Морская коллекция

ЗАМАСКИРОВАННЫЕ ЛИНКОРЫ

19.08.2014

ЗАМАСКИРОВАННЫЕ ЛИНКОРЫЧетырнадцатого мая 1905 года в Цусимском проливе в последнем генеральном морском сражении русско-японской войны сошлись 2-я Тихоокеанская эскадра и Объединенный флот Японии В шестичасовом бою погибли четыре русских броненосца, а остальные корабли получили повреждения Судьба сражения практически решилась к вечеру этого рокового дня, а ночные торпедные атаки и сдача остатков эскадры наутро только поставили окончательную точку. О Цусиме написано немало книг и статей, однако один совершенно очевидный факт далеко не всегда обращает на себя внимание авторов. Дело в том, что японская «линия баталии», строго говоря, на 2/3 не была «линейной»- из 12 боевых единиц, входивших в состав отрядов Того и Камимуры, восемь являлись броненосными крейсерами. И именно эти корабли внесли заметную лепту в одну из самых ярких и решительных побед на море в XX веке.

 
Так броненосные крейсера на деле доказали, что при определенных условиях вполне могут посоревноваться с броненосцами в открытом бою. Впрочем, до сих пор специалисты по истории военно-морских флотов спорят, не было ли для Японии предпочтительнее иметь вместо них меньшее число настоящих линкоров. Однако решение, принятое в 1896 году фактическим прародителем современного японского флота Ямамото Комбээ, обсуждению не подлежало А решение это определяло создание полностью сбалансированных эскадр. Надо сказать, что кажущаяся теперь столь дальновидной программа на самом деле базировалась на простых, местами даже примитивных представлениях тогдашних японских военно-морских лидеров. Ямамото считал, что по аналогии с сухопутной армией, где действия главной силы — пехоты — поддерживают разведчики, артиллерия, кавалерия и саперы, у флота также должны быть свои «пионеры», «всадники», «пушки» и «обоз». Роль «тяжелой кавалерии», способной ударить по неприятелю с фланга или преследовать разбитого врага, предназначалась как раз броненосным крейсерам. Так этот класс довольно неожиданно стал одним из приоритетных в японском флоте.
 
А начиналось все весьма и весьма скромно. Первый броненосный крейсер Японии никак не походил на мощную боевую машину линии баталии Более того, его появление вообще являлось случайным. В 1887 году где-то между Сингапуром и Японией без вести пропал перегоняемый из Франции крейсер «Унэби». Трагедия для людей (корабль исчез со всей командой) несколько скрасилась своеобразной государственной выгодой. Предусмотрительные японцы застраховали свое приобретение на полную стоимость, и деньги в старые честные времена выплатили до последней иены. На них тут же заказали замену «Унэби». Вместо несколько подмочившей свою репутацию Франции в качестве поставщика на этот раз выбрали одну из британских фирм — «Дж. Браун». На «новичке», названном «Тиёда», удалось внедрить массу важных новшеств. Прежде всего, десять 120-мм армстронговских скорострельных орудий; причем шесть из них могли стрелять на борт, обеспечивая невиданный для крейсеров начала 90-х годов шквал огня. Стоит отметить, что «Тиёда» мог оказаться еще более оригинальным, хотя куда менее полезным. Дело в том, что японские адмиралы хотели вооружить его двумя 320-мм орудиями-монстрами (по типу «пейзажных» «мацусим»), Понятно, что проблемы при стрельбе из орудия, ствол которого свешивался бы за борт далеко за 10 метров (величина, сравнимая с полной шириной корпуса!), стали бы непреодолимыми. К счастью для императора Японии и его подданных, разум на сей раз восторжествовал.
 
Другим «гвоздем» проекта стал броневой пояс, неожиданный на столь небольшом корабле. (Страховых денег хватило только на 2400-тонный крейсер.) Британским конструкторам удалось практически невозможное: защитить ватерлинию довольно приличной броней из хромистой стали на протяжении 61 метра. Прикрытие борта дополнялось броневой палубой со скосами толщиной 25 мм. В совокупности с хорошим разделением на отсеки все это делало «Тиеду» уникальным кораблем — самым маленьким броненосным крейсером в мире. Настолько уникальным, что специалисты многих стран на всякий случай относили его к «условно бронепалубным», просто не веря, что такую кроху можно столь солидно защитить.
 
Конечно, «настоящих чудес не бывает», и в проекте не обошлось без жертв. Главной стала скорость, хотя 19 узлов вроде бы выглядели вполне прилично для года закладки (1888 г), для облегчения механической установки на «Тиёду» поставили локомотивные котлы, хрупкие и ненадежные. Результат — частые поломки и проблемы для механиков. Хотя в 1898 году их заменили ставшими в то время едва ли не классическими котлами Бельвиля, крейсер на службе редко достигал проектной скорости Более того, в известном бою в Чемульпо он не смог поспеть даже за русской канонерской лодкой «Кореец», дававшей всего 12 узлов.
 
Тем не менее «Тиёда» принял участие во всех важнейших войнах, начиная с японо-китайской и кончая Первой мировой. В первой из них его скорострелки сыграли важную роль в бою в устье реки Ялу. Во время русско-японской войны в июле 1904 года крейсер подорвался на русской мине в заливе Тахэ, но его удалось отбуксировать в порт и отремонтировать как раз к Цусимскому сражению.
 
Очень интересный и оригинальный сам по себе, мини-броненосный крейсер, тем не менее, в 1896 году совершенно не годился в качестве прототипа для предполагавшейся «тяжелой кавалерии» морского министра Комбээ Ямамото. Японцы не раз старательно окидывали взглядом весь кораблестроительный горизонт, обнаружив в конце концов источник вдохновения на другом конце света — в Чили, уже презентовавшим им прототип современных бронепалубных крейсеров — знаменитую «Эсмеральду».
 
Броненосный крейсер «Асама», 1899 г.
 
Броненосный крейсер «Асама», 1899 г.
 
К тому времени чилийский флот, прочно связавший свою судьбу с сэром Армстронгом и его эльсвикским заводом, совершил очередной прогрессивный прорыв. В 1894 году со стапелей завода в Эльсвике сошел первый броненосный крейсер нового типа, получивший все то же сакральное имя. Новая «Эсмеральда» была 7000-тонным кораблем с очень острыми обводами, позволявшими достичь максимально возможной скорости Понятно, что при почти 140-метровой длине (всего немного меньше, чем британские рекордсмены «Пауэрфул» и «Террибл», имевшие вдвое большее водоизмещение) полностью защитить корпус броней не представлялось возможным. Тем более, что толщину бортового пояса приняли с претензией — 6 дюймов гарвеевской стали. В результате пояс оказался узким, всего 2,1 м. Подкрепленный 25-мм броневой палубой, он, тем не менее, обеспечивал защиту машин, котлов и погребов от 6-и 8-дюймовых снарядов того времени. Сама «Эсмеральда» несла орудия тех же калибров, выставив по всему протяжению своего длинного борта солидную батарею из десятка стволов, которые могли за четверть часа изрядно «исковырять» любой крейсер мира.
 
Притом союз чилийцев с фирмой Армстронга не остановился на достигнутом. «Эсмеральда» еще проходила приемочные испытания, когда в далеком Эльсвике состоялась закладка следующего броненосного крейсера, «О'Хиггинс». «Новичок» очень мало напоминал предшественника и внешне, и по «начинке». Более короткий (несмотря на большее водоизмещение) и стройный с виду, «Хиггинс» обошелся 80-метровым поясом вместо 100-метрового, зато его толщина в средней части достигала 178 мм. Более качественным стал и материал: никелевая гарвеевская сталь обеспечивала дополнительные 15% сопротивляемости Однако главное новшество заключалось в полностью бронированной главной артиллерии, располагавшейся в башнях и казематах.
 
Именно чилийский красавец (а «О'Хиггинс» с его пропорциональным корпусом и тремя высокими трубами действительно выглядел очень гармонично и на протяжении почти полувековой службы радовал глаз не одного поколения моряков и праздных наблюдателей) стал отправной точкой для «замаскированных линкоров» флота микадо. Армстронг предложил японцам этот удачный проект, но те попытались выжать из британских специалистов еще больше1 В результате интенсивных переговоров с привередливыми заказчиками Филипп Уоттс создал на удивление сильный и рациональный корабль. На «Асаме» 203-миллиметровые орудия располагались попарно в носовой и кормовой башнях, как на броненосцах, а 152-миллиметровки, число которых возросло до 14, — в бронированных казематах Что очень важно, выше главного пояса появился верхний. Пусть более тонкий (127 мм) и короткий, он создавал дополнительную защиту от фугасных снарядов, попадавших выше ватерлинии, но близко к ней Более толстыми (51 мм) стали и скосы броневой палубы. В итоге снаряд, попавший в борт машинного или котельного отделения, должен был пробить 230-мм броню, что действительно приближало корабль по защите к броненосцу Кроме того, пояс защищал всю ватерлинию, от носа до кормы, хотя в оконечностях был гораздо более скромным (89 мм).
 
Любопытно, что и на столь современном, мощном и удачно скомпонованном корабле Армстронг и Уоттс сохранили консервативные и тяжелые цилиндрические котлы. Полным повторением «Асамы» стал «Токива», заложенный все в том же Эльсвике спустя всего полтора месяца, в первые дни 1897 года. На том мощности знаменитого завода иссякли. Однако не иссякло желание японцев получить свои броненосные крейсера в нужном количестве и как можно скорее. По замыслам Ямамото, их число должно было равняться 6 — столько же, сколько предполагалось иметь в составе Объединенного флота линкоров (Отсюда программа строительства получила обозначение «6-6».) Англичане спешили как только могли, и к марту 1898 года, когда «Асама» сошел на воду, через два месяца на освободившемся стапеле заложили следующий крейсер для Японии — «Идзумо». Прошедший год принес немало технических новшеств. Уже стало ясно, что водотрубные котлы Бельвиля очень неплохо ведут себя на службе в разных флотах, и они наконец пробили себе дорогу и у сэра Армстронга. На «Идзумо» котлы позволили сэкономить не менее 300 т массы и обеспечить больше удобств при эксплуатации- так, на разведение паров теперь тратилось втрое меньше времени. Внешне нововведение проявилось в появлении третьей трубы, связанное с увеличением числа как котлов (их стало ровно вдвое больше, чем старых огнетрубных — 24), так и котельных отделений. Заодно пришлось основательно перекроить все внутренние помещения в средней части корабля Не менее важным новшеством стала крупповская броня, обеспечившая еще 15% прироста устойчивости. Конструкторы также сняли носовой торпедный аппарат, заметно утяжелявший нос «Асамы» (он имел и толстое броневое прикрытие). Зато толщина броневой палубы на скосах увеличилась на полдюйма, приблизив защиту ее обладателя к кораблям линии.
 
Вскоре второй стапель, освободившийся от «Токивы», занял четвертый крейсер, «Иватэ» И вновь закладки следующей пары пришлось бы ждать примерно полтора года, а вступить в строй они могли только в 1903 году Это совершенно не устраивало Морской штаб, и японцы заблаговременно предприняли соответствующие меры. По одному крейсеру было заказано в Германии и Франции. Чтобы сохранить тактическое единство будущей «шестерки», в качестве задания заказчики предложили британский проект, вместе с тем не запрещая использовать континентальным европейцам свои строительные приемы и технические решения. В результате французский «Адзума» и германский «Якумо» на вид смотрелись разве что двоюродными братьями. Роднило их только уменьшенное до 12 число шестидюймовок и не слишком хорошая мореходность. «Француз» к тому же оказался наименее скоростным из всех, развив на испытаниях около 20 узлов; на службе он тоже «притормаживал» отряд Камимуры. «Якумо» отличался хорошим разделением на отсеки и повышенной живучестью- в отличие от остальных собратьев, он имел более высокие водонепроницаемые переборки совсем без отверстий в них (пусть и прикрытых специальными дверьми). Таким путем Япония не только приобрела в кратчайший срок отряд из однородных боевых единиц, но и смогла ознакомиться с кораблестроительными особенностями и традициями практически всех ведущих морских держав.
 
 
109. Броненосный крейсер «Асама» (Япония, 1899 г.)
 
Строился фирмой «Армстронг» в Эльсвике (Англия). Водоизмещение 9700 т, максимальная длина 134,72 м, ширина 20,45 м, осадка 7,43 м. Мощность двухвальной паросиловой установки тройного расширения 18 000 л.с., скорость 21,5 узла. Вооружение: четыре 203/45-мм, четырнадцать 152/40-мм и двенадцать 76-мм скорострельных орудий, семь 47-мм малокалиберных пушек, пять 457-мм торпедных аппаратов. Бронирование (гарвеевская никелевая сталь): пояс 178—88 мм, палуба 51 мм, башни и казематы 152 мм, боевая рубка 356 мм. В 1899 г. построены две единицы: «Асама» и «Токива». Оба участвовали в русско-японской войне, «Асама» получил серьезные повреждения в Цусимском сражении. После Первой мировой войны «Асама» стал учебным кораблем, совершил много дальних плаваний, просуществовал в этом качестве до конца Второй мировой войны и сдан на слом в 1946 г. «Токива» переоборудован в минный заградитель на 300 мин. В 1927 г. получил тяжелые повреждения в результата взрыва своей мины и переведен в резерв. В 1937 г. снова введен в строй как минзаг (500 мин) с сокращенным артиллерийским вооружением. В апреле 1945 г. подорвался на мине, потоплен авиацией в августе 1945 г. Поднят, сдан на слом в 1946 г.
 
110. Броненосный крейсер «Эсмеральда (2)» (Чили, 1896 г.)
 
Строился фирмой «Армстронг» в Эльсвике (Англия). Водоизмещение 7000 т, максимальная длина 132,89 м, ширина 16,21 м, осадка 6,17 м. Мощность двухвальной паросиловой установки тройного расширения 16000 л.с., скорость 22,3 узла. Вооружение: два 203/40-мм, шестнадцать 152/40-мм и восемь 76-мм скорострельных орудий, три 457-мм торпедных аппарата. Бронирование (гарвеевская сталь): пояс 152 мм, палуба 37 — 51 мм (в плоской части и на скосах), щиты орудий 114 — 37 мм, боевая рубка 203 мм. Модернизирован в 1910 г., сняты четыре 152-мм орудия. Исключен из списков в 1929 г.
 
111. Броненосный крейсер «О'Хиггинс» (Чили, 1898 г.)
 
Строился фирмой «Армстронг» в Эльсвике (Англия). Водоизмещение 8500 т, максимальная длина 125,5 м, ширина 19,1 м, осадка 6,7 м. Мощность двухвальной паросиловой установки тройного расширения 16 250 л.с., скорость 21,5 узла. Вооружение: четыре 203/45-мм, десять 152/40-мм, четыре 120/40-мм и десять 76-мм скорострельных орудий, десять 57-мм малокалиберных пушек, три 457-мм торпедных аппарата. Бронирование (гарвеевская никелевая сталь): пояс 178—127 мм, палуба 37 — 51 мм (на скосах 37-76 мм), 203-мм башни 178—127 мм, казематы 127 мм, боевая рубка 230 мм. Исключен из списков в 1946 г.
 
Японские «линейные» броненосные крейсера оказались очень удачными кораблями, хорошо защищенными и весьма прилично вооруженными — в общем, передовыми и по принципу, и по исполнению. Но не обошлось и без некоторых «дедовских приемов». Так, снабжение боеприпасами, устроенное по английскому образцу, выглядело довольно примитивным. Значительная часть снарядов хранилась в башнях (8-дюймовые) и казематах (6-дюймовые), что создавало риск сильнейших взрывов, могущих даже пустить корабль ко дну при попадании неприятельского снаряда. Заряды к шестидюймовкам подавались буквально в мешках, цепляемых к примитивному элеватору, «мотором» для которого служили матросы. Однако такой «примитивизм» вызывался не только и даже не столько желанием сэкономить массу и место, простота и надежность — вот что привлекало и британских конструкторов, и японских потребителей.
 
Пока инженеры и моряки принимали и осваивали новые броненосные крейсера, военно-морские теоретики искали им достойное применение. Все шесть единиц вошли в состав 2-го боевого отряда флота. Совместно с шестеркой броненосцев, входивших в 1-й отряд, они должны были охватывать неприятельскую колонну в строю, напоминавшую латинскую букву L. Горизонтальную и вертикальную палочки образовывали два этих отряда, причем специально не оговаривалось, кто будет выполнять охват, броненосцы или крейсера — это зависело от конкретной обстановки. По сути дела, «асамы» действительно стали линейными кораблями в полном смысле этого слова Однако в начавшейся в феврале 1904 года русско-японской войне сразу проверить эти тактические построения не удалось Отряду броненосных крейсеров вице-адмирала Камимуры пришлось в основном действовать отдельно, выполняя специальные задания (например, «Асама» усилил отряд контр-адмирала Уриу, блокировавший «Варяг» и «Кореец» в Чемульпо). 6 марта 1904 года 5 крейсеров Камимуры (без «Токива») дерзко, но без особого эффекта обстреляли Владивосток Но главной их задачей являлась охота за русскими крейсерами, базировавшимися в этом порту. Надо сказать, поначалу велась она неудачно. Наши рейдеры ухитрялись благополучно избегать боя. Однако во время попытки прорыва 1-й Тихоокеанской эскадры из Порт-Артура в начале августа им пришлось выйти навстречу нашим кораблям, и Камимура сумел отрезать их от Владивостока. Русский отряд состоял из трех броненосных крейсеров против четырех японских («Идзумо», «Адзума», «Токива» и «Иватэ»). Причем более старый «Рюрик» даже не мог уйти из-за недостаточной скорости. Тем не менее, несмотря на значительное огневое превосходство, японцам удалось «зацепить» только его; «Россия» и «Громобой», хотя и заметно поврежденные, без проблем смогли уйти после 4,5-часового сражения. Повреждения получил и неприятель. Один из снарядов «Рюрика» пробил крышу каземата шестидюймового орудия на «Иватэ» и вызвал детонацию «заскладированных» там снарядов. Взрывом начисто вынесло за борт броневые плиты, в борту осталась огромная «ниша». 31 японец погиб на месте (от половины из них не осталось и следа), еще семеро умерло от полученных ран уже на берегу в госпитале. В придачу к этому самому удачному за всю войну попаданию нашего снаряда большие или меньшие разрушения получили и остальные крейсера.
 
После довольно сомнительной победы у японских адмиралов возникла некоторая неуверенность в боевых возможностях своих «быстроходных линкоров». Однако отступать было некуда: после гибели на русских минах «Ясима» и «Хацусе» в Объединенном флоте осталось всего четыре броненосца. А на Дальний Восток шла 2-я Тихоокеанская эскадра России, в состав которой входило семь единиц этого класса. И 2-й боевой отряд волей-неволей оказался на поле боя. Надо сказать, что Камимура старался не слишком активно сближаться с русской колонной, а во второй части боя и вовсе «потерялся» в море Однако многочисленная скорострельная артиллерия броненосных крейсеров сыграла свою роль: восьми- и шестидюймовые снаряды разрушали надстройки, поражали людей, вызывали многочисленные пожары. Наши корабли отвечали, положив в крейсера Камимуры около 50 снарядов крупного и среднего калибра, а «Асама» первым из японских кораблей покинул свою колонну Тем не менее все «мини-броненосцы» к концу сражения находились в строю, а на следующее утро «Иватэ» и «Якумо» потопили русский броненосец береговой обороны «Адмирал Ушаков». В результате и броненосные крейсера получили свою долю восторгов и похвалы, а все дальнейшие кораблестроительные программы обязательно включали «быстроходную ветвь» линейных сил.
 
Сами же «замаскированные линкоры» первой генерации, хотя и устаревшие буквально через пятилетку после русско-японской войны, служили долго и с пользой. В Первую мировую войну они искали на просторах Тихого океана неуловимую эскадру адмирала Шпее, а после нее совершили 55 (!) дальних плаваний в качестве учебных кораблей. В начале 1920-х годов эти линкоры лишились 152-мм орудий, расположенных в нижних казематах, и большей части 76-миллиметровок (их порты были заделаны стальными листами). Затем последовали более серьезные модернизации. В 1922 — 1924 годах «Токиву» переоборудовали в минный заградитель, способный принимать до 300 мин. «Идзумо» удалось довольно активно повоевать в Китае: поддерживая свои войска в Шанхае, он был атакован авиацией и торпедными катерами противника. А при внезапном нападении на союзников 8 декабря 1941 года корабль шквальным огнем в упор пустил ко дну канлодку своих «родителей»-англичан «Питрел». Все шестеро приняли участие и в последующих боевых действиях Второй мировой войны, хотя в основном на третьих ролях. Наиболее «продвинутым» стал «Токива», на палубе которого установили 35 зенитных орудий калибра 25 — 76 мм. Он получил даже столь экзотическое, да что там — уникальное для 45-летнего броненосного крейсера радиолокационное и противолодочное вооружение, включая глубинные бомбы. «Токива» активно ставил минные заграждения вплоть до конца войны. Японцы вообще очень бережно и с уважением относились к своим «музейным экспонатам». В середине 1942 года «Идзумо», «Иватэ» и «Якумо» даже вернули в класс тяжелых крейсеров, а спустя два года вообще приступили к их перевооружению, сняв 8-дюймовые башни и установив вместо них зенитные 127-мм двухорудийные артустановки В самом конце войны пять крейсеров из шести затонули на мелких местах своих рейдов под американскими бомбами и лишь «Якумо» послужил даже после капитуляции Японии, перевозя своих солдат домой с дальних островов и из Китая. В конце концов, в 1946 — 1947 годах все эти в прошлом грозные корабли, а теперь почтенные долгожители-инвалиды завершили свой путь, поднятые лишь для того, чтобы быть разобранными на металл.




Рекомендуем почитать
  • ФРАНЦУЗЫ РВУТСЯ В ЛИДЕРЫ

    ФРАНЦУЗЫ РВУТСЯ В ЛИДЕРЫВ отличие от своих англо-саксонских союзников Франция вышла из Первой мировой войны сильно обескровленной, а ее военно-морской флот уже не мог претендовать на былое могущество. И в наиболее жалком состоянии находились торпедные силы. Пестрая компания из уцелевших «800-тонников» и японских «подарков» (см. «Моделист-конструктор» № 5 за 2000 г.) выглядела совершенно устаревшей и к тому же находилась в сильно изношенном состоянии. На этом фоне как нельзя кстати пришлись немецкие и австрийские трофеи.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.