Морская коллекция

ЗНАМЕНИТЫЕ «НОВИКИ»

01.12.2016
ЗНАМЕНИТЫЕ «НОВИКИ»В ту ночь немцам явно не везло. Два их лучших эсминца— новейшие V-99 и V-100—возвращались из Рижского залива ни с чем: атаковать русский линкор «Слава» им так и не удалось. Лишь на рассвете у них появился шанс добиться успеха: на горизонте был обнаружен одинокий корабль с характерным четырехтрубным силуэтом. «Новик»! — опознали его кайзеровские моряки и немедленно пошли на сближение, рассчитывая реализовать свое численное превосходство.
 
Увы, дальнейший ход событий стал для них неприятным сюрпризом. С «Новика» также заметили противника; когда дистанция между кораблями сократилась до 47 кабельтовых, началась артиллерийская дуэль. И вот тут-то немцам пришлось испытать на себе разрушительное действие русских 102-мм пушек, когда огонь из них ведут опытные комендоры. «Третьим залпом мы накрыли первый миноносец и сбили ему трубу; на его палубе возник пожар,—так вспоминал участник боя минный офицер «Новика» Г.К.Граф. — Он весь окутался клубами пара и дыма, и на корме у него было видно яркое пламя. Стрельба его сразу ослабела и потеряла меткость»...
 
За 17 минут боя немецкие корабли получили 11 попаданий, нанесших им большой урон. Они не выдержали и попытались скрыться бегством. Эсминец V-100 поставил дымовую завесу, прикрывая себя и своего сильно поврежденного товарища. Но было поздно. Потерявший управление V-99 сошел с фарватера и выкатился на минное поле. Один за другим прогрохотали два мощных взрыва — и новейший корабль Хохзеефлотте исчез под водой.
 
Этот бой, произошедший 17 августа 1915 года, стал одной из самых ярких страниц в истории российского флота в годы Первой мировой войны. Еще бы: несмотря на перевес противника в силе, русский эсминец вышел победителем и при этом сам практически не пострадал (лишь два матроса из его экипажа были легко ранены осколками от разорвавшихся в воде снарядов). Так «Новик», часто именуемый лучшим в своем классе, подтвердил свою репутацию отличного корабля. Причем лучшим как в отношении его вооружения и тактико-технических элементов, так и по уровню подготовки экипажа.
 
...Информация о проводившихся за рубежом испытаниях паровых турбин не могла остаться без внимания со стороны российского Морского министерства. Еще в конце 1905 года на совещании в Морском техническом комитете прозвучало мнение ряда специалистов-кораблестроителей о целесообразности оснащения новых минных крейсеров паротурбинной энергетической установкой. С новой силой интерес к турбинам вспыхнул после постройки британских «супердестройеров» типа «Трайбл». Высказывалось даже предложение заказать один такой корабль в Англии (так называемый проект «Русский Тартар»). Но правительство стремилось всячески поощрить развитие отечественных заводов, и от покупки эсминца за рубежом в конце концов отказались.
 
Главным препятствием на пути широкого внедрения паровых турбин в начале XX века считалась их высокая стоимость. Однако на счету Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования (см. «Моделист-конструктор» № 1 за 2000 г.) после постройки 18 эсминцев и четырех подводных лодок оставалось еще более двух млн. рублей. Эту сумму сочли достаточной для создания нового торпедного корабля — 36-узлового минного крейсера с усиленным вооружением и повышенной мореходностью.
 
Конкурс на его проект был объявлен летом 1908 года. Любопытно, что турбинный эсминец неофициально продолжали называть минным крейсером, хотя данный класс кораблей в 1907 году был упразднен. Вероятно, этим хотели подчеркнуть его близость к настоящим крейсерам, а также возможность выполнять функции лидера дивизиона эсминцев-«добровольцев».
 
Победителем конкурса признали проект Путиловского завода. С ним и заключили контракт на строительство нового корабля. Правда, его закладка состоялась лишь 19 июля 1910 года — после завершения разработки чертежей и прогонки модели в опытовом бассейне в Германии. Одновременно немецкой фирме «Вулкан» заказали паровые котлы и турбины.
 
ЗНАМЕНИТЫЕ «НОВИКИ»
 
181. Эскадренный миноносец «Новик», Россия, 1913 г.
 
Строился на Путиловском заводе в Санкт-Петербурге. Водоизмещение проектное 1280 т, фактическое 1400 т, полное 1600 т. Длина наибольшая 102,4 м, ширина 9,5 м, осадка 3,3 м. Мощность трехвальной паротурбинной установки 35 100 л.с., скорость 36 узлов. Вооружение: четыре 102-мм пушки, четыре двухтрубных торпедных аппарата, 80 мин заграждения. Построена одна единица.
 
182. Эскадренный миноносец «Орфей», Россия, 1916 г.
 
Строился на Металлическом заводе в Петрограде. Водоизмещение проектное 1260 т, полное 1450 т. Длина наибольшая 98 м, ширина 9,3 м, осадка 3,3 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 30 000 л.с., скорость 35 узлов. Вооружение: четыре 102-мм пушки, три трехтрубных торпедных аппарата, 80 мин заграждения. Всего построено 16 единиц.
 
183. Эскадренный миноносец «Изяслав», Россия, 1917 г.
 
Строился в Ревеле. Водоизмещение проектное 1350 т, полное 1570 т. Длина наибольшая 107,05 м, ширина 9,5 м, осадка 3,5 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 32 700 л.с., скорость 35 узлов. Вооружение: пять 102-мм пушек, одна 63-мм зенитка, три трехтрубных торпедных аппарата, 80 мин заграждения. Всего построено три единицы.
 
Создание нового эсминца, получившего имя «Новик», протекало не слишком гладко, что, в общем-то, неудивительно: слишком много в его конструкции было принципиальных нововведений. Первые испытания, состоявшиеся в мае — июне 1912 года, оказались не вполне удачными: контрактной скорости достичь не удалось. Виной тому были неоптимальный шаг гребных винтов, недостаточная паропроизводительность котлов и строительная перегрузка, увеличившая осадку на 30 см. Впрочем, последний факт Путиловской верфи тогда ловко удалось скрыть (и тем самым избежать штрафов). Таким образом, «крайним» в этой истории оказалась фирма «Вулкан», и ей пришлось смириться с необходимостью замены котлов за свой счет.
 
Повторные испытания эсминца состоялись в августе 1913 года, и их результаты превзошли все ожидания. После монтажа новых котлов на верфи в германском городе Штеттине «Новик» развил невиданную скорость — 37,3 узла, установив тем самым мировой рекорд. На шестичасовом пробеге он показал ход в 36,3 узла при мощности 41 910 л.с. Правда, достижению этих результатов способствовало то, что корабль был значительно облегчен, в частности, на нем отсутствовало вооружение. Артиллерию и торпедные аппараты «Новик» получил в сентябре 1913 года — после его прибытия из Штеттина в Кронштадт.
 
Роль, которую сыграл «Новик» в истории отечественного судостроения, трудно переоценить. Это был поистине этапный корабль, ставший в своем классе своеобразным эталоном на последующее десятилетие. Говоря о нем, постоянно приходится повторять слово «впервые». Впервые в Российском флоте на этом эсминце появились мощные паровые турбины и чисто нефтяные котлы. Впервые его корпус был собран по продольной системе набора. Впервые был преодолен 36-узловой рубеж скорости. Наконец, на нем впервые установили минные рельсы и необычайно мощное вооружение из четырех 102-мм орудий с длиной ствола в 60 калибров и четырех двухтрубных 450-мм торпедных аппаратов. Все это давало основание считать «Новик» лучшим эскадренным миноносцем в мире.
 
Но «эпохальность» «Новика» заключается не только (и не столько) в его технических достоинствах — он ознаменовал собой появление нового поколения эсминцев Российского флота. Ведь выдающиеся по своим параметрам корабли строились и ранее (например, английские «Свифт» и «трайблы», японский «Умикадзе» и некоторые другие), но все они оставались единичными образцами, в лучшем случае способными играть роль лидеров миноносных дивизионов. В целом же зарубежные военно-морские теоретики продолжали рассматривать эсминцы как относительно небольшие и многочисленные (а потому недорогие) корабли для торпедных атак вражеских эскадр. Но русский Морской Генеральный штаб оказался гораздо дальновиднее, разглядев в завтрашнем эсминце многоцелевой артиллерийско-торпедный корабль, пригодный для выполнения самых различных боевых задач — от разведки до крейсерских и набеговых операций. Поэтому проектирование традиционных для того времени эсминцев в России решили прекратить и отныне строить корабли только по типу «Новика». Поразительный факт: если во всех ведущих морских державах (кроме, разве что, США, но о них разговор особый) нормальное водоизмещение среднестатистического дестройера накануне Первой мировой войны составляло примерно 700—900 т, то в России, несмотря на ограниченность ее морских театров, 1200—1400 т! Забегая вперед, заметим, что опыт войны подтвердил несомненную правильность этого решения.
 
Первыми потомками «Новика» стали четыре черноморских эсминца типа «Дерзкий», построенные в Николаеве в 1912—1914 годах. Они представляли собой несколько удешевленный вариант балтийского прототипа: паротурбинная установка вместо трехвальной стала двухвальной, число котлов уменьшилось с шести до пяти, а снижение проектной скорости до 34 узлов позволило сократить мощность механизмов на 7000 л.с. и облегчить корабль на 170 т. Изменился и силуэт: эсминцы стали трехтрубными.
 
В 1915 году Черноморский флот пополнился еще пятью аналогичными кораблями типа «Счастливый». Они отличались от первой четверки лишь тем, что строились в Санкт-Петербурге и собирались на верфях в Николаеве и Херсоне из готовых секций.
 
184. Эскадренный миноносец «Дерзкий», России, 1914 г.
 
184. Эскадренный миноносец «Дерзкий», России, 1914 г.
 
Строился на заводе «Наваль» в Николаеве. Водоизмещение проектное 1190 т, полное 1450 т. Длина наибольшая 98 м, ширина 9,3 м, осадка 3,2 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 25 500 л.с.. скорость 34 узла. Вооружение: три 102-мм пушки, пять двухтрубных торпедных аппаратов, 80 мин заграждения. Всего построено девять единиц.
 
185. Эскадренный миноносец «Фидониси», России, 1917 г.
 
185. Эскадренный миноносец «Фидониси», России, 1917 г.
 
Строился на заводе «Наваль» в Николаеве. Водоизмещение фактическое 1326 т, полное 1580 т. Длина наибольшая 92,5 м, ширина 9,1 м, осадка 3,2 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 29 000 л.с., скорость 34 узла. Вооружение: четыре 102-мм пушки, одна 40-мм зенитка, четыре трехтрубных торпедных аппарата, 80 мин заграждения. Всего построено восемь единиц.
 
Последними черноморскми «новиками» стали корабли так называемой «ушаковской» серии — им присваивали названия в честь побед, одержанных адмиралом Ф.Ф.Ушаковым. Всего в 1915 году на заводах «Наваль» и «Рус-суд» в Николаеве заложили восемь кораблей, но до конца 1917 года в строй вошли лишь четыре: «Фидониси», «Керчь», «Калиакрия» и «Гаджибей».
 
Три эсминца достроили в 20-е годы, но уже не под «ушаковскими» названиями: «Незаможник», «Петровский» и «Шаумян»; а еще одному кораблю — «Цериго» — так и не довелось вступить в состав флота: в неукомплектованном виде он был уведен Врангелем в Бизерту и там же разобран на металл.
 
Для Балтийского флота планировалось построить 36 эсминцев типа «Новик». Помимо традиционных их изготовителей — Путиловского и Металлического заводов — к программе привлекли новых подрядчиков: Русско-Балтийский завод в Ревеле и Мюльграбенскую верфь в Риге. Первая, самая массовая серия кораблей типа «Орфей» включала в себя 31 единицу, но в строй вошли только 16, причем два из них — «К.Либ-кнехт» и «Рыков» — уже после революции, во второй половине 20-х годов. Из пяти заложенных эсминцев типа «Изяслав» (вторая балтийская серия) были закончены постройкой три, в том числе «Калинин» — лишь в 1927 году.
 
Конструктивно все «новики» были похожи. Они имели стремительные обводы, малую осадку и большое отношение длины к ширине (1:10 и более). Корпуса их изготавливались из высокопрочной стали. Головной «Новик» имел трехвальную паротурбинную установку, остальные корабли — двухвальную. Все турбины были импортными — немецкими, швейцарскими или английскими. Число нефтяных паровых котлов на «Новике» — шесть, на «Орфее» и его собратьях — четыре, на остальных — пять. Все эсминцы обладали отличной (разумеется, по требованиям того времени) мореходностью, хотя головной «Новик» из-за повышенной метацентрической высоты отличался неприятной резкой качкой.
 
Артиллерийское вооружение эсминцев включало в себя от трех до пяти мощных 102-мм пушек Обуховского завода. Они были самыми длинноствольными в мире; масса их снаряда равнялась 17,5 кг, а начальная скорость снаряда — 823 м/с. Дальность стрельбы при угле возвышения 30° превышала 16 км. На каждом корабле имелись приборы управления огнем системы Гейслера.
 
Торпедное вооружение первых кораблей («Новик», «Дерзкий») состояло из четырех-пяти двухтрубных торпедных аппаратов калибром 450 мм. В ходе войны был принят на вооружение трехтрубный торпедный аппарат с растворением крайних труб, способный вести веерную стрельбу. Такими аппаратами оснастили все балтийские «новики» и черноморские «ушаковской» серии. В залпе «балтийцы» могли выпустить 9 торпед, «черноморцы» — 10—12. Правда, опыт Первой мировой войны показал, что применять артиллерию эсминцам приходится значительно чаще, чем торпеды. Поэтому на кораблях типа «Дерзкий» и «Счастливый» позже вместо одного торпедного аппарата установили четвертое 102-мм орудие.
 
«Новики» отважно сражались на Черном море и на Балтике в годы Первой мировой войны. Наиболее успешно действовал головной «Новик». На его боевом счету — потопленные сторожевой корабль «Норбург» и судно-ловушка «Германн» (из-за довольно мощного вооружения последний часто называют вспомогательным крейсером), а также загнанный на мины и погибший эсминец V-99. Кроме того, ряд немецких кораблей стал жертвой выставленных русскими эсминцами мин. Собственные потери среди «новиков» были невелики: в бою погиб лишь один корабль — балтийский «Гром».
 
Но в ходе гражданской войны семейство турбинных эсминцев пострадало куда больше. Черноморский флот лишился «новиков» почти полностью: часть из них была затоплена в 1918 году в Цемесской бухте во избежание захвата немцами, остальные окончили свой жизненный путь в Бизерте. В состав Красного флота вошли лишь брошенный врангелевцами «Быстрый», поднятая со дна «Калиакрия» да три оставшихся в Николаеве недостроенных корабля.
 
Балтийский флот в 1918—1919 годах потерял пять «новиков». Три из них — «Гавриил», «Константин» и «Свобода» — погибли на минах, остальные — «Спартак» и «Автроил» — были захвачены англичанами и переданы Эстонии. Под названиями «Вамбола» и «Леннук» они находились в составе эстонского флота до 1933 года, а затем их продали Перу. В Латинской Америке эти «новики» переименовали в «Альмиранте Гиссе» и «Альмиранте Вильяр». Один из них прослужил до 1948, другой — до 1955 года.
 
Семнадцать «новиков» находились в составе Рабоче-крестьянского Красного флота и дожили до Великой Отечественной войны, причем из балтийских эсминцев три были переведены на Север («Урицкий», «К.Либкнехт» и «В.Куйбышев») и два — на Дальний Восток («Сталин» и «Войков»). Служба семи оставшихся на Балтике кораблей, в том числе и «Новика», переименованного в «Яков Свердлов», завершилась трагически: все они погибли летом 1941 года. Черноморский флот в годы Великой Отечественной потерял три эсминца («Фрунзе», «Дзержинский» и «Шаумян»). Остальные два находились в боевом строю до начала 50-х годов, после чего «Железняков» был передан Болгарии и еще некоторое время служил учебным судном.
 
С. БАЛАКИН




Рекомендуем почитать
  • ВТОРАЯ ПОПЫТКА

    ВТОРАЯ ПОПЫТКАПродолжение. Начало в № 5-2016. На другой стороне фронта дело тоже не стояло на месте. Тактика наведения «стаи» на конвой после его обнаружения столкнулась с высокочастотными пеленгаторами, которыми союзники оборудовали большинство своих эскортных кораблей. Теперь борьба с лодками все больше напоминала шахматную партию, разыгрываемую дистанционно из береговых штабов. Получив координаты «дозорного волка», один из эскортных кораблей направлялся в нужную точку и загонял субмарину под воду, разрывая всю сеть охоты.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.