Новости

ДВИГАТЕЛЬ ЕГО ЖИЗНИ

01.11.2013
ДВИГАТЕЛЬ ЕГО ЖИЗНИЕму исполнилось 90 лет. Для многих это не только творческий, но и физический предел. А Александр Сергеевич смутился, когда за ним пришла машина, чтобы отвезти в редакцию на встречу, посвященную его юбилею: «Зачем беспокоились? Я бы прекрасно добрался на метро!» Другие в его годы говорят о самочувствии и лекарствах, а Александр Сергеевич накануне позвонил, чтобы рассказать о модели своего нового оригинального двигателя. Ими А. С. Абрамов и известен нашему читателю.
Моторы — его страсть. Та самая «одна, но пламенная», пронесенная через всю жизнь. Откуда она, определить непросто, ведь рос Саша Абрамов в семье столяра. Одно точно: она с детства. Четырнадцатилетним мальчишкой он уже пытается построить свой первый двигатель. Но в те времена — а это начало века! — моторы еще вообще в диковинку. Не случайно задуманный им тогда первенец был... паровым.
 
Испытательным стендом ему послужил обычный кухонный табурет. А основой конструкции — найденный в лавке старьевщика чечевицеобразный латунный бак. Припаял к нему необходимые трубки, краник, другие детали; установил на табурет примус, сверху взгромоздил свое сооружение, яраскочегарил» горелку и стал с друзьями ждать, когда образуется пар и нарастет давление. Минуты шли, а эффекта никакого. И тут юный изобретатель с ужасом замечает, что продолговатый бак почему-то превратился в шар. Понял: назревает взрыв! Скорее убрать примус и открыть предохранительный краник! Однако пар не выходит. Смышленый подросток догадывается, что неосторожной пайкой перекрыты отверстия. Ведром холодной воды удается-таки вовремя сбросить давление внутри бака. Тем не менее после отпаивания краника оттуда вышло столько пара, что кухня напоминала баню. С тех пор друзья стали называть его не иначе как «Сашка-двигатель».
 
Вы не поверите, — рассказывает Александр Сергеевич, — но второй моей конструкцией был уже двигатель внутреннего сгорания. И из чего? Из найденной на свалке четырехдюймовой трубы с фланцем и подобного ей металлолома, как сказали бы нынешние школьники. Труба послужила цилиндром, и из нее же был изготовлен «поршень»: отрезок распилил вдоль, заузил м два месяца вдвоем с приятелем притирал с песком и наждаком, добиваясь подходящего «зеркала». Никаких колец на таком поршне, конечно, не было — некоторого уплотнения добивались, закапывая туда масло. Кое-как, но работал! Все на той же табуретке, ходившей ходуном под этим адским устройством. Конец ей пришел, когда начинающий испытатель попробовал увеличить мощность двигателя, заменив бензин... порохом. Подсыпал немного под свечку — цилиндр чмокнул, еще чуть добавил — заметно дрогнул, осмелел, удвоил порцию — ахнуло так, что все разлетелось, а прогнутый вал пробил табурет.
 
Рис. 1. Схема двигателя без коленвала
 
Рис. 1. Схема двигателя без коленвала:
 
1 — ось, 2 — диск с цилиндрами, 3 — цилиндры, 4 — шток поршня, 5 — ролик, 6 — опорный гофрированный диск.
 
Р и с. 2. Экспериментальная модель шаротурбины.
 
Р и с. 2. Экспериментальная модель шаротурбины.
 
Обошлось без травм, но не без своеобразных последствий: юный изобретатель вскоре устраивается на работу в ремонтную мастерскую первых автомобилен РОМЭ — Русского общества моторных экипажей. Здесь он и проходит свои «университеты»: получает и основы знания техники, и практические умения обращения е нею.
 
— А знаете, а чему же это привело? — вспоминая те годы, Александр Сергеевич улыбается. .Я построил свой собственный автомобиль, со своим же мотором. Это было нечто двухместное на велосипедных колесах. Если от фирменных автомобилей шарахались не привыкшие еще к ним лошади, то от моего, казалось, шарахались сами автомобили. Впрочем, однажды с объезжавших меня моторных экипажей раздались аплодисменты: оказалось, это двигалась какая-то иностранная делегация — она пришла в восторг при виде моей чудо-коляски. Стоило мне остановиться у какой-нибудь аптеки на дозаправку (бензин приобретался тогда в них), как собиралось столько любопытных, что ею грозило нарушить уличное движение.
 
Однако автомобиль был нужен ему Только постольку, поскольку давал возможность испытать самодельный двигатель. Ибо лишь последний остается неизменным объектом творческого интереса Александра Сергеевича на всю жизнь... Даже полвека спустя, когда вышел на пенсию, ни домино во дворе, ни тихая скамейка в парке не могли его заманить, а тем более заменить ему старого увлечения. Только теперь уже он занялся им не одни.
 
Александр Сергеевич, живший в то время неподалеку от улицы Горького, в переулке Садовских, собирает дворовых ребят и организует для них авиамодельный кружок. Вместе с юными техниками он вскоре конструирует микродвигатели, два из которых занимают третье место на конкурсе Центральной авиамодельной лаборатории.
 
С того двора так и повелось: где бы ни жил Александр Сергеевич — идет в жэк, договаривается о помещении, организует кружок. И так целых 25 лет! Сколько ребят прошли у него первые уроки работы с инструментами и материалами, а сколько среди них таких, в которых удалось заронить искры собственного негасимого пламени постоянного творческого поиска.
 
Александр Сергеевич, и все это были модельные кружки?
 
Нет, в основном, можно сказать, микроавтоконструирования. Конечно, увлекательно построить модель и играть с нею или соревноваться. Но куда заманчивее для ребят собрать конструкцию, на которой можно поездить, самому управляя ею. Опыт показывает, что такое дело способно объединить ребятишек самого разного возраста, потому что интересно для всех и каждому предоставляет возможность вносить посильный вклад в создание той или иной машины. У нас с большим увлечением занимались даже девочки.
 
А поскольку каждая такая самоделка нуждалась в моторе, их создание сопровождалось и поиском соответствующего двигателя, а нередко и движителя. Наиболее интересные разработки были созданы в руководимых Александром Сергеевичем кружках при Институте имени В. В. Курчатова и НИИ химического машиностроения. Именно здесь получили свое рождение и прошли испытания во дворах детский аэромобиль, оригинальная моторная «скамейка», на которой могла прокатиться одновременно целая стайка ребят, и многие-многие другие. Сконструированные здесь машины неоднократно открывали старт-парады Всесоюзных автопробегов самодельных автомобилей. На одном из парадов настоящую сенсацию вызвал построенный в кружке Л. С. Абрамова микроавтомобиль, у которого в качестве двигателя был остроумно использован... подвесной лодочный мотор — конечно, модернизированный для «сухопутного» применения.
 
Не все идеи необычных двигателей воплощались в металл — часть из них оставалась в виде действующих моделей, где сжигание топливной смеси успешно имитировалось подкачкой в рабочую камеру воздуха через трубочку, ртом или с помощью компрессора для аквариума или холодильника. По такой схеме работает большинство оригинальных моделей Александра Сергеевича, наглядно воспроизводя заложенный в них принцип. Л принцип в большинстве случаев как раз необычен.
 
Вот, например, многоцилиндровый двигатель. Его вал вращают сами цилиндры, расположенные на горизонтальном диске вокруг него, как вокруг вертикальной оси. Под этим вращающимся диском ниже цилиндров расположен второй с волнистой, как у стиральной доски, поверхностью. В его ложбинки упираются штоки поршней, заменившие привычные шатуны. Каждый шток имеет на конце ролик, пробегающий по волнам неподвижного диска во время работы мотора: в момент сжигания смеси ролик сбегает по склону волны вниз, поворачивая верхний диск с цилиндрами; при подъеме же на противоположный склон происходит проветривание рабочей камеры цилиндра и сжатие новой порции смеси. Интересно, что почти одновременно с созданием этой модели в печати появилось сообщение о разработке в Западной Германии двигателя, работающего на таком же принципе.
 
Описанную выше модель он передал Центральной станции юных техников; готов предложить и другие, не менее интересные: пусть будущие изобретатели продолжат его поиски.
 
Есть у Александра Сергеевича целая серия моделей моторов и компрессоров, обходящихся без коленчатого вала. Одной из опубликованных им схем заинтересовались конструкторы ленинградского завода «Компрессор», приезжали на консультацию, собираясь реализовать у себя на предприятии идею Абрамова.
 
Все, что вращается или может вращаться, — объект пристального внимания и изучения изобретателя-ветерана. Много экспериментирует он с турбинками, строя интересные пневматические модели с их применением. Вот на столе одна из изучаемых им моделей безлопаточной турбинки: знакомый всем пластмассовый шарик от настольного тенниса, насаженный на ось. Изобретатель приближает к нему иглоподобную трубку с бьющей из нее струей воздуха — шарик мгновенно раскручивается, наращивая обороты.
 
Только ли трение воздуха о поверхность шарика работает здесь? — чувствуется, не впервой задает вопрос Александр Сергеевич. — А может, здесь еще подключается электризация, одноименный заряд?
 
Р и с. 3. Схема понтонного двигателя.
 
Р и с. 3. Схема понтонного двигателя.
 
Р и с. 4. Вариант колеса понтонного двигателя.
 
Р и с. 4. Вариант колеса понтонного двигателя.
 
Пневматика, воздушная струя — любимый «инструмент» изобретателя. Именно воздух заставил он работать в интереснейшей из своих последних разработок — гидропневмодвигателе, действующем на принципе, названном Александром Сергеевичем понтонным. Представьте себе колесо с плоскими спицами, зажатыми между двумя дисками: обод его имеет прорези-окна в каждую из герметичных камер, образуемых двумя спицами. Если такое колесо опустить в воду и в самое нижнее из окон подавать воздух — пузырьки, заполняя камеру, начнут поворачивать колесо. Получается оригинальный гидропневмодвигатель. Конструкции его могут варьироваться, но принцип остается тот же: воздух вытесняет воду, заполняя некий объем, что приводит к повороту, а затем и вращению носителя этих объемов. Александр Сергеевич демонстрирует такой вариант модели: на вертикальном диске, как на мельничном колесе, прикреплены перевернутые вверх дном стаканчики. При вдувании под них по трубочке даже небольших порций воздуха диск поворачивается и начинает быстро вращаться. По просьбе автора касаюсь пальцами вала: чувствуется ощутимый крутящий момент.
 
Изобретатель показывает несколько моделей иных схем гидропневмодвигателя: в них изменена конструкция ротора, способов подачи воздуха, конфигурация воздухоприемников — видно, насколько многообразным может быть этот удивительный мотор.
 
И самое интересное, — говорит Александр Сергеевич, — что для него не требуется высоких давлений воздуха, а значит, вместо компрессоров молено использовать и менее мощные источники воздухоподачи. Например, в Японии запатентовано устройство, использующее энергию волн. Если совместить этот принцип с понтонным — получим автономный двигатель, работающий совершенно самостоятельно, без традиционных источников энергии — на даровой силе прибоя и волн.
 
Этим предложением заинтересовались в Институте океанологии и Московском физико-техническом институте. Членами студенческого КБ на основе разработки Абрамова было предложено решение рабочего колеса, преобразующего энергию морских волн в энергию вращения вала. Воздух, сжатый набегающей волной, через сопло или распределитель направляется в часть изолированных камер колеса и вытесняет из них воду. На камеры при этом начинает действовать выталкивающая сила, создающая крутящий момент и вращающая колесо.
 
Для опорожнения камер не требуется сколько-нибудь значительного давления воздуха, и значит, подобная установка способна работать даже при относительно небольшом волнении моря.
 
Конечно, наши работы могут представлять интерес и как патентоспособные. Однако для меня главное не это, точнее, совсем не это, а быстрейшая польза от применения упомянутого способа там, где он нужен уже сегодня. Очень уж много времени уходит на это.
 
Сократить, сжать период реализации, не упустить время напрасно — мечта и забота изобретателя, если речь заходит о возможном применении его разработок. Может быть, поэтому, кроме двигателей, у пего есть еще одно увлечение: часы.
 
Почти на каждой из стен его квартиры — необычные тикающие устройства, не повторяющие по конструкции соседние. Здесь и вынесенный отдельно от основного корпуса циферблат, и оригинальные ходики, у которых 'сам часовой механизм качается на маятнике, и совсем уж необычный «хронометр»: роль маятника или анкера у него выполняет бегающий по выгнутым проволочным направляющим белый пластмассовый шарик.
 
Часы изобретателя, двигателем всей жизни которого является творчество.
Б. РЕВСКИЙ




Рекомендуем почитать
  • ПРИМАНКА ДЛЯ РЫБЫ

    ПРИМАНКА ДЛЯ РЫБЫ+ВИДЕО. Чтобы привлечь рыбу к проруби нужно подойти к делу творчески. Перед вами произведение искусства ручной работы с секретом. Окрашенные в яркие цвета эти воблеры привлекают внимание рыбы, что часто плохо кончается для нее.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.