Морская коллекция

ЗАПОЗДАЛЫЙ ЭКСПРОМТ

02.08.2015

ЗАПОЗДАЛЫЙ ЭКСПРОМТКазалось бы, императорская Япония готовилась к неизбежному столкновению со своими могущественными противниками очень тщательно. Чего стоят только планы захвата Филиппин, Сингапура, многочисленных тихоокеанских островов — великолепно разработанные и, несмотря на их рискованность, благополучно осуществленные. Однако и Морской штаб, и командование Объединенного флота прекрасно понимали: все это было хорошо лишь для «молниеносной» войны. Исход же длительного противоборства с США не вызывал сомнений — экономика Японии не могла соперничать с американской, что рано или поздно неминуемо бы привело потомков самураев к тяжелому поражению.

 

Поскольку ресурсы Страны восходящего солнца не позволяли строить в нужных количествах боевые суда всех типов и назначений, приоритет отдавался основным классам — авианосцам, тяжелым крейсерам, эсминцам, подводным лодкам. Адмиралы старались не задумываться о том, чем придется конвоировать караваны, доставляющие солдат вместе с оружием и припасами в захваченные страны и вывозящие оттуда столь необходимые стратегические товары. Поэтому после эйфории первых побед наступили суровые будни: американские подводные лодки все чаще и чаще чувствовали себя полными хозяевами на морях, окружающих островную империю. И тогда для японцев особо остро встал вопрос о необходимости иметь эскортные корабли, причем как можно больше.
 
Еще до войны все оставшиеся в строю старые эсминцы подверглись перестройке. Первоначально из них попытались создать быстроходные транспорты, тральщики и минные заградители, однако на основе боевого опыта минное вооружение на кораблях начали менять на противолодочное.
 
Самыми современными из прошедших подобное переоборудование стали иметь эскадренные миноносцы типа «Муцуки», вошедшие в строй еще в 1926—1927 годах. С них сняли пару 120-миллиметровок, но оставили грозные 609-мм торпедные аппараты, снабдив их легкими щитами. Из противолодочного вооружения появились четыре бомбомета — правда, запас глубинных бомб оказался явно недостаточным. Тем не менее, получились вполне приличные эскортные миноносцы, хотя в начале войны «Муцуки» и его сотоварищи использовались преимущественно в качестве быстроходных транспортов для доставки передовых десантов.
 
Аналогичная модернизация ожидала и более старые корабли типов «Камикадзе» и «Акикадзе», получившие такое же вооружение (только торпедные аппараты у них имели калибр 533 мм). Даже все более или менее пригодные к службе единицы еще более «древних» и неудачных типов («Вакатаке», «Аои» и «Цуга») превратились в подобие эскортных миноносцев. Однако малое водоизмещение и плохая остойчивость не позволяли использовать их в открытом океане. В основном они служили у берегов Китая и Индокитая, где оказались весьма полезными.
 
Главным недостатком импровизированных «эскортников» являлся малый запас глубинных бомб (всего 36 штук), из-за чего они намного уступали куда менее скоростным и более слабым в артиллерийском отношении британским и американским кораблям специальной постройки. Если учесть также и то, что на «стариках» просто невозможно было найти место для современной гидролокационной станции (которой, кстати, у японцев еще и не было), их противолодочные возможности оставались слишком ограниченными для борьбы с многочисленными и весьма активными подводными лодками флота США.
 
Более удачными стали также «бывшие», но не эсминцы, а миноносцы типов «Отори» и «Тидори». Они остались с тем же артиллерийским вооружением (два 120-мм орудия и десять 25-мм автоматов), что и модернизированные эсминцы, но запас глубинных бомб на них удалось увеличить на четверть, наряду с относительно современным оборудованием. Все это позволило им считаться лучшими японскими кораблями противолодочной обороны Второй мировой войны.
 
Однако ни 12 «лучших», ни три десятка эсминцев-«стариков» явно не могли обеспечивать тысячекилометровые коммуникации восточной империи, не говоря даже о том, что годы жизни переоборудованных кораблей уже были сочтены. Поэтому параллельно со строительством «большого» боевого флота японские инженеры попытались создать и проекты эскортных кораблей специальной постройки.
 
ЗАПОЗДАЛЫЙ ЭКСПРОМТ
 
В Европе уже вовсю бушевала война, когда летом 1940 года в строй вошел первый из них, «Симусю». По традиции главное внимание уделялось артиллерии, которую составили все те же 120-миллиметровки, частично снятые со старых эсминцев. Вообще конструкторы попытались создать универсальную единицу, вооружив ее и тральным оборудованием, и глубинными бомбами. Правда, число последних опять было очень небольшим — всего 12 штук, а какое-либо гидролокационное оборудование отсутствовало.
 
Тем не менее, первые четыре японских эскортника спецпостройки, получившие обозначение «тип А», послужили прототипом для всех последующих, характеристики которых улучшались от проекта к проекту. Так, модифицированный тип «А» (14 единиц) нес уже 36 глубинных бомб и простейший гидрофон. Конечно, появился он уже поздно: в 1943 году война на Тихом океане была в самом разгаре и уже намечался полный и окончательный перелом в пользу Соединенных Штатов. Сотням эскортных кораблей американцев слабеющая страна самураев могла противопоставить лишь очень немногочисленные серии своих. Для их обозначения японцам хватило не то что всего алфавита — они не смогли даже перейти его третью букву. Тип «В» и улучшенный тип «В» конструктивно уже вполне удовлетворяли требованиям, предъявлявшимся к противолодочным судам... в начале войны. Они продолжали нести все то же весьма мощное артиллерийское вооружение, но запас глубинных бомб возрос до 120 штук. Конструкция корпуса упростилась до того предела, когда можно было развернуть их массовое производство. Однако шел уже 1944 год, и убыль сторожевиков постоянно превышала их вступление в строй. Они тонули и от торпед подводных лодок, и от бомб или ракет авиации. Одной 76-милиметровки и четырех 25-мм автоматов явно недоставало даже для самообороны от авиации, и, как на всех боевых кораблях, число автоматов на уцелевших единицах постоянно увеличивалось — сначала до 14, а затем и до 18 стволов.
 
Но даже столь непритязательные кораблики стали для Страны восходящего солнца недопустимой роскошью. Не хватало, в частности, дизелей, являвшихся основой силовой установки сторожевых судов всех серий. В 1944 году пришлось отказаться от контракта на 30 единиц улучшенного типа «В» в пользу предпоследнего варианта — типа «С». И без того простая конструкция подошла к грани примитивизма. Чисто сварной корпус имел характерные угловатые формы без развала и изгиба бортов. Вместе с водоизмещением уменьшилось и число дизелей, которые обеспечивали теперь лишь минимально необходимые 16 узлов.
 
Последние сторожевики Японии не удостоились даже названий, получив нечетные номера, начиная с единицы. Действительно, если бы программу удалось осуществить, с наименованиями могли возникнуть проблемы, так как суммарный заказ составил 124 единицы, и планировалась постройка еще 168 (ее официально так и не успели утвердить).
 
Последним же стал тип «D», или «Кай-бокан-II» (в переводе — «эскортный корабль-II»), отличающийся от типа «С», в сущности, только типом машинной установки. Дефицитные дизели заменили небольшими турбинами, обеспечивавшими на узел большую скорость. Правда, при этом на треть упала еще более важная на просторах Великого океана характеристика — дальность плавания. Корабли типа «D» уже просто физически не могли осуществлять трансокеанские переходы, хотя успешно прикрывали конвои в Китай — последние маршруты, спасавшие Японию от голода.
 
Программа «Кайбокан-II», корабли которой получили недостающие четные номера, выглядела столь же амбициозно, как и «нечетная». Даже японские архивы не дают полных сведений о числе заказанных, заложенных и вошедших в строй кораблей. Однако не менее сотни последних эскортников пошли на дно или же попали в руки союзников в различной степени готовности. После войны их поделили поровну победители — США, Англия и Советский Союз, которым досталось по восемь «D» и от трех до шести «С». Еще 11 единиц передали китайцам, которые оперативно ввели их в строй и активно использовали в гражданской войне.
 
Нехватка эскортных судов заставляла японцев использовать в этой роли и трофейные корабли, даже древние эсминцы союзников, захваченные в первые недели войны. Такая судьба, в частности, постигла полузатопленный английский «Трэйшиан», не успевший покинуть Гонконг. На нем сохранили первоначальное вооружение, но оставили лишь часть котлов, что низвело скорость бывшего эскадренного миноносца (кстати, одного из самых быстроходных во время Первой мировой войны) до «эскортных» 25 узлов. Он вошел в состав японского флота в декабре 1942 года, получив номер 101. На этом трансформации бывшего «англичанина» не закончились. В 1944 году его переоборудовали в совершенно экзотический для императорского флота корабль радиолокационного дозора. Самое интересное, что ветеран пережил войну и вновь достался англичанам, но ввиду крайней ветхости сразу был сдан на слом все в том же Гонконге.
 
31. Эскортный корабль (бывший тральщик) W-1, Япония, 1944 г.
 
31. Эскортный корабль (бывший тральщик) W-1, Япония, 1944 г.
 
Построен фирмой «Харима». Водоизмещение стандартное 615 т, полное 720 т. Длина наибольшая 76,26 м, ширина 8,03 м, осадка 2,29 м. Мощность двухвальной паровой установки тройного расширения 4000 л.с., скорость 20 узлов. Вооружение после переоборудования: одно 120-мм орудие, пять 25-мм зенитных автоматов, 36 глубинных бомб. Всего в 1923—1924 гг. построено четыре единицы (W-1 — W-4), все они, кроме потопленного в 1942 г. W-2, перестроены в эскортные корабли. W-1 и W-3 погибли в 1945 г., W-4 сдан на слом после войны.
 
32. Эскортный корабль (бывший эсминец) № 101, Япония, 1944 г.
 
32. Эскортный корабль (бывший эсминец) № 101, Япония, 1944 г.
 
Построен фирмой «Хауторн Лесли» (Англия). Водоизмещение стандартное 905 т, полное 1240 т. Длина наибольшая 84,18 м, ширина 8,18 м, осадка 3,0 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 10 000 л.с., скорость 25 узлов. Вооружение: три 102-мм орудия, один пулемет, четыре 609-мм торпедных аппарата, 18 глубинных бомб. Захвачен японцами в Гонконге в декабре 1941 г., вступил в строй в июле 1942 г. В 1944 г. переоборудован в специальный корабль радиолокационного дозора Сдан на слом в 1946 г.
 
Следующий номер, 102, достался американскому «гладкопалубнику» «Стюарт», захваченному в сухом доке в Сурабайе. Его основательно перестроили (в частности, объединив две носовые трубы в одну и сняв почти все вооружение). В 1943 году он вошел в строй, имея две 76-мм зенитки и несколько пулеметов. Примечательно, что после ремонта старый корабль мог еще развивать скорость до 26 узлов — совсем неплохой результат. Впоследствии его даже модернизировали, добавив шестнадцать 25-мм автоматов и 72 глубинные бомбы. «Стюарт» тоже уцелел в тихоокеанской мясорубке и даже вернулся на родину, но лишь затем, чтобы быть потопленным в качестве цели недалеко от города Сан-Диего.
 
Еще один эсминец союзников, голландский «Банкерт», также захваченный на ремонте в Сурабайе, получил номер 106. Подорванный и затопленный в доке корабль подняли и полностью перевооружили, установив все те же два 76-мм зенитных орудия и двенадцать 25-мм автоматов, а также оснастив его 24 глубинными бомбами. Новоиспеченный патрульный корабль в силу его быстроходности предполагалось использовать и для перевозок войск, для чего на нем имелись два десантных катера. Неопределенность в назначении никогда не шла на пользу боевым судам: любое переоборудование требовало времени. И на сей раз война на Тихом океане успела закончиться до того, как 106-й вошел в строй.
 
Помимо более или менее приличных эсминцев, японцы пытались использовать для эскортных нужд и другие трофейные суда, зачастую весьма экзотические. Так, в переоборудованных сторожевиках числятся британский тральщик, голландские яхты для правительственных чиновников, американский буксир и даже старинная канонерская лодка, захваченная Соединенными Штатами у испанцев в 1898 году! Совершенно очевидно, что пользы от этих «раритетов» оказалось немного.
 
Естественно, разнобойные трофеи не могли сколь-нибудь заметно выправить ситуацию. Значительно более важной стала программа переоборудования тральщиков. Эти прочные и довольно скоростные (19—20 узлов) корабли строились с небольшими модификациями с 1923 года и неплохо подходили для новой роли. С них снимали тральное оборудование (а на некоторых еще и одно из двух 120-мм орудий) и устанавливали сбрасыватели на 36 глубинных бомб и пять 25-мм зенитных автоматов. С 1942 по 1944 год подобному переоборудованию подверглись 26 единиц. Однако японский флот стал сильно напоминать «тришкин кафтан», пополнившись эскортниками, но оставшись практически совсем без тральщиков.
 
Итог известен: грандиозную войну на море Япония безоговорочно проиграла. Конечно, главной причиной тому являлась подавляющая военная и экономическая мощь США. Однако определенный вклад в поражение внесла и беспомощность эскортных сил, не созданных в мирное время и не успевших появиться в нужном количестве до того, как американские подводные лодки раз и навсегда переломили ход борьбы на коммуникациях в свою пользу.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • КОМПАКТНОСТЬ ИЛИ УНИВЕРСАЛЬНОСТЬ?

    КОМПАКТНОСТЬ ИЛИ УНИВЕРСАЛЬНОСТЬ?Идея создать небольшой, но мощно вооруженный корабль будоражила умы не одного поколения адмиралов и инженеров-судостроителей. И это вполне объяснимо: то, что маленький корабль дешевле большого, в течение долгого времени считалось аксиомой. А значит, за те же деньги морского бюджета можно было построить более сильный и многочисленный флот. Однако на практике попытка реализовать этот замысел редко приводила к положительному результату. Перегруженный тяжелым вооружением компактный кораблик, как правило, получался маломореходным, тесным, имел недостаточную дальность плавания и уступал своим более крупным собратьям в живучести... Тем более что по мере неуклонного удорожания электронной начинки и ракетного оружия экономия на стальной коробке становилась совсем неоправданной. Казалось бы, увлечение «минимализмом» в военном кораблестроении должно было окончательно исчезнуть.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.