр. И прослужили они в первой линии совсем недолго. Уже в ходе Первой мировой войны с крейсеров начали потихоньку снимать артиллерию. Жертвой пали шестидюймовки (их число на некоторых единицах уменьшилось до четырех) и ставшие совсем одиозными 76-миллиметровки, количество которых уменьшилось почти вдвое (до 12). Впрочем, незадолго перед тем, в 1911 году, статус «Теннесси» и компании формально повысился: на них установили решетчатые «шуховские» мачты, что тогда являлось исключительной привилегией американских линкоров. О желании командования испытать свои суперкрейсера «в деле» свидетельствовала и установка в ходе войны пары 76-мм зениток. Но пока суть да дело, «Пенсильвании», как и их предшественников, активно использовали для опытов с палубной авиацией. С «Норт Каролины» 5 ноября 1915 года состоялся первый запуск самолета. Позже «Вашингтон» стал настоящей «броненосной авиаматкой»: на крейсере базировалось четыре гидросамолета, также пускаемые с катапульты.
 
Тем не менее после завершения Первой мировой войны эти большие и морально устаревшие единицы сохранились в составе флота: у США, в отличие от Англии, ощущался явный недостаток любых крейсеров. Но из четырех «в живых» осталось только три. В августе 1916 года только что переименованный в «Мемфис» «Теннесси» находился в гавани столицы Доминиканской Республики Санто-Доминго, когда в этот порт вкатилась гигантская 30-метровая волна цунами. И с кораблем водоизмещением 15 тысяч тонн произошло невообразимое: мощный вал просто выбросил его на берег. Смятый и «перекрученный», крейсер пришлось сдать на слом. Переименованию подверглись и остальные: «Вашингтон» в том же 1916 году стал «Сиэтлом», а в 1920 году «Норт Каролина» и «Монтана» превратились в «Шарлотт» и «Мизулу». Причина такого «понижения в чине» (крейсера вместо «штатов» стали «городами», причем из числа далеко не первых в США) заключалась прежде всего в том, что названия требовались для росшего как на дрожжах флота дредноутов. Но не только. Последние броненосные крейсера Соединенных Штатов уже не представляли большой ценности, и в 1921 году их перевели в резерв. Но на разделку отправили не сразу. Командование ВМС сделало несколько попыток их модернизации. Один из проектов предусматривал, в частности, установку более мощных и современных механизмов. Из вооружения на крейсерах сохранились только 10-дюймовки, дополненные новыми 127-мм скорострелками. Однако даже в таком «омоложенном» виде корабли оставались бы «отжившими свое стариками». В итоге предпочтение отдали принципиально новому классу тяжелых крейсеров, а «Мизула» и «Шарлотт» через несколько лет отправились на слом. В строю оставался только «Сиэтл», служивший плавучим штабом и казармой для его клерков до Второй мировой войны, когда некогда самый мощный броненосный крейсер США окончательно «разжаловали» до плавучего склада. Всё же бывший «Вашингтон» пережил и эту войну, пойдя на слом вместе с куда более молодыми и сильными кораблями только в 1946 году после 40-летней службы.
 
К представителям последнего поколения броненосных крейсеров относится и построенный в Англии русский броненосный крейсер «Рюрик», о котором рассказывалось ранее. По вооружению он, пожалуй, выглядел даже несколько предпочтительнее «американцев»: при тех же четырех 10-дюймовках наш корабль мог добавить огонь такого же числа 8-дюймовых орудий на борт, по сравнению с куда менее мощными шестью 6-дюймовками.
 
Все эти корабли имели водоизмещение не менее 14 тысяч тонн. Инженерам казалось, что в меньшие размеры невозможно вместить столь же мощное вооружение плюс адекватную защиту. Опровергнуть данный постулат взялись итальянцы, достигшие больших успехов в проектировании быстроходных боевых судов. Руководству флота в 1904 году удалось «пробить» постройку пары броненосных крейсеров при том условии, что они будут весить не более 10 ООО т. Конструктор Джузеппе Орландо подошел к делу просто, взяв за основу чертежи броненосцев типа «Рома» и уменьшив свой корабль до требуемых размеров. Конечно, пришлось поступиться калибром артиллерии. Место 12-дюймовок заняли 10-дюймовые орудия, но в удвоенном количестве — по 2 в носовой и кормовой башнях. Восьмидюймовки пришлось заменить на 190-миллиметровки, причем из-за несколько меньшей длины корпуса дополнительной жертвой стала одна из трех башен по каждому борту. В итоге «Пиза» и «Амальфи» оказались «самыми маленькими среди самых сильных»: при водоизмещении в 9850 т они выпускали столько же металла, сколько и их прототипы и «старшие товарищи» — «ромы». Очень солидно выглядела защита борта, достигавшая в середине корпуса 200 мм. Вполне прилично прикрывались башни и боевая рубка. Не подкачала и скорость, превысившая на испытаниях 23 узла — больше, чем у «Теннесси» и «Рюрика», при равенстве с «Дифенсом» и французами.
 
118. Броненосный крейсер «Блюхер» (Германия, 1910 г.)
118. Броненосный крейсер «Блюхер» (Германия, 1910 г.)
Строился на верфи ВМФ в Киле. Водоизмещение — 15 590 т, максимальная длина — 161,7 м, ширина — 24,5 м, осадка — 8,2 м. Мощность трехвальной паросиловой машинной установки тройного расширения — 34 000 л.с., скорость — 24,5 уз. Бронирование: пояс 180 — 60 мм, палуба 40 — 50 мм (скосы 50 мм), башни 180 мм, батарея 140 мм, рубка 250 мм. Вооружение: двенадцать 210/45-мм, восемь 150/45-мм и шестнадцать 88/45-мм орудий, четыре 450-мм торпедных аппарата. Погиб в бою у Доггер-банки 24 января 1915 г.
 
119. Броненосный крейсер «Минотавр» (Англия, 1908 г.)
Строился на верфи ВМФ в Девонпорте. Водоизмещение — 14 600 т, максимальная длина — 158,19 м, ширина — 22,71 м, осадка — 7,92 м. Мощность двух альной паросиловой установки тройного расширения — 27 000 л.с., скорость — 23 узла. Вооружение: четыре 234/50-мм и десять. 190/50-мм орудий, шестнадцать 76/45-мм скорострельных пушек, пять 457-мм торпедных аппаратов. Бронирование: пояс 152 — 76 мм, палуба 19 — 37 мм (на скосах 19 мм), башни 203 — 114 мм, подачи 178 — 76 мм, боевая рубка 254 мм. В 1908 — 1909 гг. построено три единицы: «Дифенс», «Минотавр» и «Шэннон». «Дифенс» погиб в Ютландском бою в мае 1916 г., два других исключены из списков и сданы на слом в 1920 — 1922 гг.
 
120. Броненосный крейсер «Сан Марко» (Италия, 1911 г.)
Строился на верфи ВМФ в Кастелламаре. Водоизмещение — 10 970 т, максимальная длина — 140,80 м, ширина — 21,0 м, осадка — 7,71 м. Мощность четырехвальной паротурбинной установки — 23 000 л.с., проектная скорость — 23 узла. Вооружение: четыре 254/45-мм и восемь 190/45-мм орудий, восемнадцать 76-мм скорострельных, два 47-мм салютных, три 450-мм торпедных аппарата. Бронирование: пояс 200 — 75 мм, палуба 50 мм, башни 254-мм орудий 200 мм, башни 190-мм орудий 160 мм, боевая рубка 254 мм. Всего в 1910 — 1911 гг. построено две единицы: «Сан Джорджо» и «Сан Марко». Оба исключены из списков флота в 1947 г.
 
Несмотря на все конструкторские успехи, кое-какую цену за экономию веса пришлось заплатить. Итальянские крейсера имели довольно низкий корпус и при значительном волнении, которое нередко имело место даже в спокойном Средиземном море, прилично заливались водой. Исправить положение взялся известный кораблестроитель Эдуардо Масдеа, создавший немало очень неплохих кораблей для итальянского флота. На следующей паре, «Сан Джорджо» и «Сан Марко», он ввел полубак, предотвращающий заливание на волне, что обошлось в лишних 600 тонн. Изменилось и общее расположение: вместо трех труб «Пизы», делавших ее похожей на «исходную» «Рому», на «святой паре» появились четыре, в группах по две, как на первом итальянском дредноуте «Данте Алигьери». Вооружение осталось прежним; увеличилось только число 76-миллиметровок, которых стало 18 вместо 16), а бронирование, при той же толщине отдельных элементов, удалось расположить более удачно: вся средняя часть корпуса представляла собой солидный броневой редут. Если «Сан Джорджо» удалось обеспечить отечественными плитами производства завода Терни, то для «Марко» пришлось заказывать их в США — мощности отечественных заводов не хватало для обоих кораблей, строившихся практически одновременно.
 
«Сан Марко» отличался от «систершипов» и «полусистершипов» еще и тем, что на нем установили паровые турбины мощностью 23 000 л.с. (вместо паровых машин тройного расширения в 20 000 л.с. на остальных единицах). Это новшество пошло ему на пользу: крейсер показал на испытаниях 23,75 узла, больше любого из остальных, несмотря на то, что оказался самым «тяжелым» — водоизмещение практически достигло 11 тысяч тонн. Массу корабля уменьшили, укоротив внушительные трубы на несколько метров, поскольку выяснилось, что тяга и так достаточна для того, чтобы 14 котлов Бэбкока-Уилкокса со смешанным угольно-нефтяным отоплением обеспечивали достаточное количество пара для турбин.
 
«Великолепная четверка» (точнее, обе пары, действительно прекрасные по своим характеристикам) вступила в строй в 1909 — 1910 годах, а в ходе Первой мировой войны претерпела первые существенные модернизации. На берег сдали часть мало полезных 76-миллиметровок, но одновременно орудия этого же калибра снова появились на борту, но уже в качестве зениток, причем в солидном для того времени количестве — по шесть на корабль. Все броненосные крейсера получили переднюю мачту, что придало им более традиционный облик по сравнению с исходным, когда их украшала только здоровенная грот-мачта, делавшая весь силуэт каким-то неуравновешенным и странным.
 
Как и для их собратьев по классу из других стран, война сложилась для «итальянцев» неудачно. Никаких ярких походов и подвигов, но зато обязательные жертвы. Вскоре после вступления Италии в войну в июле 1915 года «Амальфи» торпедировала подводная лодка. Формально U-26 принадлежала бывшему союзнику, Австро-Венгрии, но фактически австрийским являлся только номер: на субмарине находился полностью германский экипаж. Оставшуюся в одиночестве «Пизу» в 1921 году переклассифицировали в корабль береговой обороны, затем — в учебное судно, и в этой роли она благополучно просуществовала до 1937 года.
 
Более интересная судьба ожидала пару «святых». Они до начала 1930-х годов, оставались (по крайней мере формально) в первой линии флота. Затем «Марко» переоборудовали в радиоуправляемый корабль-мишень, уменьшив мощность механической установки практически вдвое. Тем не менее с новыми нефтяными котлами и без тяжелых башен бывший крейсер довольно лихо ходил 18 узлами. В 1943 году, после капитуляции Италии, его захватили немцы, но использовать не смогли и, потопленный авиабомбами союзников, он пошел на слом после окончания войны.
 
«Сан Джорджо» оставался бойцом до самого конца. В 1938 году его значительно модернизировали, установив приличную для того времени зенитную, батарею из восьми 100-мм, шести 37-мм, двенадцати 20-мм и четырех 13-мм автоматов. (Впоследствии число стволов противовоздушной обороны возросло до 36.) Получилась своего рода плавучая артиллерийская батарея, способная постоять за себя (и защищаемый объект) и против морского, и против воздушного противника. Именно так «Сан Джорджо» и использовали. Броненосный крейсер-батарея защищал крепость Тобрук в Ливии. Там он и нашел свой конец в январе 1941 года, подорванный командой, чтобы не попасть в руки наступающих англичан. Однако история ветерана на этом не закончилась. Затопленный на мелководье «Джорджо» подняли в 1952 году и отвели в открытое море, где торжественно отправили на дно, сочтя, что славный боевой путь должен иметь почетное завершение.
 
Несмотря на то, что последние представители класса броненосных крейсеров строились в разных странах и в соответствии с различными идеями, в итоге они имели на удивление похожие технические характеристики. Скорость 22 — 23 узла (с минимальными отклонениями) и 8 — 9 стреляющих на борт орудий одного или двух «главных» калибров — 190 — 254 мм. Защита борта также являлась примерно эквивалентной и состояла из 5 — 6-дюймового пояса. Правда, к нему имелось «скрытое дополнение» в виде скосов броневой палубы, толщина которых колебалась весьма значительно: от эфемерных 19 мм у английских кораблей до более чем внушительных 102 мм у американских «полубронепалубников». В целом все они представляли собой очень мощные боевые единицы, заметно превосходящие своих предшественников, в особенности в части артиллерии.
 
Считается, что максимальную эффективность крупный боевой корабль приобретает спустя три-четыре года после вступления в строй, и еще пять-восемь лет является вполне современной единицей первой линии. По этим критериям все броненосные крейсера последнего поколения вступили в Первую мировую войну именно в таком качестве. Но технический прогресс в военно-морском деле в начале XX века оказался настолько быстрым, что эти отличные корабли, на которые были затрачены немалые средства и усилия конструкторов, остались невостребованными. Причина этого кроется прежде всего в просчетах руководства флотов воюющих держав. Насколько полезнее стал бы тот же «Дифенс», оказавшись в отряде адмирала Крэдока в бою у Коронеля, как это и предусматривалось первоначальным планом. Или напротив, сколь существенные проблемы мог создать англичанам быстроходный и мощный «Блюхер», находясь в эскадре Шпее или в индивидуальном крейсерстве. Или он же — нашим кораблям на Балтике. Однако командование предпочитало держать все еще новые, но уже не отвечавшие требованиям первой линии корабли при главных силах. Где они и гибли без славы и большой пользы.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • «ПИГМЕЙ», «СИРЕНА», «ТРИТОН» СДЕЛАНО В СССР
    «ПИГМЕЙ», «СИРЕНА», «ТРИТОН» СДЕЛАНО В СССРВ 1921 - 1939 годах в Ленинграде действовало Особое техническое бюро по военным изобретениям (ОстехБюро), его возглавлял инженер В.И.Бекаури. В 1934 году в 1-м отделе ОстехБюро была сформирована группа, занимающаяся подводными лодками. Первым её проектом, воплощённым в металл, стала сверхмалая подводная лодка АПСС (аэроподводный самодвижущийся снаряд), представлявшая собой однокорпусную лодку-торпеду водоизмещением 8,5 тонны. АПСС управлялась по радио (УКВ и ДВ) при визуальном слежении с самолёта или корабля. Предусматривалась возможность и ручного управления.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.