Морская коллекция

ПОСЛЕДНИЕ УСИЛИЯ ИМПЕРИИ

23.09.2016

ПОСЛЕДНИЕ УСИЛИЯ ИМПЕРИИВступление Англии, во многом против воли и в довольно-таки неподготовленном состоянии, в войну с Германией ставило под сомнение большинство перспективных проектов в области кораблестроения, связанных с большими артиллерийскими кораблями. Главной жертвой, конечно же, стали линкоры, но досталось и крейсерам. Поначалу всё шло ещё довольно бодро, благо, ограничивавшие конструкторов договорные ограничения канули в Лету. В начале 1940 года Адмиралтейство начало разработку нового тяжёлого крейсера с тремя трёхорудийными башнями и водоизмещением около 15 тысяч тонн. Предполагалось, что такой корабль можно эффективно защитить от огня шестидюймовок, снабдив его 152-мм бронёй по бортам и 76 - 63-мм палубой.

Гораздо более сильное внимание уделялось тщательному разделению на отсеки механической установки, имевшей солидную мощность и способную обеспечить скорость до 33 узлов. Так Англия могла бы наконец получить вполне современный и сильный крейсер (хотя ахиллесовой пятой по-прежнему оставались башни), но стоимость и время постройки быстро поставили на нём крест. Инженеры начали «ужимать» проект, постепенно сократив водоизмещение сначала до 12,5, а затем и до 11 - 10 тысяч тонн. Для экономии в качестве основы теперь использовался немного видоизменённый «Белфаст», считавшийся, не без оснований, самым современным и сильным на то время английским крейсером. Бортовая броня постепенно «усохла» до белфа-стовских же 114 мм, после чего проект разонравился Адмиралтейству и умер как-то сам по себе. Вместо него англичане решили строить гибрид «колоний» («Фиджи» с компанией) и того же «Белфаста» с «лёгким» вооружением из двенадцати шестидюймовок. Однако здесь произошло обратное: «гибридное дитя» оказалось больше самого крупного из «родителей», быстро разбухнув до 13 500 тонн. И проект постигла та же судьба.

Чтобы конструкторам не потерять навык, а адмиралам - требовательности, и тем, и другим оставалось «играть в солдатики» уже исключительно на бумаге. Зато здесь пределы фантазии терялись в сумрачной дали. Ещё в январе 1941 года по кабинетам Адмиралтейства бродили планы программы, включавшей, ни много ни мало, как шесть 12-дюймовых супер-крейсеров в духе американской «Аляски», восемь «простых» тяжёлых крейсеров с восьмидюймовками и водоизмещением около 15000 тонн. И это не считая целой толпы лёгких единиц класса - улучшенных «колоний» и «дидо»! Судьба такой маниловщины понятна: чертежи и таблицы отправились сначала в пыльные папки, а затем - «в топку».

Неудивительно, что реально в ходе войны достраивались только уже прилично отработанные и непретенциозные «рядовые солдаты» - те самые «колонии» и «дидо». Правда, тяжёлое положение, связанное с нападением Японии на имперские владения на Дальнем Востоке, едва не сказалось и на них. В 1942 году в Адмиралтействе как-то вдруг выяснили, что половина мощности турбин «дидо» уходит на то, чтобы разогнать корабль с 28 до 32 узлов. И тут же появилась мысль: почему бы не урезать механическую установку сразу наполовину, сэкономив и на машинах и котлах, и на водоизмещении в целом? Так едва не появился совсем «кургузый» крейсер, имевший только три или четыре 133-мм спарки и скромную скорость, позволявшую сопровождать разве что линкоры и торговые суда. Всё же здравый смысл возобладал: англичане поняли, что такой «огрызок» не сможет прикрывать 32 - 33-узловые авианосцы, которые постепенно становились главной силой на море. И этот проект «для нищих» отправился вслед за своими амбициозными предшественниками.

 

Невзирая на горькую очевидность, фантазии адмиралов и конструкторов не угасали всё военное время. Созданный ещё в середине войны «Комитет по кораблестроению будущего» в 1944 году разродился весьма странным «концептом»: небольшим лёгким крейсером в 6 - 7 тысяч тонн со скоростью 32 узла и вооружением из трёх двухорудийных 133-мм башен и двух пятитрубных(!) торпедных аппаратов. При явно «лидерской» направленности изначально предусматривалась приличная броневая защита и, дополнительно, «скрытный» низкий силуэт. Правда, и тут без особых промедлений выяснилось, что броня никак не укладывается в отпущенное водоизмещение.

Вообще, небольшой универсальный крейсер ПВО на протяжении долгой шестилетней войны являлся для англичан всё время ускользающей идефикс. Нехватка кораблей такого рода понятна: они требовались на всех театрах. Поэтому англичане не только перекраивали имеющиеся чертежи, но ещё и старательно подбирали по сусекам все, что можно было бы использовать быстро и без лишних затрат. Так, под руку попались турбины, предназначенные для поставки в СССР для установки на новых советских лидерах ещё в 1939 году. После заключения пакта Молотова-Риббентропа проектанты быстренько соорудили вокруг них некое подобие крейсера ПВО водоизмещением около 5800 тонн с сомнительной скоростью 29 узлов и вооружением из восьми 114-миллиметровок (по аналогии с «беззубыми чудищами», «Сциллой» и «Харибдис»), пары восьмиствольных «пом-помов» и такого же числа трёхтрубных торпедных аппаратов. От появления на свет такого «эрзаца» спасло отсутствие котлов, да и нежелание конфронтации с Советским Союзом, который постепенно всё более рассматривался в роли потенциального союзника.

После долгих и скудных военных лет, наполненных бесплодными кораблестроительными изысками и значительными потерями, Англия встретила окончание Второй мировой войны в довольно странном состоянии. Формально всё ещё вторая морская держава мира, более того, лишившаяся всех своих европейских конкурентов, империя отнюдь не испытывала бурной радости несомненного победителя. Финансы и экономика находились почти что в коллапсе, стране ещё несколько лет - дольше чем СССР! - пришлось жить по карточкам. Теперь предстояло вылезать из «военной ямы» всем, в том числе и флоту, в его составе крейсерским силам, тогда всё ещё одному из важнейших компонентов морской мощи.

На первый взгляд, дело с ними обстояло не так уж плохо. В строю на ходилось десять тяжёлых крейсеров, уже довольно старых, но прошедших модернизацию, а так же остатки серий лёгких единиц времён 1930-х годов: пара маленьких «аретьюс» и пяток «линдеров» и шести наиболее сильных «городов». Но основу мощи составляли две больших серии, разработанные непосредственно перед войной и завершённые уже в её годы: по 11 единиц типа «дидо» и «фиджи». Итого 45 крейсеров: большая сила, способная без проблем иметь дело со всем тогдашним советским крейсерским флотом. Кроме того, девять кораблей находились на стапелях в различной стадии постройки. Шесть из них, «Нептун» со товарищи, принадлежали к типу «улучшенный «фиджи»». Ещё три должны были стать дальнейшим их развитием. Они тоже получили имена.

Но содержать всю эту армаду стало практически невозможно. У англичан не хватало моряков для экипажей (точнее, денег, чтобы оплачивать их содержание), а в конце 1950-х годов многие крейсера просто не могли выйти в море из-за отсутствия запасов топлива. Кроме того, непосредственной угрозы на море не наблюдалось. Первые годы «холодной войны» обеим противоборствующим сторонам «прекрасного нового мира» удалось проскочить без внеочередного глобального кровопролития. В Англии в 1948 году представительная комиссия на основании данных разведки сочла, что войны с СССР до 1957 года не будет. Кроме того, считалось, что в дальнейшем основную угрозу будут представлять советские подводные лодки. В связи с этими соображениями, как оказалось, вполне разумными, началось сокращение флота, в том числе, если не прежде всего, крейсерского. В 1948 году предполагалось оставить 20 единиц класса, в следующем - 18, а в 1950-м на активной службе реально оставалось всего 15, хотя ещё дюжина всё-таки находилась в резерве. По мере приближения момента самим себе назначенного «судного дня» - 1957 года - претензии ужимались как лоскуток шагреневой кожи. В 1956 году они равнялись всего восьми крейсерам. Такие силы не могли обеспечить уверенную победу на одном театре, не говоря о традиционной защите имперских морских путей. Поскольку военные типы крейсеров уже мало соответствовали новым требованиям и веяниям, да и в большинстве своём отправились в резерв или на слом, дальнейшая пауза становилась совсем неприличной. Усиление теперь требовалось незамедлительно. И оно наконец-таки поспело.

За прошедшие годы техника вооружений отнюдь не стояла на месте. Поскольку Британия не собиралась пока отказываться от роли великой державы, ей требовалось соответствовать своему теперь старшему союзнику, США, и стремительно растущему противнику, Советскому Союзу. И англичане, помня об этом, исподволь приступили к созданию современного проекта крейсера ещё в начале 1950-х.

Гвоздём корабля должны были стать новое вооружение и оборудование. Посмотрев на американского «старшего брата», активно внедрявшего полностью механизированные и автоматизированные артиллерийские установки среднего калибра, англичане решили сделать то же самое. В 1949 году было принято решение о разработке двух «автоматов» - 152-мм для главного калибра и 76-мм - для зенитного. Предполагалось, что новые шестидюймовки с водяным охлаждением стволов смогут давать 20 выстрелов в минуту, а зенитки - аж 120! И - о, чудо! - после нескольких лет упорных трудов и испытаний задачу удалось-таки выполнить. Почти: в реальности скорострельность чудо-трёхдюймовок не превышала 90 выстрелов в минуту, что, впрочем, также нельзя назвать недостаточным.

 

Казалось бы, резкое снижение числа артиллерийских стволов и удаление с новых крейсеров таких устаревших видов вооружения, как многочисленные зенитные автоматы, гидросамолёты и торпедные аппараты, что, соответственно, лишало работы обслуживавших их моряков, должно было привести к увеличению объёма свободных помещений. Однако на практике получилось едва ли не наоборот. Экипаж составлял без малого 900 человек, и всем людям, устройствам и приборам, несмотря на обширные надстройки, приходилось тесниться. Корреспондент юмористического журнала «Панч» так писал о своём посещении «Тайгера»: «Его корпус спустили на воду в конце войны, и все прошедшие с того времени 13 лет эксперты в самых различных областях (артиллеристы, механики, специалисты по радарам, электротехнике, радио, противоатомной защите, приготовлению пищи, прачечному делу, уличным автоматам) без устали думали о том, как бы заполнить его. В результате он теперь заполнен: не только до главной палубы, но и во всех многочисленных надстройках, рубках, башенках и пристройках. Заполнен настолько, что многие помещения представляют собой настоящую ловушку, откуда можно выбраться только по трапу, ведущему к небольшому люку, протиснувшись через который попадаешь в узкий коридор, где над головой змеятся 350 электрокабелей.»

ПОСЛЕДНИЕ УСИЛИЯ ИМПЕРИИ


Действительно, наполнение «старых мехов» (все три перестраиваемых крейсера, «Тайгер», «Лайон» и «Блейк», были заложены в 1941 - 1942 годах) «новым вином» происходило уж очень неспешно. Хотя на воду первым сошёл «Лайон» (ещё в сентябре 1944 года), первым принялись «обрабатывать» «Тайгера». Но и тот простоял у стенки девять долгих лет, прежде чем на нём начались работы по достройке и установке только что поспевшего вооружения и оборудования. В итоге вошёл в строй он только в 1959 году. А рекордсменом по продолжительности постройки стал «Блейк», находившийся в работе (с огромными перерывами «на войну» и «на раздумья») почти 19 лет!

В итоге, казалось, англичане получили то, что хотели. Они сумели создать современный крейсер с автоматическими орудиями, сравнимыми и даже превосходящими американские. Только вот стоит заметить, что на свет они появились намного позже «Уорче-стера» и «Роанока», а вес минутного залпа составлял менее половины от такового у «американцев». Да, британские корабли имели очень хорошие для своего времени средства связи и обнаружения надводных и воздушных целей. Их башни могли наводиться и стрелять как из командного пункта, в который превратилась рубка, так и с управлением от автономных систем. Но можно отметить, что по огневой мощи они лишь равнялись советским «Свердловым», пусть и не имевшим 6-дюймовых автоматов, но зато обладавших втрое большим числом стволов. И, главное, в сущности новым «британцам» оставалось не так много задач. Найти себе аналогичного противника было бы непросто: американцы едва ли позволили бы своим бывшим учителям сражаться против СССР в одиночку. Их мощная скорострельная артиллерия, мечта любого командира и адмирала во время войны, в эпоху реактивной авиации стала непопулярным атавизмом. Оставались лишь охота за эсминцами и прочей «мелочью», а также обстрел береговых объектов - задача, для которой столь изощрённые боевые машины являлись совершенно излишними. Положение выглядело почти трагичным: создаваемые с таким трудом и затратами времени и денег корабли ждала незавидная участь - отправление в резерв и далее на слом едва ли не сразу после вступления в строй.

Спасли их обширные помещения и прекрасное оборудование, столь необходимые для командного состава (и столь любимые им). Крейсера решили использовать в качестве флагманов оперативных соединений. Уже в 1964 году был готов проект модернизации, после которой некогда гордые и довольно красивые корабли приобрели весьма уродливый вид. Они лишились кормовой башни главного калибра и пары бортовых 76-мм установок, а всю заднюю часть заняло некое подобие полётной палубы и огромного коробчатого ангара. В нём предполагалось разместить четыре больших вертолёта типа «Уэссекс» (реально в ангаре теснились только три, четвёртый всё время оставался на палубе). Вся артиллерия осталась в носу: по одной 152-мм и 76-мм башне, к ней добавилась пара установок зенитных ракет ближнего действия «Си Кэт», что дало формально основание относить модернизированные «тайгеры» в советских справочниках к кораблям УРО. Хотя кажется, что в этой классификации опущена одна, последняя буква. Действительно, уродство полу-крейсера, полу-вертолётоносца просто бросается в глаза.

Первым изуродовали таким способом «Блейк», пробывший традиционным артиллерийским крейсером всего три года. Его переоборудование начали в 1965 году и завершили в 1969-м. Вторым стал «Тайгер», которого «мучили» следующие четыре года. На «Лайон» не хватило средств; впрочем, англичане к тому времени уже убедились в том, что затраты на первые две единицы оказались нерентабельными. Слишком большие и дорогие в качестве носителей вертолётов и пересыщенные вооружением для кораблей управления, «Блейк» и «Тайгер» стали последним поколением «белых слонов» в британском флоте. А судьба «Лайона» может вызвать только горькую усмешку: крейсер вывели из состава флота, но не отправляли на разделку несколько лет, в течение которых его старательно «раздевали», отправляя всё пригодное оборудование на модернизировавшийся в то время «Тайгер». (Умеющие иронизировать над собой англичане прозвали этот «кошачий гибрид» «Лайгер»). Оставшаяся пара прослужила до середины 1980-х годов, радуя адмиралов и несколько подсократившуюся команду своими обширными помещениями, главным послевоенным кораблестроительным дефицитом. Но именно команды и стали главной причиной того, что крейсера должны были отправиться на слом: наиболее дорогим в содержании кораблей к тому времени стали именно люди с их высоком денежным содержанием и возросшими стандартами жизни, от которых не хотели отказываться в том числе и военнослужащие.

 

Любопытно, что именно неизмеримо возросшая со времён Второй мировой войны потребность в пространстве не позволила англичанам осуществить весьма оригинальный план обновления своих крейсерских сил. Первоначально по образцу «тайгеров» предполагалось модернизировать остававшиеся в строю «фиджи» всех серий, включая послевоенные «сьюпербы». Все они должны были получить пару 152-мм башен и три 76-мм в аналогичном тай-геровскому расположении. С артиллерией проблемы выглядели сложными, но преодолимыми, зато с оборудованием, точнее, местом для него, дело обстояло совсем худо. Необходимые помещения для систем управления огнём, связи, новой «электрики» (автоматические установки использовали переменный ток, а на старых кораблях все генераторы вырабатывали постоянный) приходилось буквально втискивать в имеющиеся корпуса и надстройки. И всё равно, перегрузка оказалась слишком значительной, и программу модернизации крейсерского флота просто похоронили. Единственным, на ком успели начать работы, один из наиболее современных «крейсеров старого образца» - вошедший в строй после войны «Свифтшур». За два года, с 1957-го по 1959-й, на нём успели перестроить обширную переднюю надстройку и установить решётчатую мачту, но недостаток денег сделал своё дело.

Собственно, на том можно и закончить историю британского крейсеро-строения. Вместе с империей отошёл в прошлое и тот класс кораблей, который в предшествующие времена можно было, без преувеличения, назвать «визитной карточкой» «державы, над которой никогда не заходило солнце».

Английским конструкторам осталось попытаться применить своё умение хотя бы для зарабатывания денег. Однако послевоенный зарубежный мир всё более катился к «Pax Americana», где места для давешнего союзника и соперника оставалось всё меньше. Британцы предложили было переработанные для экспорта варианты хорошо зарекомендовавших себя «дидо» и «свифтшуров» самым большим странам Латинской Америки, своим давним клиентам: Аргентине, Чили и Бразилии. Но наткнулись на типичный «демпинг» со стороны Соединённых Штатов, которые раздали свои «бруклины» почти даром, по паре каждой из стран, чтобы никому было не обидно. Англичане же остались с носом. Коммивояжеры от судостроения проехались по всем странам континента; наследник некогда страдавшего от избытка заказов «Армстронга», «Виккерс», был готов подстроиться почти под любые требования потенциального покупателя. Таковой вроде бы нашёлся, наконец, в лице Венесуэлы, типичной латиноамериканской «державы второго ранга», испытывавшей и тогда, как и сейчас, определённые трения со своим сверх-могущественным северным соседом.

Конструкторам удалось потакнуть тщеславию потребителя: ему был предложен проект небольшого (около 8000 т) крейсера, вооружённого тремя автоматическими 6-дюймовыми чудо-спарками, что обеспечивало вполовину более мощный огонь по сравнению с «тайгерами». Дополнялось вооружение 100-мм автоматами в одноорудийных установках, разработанных также на экспорт, для чилийских эсминцев, способных выпускать до 80 снарядов в минуту, а также полностью автономными 40-мм «бофорсами» последней модели с радиолокационным управлением. В общем, для того времени корабль, официально проходивший как учебный крейсер (на нём действительно предполагалось разместить несколько десятков кадетов), выглядел очень и очень внушительно. Несколько портило картину то, что 152-мм автоматы и их установки ещё не были готовы даже для собственных крейсеров. Тогда англичане предложили поставить корабль с временным вооружением, состоящим из трёх башен с 8-дюймовками, снятыми с вышедших в тираж тяжёлых крейсеров, а при первой же возможности заменить их новейшими шестидюймовками. Как говорится, предложение, от которого трудно отказаться. Однако и этот непостроенный корабль наткнулся на самую опасную в мире «скалу»: у Венесуэлы не хватало денег ни на его постройку, ни на дальнейшее содержание. Тем более, что даже в столь отдалённых районах земного шара всё отчётливее проступало понимание того, что наступает новая эра - ракетная.





Рекомендуем почитать
  • ФРАНЦУЗЫ РВУТСЯ В ЛИДЕРЫ

    ФРАНЦУЗЫ РВУТСЯ В ЛИДЕРЫВ отличие от своих англо-саксонских союзников Франция вышла из Первой мировой войны сильно обескровленной, а ее военно-морской флот уже не мог претендовать на былое могущество. И в наиболее жалком состоянии находились торпедные силы. Пестрая компания из уцелевших «800-тонников» и японских «подарков» (см. «Моделист-конструктор» № 5 за 2000 г.) выглядела совершенно устаревшей и к тому же находилась в сильно изношенном состоянии. На этом фоне как нельзя кстати пришлись немецкие и австрийские трофеи.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.