Морская коллекция

«ОПОЗДАВШИЕ К СТОЛУ»

09.06.2014

«ОПОЗДАВШИЕ К СТОЛУ»Корабли строятся для боя — утверждение, кажущееся совершенно очевидным. Однако множеству боевых судов самых различных классов и размеров так и не удалось ни разу «понюхать пороха». К счастью для человечества, в XX веке число вселенских войн, захвативших большую часть планеты, ограничилось двумя, иначе оно могло бы и не выжить. Но то. что является горем для многих людей, становится моментом истины для боевых машин, специально создаваемых к редким моментам морских сражений.

 
Поэтому именно Первая мировая война стала настоящей проверкой для кораблей всех классов, и не в последнюю очередь — для крейсеров. Мы уже рассказывали об участии в боях и походах и устаревших «корсаров», и новейших крейсеров. Оба главных участника войны на море, Англия и Германия, продолжили активно строить новые корабли этого класса и в ходе четырёхлетней «великой мясорубки». Многие из них успели поучаствовать если не в сражениях (ими война на море не слишком изобиловала), то хотя бы в боевых походах. Однако среди стальных скороходов оказались и явные неудачники, просто опоздавшие на «последний спектакль сезона», достроенные слишком поздно для того, чтобы хоть раз выйти в море для поиска противника, либо вообще не воплощённые в металле.
 
Естественно. что в числе «пострадавших» оказались англичане: Британия буквально «пекла» крейсера п большом количестве, опасаясь, что то же самое делает её основной противник — Германия. Адмиралтейства досипали лишь отрывочные и не вполне достоверные сведения о планах стран Центрального Союза. Но то. что доходило, вроде бы свидетельствовало о новых и опасных для британцев тенденциях. Разведданные говорили о том, что в 1916 году и в Германии, и в Австро-Венгрии приступили к постройке сильных и быстроходных боевых единиц, вооружённых большим числом 150-мм орудий или новыми более тяжёлыми пушками калибра 170-мм или даже 210 мм.
 
В таких соображениях имелся вполне очевидный резон: если «центральные» союзники уже явно не могли тягаться с «просвещёнными мореплавателями» в числе, го вполне могли бы посостязаться в одиночных стычках. Поэтому британские адмиралы со всей серьёзностью отнеслись к угрозе, пусть исключительно туманной (разведка не могла сообщить достоверных сведений ни о числе, ни о размерах и вооружении будущих «козырных карт» неприятеля).
 
Первоначально англичане пошли по вполне разумному среднему пути. Хотя потребностям флота вполне удовлетворяли уже находившиеся в постройке последние серии многочисленных вариаций типа «Си», вооружённые пятью 152-мм орудиями, расположенными в диаметральной плоскости, что давало в залпе столько же стволов, что и у их германских оппонентов, адмиралы предложили «добавить ещё». Так родился следующий тип, получивший обозначение по следующей букве алфавита. В сущности, «Ди» представлял собой разрезанный перед передней грубой «Кейптаун», с «вставленной» секцией с дополнительным, шестым орудием Конечно, это не более чем образный приём, поскольку в действительности корпус не только удлинили. но и на пол метра увеличили ею ширину, чтобы обеспечить необходимую остойчивость. Однако внешне «Даная» с компанией производили впечатление излишне вытянутых в длину, что, впрочем. не помешало «британскому ответу» на несуществующую германскую угрозу стать сильными кораблями, Помимо дополнительной шестидюймовки они получили куда более мощное торпедное вооружение. Уширенный корпус позволил разместить трёхтрубные торпедные аппараты, и с 12-ю трубами такой крейсер мог обеспечить залп, равный таковому целого дивизиона эсминцев начала войны. Но, возможно, не менее важным стало новое оборудование для управления огнём, приближавшееся по возможностям к аналогичным системам линкоров-дредноутов.
 
Конечно, «Ди» никак не помешали бы в бою с немцами, но шансов на это у них оставалось совсем немного. «Данаю». «Донтлесс» и «Дрэгон» заложили на рубеже 1916 и 1917 годов, и, несмотря на очень хороший темп постройки, головной корабль серии вошел в строй только через полтора года, летом 1918 года. Правда, «Даная» и «Дрэгон» успели войти п состав Гарвичских лёгких сип, но немцы к тому времени в море уже не выходили, В 1919 году в тщетной надежде «понюхать пороха» парочка оказалась на Батике, где благополучно избежала мин, в отличие 0т пострадавших «сишек», но и никак не проявила себя.
 
Между тем. раз запущенный маховик продолжал вращаться, теперь уже совсем вхолостую. За первой тройкой последовала вторая, отличавшаяся тем же изящным вздёрнутым наклонным форштевнем, что и «кейптауны». не только красивым, но прежде всего полезным с точки зрения мореходности. Она получила имена больших городов необъятных владений британской короны. «Дели» и «Данедин» закончили ещё относительно быстро, в середине 1919 года, а вот «Дурбан» застрял на стапелях ещё более чем на год. Он не остался в одиночестве. За первой шестёркой должна была последовать вторая, но здесь, наконец, Адмиралтейство заметило, что война-то уже закончилась. Четыре наименее продвинувшихся в постройке единицы просто разобрали, а дошедшие до спуска «Диспатч» и «Диомид» пожалели и не спеша достраивали в течение четырёх лет. Не без пользы для последующих поколений: на «Диомиде» впервые установили в носу двухорудийную полностью закрытую (пусть больше от брызг, чем от снарядов) 6-дюймовую артиллерийскую установку.
 
Пусть и но совсем красивые, но вполне удачные «Ди» благополучно просуществовали до Второй мировой войны и даже поучаствовали в ней. Их вклад мог бы оказаться ещё более важным, если бы удалось осуществить возникший в конце 1930-х годов план переоборудования их в крейсера ПВО. Предполагалось убрать все 152-мм и 76-мм орудия и заменить их на четыре спаренных универсальных 114-миллиметровки в башенных установках и пару многоствольных 40-мм «пом-помов». Дефицит кораблей, способных бороться с авиацией, был огромным, и модернизированные «Ди», несомненно, оказались бы очень востребованными. Однако недостаток средств и времени поставил крест на этой интересной задумке. В итоге устаревшие морально корабли оставались на вторых и третьих ролях, вплоть до того, что «Дрэгон» и «Дурбан» нашли свой конец в качестве части огромного волнолома-причала «Малберри». созданного на побережье Нормандии в ходе высадки союзников в 1944 году.
 
Хотя крейсера типа «Ди» вполне могли сражаться на равных с лучшими германскими единицами, Адмиралтейству этого казалось недостаточным. Как так на равных? Надо, чтобы «в личной встрече» британцы обладали преимуществом, желательно — подавляющим, И ещё в 1915 году кораблестроителям поступила заявка на создание нового крейсера с более мощным артиллерийским вооружением, более высокой скоростью — не менее 30 узлов - и большей дальностью плавания. Особо оговаривалось, что новые корабли должны иметь орудия, способные поразить корабль противника с большой дистанции, ещё до того, как тот сможет ответить из своих 150-мм орудий. Заодно лорды Адмиралтейства предложили разработать проект немедленно. Что же, английским конструкторам к таким запросам было не привыкать. К работам приступили через неделю после поступления заявки. Сразу же стало ясно, что удовлетворение всех «растущих потребностей» приведёт к увеличению водоизмещения не менее чем в два раза по сравнению с прототипом. А прототип выбрали весьма своеобразно: проект получил название «улучшенный «Бирмингем»», что выглядело своеобразным издевательством над здравым смыслом. Хотя действительно, по компоновке новый крейсер-монстр чем-то напоминал старые добрые «города», только в два раза более крупные, с новыми 190-мм орудиями вместо шестидюймовок и на пять узлов большей скоростью. В общем, «похожесть» примерно такая же. как у боксёров - одною в весе «мухи» и другою двухметрового чемпиона-тяжеловеса. Но в основном в отношении наступательного оружия -«перчаток».
 
Что касается защиты, то она осталась в точности на том же уровне, что и у «Бирмингема». «Си» и «Ди», Пояс имел всё ту же максимальную толщину 51 мм на 25-мм подкладке, причём только на примерно трети площади в середине корпуса, утончаясь к носу и корме и выше по борту Никак не впечатляла и броневая палуба, по большей части 12,7-миллиметровая; более толстые листы, 25-мм и 38-мм, защищали механизмы и рулевое устройство Единственным небольшим улучшением бронирования стали своеобразные «коробки», дополнительно защищавшие погреба, впоследствии ставшие отличительной чертой всех британских крейсеров. Однако толщина их составляла всего 13 мм. Продолжая боксёрскую аналогию, вырисовывалась фигура могучего неповоротливого спортсмена с мощнейшим «хуком слева», при этом неспособного держать ответные удары, Впрочем, далеко не всё в порядке обстояло и с артиллерией. Снаряд к мощному 7,5-дюймовому орудию весил свыше 90 кг, вдвое больше, чем у шестидюймовки, а открытые палубные установки механизировать было очень сложно. Пришлось прибегнуть к техническим решениям конца XIX века: проложить у каждого орудия круговые рельсы, по ним перемещалась тележка со снарядом, который водружался туда вручную трудами пары моряков из числа наиболее сильных физически. Неудивительно. что пригодность 190-мм орудий для борьбы с эскадренными миноносцами вызывала серьёзные сомнения. Не мудрствуя лукаво, англичане для этой цепи ввели второй калибр. И тоже весьма сомнительный: хотя скорострельность 76-мм пушек соответствовала задаче. их снаряд вряд ли мог остановить современный эсминец, водоизмещение которого к тому времени перевалило за 1000 т.
 
Тем не менее, несмотря на множество сомнительных моментов проекта, Адмиралтейство сразу же выразило желание построить большое количество таких крейсеров. Остановить такое безумие смогли только финансовые соображения. Стоимость, по первым оценкам, приближалась к миллиону фунтов стерлингов, и заказ ограничился пятью единицами. Все они получили имена знаменитых английских адмиралов-мореплавателей эпохи королевы Елизаветы I и поэтому часто называются «елизаветинцами».
 
Между тем новые германские лёгкие крейсера так и не появились на океанских коммуникациях, и необходимость суперкрейсеров становилась всё более сомнительной. Вместо надводных рейдеров Англии угрожал, и весьма серьёзно, подводный противник. Для борьбы с субмаринами требовались совсем другие корабли, и «елизаветинцев» стали активно «притормаживать». Последний из них, «Эффингем». заложили только в 1917 году. Работы на всех верфях велись крайне неспешно и «крейсера-убийцы» так и не поучаствовали п боевых действиях. Единственным введённым в строй до окончания Первой мировой войны стал «Виндиктив», да и тот оказался в Гранд-Флите в роли, весьма далёкой от изначальной. В конце войны Ройял Нейви остро нуждался в кораблях, способных нести самолёты. Уже тогда на авиацию возлагались большие надежды, пока, правда, в основном в качестве «глаз флота». Действительно, в ходе Ютландского боя англичане остро страдали от недостатка информации о противнике, который, в конце концов, благополучно ускользнул. Адмиралы предприняли настоящий поиск на верфях подходящего материала: достаточно быстрого и крупного корпуса, на основе которого можно бы но бы быстро «собрать» авианосец. «Елизаветинцы» вполне подходили для этой цели, и жертвой стал наиболее готовый «Кавендиш». Его переименовали в «Виндиктив» и быстро переоборудовали в весьма своеобразный авианесущий корабль. Перестройка почти не коснулась «внутренностей» корабля, который предполагалось в случае необходимости вновь обратить в крейсер. В носовой части оборудовали ангар на 6 гидросамолётов, на крыше которого располагалась взлётная палуба длиной всего 36 м и шириной 16 м. Сзади от дымовых труб имелась вторая палуба, посадочная, длиной 59 м. Совершившие посадку самолёты перетаскивались на взлётную палубу по узенькому мостику вдоль левого борта. Фактически же посадка на крохотный кормовой «платочек», к тому же обильно застилаемый горячими газами из дымовой трубы, являлась делом почти невозможным. Гидросамолёты просто поднимали с воды краном, расположенным в корме.
 
«ОПОЗДАВШИЕ К СТОЛУ»
 
142. Лёгкий крейсер «Энтерлрайз» (Англия, 1926 г.)
 
Строился фирмой «.Джон Браун». Водоизмещение 7550 т; длина максимальная 173,7 м; ширина 16,6 м; осадка 5,61 м. Мощность четырёхвальной паротурбинной установки 80 000 л.с., скорость 23 уз. Вооружение: семь 152/45-мм орудий, пять 102-мм зениток, три 40-мм зенитных автомата, четыре 47-мм салютные пушки, четыре 533-мм трёхтрубных торпедных аппарата. Бронирование: борт 76 — 38 мм, палуба 12f7 — 2S мм, рубка 25 мм. Всего в 1926 г. построено две единицы: «Энтерпрайз» и «Эмерод», третий, «Юфрейтис» разобран на стапеле. Оба исключены из списков в 1946—1948 гг.
 
143. Лёгкий крейсер «Дели» (Англия, 1919 г.)
 
Строился фирмой «Армстронг». Водоизмещение 4970 т, длина максимальная 143,61 м; ширина 13,91 м; осадка 5,00 м. Мощность двухзальной паротурбинной установки 40 000 л.с., скорость 29 уз. Вооружение: шесть 152/45-мм орудий, две 76-мм зенитки, два 40 мм зенитных автомата, четыре 533-мм трёхтрубных торпедных аппарата. Бронирование: бор» 76 — 51 мм, палуба 25 мм, рубка 152 мм. Всего и 1918 - 19?? і \. построено восемь единиц: «Даная», «Дрэгон», «Донтлесс», «Дели». «Данедин», «Дурбан», «Диспатч» и «Диомид», ещё четыре единицы разобраны на стапелях в малой степени готовности. «Данедин» торпедирован германской подводной лодкой в декабре 1941 г., «Дрэгон» и «Дурбан» использованы в качестве временного причала при высадке в Нормандии в июне 1944 г., остальные исключены из списков в 1946 г.
 
144. Крейсер «Фробишер» (Англия, 1924 г.)
 
Строился на верфи ВМС в Девенпорте. Водоизмещение 9750 т; длина максимальная 184,41 м; ширина 19,8 м; осадка 5,92 м. Мощность четырёхвальной паротурбинной установки 60 000 п.с., скорость 30 уз. Вооружение: семь 190/45-мм и шесть 76/50-мм орудий, четыре 76-мм зенитки, четыре 47-мм пушки, тесть 533-мм торпедных аппаратов. Бронирование: борт 76—51 мм, палуба 13 — 38 мм, рубка 75 мм. Всего в 1918— 1922 гг. построено пять единиц: «Хокинс», «Кэвендиш», «Рейли», «Фробишер» и «Эффингем». «Рейли» потиб на скалах в августе 1922 г., «Кэвендиш» достроен как авианосец «Виндиктив», «Эффингем» погиб в результате навигационной аварии в мае 1940 г., два оставшихся исключены из списков в 1947 — 1948 гг.
 
При этом «Виндиктив» пытался остаться крейсером Он сохранил четыре 190-мм орудия и столько же «противоминных» 76-миллиметровок. На нём даже сохранили предусмотренные проектом торпедные аппараты, окончательно превратив сильный корабль в довольно-таки безобразный и бесполезный гибрид.
 
Вообще «адмиралы Елизаветы» стали на редкость неудачливыми кораблями. Можно даже сказать — вредными для британского флота. Для начала они нанесли I немалый урон казне. Уже головной «Хокинс», строившийся около трёх лет, стоил более 1 млн. 600 тыс. фунтов стерлингов. при том, что их псевдопрототип, «Бирмингем», обошёлся в 4.5 раза дешевле! Но даже эти огромные деньги не стали пределом. Две последние единицы серии. «Фробишер» и «Эффингем», строились вдвое дольше и зашкалили за два миллиона фунтов. Понятно, что столь значительный рост цены отчасти связывался с послевоенным подешевлением фунта, но всё же любопытно сравнить затраты со стоимостью ещё более новых линкоров типа «Нельсон», обошедшихся примерно в шесть миллионов, но притом явно более ценных, чем три слабо защищённых «убийцы лёгких крейсеров»
 
Неудивительно, что Адмиралтейство ревностно относилось к своим «золотым» кораблям. Когда в 1921 году в Вашингтоне состоялась конференция по ограничению морских вооружений, Англия до последнего защищала своё желание сохранить их в составе флота. Итог оказался неутешительным для «Владычицы морей», которой пришлось согласиться на право постройки своими соперниками столь же крупных и сильно вооружённых крейсеров. Участники конференции решили округлить максимальное водоизмещение представителей этого класса до 10 000 т и калибр артиллерии до восьми дюймов. Так родился пресловутый «вашингтонский», или тяжёлый крейсер, обладавшей мощностью баз по всему миру, что позволяло бы ей обойтись единицами меньшего водоизмещения, поставив своих потенциальных противников в неравные условия. А причина такого стратегического проигрыша заключалась, по сути дела, в обыкновенной жадности, которая, к тому же, пошла не впрок. Вступивший в строй в 1921 году «Рэйпи» прослужил всего один год. после чего выскочил на камни у берегов Канады. Крейсер спасти не удалось; его ещё несколько лет использовали в качестве мишени для учебных стрельб, а затем просто взорвали останки. Любопытно, что такая же судьба 18 лет спустя постигла ещё одного «елизаветница». «Эффингам» нашёл «спою» скалу (но обозначенную на карте) в норвежских шхерах уже во время Второй мировой войны в мае 1940 года. Снять его также не удалось, и англичанам пришлось потопить его торпедами и артиллерийским огнём.
 
Так в самом начале карьеры из пятерки «хокинсов» истинными крейсерами остались только три. Авиаторы и строители продолжали мучить «Виндиктив» до конца 1920-х годов, устанавливая на нём экспериментальную катапульту и постоянно меняя состав авиагруппы Закончилась история страдальца тем. что его на несколько лет вывели в резерв и перестроили сначала в учебный корабль, а затем, уже в 1940-м году — в плавмастерскую. «Неплохая» карьера для крейсера — охотника за себе подобными!
 
По сути дела. Адмиралтейство так и не смогло наши надлежащею применения столь вроде бы желанным кораблям. Вначале предполагалась существенная модернизация с удалением палубных 190-миллиметровок и заменой их на три 203-мм двухорудийные башни. Итогом мог бы стать несколько «урезанный», но вполне «вашингтонский» крейсер. Неплохая идея, однако, обошлась бы в треть стоимости нового корабля, и. в конце концов, проект «закопали» ввиду отсутствия свободных средств и свободных верфей. Во второй половине 1930-х годов последовало решение на перевооружение ... шестидюймовыми орудиями. Реально работы успели завершить только на «Эффингеме». Трудно сказать, к сожалению или к счастью. Девять старых 152-мм орудий заметно уступали восьми шестидюймовкам новых легких крейсеров - «лидеров» и по дальности стрельбы, и по скорострельности, и по массе снаряда. Кроме того, «Эффингем» уступал «юным товарищам» по скорости более чем на два узла и имел заметно меньшую дальность плавания. Так бывший суперкрейсер, родоначальник тяжёлых, в итоге сам стал довольно-таки ущербным лёгким.
 
Но и сильно опоздавшие с вводом в строй «елизаветинцы» стали не последними крейсерами-неудачниками британского флота, не поспевшими к «своей» войне. В 1917 году англичане сильно впечатлились атаками германских лёгких сил на скандинавские конвои. Лёгкие крейсера-заградители «Бруммер» и «Бремзе», казалось, развивали при этом огромную скорость. Масла в огонь подлили данные разведки, вроде бы свидетельствовавшие о том, что новые германские «города» также могут ускорился до 32 узлов. Между тем ни один из готовых или строившихся британских лёгких крейсеров, включая «киллеров» с 190-мм артиллерией, не мог развить более 30. Неважно, что данные эти являлись типичной дезинформацией. Недолго раздумывая. Адмиралтейство тут же потребовало помимо самого мощного корабля ещё и самый скоростной.
 
В качестве основы для проекта взяли тип «Ди». уже и так полученный удлинением когда-то хорошо сбалансированного «Си». Теперь операцию пришлось повторить ещё раз. поскольку мощные котлы и турбины требовали гораздо больше места. На новом крейсере появилась ещё одно котельное отделение с дополнитепьной третьей трубой, которое расположили позади турбинного, что придало ему своеобразный и уникальный вид. (Такая схема получила название эшелонной и получила широкое распространение в 1930-е годы во всём мире как позволяющая снизить риск остановить корабль одним попаданием торпеды или снаряда.) Сами механизмы, мощность которых вдвое превышала таковую у скромных «Си», без долгих раздумий взяли у лидеров типа «Шекспир», установив на каждом крейсере по паре комплектов турбин и котлов. Всё эго привело к тому, что тип «Е» получил пропорции, характерные для самых быстроходных эсминцев. Зато длиннющий корпус позволил расположить в диаметральной плоскости уже семь шестидюймовок в палубных установках, пять из которых могли стрелять на оба борта, а оставшаяся пара располагалась в центре по бортам. Такое проектное вооружение получил только «Эмерод». а на «Энтрпрайзе» в носу вместо пары одиночных орудий появилась экспериментальная двухорудийная башня, как на «Диомиде», но усовершенствованного типа. Именно она стала прототипом для артиллерийских башен британских крейсеров 1930-х годов.
 
Необычайно мощным для того времени стало зенитное вооружение, состоявшее из пяти 102-мм зениток. Для того чтобы скороходы могли сохранять свои качества в бурном море, они получили протяжённый полубак и высоко вздёрнутый форштевень.
 
В целом проект получился неплохим но его в очередной раз сгубил главный «противник» британских крейсеров военного времени — скорость постройки Быстроходные единицы удалось заложить только в 1918 году и лишь в количестве трёх штук. Война закончилась задолго до того, как их удалось спустить на воду. Понятно, что теперь торопиться было уже совсем некуда. Заложенный последним «Юфрейтис» («Евфрат») вообще тут же разобрали, благо разбирать-то было почти нечего, а «Энтрлрайз» и «Эмерод» продолжали неспешно достраивать в течение последующих семи лет. Вошли в строй они лишь в 1926 году, совсем незадолго до того, как все страны приступили к созданию принципиально новых послевоенных проектов «Е» действительно достигли своей за-ппанированной высокой скорости и оставались самыми быстроходными крейсерами английского флота (во всяком случае — формально) вплоть до завершения своей карьеры, последовавшей сразу после окончания Второй мировой войны. В ходе этой войны их использовали довольно активно во всех местах земного шара, от отечественных вод до Дальнего Востока Местами не без успеха. Так, в декабре 1943 года «Энтрлрайз» вместе с новым крейсером «Глазго» повстречались у острова Уэссан в Ла-Манше с целой эскадрой из пяти германских эсминцев, вооружённых 150-мм орудиями, и шести миноносцев. Стрельбе заметно мешали ветер и сильное волнение; артиллеристам у открытых установок на палубе «Энтрпрайза» пришлось несладко. Однако ещё хуже обстояли дела у немцев, которые вскоре обратились в бегство. На долю «Энтрпрайза» выпало добивание повреждённых миноносцев Т26 и Т25, которые и были записаны на счёт быстроходного «старичка». В число «миссий» обоих «Е» входила такая «экзотика», как перевоз ка британского золота и перестрелка с германскими батареями о ходе операции «Оверлорд» высадки в Нормандии Они не раз искали немецкие рейдеры и «прорыватели» блокады, а на долю «Энтрпрайза» выпало спасение более чем тысячи моряков, уцелевших после потопления японскими пикировщиками двух тяжёлых крейсеров в Бенгальском заливе в апреле 1942 года. В общем, эта пара, пусть уже и сильно устаревшая к тому времени, хотя бы частично оправдала затраты, понесённые Англией на создание различных вариантов «сверхкрейсеров», предназначенных для другой, Первой мировой войны и безнадёжно на неё опоздавших
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ РАЙОННОГО МАСШТАБА
    СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ РАЙОННОГО МАСШТАБАВо времена холодной войны сила государств определялась количеством ядерных боеголовок в их арсеналах, а всего за полвека до того — числом линкоров-дредноутов. А вот рейтинг латиноамериканских государств конца XIX — начала XX века измерялся наличием крейсеров. Впрочем, в этом не было ничего удивительного. При примитивных сухопутных коммуникациях и практическом отсутствии железных дорог фактически весь грузооборот этих государств осуществлялся по воде — ведь сколько-нибудь существенные города и селения Латинской Америки стоят на побережье либо на берегах крупных рек.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.