КБ МАЛЬЧИШЕК

КБ МАЛЬЧИШЕКВсем знакомо с детства желание прокатиться, любой малыш мечтает посидеть в кабине автомобиля и «порулить». Подростки мастерят самые немыслимые тележки на подшипниках и с тарахтением скатываются с горки вниз по асфальту. А представьте трепетное волнение, с каким мальчишка впервые садится за руль. Машина тронулась, движется; он чувствует себя первооткрывателем!..

Неудивительно поэтому, что ребята охотно идут в кружки, секции, лаборатории картинга или автоконструирования.

В нашем КЮТе есть такая лаборатория — одна из многочисленных и активных. Это не случайно. Есть большая категория ребят 14 — 17 лет, которые хотят заниматься не моделями, а попробовать себя в чем-нибудь «настоящем». Вот таким и нужна лаборатория конструирования малогабаритной техники. В ней можно заняться изготовлением самых различных машин: от минитрактора и автомобиля до аэросаней и дирижабля.

Организация лаборатории конструирования малогабаритной техники имеет свои особенности. Если для создания модели достаточно, скажем, кусочка жести, то тут нужны метры железа, фанеры, труб, угольников. Если моторчик для модели стоит 2 руб. 50 коп., то мотор для малогабаритной конструкции — 100 — 200 и более рублей.

Да и станки нужны не настольные, и помещение попросторней. Сама работа более трудоемка, серьезнее вопросы техники безопасности, наконец, машины сложнее моделей.

Как преодолеть трудности? Труб, уголков и прочего материала в избытке можно запасти осенью, во время школьных операций «металлолом». В таких организациях, как собес, отдел милиции, горздрав, орс, всегда можно найти и получить списанные велосипеды, мопеды, грузовые мотороллеры, инвалидные коляски. Наличие готовых деталей и узлов существенно облегчает работу ребят, ускоряет достижение практического результата, что значительно повышает интерес к занятиям.

Как методически правильно построить занятие, как увлечь ребят техникой, как пробудить устойчивый интерес к конструированию малогабаритных машин, как бос-питать в подростке дух творчества? Реальная ли это вообще затея: с ребятами 7—8—9-х классов конструировать малогабаритные машины? Опыт работы нашей лаборатории дает ответ на эти вопросы.

Типичный путь начинающих: один микроавтомобиль делают всем кружком или даже двумя кружками. Группа ребят поработала — уходит домой; приходят следующие. Происходит обезличивание: если что не получилось, завтра кто-нибудь другой доделает. Не возникает потребности порыться в книгах и журналах, понаблюдать, поэкспериментировать на модели. Ребята сами не думают, а только выполняют задание руководителя, то и дело подходят с вопросом: «А что теперь делать?»

Они вырастают хорошими исполнителями — и только. Это в лучшем случае. В худшем же у ребят постепенно теряется интерес к занятиям: они уходят из кружка. А руководитель набирает других — и история повторяется. Автомобиль будет в конце концов готов, и будет стоять на выставке, и даже получит грамоту или диплом. А кого же руководитель запишет конструктором? Говорят: «Ребята построили автомобиль». Правильно, строили ребята, но сконструировал его руководитель.

Нужно дать возможность ребятам самим выбрать то, что они хотели бы сделать: пусть как-то обдумают, изобразят свою будущую конструкцию, обсудят пути ее изготовления.

У нас не поощряется стремление делать вещи по готовым описаниям и чертежам. Наиболее интересен путь от «картинки». Появилась какая-то интересная фотография, понравилась идея, а уж «начинку» сообрази сам. Здесь творчество настоящее, увлекательное.

Ну а если кружковец решил сделать вещь по чертежам из журналов? Обязательно рекомендуем, чтобы какой-то узел он сделал по-другому, по-своему.

Если посмотреть самоделки в лаборатории, создается впечатление, что все они утке кем-то где-то изготовлены, описаны и известны нам, взрослым. Однако не будем забывать: в лаборатории каждый объект конструируют и изготовляют подростки. Да, кто-то такое уже делал, но для кружковца это впервые. Для подростка его вещь по-своему нова. Иначе нельзя, иначе могут опуститься руки: все открыто, все уже изобретено…

В основу работы лаборатории положен принцип коллективного творчества: это отвечает современным требованиям науки и техники, когда в одиночку невозможно решать сколько-нибудь серьезные проблемы. Один кружковец, даже увлеченно и творчески работающий, будет делать конструкцию долго, причем его собственный уровень наверняка обгонит рост его поделки, и у парня может пропасть интерес к предмету конструирования.

Но плохо и когда одну конструкцию делают всем кружком. В этом случае происходит разделение на активных ребят и пассивных. Руководитель, естественно, не в состоянии уделить внимание всем. Более многочисленная, пассивная, часть ребят начинает уходить из кружка. Выход из этого положения — организация групп из 2 — 3 человек.

В эти группы ребят объединяет общий интерес. Они или друзья, или соседи, или одноклассники, или просто хотят поработать над одной и той же вещью. Здесь они трудятся «на равных», могут посоветоваться и поспорить, посоревноваться между собой.

Ребятам с самого начала надо четко объяснить: главные конструкторы — они сами, а руководитель — консультант и исполнитель трудных технологических операций.

В каждой группе есть общая тетрадь, в которой ребята разрабатывают эскизы деталей, узлов, ищут лучшие варианты, осмысливают и уточняют размеры. В затруднительных случаях кружковцы могут подойти к руководителю, и тот показывает, как правильно выполнить эскиз, уточняет размеры, выбирает материал. Небольшая подсказка руководителя позволяет подростку двигаться дальше.

Мы почти на каждом занятии в течение 15 — 20 минут даем ребятам необходимые теоретические сведения. Тут вопросы техники безопасности, приемы работы на станках и с инструментом, технология обработки, сведения о металлах, необходимые и доступные ребятам простейшие расчеты деталей, объяснение устройства и работы двигателя, регулировки отдельных агрегатов его. Такие беседы являются хорошим организующим моментом: ребята стараются не опаздывать, настраиваются на серьезную работу. Особенно это важно на первом году занятий.

На втором-третьем году работа усложняется, становится более осознанной, требует раздумий, поисков, индивидуальных решений. Один хочет форсировать двигатель, другой — сделать электронное зажигание, третий — полностью переделать передний мост. В лаборатории создается хорошая творческая атмосфера.

Один из самых напряженных этапов — испытания конструкции. В этот момент нередко обнаруживается, что многое надо было делать совсем иначе. Небольшой пример. Два восьмиклассника в прошлом году решили сделать микромотороллер на аккумуляторе с мотор-колесом. Удобно: ни шума, ни выхлопных газов, никаких дополнительных моторов — все в колесе. Поискали подходящий электродвигатель — нет ничего. У всех якорь вращается внутри, наружная часть неподвижна, а нужно наоборот.

Натолкнулись на династартер от мотороллера «Тула-200». У него вращающаяся часть снаружи, что и требуется: надел па пего колесо — и поехал. Правда, закрадывается сомнение: достаточны ли мощность, крутящий момент? Достаточны. Двигатель хоть и тяжело, а прокручивается. Кто то вспомнил, что видел однажды, как грузовой мотороллер с заглохшим двигателем выехал из грязи на стартере.

Прошел год. Микромотороллер сделали. Начали испытывать. Полчаса покатались — оказалось, мотор слабоват. Стали думать, что делать. Пробовали редукторы, планетарные передачи — не то, громоздко и сложно. И тут у одного из конструкторов возникла мысль: а что, если переднее колесо снабдить таким же мотором? Тяга увеличится, а после разгона второе колесо можно отключить или перевести на экономичный режим. Схему микромотороллера переработали. Это была уже самая настоящая, осмысленная конструкторская работа.

Мы подошли к тому, о чем говорят психологи. Подросток получает удовольствие от самого процесса конструирования. ему приятно найти и реализовать какое-то техническое решение. А поначалу ребята приходят просто с желанием сделать что-то. на чем можно потом покататься. Пока делают вещь, это желание переходит в новое — конструировать и воплощать свои идеи в металле. Цель воспитателя достигнута.

Как быть с выставками? Можно бесконечно собирать и разбирать свою конструкцию, каждый раз внося в нее что то новое. Это творческая работа. И плохо, когда над ребятами постоянно висит дамоклов меч в виде обязательства закончить ее к определенному сроку. Пусть и наспех, но успеть к выставке.

Когда-нибудь ребята все-таки закончат конструкцию, тут ее можно и на выставку, чтобы закрепить успех и получить признание. А чтобы лаборатория могла участвовать в выставках технического творчества и других массовых мероприятиях регулярно, нужно вести работы широким фронтом. Из большого количества самоделок всегда можно выбрать несколько конструкций, достойных » стать экспонатами выставки.

Нам представляется целесообразным дать возможность в первую очередь конструировать, изобретать, а точить, пилить и сверлить металл ребята пусть учатся в процессе практической работы. Можно иногда дать подростку готовую деталь с целью экономии времени. Тут-то и возникает вопрос о необходимости передачи юным техникам списанных деталей автомототехники. Списанные мотороллеры, «дутики» от вертолетов, инвалидные мотоколяски и т. п. необходимы. Нет нужды просить всю списанную «Волгу» или «Москвич», но без таких деталей, как сиденья, подфарники, разные кнопки, тросики, рукоятки. не обойтись юным конструкторам.

Мы принимаем в лабораторию начиная с седьмого класса, когда ребята немного научатся в школе работать с инструментом и на станках. До 10-го класса подросток успевает изготовить в кружке 2 — 3 вещи. Такая работа принесет больше пользы, чем если все 3 года он будет выполнять однообразные операции. Куда же девать эти самоделки? Ведь лет через пять их накопится в кружке столько, что ставить будет некуда.

Недавно из школы пришел учитель по автоделу, посмотрел наше «хозяйство» и заявил: «А не могли бы вы сделать с ребятами маленькие автомобильчики и передать их нам для практического изучения правил уличного движения? У нас есть ГАЗ-51, учебный «Москвич», но было бы хорошо иметь и маленькие автомобильчики».

Он предложил группу ребят, желающих заниматься этим делом: пусть ребята во время урока труда приходят в КЮТ и делают здесь микроавтомобили, а оценки по труду он будет выставлять, приходя в КЮТ сам и просматривая работы ребят на месте. Учитель понял, что здесь ребята получат знаний и умений больше, чем на уроках труда, и смело решил пойти на такой шаг.

Этот случай лишний раз подтвердил очень перспективную мысль: возможность использовать ребячьи самоделки для практических нужд школы, различных кружков — например, автодела.

Кое-где в стране уже начали строить так называемые «городки ГАИ» — в парках, на картодромах, где ребята постигают премудрости уличного движения. На любом пустыре может быть проложена трасса, установлены знаки, запрещающие .обгон, предупреждающие об опасности. Ребята в шлемах, на своих самоделках ездят по трассе. Нарушил правила — слезай, читай. Приятное здесь сочетается с полезным.

Хороши для этих трасс автомобили типа «багги»: подрессоренная ходовая часть, двигатель, надежные тормоза. кузов самой простой формы в виде грязебрызговиков и защитных дуг на случай опрокидывания. В нашей лаборатории ребята разрабатывают и изготавливают несколько таких «багги» с двигателями 150 см3 («Вятка-150-М») и 200 см3 («Тула-200М»). С ними можно даже устраивать кроссы, и картодромов строить не нужно. Любой пустырь, косогор — лучшая для этого площадка. Так что есть куда девать самоделки. Такая постановка дела наверняка будет способствовать и воспитанию устойчивого интереса к технике.

И неважно, что конструируют в лаборатории: автомобиль, самолет, трактор или дирижабль. Важно, чтобы этот предмет увлекал, делался с интересом, творчески.

В. ТАМБОВЦЕВ, руководитель лаборатории

конструирования малогабаритной техники

КЮТа новосибирского Академгородка

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: