Морская коллекция

«ПЕРЕГНАТЬ, НЕ ДОГОНЯЯ»

06.09.2015

«ПЕРЕГНАТЬ, НЕ ДОГОНЯЯ»Составленный в самом конце Второй мировой войны по личному указанию Сталина перспективный план развития ВМФ (см. «Моделист-конструктор» № 6 за 2002 г.) поражал своими масштабами. Сегодня ясно, что в то время в нашей стране, только что пережившей тяжелейший период своей истории, вряд ли было под силу выполнить столь амбициозный план в полном объеме. Но, самое главное, смысла в этой дорогостоящей программе было немного, ведь главный соперник в борьбе за мировое господство, Соединенные Штаты, уже имел колоссальный флот, догнать который количественно не представлялось возможным. Наиболее дальновидные политические и военные деятели нашей страны понимали, что необходимо найти принципиально новое решение, которое позволило бы соревноваться с Америкой на океанских просторах.

 

Так родился лозунг «Перегнать, не догоняя», аналогичный по смыслу модному ныне «асимметричному ответу». Он сводился прежде всего к всемерному развитию подводного флота. Однако следовало помнить, что даже тысяча германских «у-ботов» завоевать господство на море все-таки не смогла. Имевшие мощный эскорт авианосные соединения оказались не по зубам ни гитлеровским, ни японским субмаринам. И Советский Союз вряд ли мог рассчитывать в возможной войне на море на более благоприятный исход.
 
В поисках методов борьбы с подавляющим превосходством надводных сил потенциального противника взоры наших конструкторов обратились к ракетному оружию. Наибольший интерес вызывали германские управляемые крылатые ракеты фирмы «Хеншель». Печальная судьба итальянского линкора «Рома», тяжелейшие повреждения британского «Уорспайта» и нескольких крейсеров в результате попадания одной-двух планирующих бомб, сброшенных с самолетов, привели к мысли использовать те же средства для вооружения боевых кораблей.
 
К тому времени некоторый задел уже имелся. На основе «хеншелевского» управляемого снаряда HS-276 в СССР в конце 40-х годов была разработана и противокорабельная ракета «Щука», по компоновке и системе управления повторявшая немецкий прототип, но имевшая вместо крайне опасного жидкостного двигателя более надежный турбореактивный. Первоначально ракета предназначалась для запуска с самолетов и береговых пусковых установок. Флоту оружие приглянулось, поскольку в теории позволяло решить главную задачу «асимметричного ответа»: одним ударом вывести из строя авианосец или линкор, стреляя вне дальности действия тяжелой артиллерии противника. Ракета получила новое, не слишком изящное название КСЩ, сокращенное от «Корабельный снаряд «Щука». Систему наведения срочно переделали из оптической на активную радиолокационную, считавшуюся в те времена наиболее перспективной и современной.
 
Оставалось найти для нового «чудо-оружия» соответствующий носитель. Задача состояла в том, чтобы, с одной стороны, ракетоносец был не очень большим (только такие корабли могли стать многочисленными), а с другой стороны, чтобы он мог действовать в океане на удалении от баз и, конечно же, нести несколько трехтонных «щук». Единственным подходящим объектом, удовлетворявшим таким достаточно противоречивым требованиям, оказался эскадренный миноносец проекта 56.
 
Для скорейшего достижения цели работы развернулись сразу в двух направлениях. Эсминец «Бедовый», уже заложенный в Николаеве на заводе имени 61 коммунара, решили перестроить по проекту 56ЭМ в качестве головного экспериментального носителя крылатых ракет. Одновременно конструкторы спешно разрабатывали чертежи уже серийного проекта 56М.
 
«ПЕРЕГНАТЬ, НЕ ДОГОНЯЯ»
 
314. Эскадренный миноносец «Неуловимый» (проект 56М), СССР, 1958 г.
 
Строился на заводе № 190 в Ленинграде. Водоизмещение стандартное 2767 т, полное 3315 т. Длина наибольшая 126,1 м, ширина 12,7 м, осадка 4,3 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 72 000 л.с., скорость 39 узлов. Вооружение: установка для противокорабельных ракет КСЩ, четыре четырехствольных 57-мм автомата, два двухтрубных 533-мм торпедных аппарата, два реактивных бомбомета РБУ-2500. Всего построено четыре единицы: «Бедовый», «Неуловимый», «Неудержимый» и «Прозорливый». В 1971—1972 годах три корабля перестроены по проекту 56У. Все исключены из списков флота в 1987—1991.
 
315. Большой ракетный корабль «Неуловимый» ( проект 56У ), СССР, 1958/1972 г.
 
Бывший эсминец проекта 56М, модернизирован в Севастополе в 1971—1972 годах. Водоизмещение стандартное 2940 т, полное 3347 т. Длина наибольшая 126,1 м, ширина 12,7 м, осадка 4,3 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 72 000 л.с., скорость 35 узлов. Вооружение: четыре установки для противокорабельных ракет П-15М, два спаренных 76-мм автоматических универсальных орудия, четыре четырехствольных 57-мм автомата, два двухтрубных 533-мм торпедных аппарата, два реактивных бомбомета РБУ-2500. Всего по проекту 56У модернизированы три единицы: «Неуловимый», «Прозорливый» и «Бедовый».
 
316. Эскадренный миноносец «Бойкий» (проект 57-бис), СССР, 1961 г.
 
Строился на заводе имени 61 коммунара в Николаеве. Водоизмещение стандартное 3500 т, полное 4192 т. Длина наибольшая 138,9 м, ширина 14,84 м, осадка 4,47 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 85 000 л.с., скорость 34,5 узла. Вооружение: две установки для противокорабельных ракет КСЩ, четыре четырехствольных 57-мм автомата, два трехтрубных 533-мм торпедных аппарата, два реактивных бомбомета РБУ-2500, один вертолет Ка-15. Всего построено восемь единиц: «Гневный», «Гре-мящий», «Упорный», «Жгучий», «Гордый», «Бойкий», «Зоркий» и «Дерзкий». В 1968—1973 годах перестроены в БПК по проекту 57А.
 
Инженерам удалось добиться неплохого результата. Появление на бывшем эсминце восьми тяжеленных «чужеродных тел» — самолетов-снарядов КСЩ, а также пусковой установки для них привело лишь к относительно небольшой перестройке надпалубных и внутренних помещений корпуса. Полное водоизмещение возросло всего на 85 т. При этом артиллерийское вооружение претерпело серьезнейшие изменения. Одной из 130-мм башен, кормовой, корабль лишался сразу: ее место заняла массивная решетчатая конструкция — пусковая установка СМ-59. От носовой спарки главного калибра также решили отказаться, чтобы не переутяжелять эсминец и не оставлять на нем орудий, номинально способных втянуть его в артиллерийскую дуэль с «пушечным» неприятелем. Подобное сражение могло закончиться для ракетоносца трагически: даже осколок, попавший в саму «Щуку» или хранилище для топлива, мог вызвать пожар или взрыв, почти гарантированно отправляющий 3000-тонный корабль на дно. Зато все счетверенные зенитные автоматы оставили, причем дополнительная установка в носу обеспечивала прикрытие переднего сектора (по опыту мировой войны, наиболее опасного в отношении атак авиации) двенадцатью стволами. К тому же, на серийных эсминцах проекта 56М решили заменить 45-миллиметровки более мощными и дальнобойными 57-мм автоматами.
 
Бывший эскадренный миноносец лишился и своего «титульного» оружия. Оба пятитрубных торпедных аппарата уступили место паре двухтрубных, расположенных побортно в самой середине корпуса. Теперь они предназначались в основном для противолодочных торпед.
 
К сожалению, гвоздь проекта, комплекс КСЩ, имел слишком много недостатков. Действительно, трехтонная ракета могла донести 700 кг взрывчатки до противника, находящегося на расстоянии 80 км, однако на этом пути возникало слишком много «но». Прежде всего, чтобы активная радиолокационная головка самонаведения могла захватить цель, «Щуку» требовалось вывести в зону захвата, для чего, естественно, следовало знать примерное местонахождение этой самой цели. А никаких специальных средств, кроме радиолокатора, способного обнаруживать надводные объекты лишь на дальности прямой видимости, в то время не имелось. Проблему мог бы решить вертолет, но Ка-15 слишком мал, не имел надлежащих средств управления и дальности полета, а отсутствие ангара заставляло чаще оставлять его на берегу, нежели брать в дальний поход. Система самонаведения КСЩ оказалась чересчур подверженной активным и пассивным помехам. Подготовка к старту занимала около 20 минут и представляла собой опасную операцию. Требовалось заполнить топливные баки несколькими сотнями литров горючего и подать огнеопасный снаряд на рельсовые направляющие стабилизированной пусковой установки. Одновременно в прибор управления стрельбой «Кипарис-56М» вводились исходные данные для автономного полета. Затем установка разворачивалась в нужном направлении и производился пуск. Трудно представить себе противника, который пожелал бы вытерпеть эту процедуру последовательно семь или восемь раз — именно столько самолето-снарядов несли «Бедовый» и остальные единицы серии.
 
317. Большой противолодочный корабль «Жгучий» (проект 57А), СССР, 1961/1969 г.
 
317. Большой противолодочный корабль «Жгучий» (проект 57А), СССР, 1961/1969 г.
 
Перестроен в 1967—1969 годах из эсминца проекта 57-бис. Водоизмещение стандартное 3500 т, полное 4500 т. Длина наибольшая 140,6 м, ширина 14,84 м, осадка 4,65 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 85 000 л.с., скорость 32 узла. Вооружение: ЗРК «Волна», два четырехствольных 57-мм автомата, четыре спаренных 30-мм автомата, два пятитрубных 533-мм торпедных аппарата, три реактивных бомбомета РБУ-6000, один вертолет Ка-25. Всего модернизировано восемь единиц, все исключены из списков флота в 1987—1993 годах.
 
Конструкторы прекрасно осознавали, что в боевых условиях возможность повторного пуска, скорее всего, не представится, поэтому еще при проработке начального проекта 56ЭМ предполагалось разместить на бывших эсминцах по две пусковых установки. Однако втиснуть их в уже готовый корпус не удалось. В качестве альтернативы в ходе постройки первых ракетных 56-х началось проектирование нового специализированного корабля с двумя комплексами КСЩ.
 
С целью экономии времени в новом проекте 57 сохранили основные пропорции, расположение отсеков, механизмов и боевых постов, принятые на перестроенных предшественниках. Более того, корпус представлял собой, в сущности, увеличенную копию 56-го. Прежним осталось и артиллерийское вооружение, но увеличенная ширина позволила разместить трехтрубные торпедные аппараты вместо двухтрубных. Главное же оружие — установки для пуска КСЩ — теперь имелось в удвоенном числе. «Гневный» теоретически мог выпустить пару снарядов с интервалом всего в пять секунд. Потенциальная мощь новых ракетных эсминцев привела к выделению их в отдельный класс «больших ракетных кораблей», хотя как раз «большими» они не были, в полном соответствии с доктриной «маленьких убийц плавучих крепостей».
 
Попробуем оценить реальные перспективы нашего «асимметричного ответа» на то время. На приемных испытаниях экспериментального «Бедового» была выпущена только одна «Щука», поразившая тральщик с дистанции 18 миль. Последующие учебно-боевые стрельбы доказали, что КСЩ при прямом попадании легко топит эсминец и полностью выводит из строя крейсер. Хотя все стрельбы велись по неподвижным целям (в число которых попали отечественные боевые корабли, предназначавшиеся уничтожению в годы тотального сокращения надводного флота), можно не сомневаться в том, что если бы на их месте оказались крейсера и эсминцы врага, им не удалось бы избежать тяжелейших повреждений или гибели. Вполне возможно, что после первого же боевого успеха уже в те годы возник пресловутый «ракетный бум» и бурный рост числа крылатых ракет на флотах всех морских держав.
 
Но именно отсутствие боевого опыта решило судьбу первых советских ракетных эсминцев. Комплекс КСЩ признали устаревшим и несостоятельным. Корабли, предназначавшиеся в качестве важного компонента подрыва господства США на море, стали объектом странной модернизации. В 60-е годы приоритеты резко изменились. Главной задачей для надводных боевых судов стала борьба с подводными лодками. Носителей «щук» решили перестроить в противолодочные корабли, по типу очень похожие на стандартные эсминцы западных держав. Так, по иронии судьбы, американцев все же пришлось не обгонять, а догонять, причем позволив им уйти далеко вперед.
 
Модернизация, которой подверглись все восемь единиц проекта 57-бис, стала одной из наиболее значительных в советском флоте за все время его существования. Стоимость переоборудования каждого большого ракетного корабля составляла примерно половину его начальной цены. Из исходного вооружения остались лишь две 57-мм установки ЗИФ-75 со своей системой управления «Фут-Б». Заметно усилилось противолодочное вооружение, основу которого составили десять торпедных аппаратов (своеобразный рекорд для эсминцев). Реактивные бомбометы заменили на более современные, имевшие вдвое большую дальность стрельбы. Внушительно выглядели и средства ПВО — зенитный ракетный комплекс «Волна», близкий аналог американского «Тартара», и 30-мм автоматы АК-230 с радиолокационным управлением огнем. Вполне современным стало радиоэлектронное и гидроакустическое оборудование. В общем, наш флот получил неплохие боевые единицы, прослужившие до конца 80-х. Однако, несмотря на успех, стоимость модернизации показалась руководству ВМФ чрезмерной, и от проведения столь масштабных работ на кораблях других проектов в дальнейшем отказались.
 
Правда, основательной реконструкции «Бедовый» и другие ракетные «56-е» все же не избежали. Три из них прошли существенную модернизацию по проекту 56У, в ходе которой место «Щуки» заняли две аккуратные башни с 76-мм автоматами АК-276, а по бокам кормовой надстройки расположились четыре контейнера с противокорабельными крылатыми ракетами нового поколения П-15М «Термит». Они имели примерно такую же дальность и вес, как КСЩ, но обладали хорошей помехозащищенностью, а возможность применения сменной головки самонаведения (активной радиолокационной или пассивной инфракрасной) существенно затрудняла борьбу с ними. Складывающиеся крылья позволили разместить их в контейнерах, что обеспечило компактность и удобство в обслуживании. Так первоначальная идея получила совершенно новое наполнение, в основных чертах определившее развитие этого вида оружия на многие годы.
 
В общем, первый рывок в сторону ракетных «кораблей-убийц» оказался далеко не бесполезным. Несмотря на все недостатки КСЩ, Советский Союз надолго стал лидером в разработке противокорабельных ракет, создававших (и создающих до сих пор) несомненную угрозу надводному флоту возможного неприятеля.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • И ВСЕ-ТАКИ — КОЛУМБ
    И ВСЕ-ТАКИ — КОЛУМБ...Чужой на земле, приютившей его, окруженный людьми предприимчивыми, готовыми следовать хоть на край света в поисках почестей, славы и богатств, он ревниво оберегает свой замысел, потому что твердо убежден: только ему, генуэзцу Кристобалю Колону (так называет он себя с некоторых пор), ниспослано судьбой совершить то. что не удавалось ни одному мореплавателю, - доплыть до «Индий» через Mare incognitum (Неизвестное море), волны которого со дня творения омывают берега благословенной богом и папой Лузитании.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.