Морская коллекция

САМАЯ ЭКОНОМНАЯ МОНАРХИЯ

20.09.2014

САМАЯ ЭКОНОМНАЯ МОНАРХИЯВнушительная победа австрийского флота при Лиссе, казалось бы, произошла вопреки всем предпосылкам Действительно, итальянцы превосходили своего противника не только в количестве боевых кораблей и состоявшей на их вооружении артиллерии, но, что куда более важно, — в качественном отношении. Большая часть эскадры контр-адмирала Тегетгофа состояла из «деревяшек», несших гладкоствольные пушки, а противостояли им новые железные броненосцы и крейсера с нарезными орудиями. Тем не менее удачный таранный удар флагманского броненосца «Фердинанд Макс», отправивший на дно «итальянца» «Ре д'Италия», принес Австро-Венгрии победу на море — первую большую победу в генеральном сражении во всем мире со времен великого Нельсона и довольно неожиданно вывел «лоскутную монархию» в число великих морских держав.

 
Положение обязывает. Главный герой Лиссы, командующий флотом Тегетгоф, оказался не только удачливым флотоводцем, но и прекрасным администратором и руководителем в мирное время По окончании войны 1866 — 1867 годов он разработал внушительную программу развития военно-морских сил Однако благие пожелания тут же натолкнулись на вечную проблему военных всех стран и народов — нехватку денег.
 
В случае Австрии проблема эта имела вполне реальные причины Победа на море лишь несколько скрасила катастрофу на суше, где прусская армия полностью разгромила австрийскую Внешние неудачи привели к реакции внутри многонациональной страны. Вторая титульная нация империи, венгры, требовала независимости, и только после длительных переговоров удалось удержать их в составе единого государства Однако при этом Австрия превратилась в «двуединую монархию», Австро-Венгрию, каждая из двух частей которой имела свой парламент и свое правительство Последствия войны и «двуединства» стали тяжелыми для всех компонентов вооруженных сил, но особенно существенными именно для военно-морского флота Дело в том, что Венгрия (в те времена регион, включавший большую часть современной Румынии) практически не имела выхода к морю, кроме крохотного участка побережья. Поэтому неудивительно, что ее депутаты регулярно противодействовали всем попыткам выделить дополнительные средства на корабли, базы и содержание моряков А сделать это не представляло сложности достаточно было наложить вето на «морские» статьи расходов Автоматически блокировался весь бюджет государства, и Австрии обычно приходилось жертвовать частью во имя целого Тем не менее морские министры и адмиралы и в таких условиях делали все, что могли. С верфей в Триесте и Поле все же периодически сходили на воду новые боевые суда, а орудия и броня заводов Шкода в Витковице к концу XIX века достигли очень высокого уровня, не уступая, а зачастую и превосходя продукцию признанных мировых лидеров того времени — Круппа и Армстронга.
 
Несколько смягчало последствия «финансовой диеты» географическое положение империи Австро-Венгрия не имела заморских владений, а вся ее береговая линия находилась в пределах Адриатического моря, являвшегося, по сути, огромным заливом, на противоположном берегу которого обосновался бывший (и потенциально будущий) противник — Италия В такой ситуации вполне разумным представлялось обойтись менее мореходными и менее дальними кораблями (На больших ходах все море проходилось за сутки) На первый взгляд, крейсера вообще являлись не столь уж нужными им нечего было защищать в мировых океанах и почти ничего — у своих берегов. В числе основных задач оставались разведка и сопровождение своих линейных сил, а также острые уколы более сильного противника, все это — не выходя из Адриатики Но, кроме того, на долю крейсеров выпала не столь яркая с виду, но очень нужная роль — учебных судов и стационеров для «показа флага» во всех районах земного шара Моряки монархии Габсбургов совершили немало дальних плаваний, оставив важный след в географии, метеорологии, гидрографии и других смежных «морских» науках.
 
Но корабли для учебы и тренировок доставались флоту с великим трудом «Венгерское лобби» упорно противодействовало трате денег на «ненужные капризы». Морякам приходилось искать весьма хитроумные лазейки Так, средства на ремонт и содержание боевых судов выделялись если и не охотно, то со значительно меньшим сопротивлением. (Мотив простой: «Если уж глупость сделана и корабли уже в строю, имеет смысл поддерживать их в порядке».) В результате по статье «модернизация» флоту удалось закладывать новые единицы, под тем же названием, что и «ремонтируемые», корпуса которых разбирались и от которых использовались только некоторые материалы и механизмы. Именно так поступили с корветом «Донау». Заложенный в 1873 году и вошедший в строй двумя годами позже, этот небольшой крейсер с полным парусным вооружением использовался сначала для обучения кадетов в родной Адриатике, а под закат карьеры совершил дальние плавания в Индийский океан и Вест-Индию. В 1888 году его поставили на пресловутую «полную модернизацию». Реально же тогда заложили новый корвет, примерно такого же размера, на который установили машины и котлы старого (Вооружение чуть изменилось и состояло из десяти 120/35-мм орудий) Через шесть лет в море вышел внешне похожий на предшественника «Донау», также предназначенный для дальних учебных плаваний За десять лет он обошел все океаны Земли, после чего в 1906 году уже полностью устаревший крейсер разоружили. Однако служба его на том не закончилась. После распада «лоскутной империи» «Донау» достался новообразованной Югославии, переименован в «Шибеник» и еще несколько лет находился на плаву.
 
Похожими на «модернизированный» «Донау» характеристиками обладал и корвет «Сайда» (2660 т, 12 узлов, одинадцать 150/25-мм орудий), построенный в 1879 году, и хотя безнадежно устаревший к Первой мировой войне, но ее благополучно переживший Несколько более внушительными являлась пара однотипных фрегатов, «Радецкий» и «Лаудо», вошедшие в строй на пять лет раньше, когда «венгерская блокада» еще не набрала полной силы Они имели водоизмещение 3400 т и скорость немного больше 13 узлов Их артиллерия состояла из пятнадцати 150-мм орудий Круппа, заряжаемых с дула (как, впрочем, и на «Сайде»). Эти самые большие австрийские крейсера (вплоть до начала 90-х годов XIX века), заложенные одним из двух лидеров адриатического кораблестроения — фирмой «Стабилименто Текнико Триестино» из Триеста (вторым являлся военно-морской арсенал в главной базе флота — Поле) на момент постройки еще как-то могли соревноваться с зарубежными, но уже спустя пять-семь лет их боевая ценность стала весьма условной Однако они оставались вполне пригодными для учебной и вспомогательной службы Так, «Радецкий» (переименованный в 1908 году в «Адрию», поскольку знаменитое имя понадобилось для нового линкора) всю мировую войну служил базой для германских моряков, оказывавших существенную помощь «братскому флоту». Его собрат после окончания боевых действий предназначался Югославии. Но, переименованный в непревычного «Први», молодому флоту он так и не достался итальянские власти конфисковали ветерана в своем порту и отправили его на слом в 1923 году, как говорится, «ни себе, ни людям».
 
 
Ясно, что такая коллекция безнадежно отставших от мирового уровня по самой идее корветов и фрегатов никак не подходила под определение современных крейсерских сил. Прекрасно понимали это и австрийские адмиралы, но отсутствие средств, казалось бы, не оставляло никакого выхода. «Модернизации» помогали заменять лишь очень старые боевые единицы на похожие на них, то есть морально устаревшие Тем не менее выход все же нашелся — благодаря все той же Лиссе. Мастерский таранный удар «Фердинанда Макса» производил впечатление даже на далеких от интересов флота «сухопутных» депутатов. Поэтому морякам удалось «пробить» немного денег на развитие того, что они мудро и расплывчато назвали «торпедоносным тараном». Под такой маркой, в сущности, строились все современные крейсера «двуединой монархии», начиная с середины 80-х годов позапрошлого века вплоть до появления новейших скаутов Так среди «таранов» оказались сильные бронепалубные и броненосные единицы.
 
Но начало «лжетаранной серии» положила пара совсем небольших кораблей, заказанных в Англии знаменитому Армстронгу. «Леопард» и «Пантер» служили хорошей иллюстрацией тому, каким может стать современный разведчик на ограниченном театре. Они уже совершенно не имели парусов (непременного атрибута всех предшествующих австрийских корветов), обладали приличной скоростью — около 18 узлов и несли неплохое для своего размера вооружение. Слабым местом являлась защита, ограничивавшаяся лишь символической 12-мм палубой Тем не менее эти «мини-эльсвики» произвели сильное впечатление на австрийских моряков, и сразу после вступления их в строй последовал заказ на еще один похожий корабль, строившийся уже на отечественной верфи «Стабилименто Текнико Триестино» «Тигер» имел чуть больший размер (водоизмещение 1660 т) и нес более мощное вооружение из четырех 120-мм орудий Круппа, не считая скорострельных малокалиберных Изящный корпус с наклонными трубами и мачтами понравился высшим лицам государства после того как крейсер изрядно устарел, в 1905 году его выбрали в качестве будущей императорской яхты Артиллерию (кроме скорострелок) убрали, внутренние помещения перестроили, оборудовав роскошный салон и каюты Переименованный в «Лакрома», бывший «таран» прослужил до конца империи. Так же «отказанный» по разделу трофеев Югославии, он был реквизирован Италией и тоже отправился на разделку.
 
Всесторонний успех «торпедоносных таранов» — и как боевых кораблей, и как маскировочного обозначения для крейсеров — подвиг морское министерство на повторение удачного трюка. В 1888 году ему удалось выбить кредиты на следующую пару, на сей раз более чем вдвое превышавших предшественников по водоизмещению «Императорская пара» «Кайзер Франц-Йозеф» и «Кай-зерин Элизабет», как говорится, уже близко не лежали рядом с каким-либо тараном или торпедным кораблем. Они несли довольно солидное вооружение в стиле эльсвикских крейсеров, развитием которых они, в сущности, и являлись «Национальным вкладом» стала 240-мм артиллерия в барбетах, и калибр, и тип установки утвердились на всех последующих австрийских крейсерах, с учетом развития техники, конечно Возрос и калибр торпедных аппаратов (с 350 до 400 мм); в отличие от «таранной», «торпедная» часть обозначения класса воспринималась в Австро-Венгрии вполне серьезно. Ведь именно здесь, на заводе в Фиуме родились первые самодвижущиеся «рыбки», доставившие вскоре столько неприятностей кораблям и судам.
 
Между тем таранная эпопея продолжалась «Кайзер Франц-Йозеф I» и «Кайзерин Элизабет» справедливо сочли весьма удачными кораблями для своего размера Однако при сильном вооружении чисто бронепалубные крейсера являлись недостаточно защищенными Но Австро-Венгрия успешно следовала в русле основных тенденций мирового кораблестроения Поэтому в 1891 году последовала закладка следующего «торпедоносного тарана», на этот раз уже броненосного. Заказ на довольно крупный новый корабль являлся лакомым кусочком, за который боролись лучшие британские фирмы, начиная с Армстронга Однако имперское министерство мудро оставило деньги в стране, выгадав на этом немалую сумму и дав возможность развиваться ведущей частной фирме страны. И не прогадало. Почти 6-тысячетонная «Мария-Терезия» имела приличный ход (за 19 узлов), вооружение уже в процессе постройки усилилось на пару 150-миллиметровок (пока еще крупповских), но, главное, в дополнение к броневой палубе на ней появился 100-мм бортовой пояс. Предполагалось, что в случае необходимости этот «таран» сможет оказать существенную помощь своим броненосцам, даже находясь в линии баталии. Проверить справедливость таких предположений на деле не удалось К Первой мировой войне «Терезия» основательно устарела и до 1917 года применялась в основном в качестве плавучей батареи в Себенико Затем крейсер разоружили и использовали как плавучую казарму для экипажей германских подводных лодок, перешедших с Северного моря на Адриатику. Ее 240-миллиметровки тоже пошли в дело. Их отправили на итальянский фронт, где господствовала позиционная война, и австрийские войска с трудом сдерживали противника, все более усиливавшегося за счет союзников.
 
Развитие австрийских крейсеров не остановилось на «Марии-Терезии». Хронически тощий военно-морской бюджет позволял закладывать только одну новую боевую единицу раз в пять лет. Но даже в условиях чрезвычайно быстрого развития техники конца XIX — начала XX века главный строитель флота 3 Поппер и его помощники делали все возможное для того, чтобы сохранить преемственность идей. «Торпедный таран D», вошедший в строй под названием «Кайзер Карл IV», сохранил формально то же вооружение, что и «Терезия», но все орудия теперь были отечественными, разработанными и построенными на заводах Шкода, и имели очень неплохие боевые характеристики Новый крейсер приобрел современный вид, подросла скорость, но «изюминка» проекта состояла в исключительно мощном для такого небольшого корабля бронировании При водоизмещении, примерно равном русскому «Варягу», удалось прикрыть 8-дюймовыми плитами борт по ватерлинии, 240-мм башни и боевую рубку В артиллерийском бою с ним пришлось бы тяжко не только океанским бронепалубникам, но и, к примеру, таким прилично защищенным броненосным крейсерам, как «Баян» или германские «Адальберты» Понятно, что даром такая мощь не далась чисто крейсерские качества, такие, как дальность и мореходность, отошли для гладкопалубного «Карла» на второй план. Получился своего рода небольшой броненосец, немного уступавший по числу стволов своим линейным коллегам — типа «Габсбург», но практически столь же защищенный и превосходивший «старших товарищей» по скорости всего на узел с небольшим.
 
Главное — он был вполне пригодным для совместных действий с линейным флотом.
 
Таким же, по сути своей, небольшим скоростным броненосцем стал и последний австрийский броненосный крейсер, все так же официально проходивший как торпедоносный таран «Санкт-Георг» отличался сильным вооружением, но удивительно пестрым по составу. В его носовой башне разместилась пара грозных 240-миллиметровок, тогда как в кормовой для частичной разгрузки основательно закованного в броню 7300-тонного корабля — всего одно 190-мм орудие. Еще четыре такие пушки располагались в центральном каземате В бронированных казематах находилось и четыре 150-мм скорострельных орудия Противоминная артиллерия была представлена новыми 66-миллиметровками, дополненными уже практически бесполезными 47-мм скорострелками Если посчитать еще пару 37-мм, такое же число пулеметов и столько же десантных пушек, то получается, что на «Санкт-Георге» имелось восемь различных калибров артиллерии. (В 1916 году добавился еще и девятый — 66-мм зенитка.) Такая «мозаика» никак не способствовала повышению удобства при ведении огня, но и главных калибров ему вполне хватало для того, чтобы стать серьезным противником для любых броненосных крейсеров, кроме разве что самых последних.
 
Впрочем, «Святой Георгий» стал последним броненосным крейсером Австро-Венгрии. В 1904 году борьба за финансы достигла своего апогея, и ВМС понесли в ней крупное поражение. Предложенную командующим флотом адмиралом Шпауном в качестве ответа на аналогичную программу итальянцев отнюдь не чрезмерную кораблестроительную программу военное министерство, возглавляемое «сухопутчиками», урезало ровно вдвое! Шпаун тут же подал в отставку. Его место занял вице-адмирал Р Монтекукколи, окончательно сместивший акцент в сторону броненосцев, превратившихся вскоре в дредноуты Впрочем, движение было разумным: как раз спустя два-три года во всем мире началось «умирание» броненосных крейсеров как класса.
 
Тем не менее «Кайзер Карл», а в особенности «Санкт-Георг» сослужили неплохую службу в Первой мировой войне Появление на сцене последнего несколько раз спасало австрийские легкие силы от более сильных союзнических отрядов. Действительно, попасть под огонь 240-мм и 190-мм орудий для легких крейсеров было бы смерти подобно Для противодействия имперским «одиночкам» приходилось выводить в море уже целые эскадры итальянских и французских броненосных крейсеров, но, если даже те и собирались в поход, «Санкт-Георг» и опекаемые им легкие крейсера, эсминцы и миноносцы успевали благополучно скрыться в одном из портов восточного побережья Адриатики.
 
Единственными крейсерами, выбивавшимися из довольно стройной линии «торпедоносных таранов», являвшихся на деле хорошо замаскированными от депутатов быстроходными броненосцами, стала тройка небольших бронепалубников. «Зента», «Асперн» и «Жигетвар». Они были вооружены исключительно скорострелками и предназначались для поддержки своих миноносцев, однако для такой задачи им явно не хватало скорости Это в полной мере проявилось в самом начале войны, 16 августа 1914 года «Зента» возглавлял небольшой отряд из шести миноносцев, занимавшийся блокадой побережья Черногории. Его застала за этим делом французская эскадра, включавшая дредноуты и мощные броненосные крейсера Маленький корабль, находившийся к тому времени в строю уже 15 лет, не смог уйти от могущественного противника Французские артиллеристы изрядно мешали друг другу, и на потопление ничтожного по сравнению с бронированными гигантами с 12-дюймовой артиллерией крохи потребовалось около часа. Однако урок был выучен, и оставшаяся пара использовалась только очень осторожно, «на подхвате».
 
Эта нелепая «победа» привела к единственной жертве среди австрийских крейсеров в годы войны Австрийцам же с их более чем скромными по численности легкими силами удалось приковать к Адриатике в несколько раз более многочисленные эскадры стран Антанты из кораблей того же класса В результате можно констатировать, что «лоскутная монархия», отношение к которой как к мировой военной державе обычно вызывало некоторую иронию («бог специально создал австрийскую армию для того, чтобы всем остальным было кого побеждать»), сумела весьма удачно распорядиться скромными финансами, выделенными на строительство крейсерского флота На протяжении почти 20 лет число боевых единиц этого класса оставалось совсем небольшим, но всегда имелось несколько вполне современных, которые могли создать проблемы противнику При этом отечественные верфи сумели строить не только сильные, но еще и дешевые корабли По стоимости тонны водоизмещения «империя вальсов», часто критикуемая за чиновническое всевластие, ухитрилась состязаться даже с признанным мировым лидером — Англией, пропустив далеко вперед таких лидеров дороговизны, как Россия и Франция Очень своевременно австрийцы приступили и к постройке современных легких крейсеров, но об этом — в другой раз.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • «БОБРЫ» И «ТЮЛЕНИ» КРИГСМАРИНЕ
    «БОБРЫ» И «ТЮЛЕНИ» КРИГСМАРИНЕГерманский флот занялся сверхмалыми лодками лишь в 1944 году. До этого немцам удалось захватить целый ряд европейских государств, не прибегая к использованию подводных диверсионных средств. Единственной «малой» подводной лодкой, разрабатывавшейся в первые годы войны, была V.80. Но её не планировали использовать в боевых целях, эта 4-местная субмарина применялась лишь для испытания вальтеровских турбин. Она имела водоизмещение 71/80 т и длину 26 метров.

Комментарии 

 
0 #1 Михаил 04.11.2014 21:20
"...наплаву..."
должно быть "...на плаву..."
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.