Морская коллекция

СПЕКТР ПО-ИТАЛЬЯНСКИ

29.01.2016

СПЕКТР ПО-ИТАЛЬЯНСКИВ начале мая 1938 года в одном из красивейших мест мира, Неаполитанском заливе, царило напряжённопраздничное ожидание. На обширной водной глади выстроились более двух сотен кораблей под флагами Итальянского королевства с небольшими вкраплениями германских. Однако торжество проводилось отнюдь не в честь самого короля: встречались два ведущих фашистских руководителя, единовластные правители и диктаторы своих стран, собиравшиеся в ближайшее время покорить всю Европу, а при возможности - и весь мир.

 

Дуче Бенито Муссолини принимал «фюрера германской нации» Адольфа Гитлера на борту линкора «Кавур» и вовсе не хотел ударить в грязь лицом. А заодно и попытаться затмить блеском своего шоу недавно прошедший традиционный морской парад британского Королевского флота в Спитхеде, всегда считавшийся самым большим, представительным и престижным.

 
Итальянские надводные корабли разных классов расположились в двух линиях и казались бесконечными. Их команды выстроились на палубах для приветствия «дорогих немецких гостей». Затем по сигналу к линиям подошли идеально выдерживающие строй флотилии подводные лодки, также производившие впечатление бесчисленных полчищ. Неудивительно: в параде одновременно участвовало 90 субмарин, вдвое больше, чем могла бы выставить Британская империя! Они шли прямо на строй надводных кораблей. Раздались залпы орудий. И тут по сигналу подводные лодки осуществили едва ли кем-либо повторённый трюк: все девять десятков одновременно погрузились и поднырнули под строй линкоров, тяжёлых и лёгких крейсеров, эсминцев и миноносцев. А спустя четыре минуты также одновременно и в идеальном порядке всплыли по другую сторону от них. Этот манёвр, продемонстрировавший прекрасную выучку команд, буквально загипнотизировал присутствовавших немцев. Завершили действо оживленная канонада, впечатляющий салют.
 
В общем, праздник, несомненно, удался. Муссолини на деле продемонстрировал, что его пожелание иметь в действии сотню подводных лодок, осуществлено. Другое дело, для чего годилась эта армада: только для впечатляющих парадных манёвров или же ещё и для незаметной, но тяжёлой и кропотливой службы в условиях борьбы с хорошо оснащённым противником. Ответ на этот вопрос дала наступившая всего менее чем через полтора года война. И он был неутешителен. Но, как бы то ни было, Италия смогла хотя бы технически создать действительно огромные - вторые в мире после СССР - подводные силы. Достижение, в любом случае, заслуживающее уважение. Тем более, что сами по себе субмарины «дуче» никак не заслуживали обидных эпитетов, типа «бумажные» или «потёмкинские».
 
Подводная лодка «Серпента» - тип «Аргонавта» (Италия)
 
Подводная лодка «Серпента» - тип «Аргонавта» (Италия)
 
Строилась на верфи фирмы «Кантьери Риунити дель Адриатике» в Монфальконе. Тип конструкции -полуторакорпусный. Водоизмещение подводное/надводное 650/800 т. Размеры: длина 61,5 м, ширина 5,7 м, осадка 4,7 м. Глубина погружения - до 85 м. Силовая установка: 2 дизеля мощностью 1200 л.с. и 2 электромотора мощностью 800 л.с. Скорость хода надводная/подводная 14/8 уз. Вооружение: шесть 533-мм торпедных аппаратов (4 в носу и 2 в корме, 12 торпед), 102-мм орудие, два 13,2-мм пулемёта. Экипаж - 44 чел. В 1932 - 1933 гг. построено 7 единиц: «Аргонавта», «Физалия», «Ялаэ», «Янтина», «Медуза», «Сальпа» и «Серпенте»
 
В начале 1930-х, когда уже наметились основные подклассы субмарин и варианты их воплощения в металле, для перехода «в количество» от не столь уж мощной промышленности Италии требовались значительные усилия: закладывать большие серии одновременно не представлялось возможным из-за недостатка финансовых средств, материалов и оборудования. Зато пары и четвёрки единиц появлялись регулярно и без перерывов, что и позволило всего через несколько лет провести впечатляющий «неаполитанский концерт». Постройка развернулась и пошла настойчиво по всем фронтам, от лодок больших -океанских к средним - «средиземно-морским», и до малых, считавшихся, впрочем, также вполне пригодными для действий в многочисленных неглубоких морях, окружающих «итальянский сапожок».
 
Последний подкласс, как и первые два, появился в начале 1930-х, а его «родителем» стал опять же Бернардис. И ему «с первой ноты» удалось создать вполне удачный проект, получивший обозначение «600-тонного». На самом деле, уже для первого типа, «Аргонавта», водоизмещение превысило круглую цифру на 50 т, а единицы последующих оказались ещё больше. Впрочем, это «мелкое недоразумение» на самом деле играло сугубо вторичную роль; главное, остальные задумки вполне удалось осуществить. Лодки получились небольшими, но манёвренными. Пусть скорость подводного и надводного хода уступала более крупным подклассам, в принципе, она являлась достаточной и для скрытых атак «из засады», и для патрулирования. Кроме того, уместно напомнить, что небольшие скорости оставались в то время характерными для малых субмарин всех стран. Достаточно вспомнить, например, британские лодки типа «и», которые имели практически такие же «бумажные» характеристики.
 
Вооружение 600-тонных субмарин, состоящее из шести торпедных аппаратов, из которых четыре размещались в носу, и 102-мм орудия, лишь немногим уступало «среднему классу». При этом для каждого из аппаратов имелось по запасной торпеде, что делало как бы «прибрежные» лодки вполне пригодными для достаточно длительных походов в Средиземноморье. А главным достоинством небольших подводных единиц везде и всегда оставались небольшая стоимость, нетребовательность к условиям производства и скорость постройки, иначе говоря, массовость. Это позволяло быстро выпускать большие серии даже в не столь промышленно развитых странах, как Италия того времени. Вот и «аргонавтов» заложили одновременно семь единиц, зато на верфях сразу трёх фирм: «ОТО» (объединенная «Кантьери Одери-Терни-Орландо»), «Кантьери Риунити дель Адриатико» и «Този». Причём первая серия оказалась только «пробой пера».
 
Уже на первых ходовых испытаниях в 1932 году стало ясно, что, как говорится, «пирог удался». Соответственно, тут же был выдан заказ уже на 12 единиц. На сей раз число фирм-строителей увеличилось ещё на одну, «Кантьери Нивали дель Куарнаро» из Фиумы. Ходовые качества и вооружение практически не отличались от прототипа, но вот корпус стал чуть пошире и на метр с лишним покороче. Тем самым достигалась лучшая остойчивость: всё же, в малые субмарины итальянцы пытались вложить весьма претенциозную боевую нагрузку. В итоге «Сирена» и её сестрички стали весить 680 т в надводном положении, уже довольно-таки солидное отклонение от 600-тонной заявки. Из других модификаций стоит отметить замену 102-мм орудий на 100-мм. Дело не в двух миллиметрах калибра: итальянская «сотка» (созданная, кстати, на основе австрийского трофея того же калибра) являлась более современной системой с полуавтоматическим заряжанием и способной вести огонь по воздушным целям, пусть при небольших углах возвышения. Для ближней обороны добавилась ещё одна пара 13,2-мм пулемётов.
 
Подводная лодка «Луиджи Сеттембрини» (Италия, 1931 г.)
 
Подводная лодка «Луиджи Сеттембрини» (Италия, 1931 г.)
 
Строилась на верфи фирмы «Този». Тип конструкции - полуторакорпусный. Водоизмещение надводное/подводное 940/1135 т. Размеры: длина 69,11 м, ширина 6,61 м, осадка 4,45 м. Глубина погружения - до 120 м. Силовая установка: 2 дизеля мощностью 3000 л.с. и 2 электромотора мощностью 1400 л.с., скорость хода надводная/подводная 17,5/7,7 уз. Вооружение: восемь 533-мм торпедных аппаратов (по 4 в носу и в корме, 12 торпед), 102-мм орудие, два 13,2-мм пулемёта. Экипаж - 56 чел. В 1931 - 1932 гг. построено 2 единицы: «Луиджи Сеттембрини» и «Ружерио Сеттимо». «Сеттембрини» потоплена американским ЭМ в ноябре 1944 г. по ошибке, «Сеттимо» исключена из списков в 1947 г. и сдана на слом
 
Улучшения оказались удачными, и следующая серия из 10 единиц стала практически полным повторением предыдущей уже по всем элементам, хотя обычно её выделяют в отдельный подтип - «Амбра». Но и ей дело не ограничилось. В 1935 году последовал очередной заказ и сразу на 20 лодок по тому же проекту - подтип «Адуа». В следующем году и эта партия была начата постройкой. Таким образом, если считать все варианты, то 600-тонная серия становилась самой большой среди всех субмарин итальянского производства -почти пять десятков! Очень прилично для морской державы, пусть и видной, но всё же второго эшелона. Правда, в отечественный флот поступило на три штуки меньше: их продали Бразилии, как говорится, «на корню», ещё до спуска на воду. Ещё одна пара, «Ириде» и «Ониче» (из числа сестёр «Амбры»), покидала «Реджиа Марина» только на время. В 1937 году их формально передали испанскому фалангистскому правительству, «бунтовщикам» Франко. На самом деле, «Гонсалес Лопес» и «Ак-вилар Таблада» (как стали называться «подарки каудильо от дуче») полностью сохранили свои команды и, по сути, оставались итальянскими. Просто под испанским флагом они могли атаковать транспорты и корабли республиканцев, не рискуя быть застигнутыми на месте преступления силами таких представителей «Комитета по невмешательству», как Англия и Франция. После завершения удушения законного правительства Испании обе лодки вернулись на родину и присоединились к остальным 600-тонным единицам, последние из которых как раз входили в строй.
 
Несомненный успех проекта Бернардиса и то, что его удалось в полной мере реализовать к началу «большой войны», сказался на карьере многочисленных малых субмарин совсем не лучшим образом. Их считали удобным «расходным материалом» и активно использовали на «своём» Средиземном море. С соответствующими последствиями: союзники, прежде всего, англичане, «проредили» все серии самым решительным образом, топя субмарины всеми возможными способами. Для примера можно взять самую первую из «аргонавтов». Из семи единиц войну пережила только одна «Ялае». Остальные отправились на дно, причём ровно половина - от своих же «сестёр по оружию», британских подлодок. Свои торпеды начиная с 1941 года получили «Сальпа», «Медуза» и «Янтина». «Фи-залу» уничтожил английский же корвет -«цветок» «Гиацинт», а носительницу родового имени «Аргонавту» - самолёт, также британский. Уцелевшую же «Серпенту» затопила в Анконе собственная команда после капитуляции Италии.
 
Не лучше обстояли дела и у последующих серий. Из 12 «сирен» уцелела только одна «Галатея». С этой выборкой особо активно поработали самолёты и эсминцы англичан: на счету тех и других числится по три лодки. Чуть пристойнее выглядит статистика только для второй серии. Из числа «Амбры» и её девяти «сестёр» уцелело аж целых три. Вообще-то, даже четыре, но вряд ли можно считать «Перлу» уцелевшей, во всяком случае, для итальянского флота. Всё тот же корвет «Гиацинт» записал на свой счёт вторую субмарину 600-тонного типа, причём не утопив её, а захватив во вполне пригодном состоянии. Англичане, естественно, не стали удерживать у себя совершенно не нужный им трофей и передали «Перлу» возрождавшемуся после катастрофы 1940 года греческому флоту, где она получила имя «Матрозос» и прослужила дольше всех, до 1954 года.
 
Тотальному разгрому подверглась и последняя, самая многочисленная серия. Из её состава уцелела только одна «Алаги». Остальные гибли самыми разными способами и от самых разных кораблей противника, начиная от вооружённых траулеров и кончая крейсером: британский «Гермион» протаранил «Тембиен» у берегов Туниса в августе 1941 года. Но самыми результативными оказались всё же страшные для лодок «гончие», эскадренные миноносцы, отправившие на дно девять единиц из 17. Все они были английскими; лишь в одной из атак «британцу» «Петарду» аккомпанировала греческая «Ольга».
 
Подводная лодка «Арго» (Италия, 1937 г.)
 
Подводная лодка «Арго» (Италия, 1937 г.)
 
Строилась на верфи фирмы «Кантьери Риунити дель Адриатике» в Мон-фальконе. Тип конструкции - двухкорпусный. Водоизмещение подводное/ надводное 780/1000 т. Размеры: длина 63,15 м, ширина 6,93 м, осадка 4,46 м. Глубина погружения - до 90 м. Силовая установка: 2 дизеля мощностью 1500 л.с. и 2 электромотора мощностью 800 л.с. Скорость хода надводная/подводная 14/8 уз. Вооружение: шесть 533-мм торпедных аппаратов (4 в носу и 2 в корме, 10 торпед), 100-мм орудие, четыре 13,2-мм пулемёта. Экипаж - 46 чел. В 1937 г. построено 2 единицы: «Арго» и «Велелла». Последняя погибла в августе 1943 г., «Арго» в том же месяце затоплена экипажем после капитуляции Италии
 
Так хорошие качества 600-тонных лодок столь отрицательно сказались на их судьбе. Что поделаешь, самые востребованные на войне зачастую уходят первыми и в наибольшем количестве. Во всяком случае, столь массовая бойня никак не была вызвана техническими причинами. «Малышки» практически не модернизировались, кроме одного исключения. По опыту войны выяснилось, что их довольно обширные рубки слишком заметны. Было решено установить вместо «природных» другие, меньшего размера, по образцу, «подсмотренному» у союзника, Германии. Но из-за быстрого ухода со сцены многочисленных единиц после принятия такого решения в конце 1941 года осуществить его удалось только на оставшихся к тому времени в строю, то есть примерно на трети от их начального числа. Стоит отметить, что серия «Адуа» не стала последней среди «600-тонных»: их постройка продолжалась и в ходе войны, о чём мы расскажем позже.
 
А пока вернёмся к среднему подклассу, о котором мы уже говорили в предыдущей статье. Здесь с начала 1930-х в качестве конструкторов господствовал коллектив, состоящий из Каваллини и инженеров фирмы «Този». После удачи (пусть и местами «с гнильцой») с типом «Мамели» было вполне разумным повторить разработку, устранив исходный дефект, связанный с недостаточной остойчивостью и необходимостью корректировать её впоследствии при помощи замедляющих ход внешних наделок, что дало положительный эффект: «Луиджи Сеттембрини» и «Ружерио Сеттимо» за счёт уширения корпуса удалось сбалансировать сразу, и они наконец-таки показали проектную надводную скорость - 17,5 узла. Из прочих новшеств можно отметить усиление торпедного вооружения до восьми аппаратов. (Хотя и не вполне традиционно разделённых между носом и кормой - по четыре трубы; обычно предпочтительным считался более мощный носовой залп.) При приличной дальности в 9000 миль эти лодки вполне годились и для Атлантики, где нашла свою могилу «Сеттембрини», возвращавшаяся в освобождённую от фашистов Италию и обидно потопленная по ошибке в ноябре 1944 года американским эскортным миноносцем.
 
Ещё одной парой лодок по проекту Каваллини, которые, правда, уместнее называть «полусредними», итальянский флот оказался обязанным ... флоту португальскому. Заказанные в 1930 году и заложенные годом позже в Монфаль-коне вблизи Триеста 780-тонные субмарины по проекту Каваллини оказались непосильным бременем для небольшой страны, которая поспешила отказаться от собственного заказа. Немного «помариновав» фирму-строителя, итальянское правительство согласилось перевести платежи на себя с тем, чтобы лодки были достроены для своего флота. В принципе, с этим особых сложностей не предвиделось: «Арго» и «Веллела» соответствовали стандартному типу итальянского флота, хотя больше не среднему, а скорее малому, 600-тонному. Разве что с «лишним» водоизмещением, которое составляло в надводном положении 780 т. Многовато для всего шести торпедных аппаратов, но, как говорится, дарёному коню... Адмиралы с большим или меньшим удовольствием приняли несостоявшихся «португалок» и в войну пустили их в дело. Обе не пережили 1943 год: в сентябре «Веллелу» пустила на дно британская субмарина с «литературным» именем «Шекспир», а «Арго» затопила собственная команда во избежание сдачи после общей капитуляции страны в ноябре.
 
«Океанскую» линию продолжила серия из ставших традиционными четырёх единиц типа «Аршимеде». Их конструктор, всё тот же Каваллини, не особо мудрствовал, взяв за прототип свой же удачный «средний» тип «Сеттембрини». Увеличение размеров (почти до 1000 т в надводном положении) пошло в основном на рост запасов топлива и боезапаса. В итоге проектная дальность достигла очень приличных 10,5 тыс. миль при 8-узловой экономической скорости. А к восьми торпедным аппаратам (размещённым поровну в носу и в корме) теперь полагался полный комплект запасных торпед. В целом получился вполне приличный вариант субмарины, которую всё же уместнее отнести к «средним линейным». Муссолини и его адмиралы, гордые своим успехом, нашли «архимедам» применение ещё в мирное время. Два «учёных», «Аршимеде» и «Торричели», в 1937 году в обстановке повышенной секретности передали франкистской Испании вместе со своими экипажами. Там они получили новые названия, уже в честь видных испанских фашистов, генералов Санхурхо и Мола.
 
Подводная лодка «Глауко» (Италия, 1935 г.)
 
Подводная лодка «Глауко» (Италия, 1935 г.)
 
Строилась на верфи фирмы «Кантьери Риунити дель Адриатике» в Монфальконе для Португалии, в 1932 г. перекуплена у строителя правительством. Тип конструкции - двухкорпусный. Водоизмещение надводное/подводное 1055/1305 т. Размеры: длина 73 м, ширина 7,2 м, осадка 5,12 м. Глубина погружения - до 110 м. Силовая установка: 2 дизеля мощностью 3000 л.с. и 2 электромотора мощностью 1200 л.с. Скорость хода надводная/подводная 17,5/8 уз. Вооружение: восемь 533-мм торпедных аппаратов (по 4 в носу и в корме, 14 торпед), два 100-мм орудия, два 13,2-мм пулемёта. Экипаж - 58 чел. В 1935 - 1936 гг. построено 2 единицы: «Глауко» и «Отария». «Глауко» была вынуждена подняться на поверхность после повреждения глубинными бомбами с английского ЭМ и была затоплена командой. «Отария» сдана на слом в 1948 г.
 
Нельзя сказать, что оставшейся паре повезло больше. «Галилео Галилей» в начале «большой войны» оказался на Красном море, где англичане весьма серьёзно занялись изничтожением сил итальянского ВМФ. «Попал под раздачу» и «Галилей», довольно позорно захваченный в июне 1940 года вооружённым траулером «Мунстоун» в относительно приличном состоянии. Новые владельцы, впрочем, имели свои взгляды на качество трофея: своих лодок у них хватало, и «итальянку», переименованную в невразумительную «Х-2», использовали преимущественно в качестве учебной для тренировки сил ПЛО на «натуральном материале». В таком качестве она дожила до конца войны и отправилась на слом при большом сокращении британского флота в 1946 году.
 
Единственной из серии, применённой в соответствии с «океанским предназначением», стала субмарина «Галилео Феррарис». Однако, с трагическим исходом: попытка атаки конвоя «HG-74» в ноябре 1941 года пусть уже в Атлантике, но всё же недалеко от Гибралтара, завершилась гибелью. Сначала самолёт повредил лодку, которая уже не могла погрузиться, а затем эскортный миноносец «Лэмертон» прикончил её после скромной попытки сопротивляться.
 
За ещё одну пару 1000-тонных лодок итальянцы опять должны благодарить португальцев. Здесь повторилась та же история, что и с «Арго» и «Веллела». Заказанные в 1930-м и заложенные годом позже в Монфальконе вблизи Триеста «Дельфин» и «Эспадарте» выглядели ещё более тяжёлой гирей для португальского бюджета. Вновь последовал и отказ от заказа, и «перехват» его фашистским правительством с достройкой для своего флота. Здесь также не наблюдалось больших проблем. Проект чуть изменили, чтобы он в целом соответствовал «учёным». Достаточно успешно, но число запасных торпед сократилось на две штуки. «Глауко» и «Отария» вошли в строй в конце 1935-го и начале следующего года. Их также использовали по назначению, для атаки конвоев в Северной Атлантике. Гибралтар стал поистине роковым местом и для «Глауко»: на западных подходах к нему лодка получила сильные повреждения от старого эсминца «Уишарт», переоборудованного в корабль ПЛО. Экипажу пришлось затопить свой корабль и сдаться англичанам. Напарница же уцелела, поскольку применялась в основном для доставки ценного снабжения войскам в Северной Африке. Задание, конечно, вовсе не безопасное, но всё же менее смертельное, чем попытки атак хорошо защищённых гибралтарских конвоев.
 
Не забыли и «прародительницу» итальянских океанских лодок - «Балиллу». По её образу и подобию конструкторы фирмы «ОТО» в Муджиано в начале 1930-х годов разработали свой проект, предусматривавший некоторые улучшения. В частности, корпус стал несколько шире, что увеличило остойчивость заметно перегруженных «баллил». Изменились и обводы, причём весьма благотворно. Хотя дизели имели меньшую мощность, чем на первой серии «итало-гигантов» и, соответственно, номинально меньшую проектную скорость, но на деле ходовые качества оказались даже лучше. Впрочем, к искомым 17 узлам на поверхности удалось лишь приблизиться. Более просторный корпус позволил разместить не только дополнительную пару торпед, но и больше топлива. Поэтому отпала надобность в изначальной «изюминке» - третьем крейсерском дизеле, капризном и занимавшем драгоценное место, сохранив и даже немного увеличив дальность. А вот прочность конструкции сохранилась, как и приличная глубина погружения. Заметно усилилось вооружение: теперь в корме имелось столько же аппаратов, что и в носу, по четыре штуки, при каждом - по запасной стальной «рыбке». Артиллерия выглядела довольно устрашающе; на палубе располагалась пара 120-миллиметровок с высокими баллистическими данными, что в теории позволяло хотя бы пытаться потягаться с кораблями ПЛО, например, старыми эсминцами.
 
Подводная лодка-заградитель «Фока» (Италия, 1938 г.)
 
Подводная лодка-заградитель «Фока» (Италия, 1938 г.)
 
Строилась на верфи фирмы «Този». Тип конструкции - полуторакорпусный. Водоизмещение подводное/надводное 1305/1625 т. Размеры: длина 82,85 м, ширина 7,17 м, осадка 5,2 м. Глубина погружения - до 100 м. Силовая установка: 2 дизеля мощностью 2880 л.с. и 2 электромотора мощностью 1250 л.с. Скорость хода надводная/подводная 16/8 уз. Вооружение: шесть 533-мм торпедных аппаратов в носу (8 торпед), 100-мм орудие, четыре 13,2-мм пулемёта, 36 мин. Экипаж - 60 чел. В 1938 - 1939 гг. построено 3 единицы: «Фока», «Атропо» и «Зоя». «Фока» пропала без вести в ходе минной постановки в октябре 1940 г., две оставшиеся исключены из списков и сданы на слом в 1947 г.
 
Однако на деле такое «соревнование» было проигрышным, что стоило жизни головной единице из этой тройки, дружно вошедшей в строй в 1936 году, «Пьетро Кальви»: экипажу пришлось затопить свою лодку после того, как её повредил в Атлантике при попытке атаковать конвой британский эскортный корабль «Лалуорт». Оставшиеся «Финци» и «Тассоли» в 1943 году переоборудовали в транспортные субмарины. Дело, довольно-таки обычное для итальянского флота на закате режима Муссолини, но в данном случае речь шла не о коротких рейсах в Северную Африку (там, по сути, уже некого было снабжать), а о полукругосветках в Японию. Однако это дело провалилось: «Таццоли» погибла в первом же рейсе, не выйдя на связь. Причина и место её гибели так и не установлены. Последняя из трио, «Финци», в сентябре того же года после капитуляции Италии была захвачена немцами, которые не поленились ввести субмарину бывшего союзника в строй под довольно понятным обозначением «UIT-21». В новом качестве бывшая «итальянка» совершила несколько выходов в Атлантику, но в августе следующего года, после высадки союзников во Франции её взорвала теперь уже германская команда.
 
Продолжил свою деятельность на ниве создания крупных (по итальянским меркам) субмарин и Бернардис. Он стойко следовал своей схеме с частично двойным корпусом и внутренними балластными цистернами. Несколько упрощённая конструкция позволяла строить субмарины довольно быстро, и заложенные в 1937-м восеть единиц типа «Марчелло» вошли в строй уже в следующем году - несомненный успех для Италии. Ещё пара, «Команданте Каппелини» и «Команданте Фаа-ди-Бруно», заложенная и построенная на год позже и иногда относимая к отдельному типу, на самом деле практически полностью повторяла «Марчелло». Как и предшественницы, лодки Бернардиса страдали той же болезнью, недостаточной остойчивостью, грозившей опрокидыванием на ровном киле. И причина оставалась прежней: перегрузка вооружением, плюс большая (зато удобная) рубка. И всё же в пределах тысячи с небольшим тонн удалось создать вполне прочный подводный корабль с глубиной погружения свыше 100 м и, наконец-то, с хорошей надводной скоростью. Отдельные представительницы типа даже превысили проектный максимум, например, «Прована» показала на испытаниях более 18,2 узла.
 
В войну их ждали серьёзные испытания: лодки гибли одна за другой от самого разного оружия противников. Как обычно, в Средиземном море до 1943 года главными «убийцами» были англичане, хотя «Провану» можно отнести на счёт французского флота: её таранил вблизи от базы в Мерс-эль-Кебире сторожевик «Ла Курьёз». Отдельные представительницы выбирались в Атлантику, и тогда места и причины их гибели зачастую оставались загадкой. Так исчезли «Бруно», «Веньеро» и «Моросини».
 
В 1943 году «Барбариго» и «Каппелини», как и многие другие крупные субмарины, перестроили из боевых в транспортные. Они предназначались для путешествий в Японию с целью обмена наиболее ценными грузами. И, как большинству таких транспортов, им не повезло. В первом же походе «Барбариго» пошла на дно после атаки британских самолётов в Бискайском заливе. «Каппелини» сумела дойти до захваченной Японией Индонезии, но в сентябре 1943 года последовала капитуляция Италии, и бравые самураи захватили лодку бывшего союзника. Им такой единичный и чуждый экземпляр оказался не ко двору, и «итальянка» пошла по рукам дальше. Переданная более верным друзьям, немцам, и названная «UIT-24» она прошла модернизацию и перевооружение. В частности, 100-мм орудие заменили германским 105-миллиметровым. Но на этом приключения лодки не закончились. В мае 1945 года из войны вышла уже и сама Германия. 10 мая японские военные повторили привычную операцию, выгнав с корабля союзников-капитулянтов. В 1945 году в Японии был на счету буквально каждый мало-мальски пригодный к использованию корабль, и бывшую «Каппелини» включили в состав стремительно тающего Объединённого флота под обозначением «І-503». Но и на этом судьба многострадальной субмарины, сменившей уже три флага, не завершилась. В сентябре последовала капитуляция Японии. Пришли американцы, и над стоявшей в Кобэ «І-503» взвился звёздно-полосатый флаг. Впрочем, флоту США этот «переходящий приз» был уже не нужен абсолютно и безоговорочно, и беспризорную и негодную лодку пустили на металл.
 
Если вам нужны сборные бассейны, то можете посмотреть на сайте Atlas Pool.
 
Так Курио Бернардис (стоит отметить, ещё не в последний раз) сумел перехватить свой, и довольно крупный во всех отношениях, конструкторский «кусок». Зато другой традиционный поставщик проектов субмарин Каваллини стал автором самой большой довоенной итальянской лодки - единственного океанского заградителя «Пьетро Микка», имевшего надводное водоизмещение на пару десятков тонн больше «Кальви». Весьма интересно её происхождение и назначение. Внимательно приглядывавшие за британским флотом, некогда образцом для подражания и неиссякаемым источником оружия и технических решений, итальянские адмиралы и их фашистские руководители весьма впечатлились субмаринами типа «R», внешне обладавшими весьма привлекательными характеристиками и способными как атаковать торпедами и артиллерией, так и ставить мины. Каваллини было не привыкать к такой «адаптации» зарубежных вариантов. Впрочем, «слепок» получился не совсем удачным. «Микка» имела меньшую скорость (использовались всё те же 1500-сильные дизели, что и на 1000-тонных единицах; более мощные пока не освоили), а также несла всего 20 мин. Зато итальянцы не поскупились на пушки: их было две, 120-мм калибра, причём с хорошими баллистическими характеристиками, не говоря о двух спаренных крупнокалиберных пулемётах. Получился этакий универсальный подводный крейсер с хорошей дальностью, в теории составлявшей 12 тыс. миль при 8-узловом ходе.
 
В 1940 году «Микка» поставила несколько минных банок, после чего её подключили к доставке снабжения в Африку, благо, у заградителя имелись для того дополнительные объёмы «кладовых». В течение двух лет походы завершались благополучно, но летом 1943-го «снабженца» подкараулила в проливе Отранто британская «охотница», «Трупер», удачно выпустившая торпеду и отправившая «Микку» на дно.
 
Подводная лодка «Физалия» - тип «Аргонавта»
 
Подводная лодка «Физалия» - тип «Аргонавта»
 
Кроме одинокой и достаточно претенциозной, но не вполне удачной «Пьтро Микки» итальянцы повторили попытку создать подводный минный заградитель дважды. Сначала, ещё в конце 1920-х по проекту Бернардиса на верфи в Този были построены две единицы, «Мар-кантонио Баргадин» и «Филиппо Кор-ридони». В небольшое для заградителя водоизмещение (менее 1000 т) было сложно вместить и много мин, и другого вооружения, и мощные двигатели. Особенно учитывая особенности лодок Бернардиса - однокорпусную схему, и желание сделать этот корпус достаточно прочным. В результате компромисс оказался прямо-таки на грани провала едва ли не по всем статьям. Лодка оказалась перегруженной и мало мореходной; по её палубе в надводном положении свободно гуляли волны. Хуже того: плохая продольная балансировка приводила к тому, что нос постоянно зарывался в воду. Особенно после того, как мины покидали свои две горизонтальные шахты-трубы в корме при постановке, или же их просто не было на борту. Пришлось срочно надстраивать вздёрнутый внешний нос-нашлёпку на манер британских паровых гигантов типа «К». Это хоть как-то решило задачу нормального поведения лодки в открытом море, но теперь возникли проблемы с минными шахтами, из которых мины не хотели выходить свободно, создавая угрозу самой лодке. В 1935 году последовала вторая значительная модернизация, в ходе которой перестроили кормовую часть, переместив шахты к самому ахтерштевню.
 
Все эти меры никак не могли повлиять на слишком малую скорость (11 с небольшим узлов на поверхности и не более 7 узлов под водой) и куцее вооружение, состоявшее из четырёх аппаратов в носу (с парой запасных торпед) и одинокой 100-мм пушки с коротким стволом, не считая, впрочем, пары традиционных 13,2-мм пулемётов. Но это уже не играло особой роли: со своим, без преувеличения, скудным ходом и ущербной мореходностью минзаги всё равно не могли бы поспеть в открытом море за мало-мальски нормальным транспортом. Поэтому с началом войны их даже не пытались применить по назначению. А минные шахты использовались, как и на «Микке», для ценных грузов: обе единицы стали подводными транспортами. На удивление, мало впечатляющие характеристики не помешали им благополучно ходить в Северную Африку в течение трёх лет, вплоть до капитуляции Италии перед союзниками в 1943 году. Со вполне очевидной последующей судьбой: долгое стояние у стенки завершилось сдачей на металл в январе 1948 года, когда послевоенная судьба остатков бывшего «флота дуче» наконец разрешилась.
 
Куда как более удачной стала последняя попытка, автором которой, что неудивительно, стал всё тот же Каваллини. В 1936 - 1937 годах по его проекту, являвшему собой нечто среднее по размерам и конструкции между чисто торпедными типами «Глауко» и «Аршимеде», на верфи фирмы «Този» заложили три единицы с надводным водоизмещением около 1300 т: «Фока», «Атропо» и «Зоя». На этот раз кораблестроитель попытался взять простотой: сохранив все элементы конструкции примерно на 2/3 длины корпуса с носа, в корме он заменил торпедные аппараты двумя шахтами, в которых вмещалось по 18 небольших мин. Для балансировки пришлось оставить лишь две запасных торпеды на 6 носовых аппаратов. Основные характеристики по скорости, дальности и глубине погружения мало отличались от таковых у базовых моделей, а вот артиллерийское вооружение никак не могло найти себе места. Сначала 100-мм орудие размещалось в задней части надстройки в щите на манер британского, но такое расположение оказалось неудобным как с точки зрения углов обстрела, так и удобства применения. Орудие могло вести огонь в основном в корму, что вряд ли полезно при преследовании транспортов, если бы те вдруг захотели попытаться тривиально удрать. Поэтому его убрали и заменили пушкой того же калибра новой модели в небольшой выгородке против волн уже перед рубкой.
 
Последние итальянские специализированные подводные минзаги, вошедшие в строй уже перед самой Второй мировой, особой славой себя не покрыли. Высланная для постановки мин в Восточное Средиземноморье «Фока» сгинула без вести в октябре 1940 года у берегов нынешнего Израиля, около порта Хайфа. Остальные благополучно пережили войну и отправились на слом в марте 1947 года.
 
В общем, к началу Второй мировой итальянским конструкторам и кораблестроителям удалось создать очень большой подводный флот. Пусть слегка пёстрый: единицы многочисленных типов немного отличались, создавая полный спектр размеров, от 600 до 1500 тонн, скоростей и дальностей. Но практически все они были, как говорится, крепко скроены, имели неплохое вооружение и технически вполне подходили для борьбы в Средиземном море. Но, как несложно заметить, при перечислении их судеб чередуются в основном различные причины гибели - при отсутствии больших успехов.
 
Действительно, итальянские подводные силы в ходе Второй мировой понесли более чем значительный урон. Хотя, вроде бы, итальянским подводникам повезло: они получили ценную практику в реальных военных условиях ещё в ходе гражданской войны в Испании. По личной просьбе фашистского руководителя мятежников, «каудильо» генерала Франко, нанёсшего визит к своему «коллеге» Муссолини, к берегам Пиренейского полуострова из баз полуострова Апеннинского регулярно выходили субмарины, обычно предпочитавшие не показывать свой флаг. Главной задачей для них стала блокада республиканских портов, через которые законному правительству шла зарубежная помощь, прежде всего, от СССР.
 
Поэтому можно назвать эти действия «практикой», не добавляя - «боевой». Итальянцы вначале лихо топили беззащитные транспорты, не встречая никакого отпора. В середине августа 1937 года от их торпед погибли три судна. Причём доставалось не только республиканцам; на дно пошли также два советских транспорта. Далее подводники Муссолини совсем распоясались: 30 августа британский эсминец «Хэвок», патрулировавший в составе «сил по контролю за невмешательством», едва увернулся от торпеды, а спустя три дня настала очередь английского же судна «Вудфорд», торпедированного-таки вблизи Валенсии. Это было уже слишком даже для тогда весьма либеральных к фашизму великих держав. Каждая из них отдала приказ своим кораблям «контратаковать пиратов» при попытке нападения. И у итальянского командования «задрожали коленки»: адмирал Каваньяри отдал приказ отозвать свои субмарины, несмотря на отчаянные просьбы со стороны фалангистов. На всякий случай, завысив свои успехи: из заявленных 200 тыс. тонн реально было потоплено не более трети. Впрочем, и это являлось существенным успехом, хотя, повторимся, он был достигнут в исключительно благоприятных условиях. Возможно, именно это усыпило бдительность и командования, и самих подводников. И совсем скоро их ждала другая боевая обстановка и беспощадный, хорошо подготовленный противник.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • МНОГОТРУБНЫЕ ГИГАНТЫ

    МНОГОТРУБНЫЕ ГИГАНТЫМинистерская чехарда во Франции в 90-е годы XIX века при отсутствии единой идеи в области создания военно-морского флота не только у политиков, но и у специалистов привела лишь к тому, к чему мог привести любой беспорядок Резкие изменения курса сказывались на всех классах кораблей, но наиболее пострадавшими оказались именно крейсера.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.