Морская коллекция

ЗАВЯЗНУВШИЕ В«ХОЛЛАНДАХ»

23.07.2015

ЗАВЯЗНУВШИЕ В«ХОЛЛАНДАХ»Взгляды американцев на подводные лодки перед Первой мировой войной несколько отличались от таковых в европейских флотах. Заокеанские кораблестроители ещё в эти «детские» годы развития подводных флотов подразделяли будущие субмарины на «оборонительные» и океанские, или «флотские». В качестве главной задачи для первых предполагались атаки вражеских линейных сил, которые якобы могут атаковать порты Атлантического побережья. В отличие от Европы, перекрыть обширные морские пространства минами не представлялось возможным, так что лодки действительно могли стать важным компонентом береговой обороны.

 

Считалось (довольно разумно для того времени), что они будут находиться на поверхности и погружаться только после обнаружения противника. В позиционном положении использовались перископы, долгое время остававшиеся неубирающимися: конструкция упрощалась, а инструкции всё равно рекомендовали «высовывать голову» не более чем на четыре секунды, а потом погружаться глубже. При этом проектировщики справедливо полагали, что атака быстроходных целей из-под воды требовала значительной скорости в погружённом состоянии, пусть в ущерб надводной скорости и мореходности. Именно так и конструировались многочисленные серии «холландовских» лодок от «Электрик Боут», первые из которых, до «F» включительно, мы описывали ранее («М-К» № 9,11 - 2013 г.). Причём строители подводных лодок ухитрялись удачно сочетать постройку субмарин для отечественного флота и продажу их аналогов за рубеж.

 

Фирма преследовала свою главную цель - получение прибыли. И в очередной раз проделать всё тот же трюк, «своим и чужим», удалось со следующим типом «Н». Владельцы ухитрились получить немалый доход как от собственного правительства, так и от иностранных заказов, связанных с начавшейся в Европе войной. В течение военных лет «Электрик Боут» удалось продать эти надёжные, но уже основательно устаревшие морально лодки и могучей Британии, и далёкой России, и запоздавшей к началу войны Италии, и даже нейтральному Чили. Общее число произведённых по этому проекту (с различными модификациями) единиц превысило 70 штук - наиболее крупная серия союзников в Первой мировой войне. Поставки их за рубеж продолжались до конца «Великой войны», когда «холланды» стали уже изрядно отстающими по характеристикам. А вот для своей страны предполагалось продолжить развитие и принимать на вооружение более совершенные образцы.

 
Для достижения более высокой подводной скорости требовалось увеличение мощности электромоторов и числа аккумуляторов, что, в свою очередь, вело к росту мощности дизелей и, в конечном счёте, размеров самой лодки. Туда же вело и желание иметь более мощные 533-мм торпеды. Однако Конгресс и правительство тянули в противоположную сторону: более крупные единицы означали повышенные затраты, а к моменту вступления США в войну расходы на флот и так повысились в несколько раз. Поэтому развитие «прибрежных» субмарин шло несколько странными скачками - два шага вперёд, один назад.
 
Подводная лодка «К-5» (SS-36) типа «К», США, 1914 г.
 
Подводная лодка «К-5» (SS-36) типа «К», США, 1914 г.
 
Строилась фирмой Фор Ривер. Тип конструкции - однокорпусный. Водоизмещение подводное/ надводное - 390/520 т. Размеры: длина - 46,9 м, ширина - 5,1 м, осадка - 4,0 м. Глубина погружения - до 50 м. Двигатель: два дизеля мощностью 950 л.с. и два электромотора мощностью 680 л.с. Скорость надводная/подводная проектная - 14/10,5 уз. Вооружение - четыре 450-мм торпедных аппарата в носу (8 торпед). Экипаж - 28 человек. В 1914 - 1915 гг. построено 8 единиц: от «К-1» до «К-8». В 1917 г. «К-1», «К-2», «К-4» и «К-6» отправлены на Азорские острова для борьбы с германскими лодками. Все сданы на слом в 1931 г.
 
«К-5» в конце Первой мировой войны, с постоянным мостиком
 
«К-5» в конце Первой мировой войны, с постоянным мостиком
 
Подводная лодка «L-11» (SS-51) типа «L», США, 1915 г.
 
Подводная лодка «L-11» (SS-51) типа «L», США, 1915 г.
 
Строилась фирмой Фор Ривер. Тип конструкции - однокорпусный. Водоизмещение подводное/надводное - 455/550 т. Размеры: длина - 51,0 м, ширина - 5,3 м, осадка - 4,1 м. Глубина погружения - до 60 м. Двигатель: два дизеля мощностью 1200 л.с. и два электромотора мощностью 800 л.с. Скорость надводная/подводная проектная - 14/10,5 уз. Вооружение: четыре 450-мм торпедных аппарата в носу (8 торпед), одна 76-мм пушка. Экипаж - 28 человек. В 1915 - 1918 гг. построено 11 единиц: от «L-1» до «L-11». В 1917 г. все готовые «L-1» - «L-4» и «L-9» - «L-11» переведены в Ирландию для борьбы с германскими лодками. Большинство исключено из списков в 1922 - 1925 гг.: «L-10» - в 1930 г., «L-2», «L-3», «L-9» и «L-11» - в 1932 г.
 
Вслед за девяткой «американок» типа «Н» (три штуки изначально предназначались для флота США, ещё шесть были построены для России, но в связи с событиями 1917 года остались на родине), в очередной раз прославивших имя Джона Холланда, последовала восьмёрка типа «К». Хотя изменений в вооружении, мощности моторов и скорости хода не наблюдалось, большая часть пятидесяти лишних тонн водоизмещения пошла на увеличение запаса топлива. И теперь эти субмарины «береговой обороны», имевшие вдвое большую дальность, по сравнению с предшественницами, могли уже использоваться не только вблизи своих портов. Во всяком случае, половина из них благополучно достигла Гавайев вскоре после вступления в строй. Остальные проделали так же довольно дальний путь до Азорских островов, где их предполагалось использовать для борьбы с германскими «сестричками». Впрочем, до реальных стычек дело не дошло. Как и «Н», новый тип обладал застарелыми болячками, а именно: изрядно плохим качеством тогдашних американских дизелей. По сути дела, ни одна из 19 единиц обеих серий не обошлась без тех или иных неприятностей на испытаниях. Многие не могли достичь проектной скорости; некоторым не помогла полная переборка или даже замена механизмов. Тем не менее, все они прослужили (пусть отчасти - в резерве) до «великой чистки» американского подводного флота в 1931 году.
 
На следующем «прибрежном» типе «L» конструкторы наконец ввели достаточно прочные внутренние переборки, делившие корпус на по-настоящему водонепроницаемые отсеки, догнав тем самым зарубежных инженеров и в этом компоненте. Лодки подросли в размерах на очередные пятьдесят тонн, хотя торпедное вооружение и экипаж сохранились в том же составе. Зато на «L», впервые на американских лодках, появилось штатное артиллерийское вооружение. И в весьма оригинальном варианте: 76-мм пушка размещалась в убирающейся под палубу установке. После «складывания» конструкции практически вся пушка уходила вглубь корпуса; над палубой торчала только половина ствола, причём вертикально! Дульное отверстие закрывалось пробкой -и субмарина могла погружаться. Интересно, что к тому времени в США даже ещё не сформировались идеи применения такой «артиллерии»: считалось, что пушки «могут быть полезны» в бою с неприятельскими лодками или патрульными кораблями. Об атаках торговых судов тогда ещё не думали, во всяком случае, официально. Появление пушки можно сформулировать в соответствии с принципом: «всё, как у людей». Грозное 88-мм орудие американцы увидели на нежданной гостье из Германии, «U-53», сильно повлиявшей на развитие заокеанского подводного флота.
 
Интересно, что на серии «L» закончилось давнее соревнование между «Электрик Боут» и фирмой Лэйка. Правительство распределило заказы между конкурентами, положив тем самым конец не особо нужному ему «творческому соперничеству». Интересно, что три лейковские субмарины формально оказались вроде бы более качественными и лучшими по ходовым характеристикам, чем продукция распиаренного «наследника Холланда». Однако на службе выяснилось, что внешний лоск портили многочисленные «болячки», связанные именно с фирмой-производителем, и их первыми отправили «на заслуженный отдых». А «болячек» и без того хватало: вновь наблюдались изрядные проблемы с дизелями, которые пришлось полностью перебирать на половине единиц серии. Подкачала и дальность, уменьшившаяся по сравнению с менее прожорливыми «К» примерно на четверть.
 
Набив руку на однокорпусных «холландах», американским конструкторам оставалось сделать ещё шаг и перейти теперь к двухкорпусным лодкам, окончательно догнав тем самым далеко убежавших вперёд европейцев. Это и было сделано на экспериментальной «М-1». Инженерам пришлось убедиться, насколько непросто внедрять новые технические решения в первый раз. Субмарина имела те же боевые характеристики, что и «L», но оказалась на 20% объёмистее. Часть роста водоизмещения пошла на больший запас плавучести, достигший 27% - вдвое больше, чем на предшественницах. Но при этом внутри прочного корпуса стало очень тесно, а глубину погружения пришлось ограничить 50-ю метрами, в попытках этот самый корпус максимально облегчить. Расположение размещённых между обоими корпусами балластных цистерн оказалось неудачным: при погружении или всплытии лодка стремилась опрокинуться «на бочок». Эти важнейшие операции приходилось осуществлять с величайшей осторожностью. В итоге, «первый двухкорпусный блин» оказался близким по значению к пословице. «М-1» сочли в целом неудачной, что не помешало практичным американцам спровадить несколько их образцов за рубеж. (Стоит отметить, что осматривавшие лодку британские специалисты, в том числе будущий главный конструктор флота сэр Стэнли Гудолл, говорили о «М-1» как хотя и тесной, но весьма комфортабельной субмарине, особенно оценив обогреватели и холодильник. Просто американские стандарты обитаемости уже тогда начали обгонять таковые у менее притязательных европейцев.)
 
Подводная лодка «М-1» (SS-47), США, 1916 г.
 
Подводная лодка «М-1» (SS-47), США, 1916 г.
 
Строилась фирмой Фор Ривер. Тип конструкции - двухкорпусный. Водоизмещение подводное/ надводное - 490/680 т. Размеры: длина - 59,81 м, ширина - 5,8 м, осадка - 3,4 м. Глубина погружения - до 45 м. Двигатель: два дизеля мощностью 840 л.с. и два электромотора мощностью 680 л.с. Скорость надводная/подводная: проектная - 14/10,5 уз, на испытаниях - 11/10 уз. Вооружение: четыре 450-мм торпедных аппарата в носу (8 торпед), одна 76-мм пушка. Экипаж - 28 человек. Экспериментальная двухкорпусная лодка, первая во флоте США. Исключена из списков в 1922 г.
 
Подводная лодка «O-12» (SS-73), США, 1918 г.
 
Подводная лодка «O-12» (SS-73), США, 1918 г.
 
Строилась фирмой Лэйк. Тип конструкции - двухкорпусный. Водоизмещение подводное/надводное - 490/565 т. Размеры: длина - 52,40 м, ширина -5,12м, осадка - 4,2 м. Глубина погружения - до 60 м. Двигатель: два дизеля мощностью 880 л.с. и два электромотора мощностью 740 л.с. Скорость надводная/подводная проектная - 14/10,5 уз. Вооружение: четыре 450-мм торпедных аппарата в носу (8 торпед), одна 76-мм пушка. Экипаж - 29 человек. В 1918 - 1919 гг. построено 16 единиц, «O-1» - «O-16». «O-5» погибла в аварии в 1923 г., «O-11» - «O-16» (постройки фирмы Лэйк) исключены из списков в 1930 г., «O-1» выведена из состава флота в 1938 г. «O-9» погибла в июне 1941 г., остальные использовались в качестве учебных во время Второй мировой войны и сданы на слом в 1946 г.
 
«O-8» (SS-69) в годы Второй мировой войны. Позади надстройки добавлен мостик для пушки, срезан корпус в корме
 
«O-8» (SS-69) в годы Второй мировой войны. Позади надстройки добавлен мостик для пушки, срезан корпус в корме
 
Отмеченное выше стремление правительства к экономии заставляло разработчиков «срезать» характеристики подводных лодок. В «перспективном проекте 1916 года» (начатом двумя годами раньше) у «оборонительной субмарины» попытались уменьшить водоизмещение до 400 т, чуть увеличив одновременно подводную скорость. Цена оказалась весьма дорогой: лодка лишалась орудия («оно ни к чему вблизи американских портов»), дальность составляла всего 2500 миль, а срок нахождения в море не достигал и двух недель, по сравнению с месячным на предыдущем типе. К тому же, при стрельбе торпедами с поверхности можно было бы использовать всего два аппарата из четырёх: верхняя пара находилась выше уровня воды.
 
Большинство самых явных нелепостей такого рода удалось как-то устранить, и серия «N» при надводном водоизмещении в 350 т даже ухитрилась приобрести некоторые преимущества. Уменьшенная вдвое мощность дизелей уже не требовала выжимать из моторов максимум, и они получились - впервые - более или менее надёжными. А вот аналогичная операция с электромоторами привела к пятикратному падению дальности хода под водой. По сути дела, «N» стали серьёзным шагом назад - к небольшим оборонительным «ныряющим» лодкам. Из важных конструкционных особенностей стоит отметить первое в подводном флоте США появление прочных металлических мостиков; до того инженеры ограничивались композитными конструкциями, зачастую временными, где в дело шло всё, от дерева до парусины.
 
Понятно, что с таким «усыханием» лодок не могли согласиться представители флота. Результатом переделок и согласований стал тип «О», каждая единица которого стоила примерно столько же, что и представительница типа «L». Не особо приметные по формальным характеристикам, эти субмарины, тем не менее, имели полезные скрытые достоинства. К ним стоит отнести улучшенные условия обитания: наконец-то и в США каждый член экипажа получил свою собственную койку. Не менее важным стало появление вполне надёжных дизелей; с тех пор и этот элемент заокеанских лодок подтянулся к лучшим европейским образцам. Стоит отметить и многочисленность серии, целых 16 единиц. Соединённые Штаты наконец (а это был конец Первой мировой войны) начали массированно наращивать мощь подводных сил.
 
Следующая серия, «R», стала ещё более многочисленной, аж 27 единиц. (Американцы, к тому времени уже активно втянувшиеся в войну, сознательно пропустили две буквы «лодочного алфавита», «Р» и «Q», чтобы не путать потенциальные субмарины в первом случае с британскими патрульными катерами, а во втором - с судами-ловушками, Q-ships. Ведь некоторые случаи такой путаницы могли стать фатальными для быстрого понимания боевой обстановки.) Сами же лодки, в принципе, мало чем отличались от предшественниц. Корпус стал на 4 м длиннее, прежде всего из-за того, что в дело пошли наконец 533-мм торпеды, которые, как и аппараты для их выпуска, имели большую длину. Ещё одно изменение так же было связано с вооружением: новая мощная 76-мм пушка с почти вдвое более длинным стволом уже никак не помещалась в «хитрую» опускающуюся установку, и её разместили на тумбе на палубе.
 
Такую большую серию не смогла «сглотнуть» единолично даже столь мощная фирма, как «Электрик Боут». На её долю пришлась большая половина - 14 единиц. Остальные поделили между собой «Юнион Айрон Уоркс» и заклятый (и неудачливый) конкурент «холландовцев» - фирма Лэйка. Последняя строила лодки довольно быстро, и, вроде бы, они прилично проходили испытания, но, как и в случае с «О», именно их отправляли «в отставку» в первую очередь.
 
Послевоенная судьба американских «оборонительных» субмарин оказалась немногим лучше, чем у многочисленных европейских лодок, спешно произведённых в горячке и неопределённости «Великой войны». Им учинили настоящую децимацию: к 1923 году из состава флота вывели не только более ранние типы, но и все «Н», «К» и «L». Впрочем, последние хотя бы находились в резерве; некоторые из «L» даже переоснастили новыми дизелями. Представительницы типа «N» послужили в качестве учебных, но тоже недолго, до 1926 года. Настоящими долгожительницами оказались только некоторые из типа «О», поскольку лэйковскую продукцию сочли недостаточно удовлетворительной для сохранения, и шестёрка представительниц отправилась в бессрочный резерв ещё в 1924 году с окончательной разделкой на металл шестью годами позже. А вот единицы от «Электрик Боут», кроме «O-5», погибшей в аварии в 1923 году, и «O-1», исключённой из списков в 1938-м прослужили до Второй мировой войны. В конце 1941 года их «призвали» вновь, для подготовки экипажей новых подводных лодок, сыгравших очень важную роль в победе флота США в действиях на просторах Тихого океана. Особая судьба ждала «O-12», которую уже после вывода из состава флота переименовали в неизбывный «Наутилус» и попытались переоборудовать для похода к Северному полюсу под водой. Для того времени это являлось настоящей авантюрой; субмарина могла бы погибнуть где-нибудь подо льдами, если бы не постоянные сбои в работе механизмов и оборудования, ещё в начале путине позволившие даже хоть как-то приблизиться к цели. В итоге, неудачницу тоже сдали на слом, чтобы далеко не гонять, прямо в Норвегии, откуда и должна была стартовать экспедиция.
 
Большинство представительниц типа «R» так же дожило до Второй мировой войны, кроме семи единиц, построенных Лэйком, которые сдали на слом в 1930 году. Три штуки были переданы Англии в конце 1941-го - начале 1942 года, и одна из них погибла, хотя и не от действий противника - её таранил в Северной Атлантике собственный тральщик. Погибла и одна из «истинных американок». «R-12» пошла на дно со всем экипажем и другими моряками, обучавшимися в ходе торпедных учений летом 1943 года, став одной из всего двух заокеанских субмарин, погибших в Атлантике. Но основная масса единиц серии пошла на металл уже после окончания войны, в 1946 году.
 
Так, в принципе, довольно достойно сложилась судьба линии американских «прибрежных» субмарин. Их конструкторам удалось долго «выжимать лимон», что они и сделали «досуха». Перспектив дальнейшего развития этого подкласса явно не наблюдалось. В отличие от другой ветви -лодок океанских.
 
Как и в Британии, в её бывшей колонии ещё перед Первой мировой очень неплохо понимали, куда стремится развитие подводных лодок. И идеи были схожими: специально созданный в министерстве ВМФ Отдел Подводных Сил в 1912 году выставил требование создать субмарину водоизмещением около тысячи тонн, способную развить на поверхности моря скорость... как несложно догадаться, соответствующую таковой у линейных кораблей. Поскольку заокеанские дредноуты имели несколько меньший ход, чем их английские «коллеги», достаточным сочли 21 узел. Как мы знаем, требование, как минимум, непростое. Но американцы на том не успокоились, «заказав» такую же скорость и под водой! Конечно, никаких особых идей насчёт того, как всё это можно исполнить, не имелось. Разве что принять «мудрые» рекомендации такого рода: если мощности имеющихся моторов не хватит (что являлось совершенно бесспорным), то следует устанавливать их попарно «в тандеме», один за другим. Интересно, что такой важной характеристике, как время погружения, особого внимания не уделялось. Считалось, что если такая большая для того времени субмарина сможет скрыться с поверхности за 15(!) минут, то это будет вполне приемлемо. Бесценный военный опыт в этой области находился пока в будущем, пусть уже и недалёком.
 
Подводная лодка «R-1» (SS-78) типа «R», США, 1919 г.
 
Подводная лодка «R-1» (SS-78) типа «R», США, 1919 г.
 
Строилась фирмой Фор Ривер. Тип конструкции - двухкорпусный. Водоизмещение подводное/ надводное - 570/680 т. Размеры: длина - 56,80 м, ширина - 5,51 м, осадка - 4,4 м. Глубина погружения - до 60 м. Двигатель: два дизеля мощностью 1200 л.с. и два электромотора мощностью 930 л.с. Скорость надводная/подводная проектная - 13,5/10,5 уз. Вооружение: четыре 450-мм торпедных аппарата в носу (8 торпед), одна 76-мм пушка. Экипаж - 29 человек. В 1919 - 1920 гг. построено 27 единиц, «R-1» - «R-27». «R-21» - «R-27» исключены из списков и сданы на слом в 1930 г. Остальные участвовали во Второй мировой войне, кроме «R-8», затонувшей в 1936 г. «R-12» погибла в 1943 г., три лодки переданы Британии, остальные сданы на слом в 1946 г.
 
R-19 в 1920-е годы. Видна телескопическая радиоантенна в поднятом положении
 
R-19 в 1920-е годы. Видна телескопическая радиоантенна в поднятом положении
 
Подводная лодка «S-1» (SS-105) типа «S», США, 1919 г. (Проектный вариант)
 
Подводная лодка «S-1» (SS-105) типа «S», США, 1919 г. (Проектный вариант)
 
Строилась фирмой Фор Ривер. Тип конструкции - двухкорпусный. Водоизмещение подводное/ надводное - 855/1060 т. Размеры: длина - 66,9 м, ширина - 6,31 м, осадка - 4,8 м. Глубина погружения - до 60 м. Двигатель: два дизеля мощностью 1200 л.с. и два электромотора мощностью 1500 л.с. Скорость надводная/подводная проектная - 14/11 уз. Вооружение: четыре 533-мм торпедных аппарата в носу (12 торпед), одна 102-мм пушка (по проекту - 76-мм). Экипаж - 38 человек. В 1919 - 1923 гг. построено 29 единиц, «S-1» - «S-29», по немного изменённому проекту - ещё 6 единиц: «S-42» - «S-47». Неоднократно модернизировались. «S-6» - «S-10» сданы на слом в 1937 г., «S-2» - в 1931 г. Остальные в большинстве своём участвовали во Второй мировой войне; уцелевшие сданы на слом после её окончания
 
Вооружение предусматривалось из 533-мм аппаратов; в этом отношении американцы шли явно впереди бывшей метрополии. Такое мощное (пока исключительно в воображении) оружие тут же получило массу тактических заданий - пока ещё на бумаге в исполнении преподавателей и слушателей Военно-морского колледжа флота США. Здесь фантазии дошли до своего предела: рассматривались возможные атаки 30-узловых лодок - характеристики, до которых удалось дойти более чем через полвека, причём исключительно за счёт принципиально нового типа двигателя - атомного, о котором в давние годы перед «Великой войной» едва ли могли мечтать даже самые блестящие умы. Поэтому неудивительно, что гипотетические скоростные субмарины фигурировали ни более ни менее, как в качестве авангарда линейного флота! Они должны были «подсократить» скоростное крыло противника, состоящее из линейных крейсеров, число которых во флоте Соединённых Штатов и не было. В довершение к таким заблуждениям, заокеанские теоретики считали, что аналогичные работы над скоростными лодками ведутся и в Британии, и во Франции, и в Германии, и даже в России. И поэтому следует поспешить.
 
Теперь оставалось проверить столь бредовые для того времени прикидки на практике. Понятно, кто должен был выполнять задание: у «Электрик Боут» и ставшего уже признанным её лидера Спира конкурентов просто не было. Конструкторы под их руководством набросали эскизы в двух вариантах, подводным водоизмещением 1150 и 1280 т. Вооружение выглядело исключительно мощным: восемь и десять торпедных аппаратов соответственно. 4 дизеля, всего на 4 тысячи «лошадок», должны были разогнать «флотскую» лодку до 20 узлов, причём на такой скорости она могла пройти (на бумаге) аж 1200 миль. Имеет смысл сравнить всё это оптимистичное «богатство» с британскими «рабочими лошадками» типа «Е», которым до «американок» было бы очень далеко - если бы, конечно, проект удалось осуществить в металле во всей его красе. Что вызывает сильнейшие сомнения: в течение всей войны конструкторам Соединённых Штатов не удавалось добиться ни запланированной скорости, ни дальности, причём последняя могла отличаться от спецификаций в два раза. Понятно, в какую сторону.
 
Так что, пока же с осуществлением проекта пришлось притормозить: сомнения наконец начали обуревать всех, от инженеров до адмиралов. Первую большую скоростную лодку включили лишь в программу 1915 года, когда хоть немного развились дизельные двигатели. Всё равно, пара 1000-сильных дизелей в тандеме представлялась очень смелым, а главное, мало надёжным решением. Но флот продолжал надеяться на лучшее. Поскольку предполагалось, что линкоры в ближайшем будущем увеличат ход на пару узлов, аналогичную операцию предлагалось проделать и с подводными кораблями. Тут уже нельзя было обойтись без паровой механической установки, как у англичан. Что вызвало увеличение размеров: так, надводное водоизмещение возросло до 1370 т, а длина превысила 100 м, и всё это пока на чертёжных досках. К счастью. Поскольку у практичных американцев, в отличие от заворожённых «сказками» Джона Фишера и его команды лордов Адмиралтейства, хватило ума не тратить огромные деньги и силы, чтобы воплощать такой проект с целью «выжать» лишнюю пару узлов. Впрочем, и нужды у них в том тогда не было: в отличие от Англии, все злоключения морской войны мало касались Соединённых Штатов.
 
Зато все эти проектные изменения и колебания заняли очень много времени. Война уже давно закончилась, когда опытные субмарины, получившие обозначения «Т-1», «Т-2» и «Т-3», наконец-таки вошли в строй. Вот тогда и выяснилось, что они совершенно не дотягивают до запланированной скорости: максимальным достижением стали 16-17 узлов на протяжении пары часов и 18 узлов - при максимальной мощности. При этом надёжность механизмов оставалась ниже всякой критики: более половины времени лодки проводили в неподвижности, ремонтируя свои дизели. Время погружения оказалось огромным, от 4 до 6 минут, хотя изобретательные командиры обещали сократить его на минуту, заполняя водой некоторые балластные цистерны заблаговременно. В завершение картины, испытания выявили недостаточную прочность корпуса, так что 60-метровую предельную глубину пришлось сократить вдвое из соображений безопасности. Финальный удар нанёс сам флот, настоявший на замене 76-мм орудий на 102-мм, для чего пришлось сократить изначально впечатляющую «батарею» торпедных аппаратов. К тому же поворотные трубы оказались совершенно непрактичными на службе: торпеды, выпущенные из них, часто отклонялись потоками воды, обтекавшими лодку. Командир «Т-1» попросил их просто снять, но руководство решило оставить «для экспериментов», которые, впрочем, особо не затянулись: уже в 1922 году всю тройку отправили в резерв, что служило слегка замаскированной полной «отставкой». Океанские первенцы подводного флота США проболтались у стенки ещё несколько лет, после чего пошли на слом.
 
Всё это нанесло серьёзный удар по программе реализации «флотской субмарины». Однако, американцам везло: только что завершившаяся мировая война надолго откладывала следующее серьёзное испытание в бою. Поэтому работы можно было вести не спеша и не тратя столь значительные средства, как, например, Британия, которая уже после того, как боевые действия закончились, оказалась вынужденной вводить в строй многочисленные и дорогие большие субмарины, находившиеся в стадии постройки, в частности, пресловутые «К». Американские инженеры же несколько лет тратили, образно говоря, только ватман и своё время, вдумчиво разрабатывая самые разные варианты своей субмарины дальнего действия. Они перебрали все варианты, и с паровыми турбинами и с «комплексными» дизелями по варианту «Т-1», варьируя размеры от полутора до 2,5 тысячи тонн. Весьма вовремя подоспели и более мощные (и более длинные) торпеды, и результаты исследований по гидродинамике корпусов, включая такое средство, как носовой «бульб», заметно улучшавший обтекание в подводном положении. Все эти решения могли оказаться весьма полезными для больших скоростных лодок, предназначаемых (всё ещё) для совместных действий с флотом. Стоит отметить, что интересы ВМС в многочисленных совещаниях представлял, в частности, капитан-лейтенант Честер Нимиц, в будущем командующий ВМС США на Тихом океане в годы войны с Японией. Именно он настаивал на том, чтобы выбрать в качестве прототипа германские «подводные крейсера». И в том шёл против основного течения в министерстве, где упорно хотели заполучить именно субмарины для совместных действий с флотом. Годы летели, уже завершилась война, а дело создания супер-субмарин имело успех лишь на пресловутом ватмане.
 
Впрочем, к тому времени сама жизнь указывала на схоластичность теории двух видов лодок - «оборонительных» и «больших флотских». Первые в подавляющем своём большинстве оказались слишком малыми для того, чтобы из главных баз на севере атлантического побережья США пересечь саму Атлантику или достичь Панамского канала без дозаправки. К тому же переходы в океане являлись настоящим мучением из-за плохой мореходности «холландовских потомков». Во флоте понимали, что требуется что-то среднее, не столь крупное, как амбициозные «флотские» проекты, но заведомо побольше «оборонительных», где-то в районе 800 - 1000 т водоизмещения. Сильным подкреплением этих веяний стал уже упомянутый заход в Ньюпорт в 1916 году германской субмарины «U-53», немецкого «стандарта» для океанских действий, благополучно преодолевшей трансатлантический маршрут и после этого ещё и готовой к действиям.
 
В итоге, последовало решение: быстро спроектировать и построить такую лодку. Для ускорения процесса и создания атмосферы соревнования флот решил дать свободу при реализации технического задания, выбрав в качестве подрядчиков двух самых известных «частников» подводного судостроения, «Электрик Боут» и «Лэйк», а также государственную верфь в Портсмуте. Ведь предстояло повторить кораблестроительный эксперимент, предпринятый с эсминцами, когда в течение нескольких лет американцы «наклепали» две с лишним сотни «гладкопалубников», столько же, сколько все остальные страны в годы войны. Проектирование по единому техзаданию было отдано на откуп строителям, так что, в итоге, вместо единой серии получилось по сути три, с одинаковым вооружением и похожими размерами, но с заметно разными характеристиками и своими особенностями.
 
Гордый номер «S-1» достался «Электрик Боут», и её продукция оказалась, как обычно, хотя и несколько консервативной, но на высоте по качеству. А вот «Лэйк» не справился с задачей: его проект «S-2» оказался просто неудовлетворительным. Подводный корабль упорно не хотел становиться «подводным», поскольку очень медленно погружался. Для управления его горизонтальными рулями требовались мощные сервомоторы, а для заполнения балластных цистерн - могучие насосы. В результате лодка была построена в единственном экземпляре и отправилась на слом в 1931 году. Впрочем, постепенно «умирающую» фирму не лишили последнего шанса, доверив спустя пару лет построить ещё пять единиц по «казённому проекту». Этот вариант оказался вполне приличным, и здесь «Лэйк» не подвёл: его лодки прослужили практически столько же, сколько «государственные» и продукция «Электрик Боут».
 
Каждый из оставшихся двух проектантов попытался придать своим субмаринам собственную «изюминку». И эти «изюминки» местами имели горький вкус. «Электрик Боут», что довольно естественно, просто увеличила проект «R», сохранив его однокорпусную конструкцию всё тех же «холландов». Кроме того, «эски» данной фирмы оставались по-прежнему мало мореходными и очень «мокрыми», по причине всё ещё довольно-таки «огурцового» корпуса. Тем не менее, высокое качество и большая скорость постройки позволили фирме «урвать» большую часть заказа. Пока госверфи не могли угнаться за мировым лидером в области подводного судостроения.
 
Тем более, что у «государственной» «S-3» нашлись свои заморочки: разделение балластных цистерн на нижние и верхние оказалось плохой идеей, поскольку для того, чтобы вода могла поступать в последние, лодка должна была уже изрядно погрузиться. Впоследствии все казённые единицы перестроили таким образом, чтобы хотя бы отчасти ликвидировать этот недостаток. Три строителя-проектировщика гарантировали заметно разные ходовые характеристики. Наиболее неспешными в надводном положении вышли, естественно, «холландовки», всего 14 узлов. «Государственные» оказались на узел пошустрее, а рекордсменом серии в целом стала как раз лэйковская «S-2», развившая 16 узлов.
 
Подводная лодка «Т-2» (SS-60), США, 1919 г.
 
Подводная лодка «Т-2» (SS-60), США, 1919 г.
 
Строилась фирмой Фор Ривер. Тип конструкции - двухкорпусный. Водоизмещение подводное/надводное- 1110/1490 т. Размеры: длина-82,0 м, ширина-7,0 м, осадка-4,3 м. Глубина погружения-до 45 м. Двигатель: четыре дизеля мощностью 4000 л.с. и два электромотора мощностью 1350 л.с. Скорость надводная/подводная проектная - 20/10,5 уз, на испытаниях - 11/10 уз. Вооружение: шесть 533-мм торпедных аппаратов в носу (16 торпед), одна 76-мм пушка. Экипаж - 38 человек. Экспериментальная «флотская» лодка. В 1919 г. построено три единицы: «Т-1» «Т-3», имевшие ещё обозначения «АА-1» - «АА-3». (Головная несла так же название - «Шлей».) Исключены из списков флота в 1922 г., сданы на слом в 1930 г.
 
«Т-2» в начале службы
 
«Т-2» в начале службы
 
Субмарины O-10 и O-4 (на заднем плане) у причала в Бостоне
 
Субмарины O-10 и O-4 (на заднем плане) у причала в Бостоне
 
Американская субмарина S-46 у Атлантического побережья США. 17 июня 1943 г.
 
Американская субмарина S-46 у Атлантического побережья США. 17 июня 1943 г.
 
Понятно, что такой разнобой становился «головной болью» при любых совместных действиях. Зато поголовно все субмарины данного типа имели совсем нежелательное одинаковое единство свойство: очень большой радиус разворота под водой. Настолько большой, что при неудобном ракурсе расположения цели возникали проблемы с выходом в атаку. Тем не менее, при всех своих недостатках лодки типа «S» могли пересекать Атлантику, а при заполнении части балластных цистерн топливом ещё и действовать в удалённых водах. И Конгресс США широкими жестами утверждал программы их постройки: в придачу к первыми 12 в 1917 году флот запросил ещё 60 единиц на 1919-й год, и конгрессмены согласились на дополнительные расходы. (Каждая лодка стоила около 700 тыс. долларов.)
 
Между тем, конструкторы искали все возможные и даже невозможные способы улучшить свои детища. Особо долго велись дискуссии около артиллерии: перепробовали, казалось, все имевшиеся на вооружении и даже только разрабатывавшиеся пушки, включая мощные 102-мм и 127-мм орудия. При этом рассматривались настоящие батареи из двух и даже трёх стволов. Места же хватало только на один; остановились на промежуточно разумной четырёхдюймовке. Потом долго муссировалось увеличение боезапаса с 80 снарядов аж до 200 (не совсем понятно, зачем - американские лодки всё ещё не рассматривались в качестве потенциальных уничтожителей грузовых судов) и возврат от 533-мм калибра торпедных аппаратов к 450-мм. (Тут причина понятна: меньший калибр позволил бы иметь шесть труб вместо четырёх, что представлялось важным, поскольку перезарядка аппаратов занимала много времени).
 
Вообще изменений проектов в ходе постройки этой «долгоиграющей» серии (строилась она около восьми лет, с конца 1917 по конец 1925 года) хватало. Включая модификацию корпуса, в который на последней партии удалось втиснуть ещё один торпедный аппарат - в корме, по образцу германской лодки. С последней в улучшенный проект перекочевало так же оборудование для заполнения и продувки балластных цистерн. Модернизации продолжались в течение всего периода их службы, а прожили «эски» весьма изрядно, успев довольно активно поучаствовать во Второй мировой войне. И в ходе боевых действий работы по усовершенствованию не прекращались. Некоторые лодки получили, в частности, вздёрнутую носовую оконечность, заметно улучшившую их мореходность. Первой такой лодкой стала «S-20», которая вообще явилась настоящим полигоном усовершенствований. Помимо носовой наделки, на ней появились внешние були, в которые принимался дополнительный запас топлива. В 1930-е годы на этой «плавучей лаборатории» испытывали различные высокооборотные дизели германской фирмы MAN, которые устанавливали только на правом валу. Так было удобно сравнивать все параметры со штатным «старичком» собственной разработки, вращавшим левый вал.
 
Наиболее смелым вариантом модернизации стал, пожалуй, проект 1926 года, предусматривавший вставку в двойной корпус дополнительной 8-метровой секции, предназначенной в основном для топливных цистерн. Водоизмещение при этом увеличилось бы до 1250 т, а дальность превысила бы 10 тыс. миль. Дизели предполагалось заменить на продукцию MAN, добавить пару торпедных аппаратов в корме и попутно ввести массу мелких усовершенствований. Цена вопроса составляла примерно половину от исходной стоимости «эсок», но менее 20% от средств, необходимых для постройки новой большой субмарины примерно такого же водоизмещения. В качестве «первой ласточки» выбрали притонувшую при аварии «S-48». Однако работы шли медленно даже в организованной Америке, и после двухлетней траты денег было решено ограничиться единственным опытом.
 
Точку на планах улучшения самой большой серии американских лодок поставило Лондонское морское соглашение 1930 года. Если ранее ограничивались только предельные размеры субмарин, то теперь каждой стране приходилось планировать развитие этого класса кораблей в пределах ограниченной квоты по водоизмещению. Так что излишнее продление жизни «старушек» могло замедлить развитие новых серий.
 
Возродила к жизни их вспыхнувшая в 1939 году Вторая мировая война. Уже, безусловно, устаревшие, «эски» вдруг стали «ценным товаром». В августе 1941 года попавшая в тяжёлое положение Британия запросила 18 единиц. Получить же англичанам удалось только треть от желаемого, причём одну единицу уже они сами передали в состав польского флота в изгнании. Да и в своём флоте они пригодились после нападения Японии. Шесть штук, входившие в состав Азиатского флота США, сумели благополучно уйти из Филиппин и соединиться с другой шестёркой «сестричек» в борьбе с японским судоходством в районе Новой Гвинеи. Несмотря на проблемы с дальностью, другие представительницы серии служили даже в таких «адовых дырах», как Северная Атлантика и Алеутские острова. Неся заметные потери: шесть единиц не вернулись из боевых походов, ещё три закончили свой путь в ходе испытаний и опытов в 1945 году. Наиболее сохранившиеся экземпляры проходили модернизацию уже и во второй половине войны, в 1943 - 1944 годах, получив серьёзное радиолокационное оборудование, 20-мм зенитку и систему кондиционирования воздуха. Зато с окончанием боевых действий судьба «ветеранш» стала совершенно предсказуемой, несмотря на все модернизации. К тому времени подводный флот США стал самым мощным в мире и включал настолько более совершенные боевые единицы, что сохранение «старушек» не имело никакого смысла. Все они пошли на слом в 1946 году.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • ЯПОНСКИЕ СВЕРХМАЛЫЕ
    ЯПОНСКИЕ СВЕРХМАЛЫЕВашингтонское морское соглашение 1922 года стало существенным препятствием в нарастающей гонке морских вооружений, начавшейся в годы Первой мировой войны. По этому договору, японский флот по числу авианосцев и «капитальных» кораблей (линкоров, крейсеров) существенно уступал флотам Англии и США. Некоторой компенсацией за это могло служить разрешение на строительство пунктов передового базирования на островах Тихого океана. А поскольку договоренностей о количестве подводных лодок достичь в Вашингтоне так и не удалось, японские адмиралы стали планировать размещение на удалённых островных базах малых прибрежных лодок.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.