ЭПОХА ЗАОКЕАНСКОГО КОЛЕНВАЛА

ЭПОХА ЗАОКЕАНСКОГО КОЛЕНВАЛАВ XIX веке Соединённые Штаты Америки стали настоящим «передовиком» в области подводного судостроения. В немалой степени этому поспособствовала Гражданская война, в которой обе стороны пытались активно использовать все мыслимые и немыслимые технические уловки. Впрочем, «подводный экспресс» набрал полную скорость далеко не сразу. После второй (и, как оказалось, последней) войны с Англией наступили десятилетия подспудного брожения мыслей, не часто выливавшегося в конечный продукт. Только в 1851 году любознательный энтузиаст Лоднер Филипс выдал первое «изделие», так сказать, нового розлива. 26-летний изобретатель происходил из вполне сухопутного штата Индиана, не имел серьёзного образования, мало что знал из опыта предшественников, а его основной профессией было… сапожное дело. Да и свободных средств практически не имел.

«МУСКУЛЬНАЯ ЭРА»

«МУСКУЛЬНАЯ ЭРА»Казалось бы, после того как Р. Фултону удалось создать почти действующую субмарину, дело подводного плавания должно было пойти вперёд с хорошей скоростью. Однако главным двигателем прогресса в этой области являлись войны, а после кровопролитной наполеоновской эры в Европе и Америке наступило некоторое затишье. Из непосредственных последователей Фултона можно упомянуть разве что братьев Кессен, успевших как раз «к столу» и построивших в 1810 году в Гавре явный плагиат первого «Наутилуса». (Собственно, братья и не скрывали «источник вдохновения», даже назвав своё детище «Подводный Наутилус»).

ПОБЕДНЫЕ ПОХОДЫ Щ-402

ПОБЕДНЫЕ ПОХОДЫ Щ-402Сообщение Совинформбюро было по обыкновению кратким: «Энская подводная лодка Северного флота под командованием старшего лейтенанта Столбова проникла в фашистскую гавань и атаковала транспорт водоизмещением в 6 тыс. тонн. Торпедист Мельников двумя торпедами взорвал вражеское судно. Подводная лодка благополучно возвратилась на свою базу». Этот первый боевой успех Северного флота в Великой Отечественной войне выпал на долю экипажа подводной лодки Щ-402, которая 14 июля 1941 года проникла в Порсангерфьорд и уничтожила транспортное судно противника. Почин был сделан. Но «четыреста второй» предстояло ещё множество сложнейших походов, и каждый требовал от экипажа максимальной отдачи духовных и физических сил, отваги, мужества и находчивости.

КАРОНАДА — СТО ЛЕТ БЕЗУПРЕЧНОЙ СЛУЖБЫ НА ФЛОТЕ

КАРОНАДА - СТО ЛЕТ БЕЗУПРЕЧНОЙ СЛУЖБЫ НА ФЛОТЕВ 1774 году все морские державы громом артиллерийской канонады облетело сенсационное известие — в Англии появилось новое орудие потрясающей разрушительной силы. Разумеется, туда сразу же последовали запросы: что за орудие, чем и как стреляет? Англичане вежливо и с присущим им своеобразным юмором отвечали, что познакомиться с новым орудием можно только в бою, но вряд ли стоит следовать этому совету, поскольку о полученных впечатлениях уже никто не узнает…

МЁРТВЫЕ ВЕТВИ: ЗАЗЕЛЕНЕЕТ ЛИ ДЕРЕВО СНОВА?

МЁРТВЫЕ ВЕТВИ: ЗАЗЕЛЕНЕЕТ ЛИ ДЕРЕВО СНОВА?После ознакомления с длинным рядом проектов читатель уже вполне может сам судить о некоторых доктринах советского флота, связанных с развитием класса крейсеров. Кратко суть их можно выразить в паре слов: универсальность и самодостаточность. Неудивительно, что в стремлении обеспечить эти краеугольные камни в итоге на свет появился гигант среди современных ракетных кораблей — тип «Киров». Другой ветвью «самодостаточных» боевых единиц флота СССР стали крейсера-вертолётоносцы «Москва» и «Ленинград», также весьма универсальные корабли. Но и они оказались всего лишь промежуточным звеном на пути к появлению настоящих монстров гибридизации -авианесущих крейсеров.

СОВЕТСКИЕ «ПОЛУТЯЖЕЛОВЕСЫ»

СОВЕТСКИЕ «ПОЛУТЯЖЕЛОВЕСЫ»Состояние советского крейсерского флота в начале 30-х годов прошлого века едва ли можно охарактеризовать иначе, как печальное. Последние корабли этого класса, лёгкие крейсера типа «Светлана», в массе своей так и не были достроены. Из оставшихся в строй относительно быстро ввели только по одной единице на Балтике и Чёрном море — «Красный Крым» и «Червону Украину» соответственно. Третьим «везунчиком», причём с куда как более интересной кораблестроительной судьбой, стал «Адмирал Лазарев». Корабль, готовый к 1918 году почти на 70%, после революции стал объектом самых различных планов. Ещё в 1924 году Совет Труда и Обороны вынес постановление о достройке крейсера с установкой восьми 203-миллиметровок, снятых со старых кораблей, не подлежащих восстановлению. Однако в следующем году советские конструкторы приступили к созданию принципиально нового морского орудия. Оригинальным в нём было почти всё, начиная с калибра. 

ОЧЕНЬ БОЕВЫЕ «МАЛЫШИ»

ОЧЕНЬ БОЕВЫЕ «МАЛЫШИ»Слоноподобные «лёгкие» крейсера, такие, как «Могами», «Бруклин» или «Белфаст», отличавшиеся от тяжёлых только заменой 8-дюймовой артиллерии на 6-дюймовую, безусловно, прекрасно подходили для решения любых боевых задач. В общем, очень достойные корабли во всём, кроме одного — цены. Чудес в кораблестроении не бывает: до предела набитые вооружением и оборудованием, 10-тысячники по стоимости зашкаливали далеко за пределы, доступные даже для самых богатых государств мира. Их невозможно было строить в надлежащих для создания сбалансированного флота количествах, уж точно — не в мирное время. Ни один парламент или конгресс не утвердил бы соответствующий бюджет, особенно с учётом тлевшего с первых послевоенных лет экономического кризиса, то разгоравшегося, то несколько затихавшего.

В КИЛЬВАТЕРЕ У «БОЛЬШОГО БРАТА»

В КИЛЬВАТЕРЕ У «БОЛЬШОГО БРАТА»После полного поражения в 1898 году в войне с Соединёнными Штатами Испания, некогда великая морская держава, откатилась далеко назад и впала в глубокую «спячку». Моральный упадок в обществе наихудшим образом сочетался с политической нестабильностью и тяжёлыми финансовыми проблемами. Поэтому неудивительно, что к выполнению первой серьёзной морской программы удалось приступить только через 10 лет, когда правительство предприняло решительные меры. Пожалуй, главной из них стало создание национальной кораблестроительной компании «Сосьедад Эспаньола де Конструксьон Наваль», которой и предстояло возродить испанский флот. Хорошей идее мешало традиционное препятствие: нехватка средств. И тогда «благородные доны» сделали удачный ход, предложив купить четверть всех активов британским фирмам. «Вкладчики» собрались как на подбор — «Виккерс», «Армстронг» и «Джон Браун». Теперь испанцы могли рассчитывать не только на английские деньги, но и на получение новых технологий и современных проектов. Они сразу же вспомнили, что их страну омывает два моря, точнее, море и целый океан. Поэтому кораблестроительные верфи возникли сразу в Эль Ферроле в Атлантике на севере и в Картахене на берегу Средиземного моря. А англичане открыли для столь зависимых теперь от них новых друзей секретные папки с чертежами.

«ЛОСКУТНАЯ МОНАРХИЯ» И ЕЁ НАСЛЕДНИКИ

«ЛОСКУТНАЯ МОНАРХИЯ» И ЕЁ НАСЛЕДНИКИГоворя об Австро-Венгрии, историки испытывают определённое затруднение — относить или не относить её к числу великих держав. С одной стороны, двуединая монархия заметно уступала остальным политическим монстрам Европы и США и по экономической, и по военной мощи, и по влиянию. С другой — наследница некогда одной из наиболее значительных европейских стран упорно пыталась вести собственную линию во всём, в том числе и в кораблестроении. К сожалению, «лоскутная монархия», как иронически называли её соседи-недоброжелатели за пёстрый состав народов и автономий, отнюдь не блистала наличием больших средств для создания военно-морских сил. В особенности это касалось крейсеров, вовсе выпадавших из сугубо оборонительного «флота береговой обороны», не собиравшегося высовываться за пределы Адриатики. 

В ТИСКАХ ВЕРСАЛЯ

В ТИСКАХ ВЕРСАЛЯОставшаяся после 1-й Мировой войны главным побеждённым, Германия была ущемлена своими противниками, как говорится, по полной программе. Не избежал практически полного уничтожения и немецкий флот. По условиям Версальского мира в его составе могли находиться только 6 броненосцев и столько же старых лёгких крейсеров. Для того, чтобы окончательно унизить Германию, этот набор старья разрешалось обновлять только после того, как истечёт полный срок службы, который для крейсеров определили в 20 лет. После этого срока можно было построить только единицы, не превышающие по водоизмещению 6000 т.