«ТОПИ ИХ ВСЕХ!», ИЛИ ОТ КОНФУЗА К ПОЛНОЙ ПОБЕДЕ

(Продолжение. Начало в №1-2017). Вступление США в войну, которая с учетом всех технических неприятностей, стремительности японского наступления, недостаточной подготовки экипажей, а, главное, — изначально довольно плохой организации походов началась совсем не победно. Первая крупная операция американских подводных сил, в которой участвовало более половины из двух десятков субмарин, входивших в состав Азиатского флота, базировавшегося на Филиппинах, провалилась полностью. Хотя цель была лакомой: 80 японских транспортов осуществляли высадку в заливе Лингаен, буквально под носом у лодок, базировавшихся совсем рядом по тихоокеанским меркам, на базе в Кавите. Из всей этой огромной толпы им удалось потопить только один транспорт, хотя американцы претендовали еще на два эсминца.

Требовалось «что-то поменять в консерватории». Идеи нашлись быстро: у победоносной Японии, обладавшей очень неплохим военным флотом, имелось слабое и мягкое «брюшко». Как и у любой островной страны, зависящей от подвоза всего и вся по воде. К началу 1942 года Страна восходящего солнца располагала торговым флотом общим водоизмещением 6,4 млн тонн плюс еще 1,2 млн тонн давали многие сотни мелких каботажных судов, не всегда пригодных для пересечения даже Восточно-Китайского моря. А для нормального функционирования экономики требовался торговый флот почти в 6 млн тонн, то есть имеющегося тоннажа с учётом военных нужд хватало буквально впритык. При этом Япония не располагала возможностями для восполнения потерь в торговом тоннаже: все судостроительные возможности отдавались боевым силам. Прекрасная цель для американских лодок, оснащённых всем необходимым и имеющим вполне достаточную дальность для действий в любых водах Тихого океана. К тому же руководство японского флота не считало нужным, в принципе, развивать противолодочные силы, выделив для борьбы с вражескими субмаринами всего лишь несколько старых эсминцев и немного мало приспособленных для ПЛО самолетов.

Подводная лодка «Драм» (SS-228) типа «Гэто» (США, 1941 г.)
Подводная лодка «Драм» (SS-228) типа «Гэто» (США, 1941 г.)
Строилась на госверфи в Портсмуте. Первая единственная из единиц серии, вошедшая в строй до нападения Японии. Совершила 14 боевых походов, на счету числи гея 15 судов обшей вместимостью 80 500 т. После войны выведена в резерв, служила в Военно-морском командовании реки 11отомак. В 1969 г. передана в парк-музей линкора «Алабама» в Мобайле. где и находится до наших дней

Даже для не особо опытных вначале подводников США такая задача выглядела вполне посильной и имела хорошие перспективы. Впрочем, первый «полный» год войны, 1942-й, вроде бы не сулил империи микадо особых неприятностей, хотя уже в нем японский торговый флот потерял суда общим водоизмещением 1,1 млн тонн, получив взамен всего лишь 0,66 млн тонн. В итоге, к началу 1943 года суммарный тоннаж опустился до той самой критической отметки в б млн тонн. Однако это совершенно не встревожило японского высшего командования. Ему были достаточно чужды заботы о судах, рассматриваемых исключительно с точки пригодности для решения своих собственных задач — снабжения баз и армии. Постройка эскортных кораблей все время откладывалась как третьестепенная задача. В итоге за год флот обогатился всего дюжиной эскортников. Ничтожность усилий легко заметна в сравнении с сотнями кораблей этого класса, ежегодно входивших в строй у союзников, США и Британии.

Долго такое шаткое равновесие японского торгового флота на лезвии ножа продолжаться не могло. И субмарины были готовы нанести свой решающий удар. В следующем 1943 году маятник подводной войны начал свое неумолимое движение в направлении «мягкого брюшка». Торговый флот Страны восходящего солнца потерял уже почти вдвое больше, свыше 2-х млн тонн, по большей части именно в результате усилий подводников. Теперь в распоряжении японцев остались всего 4,5 млн тонн (с учетом вновь построенных), и уже начала ощущаться нехватка транспортных судов. Однако с организацией противолодочной обороны дело шло по-прежнему вяло, что и привело в результате к разразившейся в 1944 году настоящей катастрофе.

Именно следующий год стал годом решающего перелома в войне на Тихом океане. Соединенные Штаты перешли в наступление по всем направлениям, и тут выяснилось, что японцы ничего не могут им противопоставить, хотя они долго к этому готовились и накапливали силы. Что до американских субмарин, то, помимо резкого роста численности и качественных характеристик оборудования, в также приобретения боевого опыта, их действия в 1944 году заметно облегчались еще и тем, что американский флот получил передовые базы на Маршалловых, а потом и на Каролинских островах, что в разы сократило время в пути к месту активных операций.

Все эти факторы просто могли не сказаться на результатах. Теперь все воды вокруг Японских островов превратились в зону жестокой охоты. Южно-Китайское и Восточно-Китайское моря и Тайваньский пролив стали настоящим кладбищем для японских торговых судов. И в 1944 году на дно отправились транспорты и танкеры общей вместимостью более 4.1 млн тонн. Таким образом, к концу года в распоряжении Японии осталось менее 2,5 млн тонн, чего явно не хватало для нормальной жизни страны. Экономика начала испытывать нехватку ресурсов, что сказывалось даже на производстве вооружений, пусть пока еще в меньшей степени, чем на гражданских отраслях.

Получив свободу действий, командование подводными силами США начало шире практиковать групповую тактику. Их иногда по аналогии с немецкими величают «волчьими стаями», что не особо верно, поскольку американские группы состояли, как правило, всего лишь из трех-четырех лодок, действовавших в непосредственной близости друг от друга. Притом нужды увеличивать размеры таких групп не было, так как японские конвои были гораздо меньше по размеру, чем союзнические в Атлантике или на Севере. К тому же число кораблей охранения нередко было даже меньше, чем количество атакующих лодок. Очень важным являлся и географический фактор: маршрут японских конвоев диктовало расположение морей между Японией и азиатским материком, или понятные пути к Филиппинам. Труку или Борнео. Так что субмаринам не было нужды рыскать по обширнейшему океану. Всего за годы войны американский флот сформировал 117 групп подлодок, которые добились заметных успехов, зачастую «прихватывая» к судам еще и их охранителей.

В качестве иллюстрации этой печальной для Императорского флота картины примера можно привести судьбу конвоя «HI-71», вышедшего в начале августа 1944 года из Японии на Филиппины с подкреплениями и снабжением для армии. В состав конвоя вошли 11 больших транспортов и танкеров, а прикрывала его 6-я эскортная группа контр-адмирала Кадзиоки в составе эскортного авианосца «Таё», двух эсминцев, пяти эскортных кораблей — очень сильного эскорта по японским масштабам. По пути на Пескадорских островах часть судов сменилась; одновременно эскорт усилили еще один эсминец и четыре эскортных корабля. 17 августа конвой покинул Пескадоры, но уже на следующее утро начались атаки американских лодок.

Подводная лодка «Флэшер» типа «Гэто» (SS-249) (США, 1942 г.)
Подводная лодка «Флэшер» типа «Гэто» (SS-249) (США, 1942 г.)
Строилась на госверфи в Портсмуте. Тип конструкции — двухкорпуснын. Водоизмещение стандартное/надводное/подводное 1525/1810/2410 г. Размеры: максимальная длина 95,02 м, ширина 8.31 м, осадка 4,65 м. 1 дубина погружения до 90 м. Двигатель: четыре дизеля мощностью 5400 л.с. + два электромотора мощностью 2740 л.с., скорость надводная/подводная 20,25/8,75 уз. Вооружение: десять 533-мм торпедных аппаратов (шесть в носу и четыре в корме, 24торпеды), одно орудие калибра 76 мм (впоследствии на некоторых единицах одно орудие калибра 102 мм или 127 мм), два 12,7-мм пулемета или два 20-мм зенитных автомата. Экипаж: 60 чел. (во время войны — до 80). В 1941 -1945 гг. построено 73 единицы. Тип — наиболее активно использовавшийся в боевых действиях. Одна (SS-248 «Дорадо») потоплена в Карибском море по ошибке своим самолетом, еще 18 потеряны в Тихом океане в ходе боевых действий. К этому і илу принадлежит SS-249 «Флэшер», рекордсмен по потопленному тоннажу среди лодок США (21 судно обшей вместимостью 100 000 т. )

Рано утром первая из субмарин спешно образованной группы, «Редфиш», торпедировала один из транспортов и повредила его. но судно удержалось на плаву. С ним пришлось оставить пару эсминцев. Конвой же последовал дальше.

К тому времени сильно испортилась погода, суда попали в 12-балльный шторм — и строй рассыпался. (В той же Северной Атлантике у союзников такое происходило постоянно.) Что хуже, от конвоя отстал его главный защитник, эскортный авианосец. Поздно вечером его обнаружила с помощью РЛС подводная лодка «Рэшер», поразившая цель двумя торпедами. На «Таё» начались пожары, затем последовал взрыв авиабензина, и менее чем через полчаса судно пошло ко дну, унося с собой почти 750 членов экипажа.

Для «Рэшер» наступило время сбора «урожая»: менее чем через час ее торпеды настигли огромный транспорт «Тэя Мару» (17 500 тонн). При полном попустительстве эскорта, который даже не пытался активно противодействовать атакам, просто держась рядом с транспортами. Ещё через час «Рэшер», чувствуя себя как кошка в голубятне, провела третью атаку группы из трех больших транспортов и эскортного корабля, которая спешила к берегу, надеясь хоть как-то спастись и от погоды, и от врага. В результате два транспорта были торпедированы и выбросились на отмель. «Рэшер» намеревался расправиться с последним транспортом, но только тут подошедшие эскортные корабли, наконец, отогнали лодку.

Однако как раз в это время на сцене появляются еще две подводные лодки, «Блюфиш» и «Спейдфиш», после чего разгром принял уже неприличный размер. К утру на дно отправились еще два столь ценных танкера и транспорт. Американским подводникам оставалось только поделить лавры между участницами резни.

Поняв, что вскоре от конвоя вообще ничего не останется, адмирал Кадзиока приказал повернуть в порт Сан-Фернандо, чтобы переждать там и все-таки добраться до Манилы. Конвой сумел это сделать, хотя три транспорта так и остались сидеть на мели. Тут Кадзиока отправил три эскортных корабля поохотиться за подводными лодками, чтобы очистить себе путь. Успеха они не добились и тоже получили приказ идти в Манилу. Но тут уже потенциальная жертва нашла охотника. Субмарина «Хардер», большой специалист по истреблению эсминцев, продемонстрировала свои способности и на этот раз. Утром 22 августа эскортники «Мацува» и «Хибури» получили по торпеде и потеряли ход. Третий, «Садо», отправил радиовопль с призывом о помощи, оставшись охранять беспомощных товарищей. Англичане прошли такой урок еще в Первую мировую, потеряв в очень похожей обстановке крейсеры «Кресси», «Абукир» и «Хог». Казалось бы, корабль ПЛО не должен был попасть в такую же ловушку, но это произошло. «Садо» получил свою торпеду с подошедшей подводной лодки «Хэддо». Судьба оставшихся без хода эскортников была вполне понятной: один добила «Хардер», два других — «Хэддо». Итог битвы лодок с конвоем: американцы ценой потери одной подводной лодки сумели пустить на дно эскортный авианосец, два эсминца и три эскортных корабля, не считая как минимум семь потопленных или полностью выведенных из строя транспортов. Такого и близко не было в Атлантике даже в самые черные дни!

Это лишь один пример из того, что принято называть торговой войной. Но и сам боевой Императорский флот теперь нес сокрушительные потери. За 1944 год в результате атак американских субмарин он лишился линкора, четыре авианосца три эскортных авианосца, два тяжелых и восемь легких крейсеров, 26 эсминцев и множества других кораблей. При этом стоит особо подчеркнуть, что лодки сыграли очень важную роль в двух самых больших сражениях на море в этой войне, битве в Филиппинском море и сражении в заливе Лейте.

«Альбакор» SS-218
«Альбакор» SS-218

В первом из них, состоявшемся в июне 1944 года, японцы попытались контратаковать американский флот, вплотную занявшийся Марианскими островами с высадкой десантов на Гуам, Тиниан и Сайпан. В итоге, состоялось крупнейшее сражение между авианосцами с участием сотен самолетов. И если в воздухе американские летчики устроили знатную трепку японским коллегам, то выпустившими их авианосцами занялись субмарины.

Утром 19 июня американская подводная лодка «Альбакор» под командой капитана 2 ранга Джеймса Бленчарда обнаружила большой японский авианосец «неизвестного типа» в сильном охранении. По нему был выпущен широкий «веер» из 6 торпед, после чего «Альбакор» сразу ушел на глубину. На лодке услышали один взрыв — и на ее боевой счет занесли «возможное повреждение авианосца».

В действительности же успех оказался огромным. Целью стал новейший тяжелый авианосец «Тайхо», построенный в единственном экземпляре, прекрасно защищенный от атак с воздуха. В него и на самом деле попала только одна торпеда, но она разорвалась в районе цистерн с авиабензином. Его пары распространились по всему объему внутренних помещений, и в результате спустя несколько часов произошел сильнейший взрыв, буквально разворотивший авианосец, затонувший в течение часа. Стоит заметить, что «Тайхо» к тому же являлся флагманским кораблем командующего соединением адмирала Одзава. Он успел перебраться на авианосец «Дзуйкаку» еще до взрыва, но из двух с лишним тысяч членов экипажа погибло подавляющее большинство -1650 человек.

Так японский флот лишился и лучшего авианосца, и на время потерял управление. Но этим дело не ограничилось. Через три часа после торпедирования «Тайхо» другая субмарина. «Кавалла», под командованием капитана 2 ранга Германа Кесслера атаковала шестью торпедами другой крупный авианосец, «Сёкаку». Попали три, но этого хватило: последовал аналогичный пожар авиатоплива и спустя три часа второй крупнейший авианесущий корабль Императорского флота пошел на дно. унося с собой жизни еще 1272 человек.

В сущности, две субмарины — самостоятельно! — одержали выдающуюся морскую победу, достигнув результата, сравнимого с самыми крупными успехами любых других видов сил на море, включая усилия десятков и сотен самолетов. А из крупных ударных авианосцев у японцев остался в строю только один.

Не столь яркую, но также весьма важную роль сыграли субмарины и в самом большом сражении на море, разгоревшемся в сентябре того же года у Филиппин, в заливе Лейте с участием едва ли не всего Императорского флота. Собственно, их жертвы до самого залива так и не дошли. Японский план атаки предусматривал для «диверсионного» соединения адмирала Куриты, на деле наиболее мощного и включавшего самые сильные артиллерийские корабли, линкоры и тяжелые крейсеры, едва ли не главную роль в будущем сражении. Но этот грозный клинок напоролся на камень: по пути кораблей Куриты к морю Сибуян ждали американские субмарины. Патрулирующие вместе в надводном положении «Дартер» капитана 2 ранга Д. Макклинтока и «Дэйс» капитана 2 ранга Б Клаггетта в ночной мгле при помощи радиолокаторов обнаружили крупное соединение на дистанции под 30 км. Лодки развили полный 19-узловый ход и поспешили на перехват. Выйдя прямо по его генеральному курсу, они погрузились и спокойно стали поджидать, пока добыча сама не подойдет на дистанцию залпа. При этом «Дартер» не спеша направилась к левой колонне, а «Дэйс» — к правой.

И они дождались своей минуты. «Дартер» выпустила 6 торпед с дистанции менее километра по флагманскому тяжелому крейсеру «Атаго», добившись четырех попаданий. «Атаго» начал тонуть, эсминцы успели снять с него адмирала Куриту и еще свыше 6 сотен моряков. Еще 360 человек погибли. Не сплоховала и «Дейс»: из ее шестерки торпед попали также, очевидно, 4. Жертвой стал тяжелый крейсер «Мая», который затонул менее чем за 10 минут вместе с 336-ю членами экипажа. Почти тут же «Дартер» выпустила четыре торпеды из кормовых аппаратов в тяжелый крейсер «Такао». две из которых попали, «Такао» получил заметный крен, на нем возникли пожары, из строя вышли несколько котельных отделений и два винта из четырех. Такой «калека» стал бесполезным, и его отправили в Бруней в сопровождении эсминца.

Так в результате поистине блестящей атаки двух лодок американцам удалось убить сразу нескольких зайцев. Во-первых, они обнаружили главные силы противника даже раньше разведывательной авиации, предупредив командование о серьезнейшей угрозе десанту и прикрывающим его силам. Во-вторых, тут же лишили их трех тяжелых крейсеров и эсминца. (Вполне возможно, что именно эти корабли стали бы той соломинкой, которая могла сломить хребет «верблюду» в лице американских эскортных авианосцев в последующем бою у острова Самар в самом заливе, где японцам не хватило буквально чуть-чуть, чтобы уничтожить артогнем и торпедами эти «жестянки».) И, в-третьих, (хотя, возможно, этот момент является едва ли не основным), на несколько часов «сломали» управление соединением. Курита лишился своего специально оборудованного флагманского корабля и некоторых офицеров штаба, был вынужден дважды пересаживаться — с «Атаго» на эсминец, затем на линкор «Ямато». теряя нити руководства и, главное, драгоценное время. В общем, и здесь, как в сражении в Филиппинском море, американские субмарины сыграли очень важную роль.

На этом фоне потопление линейного крейсера «Конго» подводной лодкой «Си-лайон» в ноябре все того же 1944 года выглядит даже как-то слегка бледновато. Хотя и здесь действия субмарины могут лишь вызвать зависть у каждого командира любого из флотов мира. «Силайон» сумела перехватить самое мощное артиллерийское соединение, оставшееся после сражения у Лейте. В его состав входили последние боеспособные на тот момент три линкора Императорского флота, включая супер-корабль «Ямато». Последовал залп в средний из них, чтобы в случае промаха иметь шанс поразить соседей по колонне. Но и так из традиционных 6 торпед в цель, которой оказался «Конго», попали 3. Командир быстро развернул лодку и выстрелил из кормовых аппаратов по линкору «Нагато». Тот сумел увернуться, но зато торпеда попала в эсминец «Уракадзе», причем с трагическими последствиями: после взрыва погребов корабль практически мгновенно ушел под воду со всем экипажем.

Подводная лодка «Балао» типа «Балао» (SS-285) (США, 1946 г.)
Подводная лодка «Балао» типа «Балао» (SS-285) (США, 1946 г.)
Строилась на госверфи в Портсмуте. Тип конструкции двухкорпусный. Водоизмещение стандартное/надводное/подводное 1525/1810/2415 т. Размеры: максимальная длина -95.02 м. ширина 8.31 м. осадка — 4.7 м. Глубина погружения — до 120 м. Двигатель: четыре дизеля мощностью 5400 л.с. + два электромотора мощностью 2740 л.с., скорость надводная/подводная 20/8.75 уз. Вооружение: десять 533-мм торпедных аппаратов (шесть в носу и четыре в корме, 24 торпеды), одно орудие калибра 76, 102 или 127 мм (на некоторых единицах — два 127-мм орудия), два 12,7-мм пулемета или два 20-мм зенитных автомата (на некоторых лодках в ходе войны один или оба заменены на 40-мм). Экипаж: 60 чел.(в войну-до 80). Из 132 заказанных лодок этого типа на последние 10 единиц заказ был отменен в связи с окончанием войны. 2! лодка находилась в стадии боевой подготовки и не приняла участия в боевых действиях. Остальные, 101 единица, построенные в 1943 1945 гг.. участвовали в боях с Японией, но большинство из них вступили в строй слишком поздно, чтобы успеть совершить много боевых походов и добиться значительных результатов. В этом плане исключением стали SS-304 «Си Хоре» и SS-306 «Тэнг». Тем не менее. 10 единиц были потеряны в годы войны

«Силайон» продолжала охоту, выслеживая подранка «Конго», медленно ползущего в сопровождении двух эсминцев. Лодка почти уже вышла на позицию для следующей попытки, но она и не понадобилась. «Конго» внезапно взорвался и быстро исчез с поверхности моря.

Таковы наиболее громкие победы американских подводников в роковом для японцев 1944-м, но ими дело отнюдь не ограничивалось. Стоит отметить, что если японские лодки были не более, чем дичью для американских эсминцев (о чем мы рассказывали в соответствующем выпуске, посвященном японским субмаринам), то японские эсминцы, напротив, сами стали дичью для американских лодок. Именно такой приоритет выставил адмирал Локвуд перед началом высадки на Марианских островах. Если ранее наиболее предпочтительными целями для субмарин считались японские авианосцы и танкеры, то теперь, оставив за авианосцами почетное первое место, на второе выдвинулись именно эсминцы. Идея вполне понятная: в Императорском флоте все острее ощущалась нехватка кораблей данного класса. А противолодочными качествами эти горе-охотники отнюдь не отличались.

В деле унижения и уничтожения эсминцев были свои «специалисты», среди которых выделялась подводная лодка «Хардер». В июне она отправилась в район Тави-Тави, где японские корабли принимали нефть. 6 июня она перехватила танкерный конвой и -в соответствии с приоритетом — торпедировала сопровождавший его эсминец старый «Минадзуки». На следующий день ее жертвой стал уже новый эсминец «Хаянами». А 9 июня «Хардер» торпедировала и потопила эсминец «Таникадзэ». Три эсминца за три дня от одной лодки — неплохой счет! К тому же не дремали и другие подводные лодки, 8 июня «Хэйк» потопила эсминец «Кадзэгумо», а 9 июня «Суордфиш» отправила на дно эсминец «Мацукадзэ». Итого, пять драгоценных кораблей за те же три дня. Тут уместно отметить, что в целом за войну американские лодки потопили больше японских эсминцев, чем наоборот. «Охотники» и их жертвы как бы поменялись местами.

В тот же 1944 год субмарины США добавили к общему счету еще авианосец «Унрю» и эскортные авианосцы «Уньё» и «Синьё». Однако главным событием не только года, но и истории всей подводной войны на Тихом океане и очередной «атакой века» стало потопление субмариной «Арчерфиш» в конце ноября самого большого авианосца в мире, «Синано». перестроенного из корпуса третьего суперлинкора типа «Ямато».

Обстоятельства этого дела весьма и весьма примечательны и очень много говорят как о приемах американских субмарин, так и о поистине трагическом положении, в котором оказался к тому времени японский флот в этом противостоянии. Начнем с того, что командир лодки, Джозеф Инрайт, являлся весьма своеобразным неудачником. Годом ранее, командуя лодкой «Дэйс» (отличившейся позже, как мы помним, в сражении у Лейте), получил совершенно точные секретные данные от радиоразведки о местонахождении, курсе и скорости большого авианосца противника, Инрайт слепо последовал теории и не смог выйти на ударную позицию для атаки. Японский авианосец «Сёкаку», участвовавший в нападении на Перл-Харбор. благополучно проследовал в девяти милях от «Дейс».

После возвращения на базу Инрайт, убежденный в том, что он не справился с поставленной задачей, заявил начальству, что в своем первом боевом походе не оправдал надежд в качестве командира и что он просит освободить себя от должности. Что и было сделано: Инрайта отправили на береговую службу. Учитывая столь резкую самооценку «прав-доруба», командование ВМС никогда не напоминало ему о неудачной атаке. И спустя несколько месяцев повысило его в чине и дало под командование новую субмарину, «Арчерфиш».

Именно ей и довелось патрулировать вблизи Токийского залива 28 ноября 1944 года, когда немного недостроенный «Синано» вышел в море для перехода во Внутреннее море на базу Курэ для достройки и окончательного ввода в строй.

Его командир капитан 1 ранга Тосио Абэ решил выйти из залива вечером, опасаясь как раз американских лодок, хотя авианосец сопровождали три современных эсминца с опытными командами.

Решение оказалось роковым, ведь у противника имелся отличный для того времени радиолокатор. Им-то в 9 вечера и был обнаружен какой-то странный остров там. где его вроде бы не должно было быть. Спустя несколько минут командиру доложили, что «остров» … движется. Это и был огромный «Синано».

Интересно, что за следующие два часа, оставаясь необнаруженным, Инрайт не смог выйти на нужную позицию: противник шел 20-узловой скоростью, чуть большей, чем максимальная у его лодки в открытом море. Около 11 вечера субмарину заметили и на авианосце. Теперь противники знали (или, в случае японцев, подозревали) о присутствии друг друга.

Казалось бы. трех эсминцев вполне достаточно для того, чтобы и отогнать уже обнаруженную лодку, и прикрыть «Синано» от возможно присутствующих неподалеку других. Но японцы предпочли продолжать двигаться зигзагом тем же ходом, надеясь, что противник отстанет. Однако, помня о своей неудаче прошлого года, на сей раз Инрайт проявил настойчивость и продолжил преследование, «срезая углы» на зигзаге огромной цели. Ситуация совершенно сюрреалистическая: авианосец и три «охотника», одного снаряда из пушек которых достаточно, чтобы пустить на дно находившуюся на поверхности субмарину, пытались улепетнуть от нее! Понятно, что ничем хорошим такой сомнительный забег кончиться не мог. И в три часа утра уже следующего дня. 29 ноября. «Арчерфиш» вышел-таки в точку для атаки. Последовал полный шеститорпедный залп из носовых аппаратов. Попали только четыре торпеды; в принципе, этого было бы недостаточно для потопления столь большого корабля. Но его недостаточно подготовленный экипаж плохо знал корабль и имел смутное представление о борьбе за живучесть. В итоге «Синано» промучился еще почти восемь часов, но в конце концов затонул, унося с собой почти полторы тысячи человек. А Инрайт стал подводником, потопившим самый большой корабль в военно-морской истории. (Скажем так — пока.)

Стоит сказать еще пару слов на тему все тех же американских торпед. Да, в 1944 году они функционировали гораздо лучше (к этому времени в ходу были уже практически бесследные электрические торпеды Мк 18), но иногда выкидывали совершенно неожиданные фортели. Наиболее одиозный случай произошел с подводной лодкой «Тэнг» («SS-306») под командованием ее единственного командира капитана 3 ранга Ричарда О’Кейна, одной из двух единиц типа «Балао», которые успели принять в боевых действиях серьезное участие. (Второй стала «SS-304» «Си Хоре».) Именно лодке О’Кейна благодарны около трех десятков американских и австралийских летчиков, эвакуированных на ней с диких берегов тихоокеанских островов в начале ее карьеры.

Во время сражения в заливе Лейте «Тэнг» совершала свой пятый боевой поход. Его результат превзошел все остальные; Кейну удалось обнаружить лакомую цель, конвой в составе трех больших новых танкеров и пары других судов с приличным для японцев эскортом. Последний не смог помешать разгрому: все танкеры получили попадания, как и одно из судов. Доблестной субмарине при этом пришлось несколько раз уклоняться от тарана со стороны транспортов и кораблей эскорта, что командиру благополучно удалось.

Разгромив первый конвой, «Тэнг» вскоре нашла следующий. И снова учинила настоящую бойню. В дело пошли все резервные торпеды, вплоть до последней, двадцать четвертой, выпущенной по «сидячей утке» — поврежденному ранее транспорту. Как только она вышла из аппарата, в первом отсеке кто-то из моряков произнес: «Ну, все. теперь домой!», и… «накаркал». О’Кейн, находившийся на мостике, с ужасом увидел, как эта самая последняя торпеда вильнула и пошла влево, описывая циркуляцию. Он дал самый полный ход и стал маневрировать, чтобы уйти с пути торпеды. Но усилия оказались тщетными. Торпеда, оставляя фосфоресцирующий след на поверхности моря, устремилась прямо на подводную лодку. И ведь сработала без осечек, буквально сметя взрывом три кормовых отсека. «Тэнг» пошла ко дну настолько быстро, что не хватило времени задраить рубочный люк. Из девяти офицеров и матросов, которые были сметены с мостика взрывом, только трое смогли продержаться на воде в течение ночи. Но в их числе оказался и командир, попавший в плен и сумевший перенести его, чтобы сообщить о невероятном поведении «настоящего чуда техники» — электроторпеды.

Столь плодотворный для подводников США 1944 год плавно перешел в победный 1945-й. Последний год войны принес с собой даже некоторое уменьшение достигнутых результатов: причина заключалась, прежде всего, в том, что просто целей у американцев стало гораздо меньше. Им удалось отправить на дно «всего» 1,5 млн тонн судов. Тем не менее, разгром торгового флота противника приобрел окончательные формы: к концу войны у Японии осталось менее 1,5 млн тонн транспортов. По сути, даже без атомных бомб и наступления советских войск в Манчжурии империя находилась на грани крушения экономики.

Рубка подводной лодки «Флешер»
Рубка подводной лодки «Флешер»

Вклад субмарин в эту несомненную победу являлся наиболее существенным. Всего за годы войны на дно отправилось почти 10 млн тонн (наиболее достоверная цифра составляет около 9,7 млн тонн) транспортов разных видов. Из них подводные лодки уничтожили более половины, примерно от 5,4 млн тонн, что соответствует почти 1200 судам, в том числе 116 танкерам, обогнав все остальные виды вооруженных сил и классы кораблей, даже авиацию, на долю которой приходится почти вдвое меньше тоннажа. Счет боевых кораблей, потопленных субмаринами, в разных источниках разнится довольно сильно, от 200 с небольшим до 540 единиц, что связано в основном с включением или исключением в него многочисленной вспомогательной «мелочи». В любом случае, лодки в этом отношении преуспели больше, чем все классы артиллерийских надводных кораблей, включая линкоры и крейсера! По японским данным, в результате боевых действий подводных лодок США только в торговом флоте Японии погибло до 70 000 человек. Потери среди личного состава боевых кораблей и войск, перевозившихся на транспортах, должны быть намного больше. Урон, нанесенный противнику подводными силами Тихоокеанского флота, которые составляли всего лишь 1.6% от общего состава ВМС США, заслуживает самой высокой оценки. Американцам удалось то, что не прошло у гитлеровских подводников, не говоря уже о японцах и итальянцах.

Конечно, этот значительный успех не мог быть вовсе бесплатным. 52 из 288 подводных лодок, входивших в списочный состав ВМС США в годы войны (18%), не возвратились из боевых походов. унеся с собой на дно 3505 моряков. (Если считать только участвовавшие в активных боевых походах единицы, то доля погибших субмарин возрастает до 28%.) Тем не менее, эти потери смело можно назвать умеренными: признанные «пираты океанов», немцы, потеряли почти в десять раз больше. Опыт войны на Тихом океане заслуживал внимательного изучения с точки зрения возможностей кораблей этого класса. И соответствующие выводы были сделаны, причем не только в Соединенных Штатах.

В. КОФМАН

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Рекомендуем почитать

  • С ВАТОЙ — КРЕПЧЕС ВАТОЙ — КРЕПЧЕ
    Склеиваемые поверхности обычно не только предварительно обезжиривают, но и зачищают наждачной бумагой, чтобы получить шероховатость, усиливающую прочность соединения. Того же эффекта...
  • VOLVO S80 2,9VOLVO S80 2,9
    Фирма Volvo в 1998 году избрала Московский международный автосалон для премьеры своего нового седана VOLVO S80. Этот автомобиль по праву называют флагманом фирмы. Дело в том, что новая...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: