Новости

ПЕРВОПРОХОДЦЫ НЕБА

14.07.2015
ПЕРВОПРОХОДЦЫ НЕБАДля того чтобы в наши дни сотни людей могли меньше чем за час из Ленинграда перенестись в Москву, кто-то должен был этот путь проложить первым. Это произошло в июле 1911 года. В те дни всех занимал вопрос: «Можно ли перелететь из Петербурга в Москву?» Тогда такой вопрос можно было разрешить практически только с большим риском для жизни летчиков.
 
В перелете Петербург — Москва участвовали девять авиаторов, в большинстве молодые люди. Летчику-студенту Агафонову было 19 лет, другому — студенту Слюсаренко — 22 года. Даже знаменитые летчики, как их тогда называли, «короли воздуха», были еще молоды: Уточкину было 38, а Васильеву 27 лет. А. Васильев в своей книге «В борьбе с воздушной стихией» в 1912 году писал: «Наша родина вправе гордиться смелыми, неустрашимыми авиаторами. Русской авиации принадлежит блестящее будущее. Необходим только опыт, нужна практика для того, чтобы наши природные качества, усиленные знанием и опытностью, создали могущественный воздушный флот».
 
Васильев был прав. Именно в покорении воздушной стихии Россия заняла выдающееся место уже в ранний период истории авиации. Энтузиастов-авиаторов среди русской молодежи нашлось множество. После всероссийского праздника воздухоплавания 1910 года приток смельчаков в авиацию увеличился. Некоторые водители «полотняных птиц», называемых в просторечии «этажерками» (бипланов Фармана и Вуазена, монопланов Блерио и др.), не вылетали еще за пределы аэродрома и тем не менее записались на сложнейший перелет между двумя столицами.
 
К трассе перелета А. Васильев относился скептически. «При современном состоянии авиационной техники, — писал он, — нечего и мечтать, чтобы этот наитруднейший путь сделался торной дорогой российских летчиков. Когда же авиация достигнет той высоты, на которой ей уже не страшны будут Валдайские возвышенности, болота и сплошные леса...»— то тогда только, по мнению Васильева, можно будет беспрепятственно летать из Петербурга в Москву.
 
23 июля 1911 года выстрелом из пушки был дан старт к перелету. Первым отделился от земли С. Уточкин на моноплане типа «Блерио» — одном из наиболее распространенных летательных аппаратов тех времен. «Еду пить чай в Москву!» — крикнул он на прощание. Один за другим в утренней туманной петербургской дымке скрылись другие участники перелета.
 
Уточкину, однако, далеко улететь не удалось. У него перестал работать мотор. Аппарат упал в канаву, но без больших повреждений. Случилось это около Новгорода. Фигуру Уточкина на шоссе возле сломанного аппарата заметил летевший за ним Васильев.
 
Васильев сделал посадку. Идея «пить чай» в Москве уже остывала в неутомимом Уточкине, но он был бодр и весел и даже помог своему «конкуренту»-спасителю: запустить мотор в то время было непросто, для этого требовались умелые руки помощников, и Васильев один вряд ли справился бы с самолетом. Были известны случаи, когда летчику приходилось самому заводить пропеллер и «на ходу» вскакивать в самолет.
 
Уточкин полетел дальше, но ему снова не повезло. Возле Крестцов его начало болтать с такой силой, что пришлось спуститься с высоты 500 метров на поле. У самой земли он заметил обрыв и деревья. Уточкин спрыгнул на лету с аппарата. Машина при падении задела его, смяла и сбросила в реку.
 
Последний этап пути Васильев преодолевал уже в одиночестве: другие участники выбыли из перелета. Из-за нехватки бензина летчик сделал посадку в Подсолнечном, в 56 верстах от Москвы. Сел не слишком удачно — ткнулся носом. Первая мысль была: «Цел ли пропеллер?» Но, к счастью, винт был цел, и 24 июля в 4 часа 16 минут утра самолет Васильева совершил посадку в Москве на Ходынском поле.
 
Васильев потратил на перелет 24 часа, из которых в воздухе находился всего восемь. Встретили его в Москве восторженно.
 
«Прилететь из Петербурга в Москву!.. От этих слов веет какой-то фантастической сказкой! — восклицал корреспондент одного из русских журналов... — Один из героев воздуха перелетел через все назначенное пространство и первый соединил у нас Петербург и Москву воздушным путем».
 
В. ВЛАДИМИРОВ




Рекомендуем почитать
  • СТРУГ
    СТРУГСкобель или струг незаменимы при обработке криволинейных поверхностей. Сделать их достаточно просто — для этого потребуется всего лишь старый напильник длиной около 200 мм. В первую очередь напильник необходимо термообработать. Сошлифовав предварительно небольшой участок, постепенно нагрейте напильник равномерно по всей его длине до тех пор, пока на зашлифованном месте не появится красно-коричневая пленка окислов, после чего напильник охлаждается в воде или на воздухе. Такая термообработка уменьшит хрупкость стали, сохранив при этом твердость, вполне достаточную для режущей кромки струга.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.