Морская коллекция

ПЕРВЫЕ БРОНЕНОСНЫЕ

11.03.2015

ПЕРВЫЕ БРОНЕНОСНЫЕПервый английский броненосец «Уорриор» своим появлением в 1861 году изменил военно-морской «табель о рангах» самым радикальным образом. Он и другие бронированные фрегаты буквально в одночасье вымели со сцены как деревянные линейные корабли, так и своих хотя и вооруженных мощной артиллерией, но незащищенных собратьев. Типичные крейсера, по сути, стали новыми линкорами. Неудивительно, что у конструкторов вскоре появилась идея проделать ту же операцию с боевыми единицами меньших размеров.

 

В броненосных флотах Англии и Франции все боевые суда, имевшие железный пояс по ватерлинии, в то время именовались броненосцами — на всякий случай. Например, наряду с десятитысячетонниками «Уорриором», «Ахиллесом», «Минотавром», «Эйджинкортом» и «Нортумберлендом», в главных силах королевского флота значились и такие «карманные» кораблики, как 1350-тонный «Энтерпрайз» и 1750-тонный «Рисерч». Дажв крейсерами их называть было некорректно: ни по скорости (9 — 10 узлов), ни по дальности и мореходности они совсем не подходили для рейдерской службы. Определенное смятение в умах адмиралов и инженеров привело к тому, что англичанам пришлось изобрести для них совсем уж странный класс кораблей — броненосные шлюпы.
 
Немногим больше соответствовали крейсерским спецификациям бронированные корветы. Первый из них, 3250-тонный «Фэйворит», вошедший в строй еще в 1866 году, оставался низкобортным, а его вооружение состояло из восьми гладкоствольных (!) 100-фунтовок. Неудачник прослужил всего 10 лет до отправки в резерв, где он простоял еще столько же перед тем, как отправиться на слом. Имевший центральную батарею, «Паллас» (3660 т, 1866 г.) на первый взгляд вполне соответствовал рейдерским характеристикам, имея скорость более 13 узлов и нарезную 178-мм артиллерию. Однако, построенный фактически по личной инициативе известного кораблестроителя Э.Рида, корабль являлся оригинальным специализированным тараном. По сути дела, единственным настоящим крейсером из числа ранних рангоутных броненосцев была только «Пенелопа». Этот корвет с узким броневым поясом и бронированной центральной батареей имел высокий борт и хорошую мореходность. Однако расположение артиллерии не способствовало решению крейсерских задач: батарейные восьмидюймовки не могли стрелять по носу и корме, где действовали только три 127-миллиметровки, которые вообще сняли в ходе модернизации в 1878 году. Даже из такого краткого описания видно, что англичане не были столь уж неправы, не присваивая гордого крейсерского звания своим малым бронированным судам.
 
Французы, как и англичане, тоже предпочитали в сомнительных случаях именовать свои бронированные крейсера броненосцами. Первый такой полукрейсер, «Бельикез», заложили два года спустя после ввода в строй «Уорриора», но он представлял собой слабый деревянный корабль водоизмещением 3700 т, имевший при этом полный броневой пояс по ватерлинии толщиной 150 мм и батарею со 120-мм броней, в которой размещались по четыре 194-мм и 164-мм нарезных казнозарядных орудия. Еще две 164-мм пушки находились на верхней палубе и являлись основным оружием в плохую погоду и при погоне, поскольку батарейные порты возвышались над водой всего на 2 м и часто заливались волнами. Спустя два года за этим одиночкой последовала большая для Франции серия из 7 единиц типа «Альма». Первоначально предполагалось ввести на них весьма прогрессивную для того времени схему расположения артиллерии: четыре 164-мм орудия по углам центральной батареи. Уже в ходе постройки схему изменили на еще более передовую, заменив общий каземат на четыре отдельные барбетные установки. Но после более тщательного расчета весов конструкторы засомневались в возможности уменьшения остойчивости и оставили только два барбета; четыре орудия по старинке разместили в батарее.
 
И «Бельикез», и «Альма» с компанией получили еще один вид оружия, надолго ставший отличительной чертой французских крейсеров. Выдававшийся на три метра вперед деревянный таран был обшит несколькими слоями металла и представлял собой вполне серьезную угрозу. Увы, убедиться в этом пришлось не врагу. В июле 1877 года «Тетис» успешно таранил свой систершип «Рейнъ Бланш». К счастью, оба корабля удалось спасти.
 
В 1868 году французы довольно последовательно повторили предыдущую серию, увеличив водоизмещение до 4600 т, чтобы хоть как-то устранить главный недостаток своих «крейсеров» — повысить максимальную скорость, которая едва превышала 11 узлов. Тройка «Ла Галисоньер», «Триомфан» и «Викторьез» развила на службе около 12,7 узла. Другим улучшением стал более крупный калибр орудий: «галисоньеры» несли по шесть 240-мм орудий вместо 164-мм (при том же расположении — два в барбетах и четыре в батарее), плюс к тому одно 194-мм погонное орудие и шесть 138-миллиметровок на верхней палубе.
 
Дальнейшее улучшение в том же направлении— увеличение скорости — продемонстрировала следующая пара, «Байяр» и «Тюренн». Для своего времени (а вошли в строй они только в 1882 году) материал корпуса (все то же дерево) стал уже совершенно архаичным, в противоположность расположению артиллерии. Все четыре 240-мм орудия модели 1870 года размещались в барбетах, причем два из них впервые на крейсерах располагались в диаметральной плоскости: один — в середине корпуса и другой — в корме, а еще два — бок о бок ближе к носу. Вооружение дополнялось парой 194-мм (погонным и ретирадным) и шестью 138-мм орудиями. Так же впервые на французском крейсерском судне появилась 50-мм броневая палуба, прикрывавшая сверху броневой пояс, толщина которого достигала в середине корпуса 250 мм. Скорость возросла до 14,5 узла, но увеличилось и водоизмещение, достигшее 6000 т. В общем, французские броненосные крейсера постепенно возвращались на круги сбоя, в ряды броненосцев, так и не став настоящими рейдерами или «уничтожителями рейдеров». У «жалкого племянника великого дяди», Наполеона III, не нашлось ни желания, ни доктрины для войны на море. А крах 1871 года вообще оставил разбитую империю в серьезных экономических и политических проблемах.
 
Как это ни странно, но ни Англия, ни Франция в 1860-е годы даже не попытались создать полноценный броненосный крейсер. И впервые идея такого корабля появилась в России. Отцом броненосного крейсерского флота по праву можно назвать адмирала A.A.Попова. Он имел богатый опыт дальних походов и хорошо понимал, насколько ценным может оказаться в военное время сильный океанский корабль, способный при необходимости вступить в бой с любым из многочисленных фрегатов или корветов противника и выйти из этого боя, сохраняя способность к дальнейшему рейдерству. А для этого весьма желательным являлся полный броневой пояс, прикрывавший ватерлинию. В 1868 году A.A. Попов представил проект радикальной переделки деревянного фрегата «Генерал-адмирал», на котором предполагалось оставить только шесть орудий, но крупного калибра, заменить всю нижнюю часть корпуса на железную с железной же броней. Однако фрегат оказался настолько пораженным гнилью, что предпочли строить новый корабль.
 
ПЕРВЫЕ БРОНЕНОСНЫЕ
 
24. Броненосный крейсер «Дмитрий Донской», Россия, 1885 г.
 
Строился на верфи Нового Адмиралтейства в Санкт-Петербурге. Водоизмещение 5800 т. Длина по ватерлинии 90,43 м, ширина 15,85 м, осадка 7,85 м. Мощность одновальной паровой установки 7000 л.с., скорость 16 уз. Бронирование: пояс 152— 120 мм (броня «компаунд»), палуба 51 мм. Вооружение: два 203-мм, четырнадцать 152-мм и четыре 87-мм орудия, 14 малокалиберных револьверных пушек, пять 381-мм торпедных аппаратов. В 1895 г. модернизирован с установкой новой скорострельной артиллерии: шести 152-мм, десяти 120-мм, шести 47-мм и десяти 37-мм орудий. Всего в 1884— 1885 гг. построено 2 единицы, несколько отличавшихся конструкцией и составом вооружения: «Дмитрий Донской» и «Владимир Мономах». Оба погибли в Цусимском сражении 28 мая 1905 г.
 
25. Броненосный крейсер «Пенелопа», Англия, 1868 г.
 
Строился на верфи ВМС в Пемброке. Водоизмещение 4470 т. Длина по ватерлинии 83,2 м, ширина 15,24 м, осадка 5,15 м. Мощность одновальной паровой установки 4760 л.с., скорость 12,75 уз. Бронирование: пояс — 152 мм, батарея — 152 мм. Вооружение: восемь 203-мм и пять 127-мм дульнозарядных нарезных орудий. В 1897 г. выведен из состава флота и превращен в плавучую тюрьму в Южной Африке. Сдан на слом в 1912 г.
 
26. Броненосный крейсер «Генерал-адмирал», Россия, 1875 г.
 
Строился на Невском заводе в Санкт-Петербурге. Водоизмещение 5030 т. Длина по ватерлинии 87,12 м, ширина 14,63 м, осадка 7,37 м. Мощность одновальной паровой установки 4470 л.с., скорость 12,3 уз. Бронирование: пояс 152— 127 мм. Вооружение: шесть 203-мм, два 152-мм и четыре 87-мм орудия. Впоследствии добавлены восемь 37-мм револьверных пушек и два 381-мм торпедных аппарата. Всего в 1875 — 1877 гг. построено 2 единицы: «Генерал-адмирал» и «Герцог Эдинбургский». В 80-х гг. XIX в. оба перевооружены, в 1892 и 1896 гг., соответственно, получили новые машины и котлы. Служили в качестве учебных кораблей до 1909 г., затем переоборудованы в минные заградители «Нарова» и «Онега».
 
27. Броненосный крейсер «Нортхэмптон», Англия, 1878 г.
 
Строился фирмой «Нэйпир». Водоизмещение 7630 т. Длина по ватерлинии 88,1 м, ширина 18,29 м, осадка 7,58 м. Мощность двухвальной паровой установки 6100 л.с., скорость 13,25 уз. Бронирование: пояс 229— 152 мм, палуба 51 мм. Вооружение: четыре 254-мм и восемь 229-мм нарезных орудий, шесть 20-фунтовых гладкоствольных пушек. Всего в 1878— 1881 гг. построено 2 единицы: «Нортхэмптон» и «Нельсон». В 90-х гг. XIX в. оба модернизированы и перевооружены, но вскоре оба отправлены в резерв. «Нортхэмлтон» сдан на слом в 1905 г. и «Нельсон» — в 1910 г.
 
Поскольку в качестве основной задачи предполагалось индивидуальное рейдерство, особое внимание обращалось на скорость хода, мореходность и автономность. Применение бракетного способа набора позволило сократить вес корпуса до 30% (у первого железного «британца» «Инконстанта» этот показатель доходил до 50%). Отсюда появилась возможность выделить свыше 400 т на бронирование. Калибр орудий ограничили 203 мм, поскольку считалось, что вспомогательные крейсера (которые в большом количестве могла выставить в случае войны Англия) не могут нести ничего тяжелее 6-дюймовок. Ввиду того, что количество орудий ограничивалось всего четырьмя стволами, для максимального увеличения угла обстрела их установили на выступающих за борт полукруглых площадках — спонсонах. Теперь из 8-дюймовок могли вести огонь почти по носу и корме, не опасаясь за целостность все столь же обильного такелажа. Новый «Генерал-адмирал» по-прежнему нес почти 2,5 тысячи кв. метров парусов — других способов обеспечить большую продолжительность плавания в те времена не существовало.
 
Удачный опыт решил судьбу другого корабля, «томившегося» без малого 10 лет на том же Невском заводе. Заложенный еще в 1865 году «Минин» (однотипный с парусно-паровым броненосцем «Князь Пожарский») должен был претерпеть немало изменений, многие из которых, к счастью, остались только на бумаге. В ходе постройки Технический комитет российского морского ведомства предложил превратить его в модный тогда башенный броненосец. Однако гибель в шторм низкобортного прототипа — британского «Кэптена» — заставила приостановить все работы. Только в 1874 году А.А.Попов настоял на очередной переделке, на этот раз — в океанский крейсер по образцу уже вышедшего на испытания «Генерал-адмирала». Строителям пришлось потрудиться: всю надводную часть борта разобрали и сделали по новому проекту, подводную часть обшили деревом и медью, сняв предварительно броневой пояс, который установили вновь только в 1878 году, перед самым вводом в строй.
 
Англичане взирали на русские бронированные океанские рейдеры безо всякого энтузиазма. Их появление означало большую угрозу для «владычицы морей». Поэтому Адмиралтейство распорядилось противопоставить паре «Генерал-адмирал» — «Герцог Эдинбургский» (второй корабль серии по иронии судьбы получил столь экзотическое для нашего флота наименование в честь визита британского принца) свою, только более мощную. Так в Ройял Нэйви появились настоящие броненосные крейсера «Нельсон» и «Нортхэмптон». Заметно более крупные, они несли более мощное вооружение и несколько превышали по скорости своих оппонентов. Их проект во многом базировался на первом полноценном британском броненосном крейсере «Шэннон», заложенном в 1873 году, почти одновременно с «Генерал-адмиралом». Этот высокобортный трехмачтовый корабль имел бронированные толстый пояс (229 — 152 мм), палубу и даже рубку (229-мм). Сами англичане говорят, что «причина его появления в составе флота несколько туманна». Тем не менее исходная цель его создателей вполне понятна: Британия нуждалась в боевых единицах, предназначенных для службы в удаленных уголках огромной империи, достаточно сильных для того, чтобы сокрушить слабые броненосцы возможных противников, и достаточно быстрых для погони за ними и прочими неприятельскими судами. Хотя «Шэннон» имел репутацию недовооруженного корабля, артиллерия из двух 254-мм и семи 229-мм нарезных дульнозарядных орудий (обычных для англичан в те времена) выглядела достаточно убедительно. В сущности, он вполне мог потягаться с «Генерал-адмиралом» или «Мининым» с очень хорошими шансами на победу.
 
Однако Россия не остановилась на достигнутом. В 1880 году все тот же неутомимый А.А.Попов представил проект улучшенных кораблей приглянувшегося класса. Хотя «Дмитрий Донской» и «Владимир Мономах» уступали «нельсонам» по водоизмещению, но по чисто крейсерским качествам скорости и дальности хода оставили соперников далеко позади. Бронирование впервые выполнялось из сталежелезных плит «компаунд», сопротивление которых превышало железные на четверть. Наши адмиралы предпочли иметь больше орудий, хотя и несколько меньшего калибра, справедливо считая, что одинокому рейдеру важнее быстро подавить более слабого противника и постараться уйти от более сильного. По ходу постройки на обоих кораблях успели внедрить всяческие новшества, но на каждом свои. Так, «Мономах» получил двухвальную машинную установку, а «Донской» — закрытую сверху батарею. Впервые крейсера оборудовали постоянными гребными винтами вместо подъемных. В результате они стали практически чисто паровыми боевыми судами: при ходе под парусами винты оказывали значительное сопротивление — и скорость оставалась небольшой.
 
«Мономах» построили в рекордный для России срок — за 20 месяцев. На этот раз англичане не попытались создать свой симметричный ответ. Но это не означало, что «просвещенные мореплаватели» не обратили на русскую угрозу никакого внимания. Напротив: когда «Мономах» вышел в свое первое заграничное плавание на Дальний Восток, на всем пути его постоянно сопровождал один из новейших британских броненосцев. В 1884—1885 годах отношения двух стран оставались очень напряженными, и потенциальные противники часто шли с заряженными орудиями и открытыми артиллерийскими портами.
 
В тот раз обошлось без кровопролития. Однако лучшим русским броненосным крейсерам предстояла долгая карьера. Большая часть их службы прошла в тихоокеанских водах, рядом с опасным соседом — быстро наращивающей мускулы Японией. Там же и закончилась их карьера. Проделав еще раз знакомый маршрут Кронштадт — Дальний Восток, на сей раз в составе 2-й Тихоокеанской эскадры З.П.Рожественского, они стали участниками несчастливой для нас Цусимской битвы. «Владимир Мономах» получил попадание торпедой и был затоплен на следующее утро. А вот на долю «Донского» выпал тяжелый, но славный жребий. Уже после боя главных сил прослуживший к тому времени около 20 лет русский крейсер сумел отбиться от шести противников — легких и вспомогательных крейсеров, хотя получил при этом немало попаданий. В отличие от своих бронепалубных собратьев, таких как «Светлана» или «Новик», «Донской» сумел сохранить ход и плавучесть, весьма убедительно доказав обоснованность доктрины рейдера с полностью бронированной ватерлинией. Из жаркого боя он вышел непобежденным и только ввиду полной безнадежности обстановки был затоплен командой на следующее утро. Последний бой «Донского», совершенно несправедливо забытый и редко упоминаемый историками, принадлежит к наиболее выдающимся страницам российской морской славы.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • МЁРТВЫЕ ВЕТВИ: ЗАЗЕЛЕНЕЕТ ЛИ ДЕРЕВО СНОВА?

    МЁРТВЫЕ ВЕТВИ: ЗАЗЕЛЕНЕЕТ ЛИ ДЕРЕВО СНОВА?После ознакомления с длинным рядом проектов читатель уже вполне может сам судить о некоторых доктринах советского флота, связанных с развитием класса крейсеров. Кратко суть их можно выразить в паре слов: универсальность и самодостаточность. Неудивительно, что в стремлении обеспечить эти краеугольные камни в итоге на свет появился гигант среди современных ракетных кораблей - тип «Киров». Другой ветвью «самодостаточных» боевых единиц флота СССР стали крейсера-вертолётоносцы «Москва» и «Ленинград», также весьма универсальные корабли. Но и они оказались всего лишь промежуточным звеном на пути к появлению настоящих монстров гибридизации -авианесущих крейсеров.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.