Морская коллекция

ОЧЕНЬ БОЕВЫЕ «МАЛЫШИ»

28.01.2013

ОЧЕНЬ БОЕВЫЕ «МАЛЫШИ»Слоноподобные «лёгкие» крейсера, такие, как «Могами», «Бруклин» или «Белфаст», отличавшиеся от тяжёлых только заменой 8-дюймовой артиллерии на 6-дюймовую, безусловно, прекрасно подходили для решения любых боевых задач. В общем, очень достойные корабли во всём, кроме одного — цены. Чудес в кораблестроении не бывает: до предела набитые вооружением и оборудованием, 10-тысячники по стоимости зашкаливали далеко за пределы, доступные даже для самых богатых государств мира. Их невозможно было строить в надлежащих для создания сбалансированного флота количествах, уж точно — не в мирное время. Ни один парламент или конгресс не утвердил бы соответствующий бюджет, особенно с учётом тлевшего с первых послевоенных лет экономического кризиса, то разгоравшегося, то несколько затихавшего.

В сложившейся ситуации в наиболее неприятном положении в свете сказанного оказалась Британия. Руководство ВМС всегда считало крейсера основой могущества империи, разбросанной по всем уголкам земного шара. Для защиты невидимых нитей морских путей, обеспечивающих жизнедеятельность этого сложного организма, действительно, требовалось много кораблей. Настолько много, что они никак не вместились бы в пределы, оговорённые Лондонским договором при условии продолжения постройки 8 — 9 — 10-тысячетонных единиц даже в том случае, если на них нашлись бы средства. Между тем для действия совместно с линейными эскадрами и флотилиями эсминцев совсем не требовались столь крупные крейсера, что показал успех небольших «аретьюз».

 
Поэтому в 1934 году Адмиралтейство сделало вторую попытку создать «флотский крейсер» — корабль для работы вместе с главными силами, выглядевшими в то время всё ещё очень и очень внушительно. Первыми среди списка условий для проектантов являлись размер и стоимость, естественно, наименьшие. Конструкторы сели за кульманы и взялись за логарифмические линейки, и вскоре адмиралы получили предварительные эскизы, повергшие их в изрядную тоску. Большинство проектов представляло собой несколько «подштукатуренных» стариков — типов «С» и «D». Наиболее пристойно выглядела чуть модифицированная «Аретьюза», а самым любопытным — совершенно небронированный суперэсминец водоизмещением 1850 т с вооружением из пяти двухорудийных 120-мм установок. Именно он и пошёл в дело, породив, в конце концов, знаменитый тип «Трайбл». Но вот проблема эскадренного крейсера от этого не продвинулась ни на шаг, хотя к её решению присоединились сами адмиралы. От командования Средиземноморского флота поступило уже совсем оригинальное предложение: защищённый лёгкой бронёй корабль водоизмещением всего в 3500 т с двенадцатью(!) 120-миллиметровками в шести установках. Его можно было бы назвать бронированным лидером, если бы не скорость, ограниченная всего 26 — 27 узлами. Идея, в принципе, понятна: тогдашние британские линкоры развивали на 2 — 5 узлов меньше этой скорбной цифры, и для действий с ними кораблик вполне подходил. Но за границей вовсю проектировали и готовились строить новые быстроходные линейные корабли, против которых такие «флотские крейсера» совершенно не годились. Грустно выглядели мысли даже о встрече с обычными крейсерами неприятеля. В случае превосходства в силах «хромоногие парнишки» не могли бы их догнать, а при обратной ситуации им оставалось только погибнуть, нанеся противнику разве что незначительный ущерб своими явно слабыми пушками.
 
Однако сама идея корабля, вооружённого значительным числом более лёгких, чем обычно приличествует крейсеру, орудий, запала в голову. Тем более, что всё заметнее вырисовывалась перспектива неприятностей со стороны авиации, а для отражения воздушных атак шестидюймовки подходили плохо, хотя их и пытались сделать более или менее универсальными. Уже в начале 1935 года последовало решение о том, что будущий «флотский» крейсер получит в качестве главного калибра универсальные орудия, способные действовать как по самолётам, так и бороться с эсминцами, которые неумолимо «распухали» в размерах. На выбор соответствующего чудо-орудия ушёл весь год, когда наконец остановились на совершенно новом и нестандартном для англичан калибре в 133-мм. Именно такие пушки предполагалось устанавливать на новых линкорах (будущих «кинг джорджах»), так что решение являлось очень разумным с точки зрения затрат на разработку и снабжение боезапасом. Разумным выглядел и сам калибр: снаряды весом свыше 36 кг лишь немного уступали шестидюймовым в действии по лёгким кораблям, а вот сами орудия были заметно легче.
 
От средиземноморской тихоходности тут же решили отказаться, а при обеспечении стандартных для того времени 32 — 33 узлов водоизмещение сразу подскакивало до 5 с лишним тысяч тонн. Что же, пришлось пойти на эту жертву, чтобы создать более или менее сбалансированный проект. И новый «флотский» крейсер выглядел очень неплохо. При водоизмещении 5350 т он нёс новейшее вооружение: десять 133-миллиметровок и два четырёхствольных 40-мм автомата, имея притом 6 торпедных труб и относительно пристойное для «малыша» бронирование. Удачность выбора как бы подтверждалась изящным стремительным корпусом, над которым возвышалась «горка» из трёх башен в носу, перетекавшая в надстройку с мостиками и придававшая небольшому кораблю впечатление мощи. О скорости свидетельствовали наклонные дымовые трубы и мачты.
 
К сожалению, как это часто бывает, хорошие идеи натолкнулись на проблемы в их осуществлении. Прежде всего это касалось той основы, вокруг которой создавался проект, — 133-миллиметровок. Орудия и их установки оказались не вполне подходящими для противовоздушной обороны. Подкачала и скорость наводки, и скорострельность, оптимистически определенная в 14 — 16 выстрелов в минуту. На деле хорошо, если она достигала 10 выстрелов. Кроме того, новые орудия сразу стали дефицитом: они устанавливались ещё и на линейные корабли в качестве универсального калибра, так что «флотским» крейсерам доставались только остатки. Между тем, условия военного времени требовали скорейшего ввода новых боевых единиц в строй. Поэтому в качестве «временного» вооружения две единицы, «Сцилла» и «Харибдис», получили по восемь 114-миллиметровок — вместе с иронической кличкой «беззубые чудища». Конечно, такое вооружение скорее пристало большому эсминцу, но, на удивление, более скорострельные и подвижные установки оказались очень неплохими для обороны от авиации. Так временное стало постоянным. Возникает только вопрос: как пришлось бы «чудищам» в бою с неприятельскими крейсерами? Ответ довольно очевиден.
 
Но, как говорится, «отдельные недостатки» не означали, что новые «флотские крейсера» потерпели крах. Напротив, с самого начала карьеры они стали очень востребованными. Все единицы получили имена героев и героинь античной мифологии, людей, богов и чудовищ, как уже упомянутые «Сцилла» с «Харибдой». Среди них оказались и «Дидона» («Дидо»), «Гермиона», «Ориолис», «Феб» и другие. Не хватало только Одиссея-Улисса, и этот пробел заполнил известный автор приключенческих романов Алистер Маклин. Созданный им «Корабль Его Величества «Улисс»», в котором проглядываются все черты «флотского крейсера», волей автора оказался на Севере, в охране конвоя, следующего в Мурманск. Надо сказать, что некоторым из них действительно пришлось повоевать в арктических условиях, например, «Аргонавту», не раз выходившему в ледяную Атлантику в составе Флота метрополии, или «Сцилле», умело и эффективно оборонявшей от германских самолётов конвой РQ-18. Однако на деле большинство «дидо» пришлось воевать в куда более комфортабельных с точки зрения климата водах Средиземноморья. Но не менее критических, с другой точки зрения. Опасность поджидала их и из глубины, и с воздуха. «Бонавенчер», «Гермион» и «Найяд» пошли на дно после атаки подводных лодок, но первый из них успел до этого потопить итальянский миноносец и повредить ещё один. «Фебу» и «Клеопатре» повезло больше: после аналогичных атак и попаданий торпед им удалось добраться до спасительных гаваней и после ремонта снова войти в строй.
 
Пытались не отстать от своих субмарин и неприятельские самолёты. Бомбы германских пикировщиков повреждали и «Бонавенчер», и «Сириус», и «Найяд», и «Клеопатру», а торпеда с «Сваойя-Маркетти» поразила «Аргонавт». Но вражеским авиаторам повезло меньше: все их жертвы уцелели и вернулись в строй. Зачастую для того, чтобы погибнуть. Благополучно переживший все неприятности на Средиземном море «Харибдис» судьба поджидала в Ла-Манше, где его поразили торпедами германские миноносцы. Вместе с крейсером погибла большая часть экипажа. Взрыв мощной донной мины под корпусом «Сциллы» привёл к настолько тяжёлым повреждениям, что крейсер больше не восстанавливался, хотя и промаялся на отстое до 1950 года. А вот «Аргонавт» проявил завидную живучесть. Две торпеды с итальянской подводной лодки оторвали ему и нос, и корму в открытом океане у побережья Конго, но крейсер благополучно добрался до базы и после ремонта в США продолжил свою карьеру, тогда как обстрелянный им за две недели до «наказания» итальянский эсминец «Фольгоре» раз и навсегда пошёл ко дну. Вообще реальная история иногда не уступает литературным фантазиям. Этот один из прототипов «Улисса» успел до своего поистине чудесного спасения поучаствовать в эвакуации войск из Греции и Крита, проводке конвоев на Мальту и операции «Пьедестал», получить свою торпеду и отремонтироваться И продолжить не менее примечательную карьеру после: участвовал в высадках в Нормандии и на юге Франции, сражался против немцев в Эгейском море (месте действия ещё одного романа Маклина — «Пушки острова Наваррон») и, наконец, отправился в Тихий океан, где сопровождал британский флот в операциях против Аракана и Суматры, а потом дошёл с ним до Окинавы и Шанхая. Столь же сильную жажду к жизни проявил «Феб», носовую и кормовую оконечности которого оторвали уже не итальянские, а немецкие торпеды. И этот крейсер «вылечили» в США, после чего он также попал сначала в Эгейское море, а затем на Тихий океан.
 
Как видно из отнюдь не исчерпывающего описания службы, «дидо» действительно пользовались большим спросом и действовали довольно успешно. Поэтому неудивительно, что на флоте уже в первые месяцы войны потребовали продолжения «сериала». В самом конце 1939 года и начале 1940-го последовала закладка пятёрки усовершенствованных «дидо». Первоначально предполагалось полностью повторить исходный проект, но уже в ходе постройки выяснились некоторые «тонкости». Так, крейсерам, в основном сопровождавшим либо свои тяжёлые корабли, либо конвои, явно не хватало лёгкого зенитного вооружения для самообороны от авиации. Кроме того, третья (самая высокая) носовая башня сильно утяжеляла оконечность и понижала остойчивость. Решение вроде бы убивало двух зайцев: проблемную башню заменили на третий четырёхствольный «пом-пом». В остальном «начинка» осталась прежней, а по внешнему виду вторая серия отличалась от первой прямыми дымовыми трубами. (Считалось, что такой вариант в меньшей степени выдаёт направление движения корабля.) Уже в ходе войны «Беллона» со товарищи получили до полутора-двух десятков 20-мм «эрликонов». Сначала предполагалось вместо основательно устаревших к тому времени «пом-помов» установить четырёхствольные «бофорсы», но спрос на них оказался слишком велик. Вообще, обстоятельства сильно отразились на вооружении «флотских» крейсеров (в основном первой серии). Так, «Сцилла» и «Харибдис» не смогли получить 133-мм установки и вместо них сражались с восемью 114-миллиметровками — вооружение, несколько слабое для крейсера, но оказавшееся не менее эффективным в отношении ПВО. «Дидо», «Бонавенчер» и «Феб» долго несли вместо третьей носовой башни старую 102-мм пушку, годную лишь для стрельбы осветительными снарядами.
 
Вошедшие в строй в 1943 году крейсера второй серии, тем не менее, успели понюхать пороху. В январе 1944 года «Спартан», прикрывая высадку у Анцио, получил попадание германской планирующей бомбы. Понятно, что средство, способное потопить линкор, небольшой крейсер «переварить» не смог. Тонущий «Спартан» сумел добраться до мелкого места и выбросился на берег. Поэтому в некоторых справочниках он числится как потопленный, а в некоторых — как тяжело повреждённый. Факт же состоит в том, что восстанавливать его англичане не стали: исход войны уже не вызывал сомнений, и мучения в борьбе за ещё одну боевую единицу показались излишними.
 
Остальные модифицированные «дидо» неплохо преуспели в потоплении неприятельских кораблей и судов. Два военных транспорта числятся на счету «Роялиста». «Беллона» вместе с ли-дируемыми ею эсминцами прикончила пару вражеских тральщиков, сторожевик и пароход у побережья Франции, а затем в паре с тяжёлыми крейсерами «Кент» и «Норфолк» добавила ещё два тральщика. «Блэк Принс», также вместе с эсминцами, потопил миноносец «Т-29» противника и повредил ещё два, а «Диадем» с «Моришисем» тяжело повредили большой эсминец «Z-31».
 
ОЧЕНЬ БОЕВЫЕ «МАЛЫШИ»
196. Лёгкий крейсер «Сан-Диего» (США, 1944 г.)
 
Строился фирмой «Бетлехем» в Куинси. Стандартное водоизмещение— 6590 т, полное — 8100 т, максимальная длина—165,05 м, ширина— 16,21 м, осадка — 6,25 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 75 000 л.с., скорость 32,5 узла. Бронирование: борт и траверзы 95 мм, палуба 32 мм, башни 32 мм, рубка 65 мм. Вооружение: шестнадцать 127/38-мм орудий, шестнадцать 40-мм и восемь 20-мм автоматов, два четырёхтрубных 533-мм торпедных аппарата. В 1942—1946 гг. построено 11 единиц: «Атланта», «Джюно», «Сан-Диего, «Сан-Хуан», «Окленд», «Флинт», «Рено», «Таксон», «Джюно-Н», «Спокейн» и «Фресно». «Атланта» и «Джюно» погибли 13 ноября 1942 г.; из остальных 5 отправлены на слом в 1960—1962 гг., 3 — в 1966-м и последний («Спокейн»)— в 1973 г.
 
197. Лёгкий крейсер «Аргонавт» (Англия, 1943 г.)
 
Строился фирмой «Кэммел Лэйрд». Стандартное водоизмещение—5972 т, полное—7171 т, максимальная длина—156,05 м, ширина—15,39 м, осадка—5,21 м. Мощность четырёхвальной паротурбинной установки 62 000 л.с., скорость 32,25 узла. Бронирование: борт 76 мм, палуба 51 —25 мм, башни 12,7 мм. Вооружение: десять 133/50-мм орудий, восемь 40-мм автоматов, четыре 20-мм автомата, два трёхтрубных 533-мм торпедных аппарата. В 1940—1942 гг. построено 11 единиц: «Дидо», «Бонавенчер», «Феб», «Ориолис», «Гермиона», «Харибдис», «Клеопатра», «Аргонавт», «Сириус» и «Сцилла». «Бонавенчер», «Харибдис», «Гермиона» и «Наяд» погибли во Второй мировой войне, «Сцилла» сдана на слом в 1950 г., остальные — в 1956 — 1959 гг.
 
198. Лёгкий крейсер «Якоб ван Химскерк» (Голландия, Англия, 1940 г.)
 
Строился фирмой «Недерландсе Шипсбоу» в Амстердаме, вооружался в Англии. Стандартное водоизмещение — 3765 т, полное—4860 т, размерения, энергетическая установка и бронирование: борт 16+20—30 мм, палуба 25—15 мм, рубка 12 мм. Вооружение: десять 102/45-мм универсальных орудий, четыре 40-мм и шесть 20-мм автоматов. Исключён из списков боевого флота в 1951 г., использовался в качестве плавказармы, окончательно исключён из списков в 1970 г. и сдан на слом.
 
Активная служба в годы сражений сказалась на послевоенной судьбе «флотских крейсеров». Из числа уцелевших единиц первой серии ни один не прослужил предельных 20 лет; более того, к 1957 году разделки на металл избежали только трое из семи. Немного больше повезло модернизированным «дидо»: «Беллону» и «Блэк Принса» в 1948 году передали Новой Зеландии, а в 1956 году к ним добавился «Роялист». Маленький доминион трепетно относился к доставшимся им очень крупным, «по меркам антиподов», кораблям, но финансы оказались «не резиновыми», и один за другим они отправились на слом (последним стал в 1968 году «Роялист»). Ещё дольше прослужил «Диадем», проданный в 1956 году Пакистану и ставший флагманом под названием «Бабур». Но сама Британия поспешила расстаться со своими крейсерами сопровождения флота просто потому, что и её «большой флот» таял со скоростью снега в сильную оттепель.
 
Но перед Второй мировой войной идея малого крейсера для действия с главными силами представлялась очень перспективной, настолько, что о ней задумались даже американцы — принципиальные сторонники больших крейсеров. Были к тому и внешние побудительные мотивы. Заключённый в 1936 году второй Лондонский морской договор (кстати, гораздо менее известный, чем первый, 1931 года) снизил предел разрешённого водоизмещения лёгкого крейсера до 8 тыс.тонн. Теперь ограничение калибра артиллерии 152 мм уже не считалось существенным, но втиснуть орудие большего калибра в столь небольшой корпус не представлялось возможным. Более того, крейсера «нового стандарта» слишком явно уступали бы своим предшественникам и при таком калибре: разумно разместить более 8 — 9 шестидюймовок не представлялось возможным. После изрядных раздумий, занявших три года, американцы решились на несимметричный ответ, создав корабль размерами меньше максимума, вооружённый более лёгкими орудиями, но зато в большом количестве. Такой мини-крейсер хорошо подходил для той же роли, что и «дидо» — совместных действий с эсминцами, и при необходимости, конечно же, с линкорами. Только в США пошли ещё дальше, выбрав в качестве главного калибра 127-мм универсальные орудия с длиной ствола 38 калибров, как на эскадренных миноносцах. Или, если угодно, скорее как на новейших линкорах, где такие же пятидюймовки устанавливались в таких же башенках и использовались в качестве зениток. Поэтому во множестве книг и справочников лёгкие крейсера типа «Атланта» фигурируют в качестве крейсеров ПВО, как, впрочем, и британские «дидо». На самом деле оба типа предназначались для действия с другими силами флота; разница состояла в том, что американцы больше рассчитывали на свои малые крейсера в качестве лидеров эсминцев. Впрочем, жизнь взяла своё: 127-миллиметровкам (как и британским 133-мм) гораздо чаще пришлось стрелять по воздушным целям, чем по неприятельским кораблям. Однако в США, в конце концов, всё же официально признали их кораблями ПВО, но только после войны, в 1949 году.
 
Вернёмся, однако, к концу 1930-х. Перебрав два десятка проектов, американские специалисты остановились на 6000-тонном корабле, буквально утыканном двухорудийными установками. По три башни возвышались друг над другом в носу и корме, ещё двум нашлось место только по бортам, ближе к корме. Шестнадцать стволов соответствовали мощи целого дивизиона эсминцев, особенно если учесть усовершенствованное управление стрельбой и более устойчивую платформу.
 
По конструкции корпуса «атланты» во многом напоминали сильно уменьшенный «Бруклин». Это заметно по его форме: такой же гладкопалубный, с транцевой кормой, однако изгиб верхней палубы сказался гораздо более крутым, чтобы относительно короткий корабль не слишком зарывался в воду на сильном волнении. Куда больше отличий оказалось во «внутренностях». Энергетическая установка выполнялась по типу, характерному для легких кораблей, — сильно облегчённой и имела всего два вала и четыре котла. Основой «лоскутной» защиты стал 95-мм пояс прикрывавший только механизмы, но вот защита погребов (глубоко ушедших под воду) оставалась только противоосколочной. Несомненной изюминкой проекта, как и у «британцев», являлась артилерия. Причём в отличие от кораблей бывшей метрополии, американцам полностью удалось обеспечить большую скорострельность. В благоприятных условиях «Атланта» могла выпустить по кораблю противника около 250 снарядов в минуту (а по самолётам — до 300) — больше, чем какой-либо другой крейсер Второй мировой войны. Повезло малым крейсерам и с торпедным вооружением. Вообще-то американцы с середины 1930-х годов оставались ярыми противниками наличия опасных не только для противника «рыбок» на борту больших кораблей, но ведь «малыши» таковыми не являлись; кроме того, они предназначались для действий с эсминцами, и в этом случае торпедные трубы никак не выглядели лишними. Первоначально конструкторы предполагали по одному трёхтрубному аппарату на борт, но здесь под руку подвернулись четырёхтрубные, снятые с эсминцев типа «Симс» при их модернизации.
 
Американские крейсера-лидеры, они же крейсера ПВО, получились вполне удачными, хотя и не без недостатков; наиболее неприятной стала значительная перегрузка. У первых единиц она не превышала приемлемых 240 т, но у последующих, выполненных по улучшенному проекту, достигала 570 — 580 т — почти 10% от исходного водоизмещения. Неудивительно, что возникли проблемы с достижением проектной скорости, которая у последних крейсеров серии не дотягивала до 35,5 узла даже при лёгкой нагрузке, а при полном водоизмещении была почти на узел меньше. Самое любопытное, что американцам удалось, как и в случае с бронёй своих новых линкоров, создать и успешно поддерживать в течение многих лет легенду о необычайной быстроходности «атлант», которым справочники тех времен приписывали и 38, и 39, и даже 40 узлов! Зато они не афишировали столь уникальные для крейсеров характеристики, как наличие гидролокатора и бомбосбрасывателей.
 
Первым заокеанским «малышам» выпала тяжкая доля: они поспели как раз вовремя для того, чтобы угодить в пекло яростных схваток, разгоревшихся около Гуадалканала. Там и сложили голову «Атланта» и «Джюно», погибшие в один день, 13 ноября 1942 года. «Атланта» сначала приняла до трёх десятков снарядов с японских эсминцев, получив «на закуску» 610-мм «длинное копье». Этого могло бы хватить и более крупному кораблю, но крейсер держался на воде и, возможно, выжил бы, если бы не собственный тяжёлый собрат «Сан-Франциско», который не разобрался в обстановке и добавил к «коллекции» попаданий 18 восьмидюймовых снарядов. Такого выдержать шансов уже не было, и наутро крейсер затонул, унося с собой 170 человек. Ещё хуже пришлось «Джюно», также тяжело повреждённому снарядами и торпедой японских эскадренных миноносцев. Окончательный удар беспомощному кораблю нанесла подводная лодка. В отличие от «Атланты», рядом не оказалось своих, и на дно с крейсером пошла почти вся команда. Интересно, что оба погибших успели заиметь 5 и 4 «звезд»-отличий соответственно, хотя находились в строю менее года. Неудивительно, что их имена получили новые крейсера, причём в случае с «Джюно» — того же типа. А рекордсменом в сборе наград оказался «Сан-Диего», удостоенный аж 16 «боевых звёзд».
 
После войны американские малые крейсера просуществовали немногим дольше, чем их британские коллеги. Правда, они едва не стали основой для послевоенных кораблей. Когда в 1944 году морское министерство решило построить ещё несколько «атлант», конструкторы предложили вооружить их новыми 127-миллиметровками с длиной ствола 54 калибра — мощным оружием, ставшим стандартным в 1950-е — 1960-е годы. О проекте вспоминали не раз и после войны, но в конце концов решили, что новым временам требуются принципиально новые корабли.
 
Одновременно с грандами военного кораблестроения свой вариант экономного «малыша» разрабатывали и «малые мира сего». Но до воплощения в металле дошли только в Голландии, где к делу отнеслись наиболее серьёзно. Проектирование малого крейсера началось в 1931 году, к нему подключили конструкторов таких известных английских фирм, как «Торникрофт» и «Ярроу». Однако в конце концов дело сделали именно голландские специалисты, не вполне довольные предложенными им вариантами с вооружением из 120-миллиметровок. Им удалось маленькое чудо: перед самым началом Второй мировой войны в строй вошёл крейсер водоизмещением менее 3800 т, нёсший притом шесть 150-мм орудий, автоматы и торпедные аппараты, а также гидросамолёт. К тому же корабль имел довольно обширное по площади бронирование, хотя и совсем тонкое: бортовой пояс всего 15 мм, но за ним простирались более солидные 20 — 30-мм продольные переборки, служившие дополнительной защитой и против снарядов, и (по возможности) против торпед. При всём том кораблик мог развивать приличную скорость: на испытаниях — до 34,5 узла.
 
К «Тромпу» в конце 1940 года должен был присоединиться полностью однотипный систершип, «Якоб ван Химскерк», однако неожиданное нападение Германии заставило отвести ещё не вооружённый корабль в Англию, где он воссоединился-таки с «Тромпом».
 
Англичане, естественно, не имели соответствующего вооружения и оборудовали «ценный кадр» по-своему. «Химскерк» получил пять спаренных 102-мм универсальных установок и стал настоящим крейсером ПВО, которому торпедные аппараты и гидросамолёт уже были не нужны (их он и не имел). Зато на нём смонтировали радиолокаторы, заменённые затем в ходе модернизации на более современные модели. А пока он спешно отбыл на Дальний Восток, где уже активно дрался с японцами «Тромп». Голландский «малыш» участвовал в одном из первых боёв тихоокеанской войны в проливе Бадунг, получив десяток попаданий из японских 127-миллиметровок. Ему повезло благополучно уйти из яванской ловушки в Австралию, где он прошёл модернизацию, в ходе которой с него сняли гидросамолёт и кран для операций с ним и более удобно переставили лёгкие зенитки. Оба крейсера с голландскими экипажами в течение почти трёх лет сопровождали конвои и искали германские блокадопрорыватели в Тихом и Индийском океанах, привлекая внимание «старших» союзников своими небольшими размерами и ладным видом. После войны немало походившие кораблики служили совсем недолго: к 1955 году обоих вывели из состава флота, а затем не спеша отправили на слом.




Рекомендуем почитать
  • НЕУДАЧНЫЙ «ДУБЛЬ»

    НЕУДАЧНЫЙ «ДУБЛЬ»Неудачная русско-японская война вызвала мощный поток критики и упреков в адрес отечественных кораблей, и в первую очередь — крейсеров. Незавидная судьба наших неказистых «богинь» и изящных быстроногих «шеститысячников», в большинстве своем интернировавшихся после получения не слишком обширных повреждений, породила нападки на сам тип океанского бронепалубного крейсера. Как-то «вдруг» оказалось, что такие корабли не способны сражаться в линии баталии (для чего, впрочем, они никогда и не предназначались). Специалисты и досужие «общественники» принялись искать свой идеал. И, в конце концов, нашли — в лице единственного бронированного эскадренного разведчика, крейсера «Баян». Между тем при своем появлении этот крейсер отнюдь не вызывал такого энтузиазма.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.