Мы вынуждены исказить текст в ответ на заблокированную вами рекламу.
Друзья! Проект modelist-konstruktor.com существует благодаря рекламе. Просьба добавить сайт в исключения блокировщика и обновить страницу.
ЛИНЕЙНЫЙ КОРАБЛЬ «САНТИСИМА ТРИНИДАД»: СЕНТ-ВИНСЕНТ И ТРАФАЛЬГАР

ЛИНЕЙНЫЙ КОРАБЛЬ «САНТИСИМА ТРИНИДАД»: СЕНТ-ВИНСЕНТ И ТРАФАЛЬГАР

В 1797 и 1805 годах «Сантисима Тринидад» участвовал в двух крупнейших морских сражениях – у мыса Сент-Винсент и Трафальгарском. В обеих битвах огромный испанский адмиральский корабль получил множество попаданий, его рангоут сильно пострадал от неприятельского огня, а экипаж понес тяжелые потери. Но несмотря ни на что, прочно построенный корпус выдерживал все удары, и «Тяжеловес» оставался на плаву. Однако при Трафальгаре избежать сдачи и последующего затопления ему не удалось…

СРАЖЕНИЕ У МЫСА СЕНТ-ВИНСЕНТ

В сражении у Сент-Винсента на «Сантисима Тринидад» держал флаг испанский командующий лейтенант-генерал Хосе де Кордоба-и-Рамос. Неудивительно, что англичане всеми силами старались вывести флагман из строя. В разное время гиганту пришлось сражаться с семью противниками, включая «Кэптен» под брейд-вымпелом коммодора Горацио Нельсона. Именно решительное и умелое маневрирование Нельсона привело к окончательной дезорганизации испанской эскадры, которая, несмотря на численное превосходство, потерпела сокрушительное поражение. Четыре линейных корабля стали трофеями победителей, а пятый – «Сантисима Тринидад» – лишь чудом избежал подобной участи. Флагман Кордобы оказался настолько избит (особенно ему досталось от огня кораблей «Британниа» и «Орайон»), что уже прекратил всякое сопротивление и, по свидетельствам очевидцев, даже спустил флаг. Некоторые испанские авторы, впрочем, это упорно отрицают.

В это время на помощь флагману подоспели 74-пушечные «Пелайо» (Infante Don Pelayo), которым командовал Каэтано Вальдес, и «Сан Пабло» (San Pablo) под началом Валтасара Идальго де Сиснероса. Они связали боем английские корабли, дав «Сантисима Тринидад» возможность выйти из боя. Храбрый и энергичный Вальдес в самой жесткой форме потребовал вновь поднять на «Сантисима Тринидад» испанский флаг, заявив, что в противном случае будет рассматривать его как вражеский корабль и откроет по нему огонь. Угроза подействовала, и флаг был поднят. Однако продолжать бой огромный линкор все равно не мог: на нем насчитывалось 69 убитых, 233 раненых, часть артиллерии вышла из строя, очень сильно пострадал рангоут – фок- и бизань-мачта были сбиты и от них остались «обрубки», да и грот-мачта тоже угрожала падением за борт.

Хосе де Кордоба перенес флаг на другой корабль, а его бывший флагман – и без того не отличавшийся быстроходностью – буквально поплелся в направлении берегов Испании. Несмотря на попытку английского фрегата «Терпсихора» захватить поврежденного гиганта, у того хватило сил отогнать преследователя. Поражение поставило крест на карьере испанского адмирала, который был уволен с флота и оказался в опале. Британский же командующий Джон Джервис, решительно атаковавший численно превосходящего неприятеля, стал графом Сент-Винсент, получив титул по месту своей впечатляющей победы.

Основной причиной победы Ройял Нэви стало вовсе не состояние кораблей или качество их постройки. Все решила подготовка личного состава. И если испанский офицерский состав в основной своей массе уступал британцам «в рамках допустимого», то в отношении команд дело обстояло просто ужасно. Французский морской историк XIX века Жюрьен де ла Гравьер отмечал: «Испанцы в ту эпоху уже не были серьезными противниками. В Сент-Винсентском сражении на каждом из линейных кораблей едва насчитывалось от шестидесяти до восьмидесяти сносных матросов. Остальная часть команды состояла из рекрутов, которые впервые видели море и были завербованы для службы во флоте лишь несколько месяцев назад из деревенского населения внутренних областей или из отбывавших наказание в тюрьмах. Английские историки сообщают, что, когда этим рекрутам приказывали идти в море, они падали на колени, крича со слезами, что скорее хотели бы быть убитыми на месте, чем найти верную смерть в такой опасной службе».

После сражения корабль находился в таком плачевном состоянии, что его собирались исключить из состава флота. Даже был разработан проект по перестройке его в плавучую батарею, но во избежание «потери лица» решили «Тяжеловеса» восстановить, изыскав немалые средства на ремонт. Попутно усилили вооружение, доведя число орудий до 140 (по рангу).

На этой картине «Сантисима Тринидад» изображен с частично поставленными парусами. Необычные характеристики и неординарная судьба сделали этот корабль «центром притяжения» внимания многих художников, а также исследователей и просто любителей истории...
На этой картине «Сантисима Тринидад» изображен с частично поставленными парусами. Необычные характеристики и неординарная судьба сделали этот корабль «центром притяжения» внимания многих художников, а также исследователей и просто любителей истории…
Портрет Франсиско Хавьера де Уриарте-и-Борха (в адмиральском мундире). В октябре 1805 года храбрый моряк в звании бригадира командовал самым большим в испанском флоте кораблем, а впоследствии занимал самые ответственные посты и вышел в отставку уже в чине капитан-генерала, то есть полного адмирала
Портрет Франсиско Хавьера де Уриарте-и-Борха (в адмиральском мундире). В октябре 1805 года храбрый моряк в звании бригадира командовал самым большим в испанском флоте кораблем, а впоследствии занимал самые ответственные посты и вышел в отставку уже в чине капитан-генерала, то есть полного адмирала
Продольный разрез линейного корабля «Сантисима Тринидад» (реконструкция)
Продольный разрез линейного корабля «Сантисима Тринидад» (реконструкция)
«Сантисима Тринидад» - один из крупнейших и хорошо вооруженных линейных кораблей своего времени
«Сантисима Тринидад» – один из крупнейших и хорошо вооруженных линейных кораблей своего времени
Квартердек (шканцы)
Квартердек (шканцы)
Гребные суда (шлюпки) корабля «Сантисима Тринидад»
Гребные суда (шлюпки) корабля «Сантисима Тринидад»
План верхней палубы (с размещением артиллерии)
План верхней палубы (с размещением артиллерии)
План верхнего артиллерийского дека (с размещением артиллерии)
План верхнего артиллерийского дека (с размещением артиллерии)

ТРАФАЛЬГАРСКОЕ СРАЖЕНИЕ: НАЧАЛО

Когда на смену Революционным войнам пришли наполеоновские, Испания вновь оказалась втянута в бесперспективное и совершенно ненужное противостояние с Британией. И в очередной раз флот Пиренейской монархии потерпел ряд жестоких поражений, самым страшным из которых стал разгром при Трафальгаре. Ему предшествовали многомесячные плавания через океан, сражения, блокада франко-испанской эскадры в Кадисе. Но для нас в данном случае интерес представляют события, развернувшиеся после того, как союзники вышли в море.

20 октября 1805 года командовавший объединенными франко-испанскими силами французский вице-адмирал Пьер Вильнёв, понукаемый приказами из Парижа и опасавшийся своего снятия с поста (эти опасения были вполне обоснованными – Наполеон намеревался заменить Вильнёва адмиралом Розили), вывел свой флот из Кадиса. Под началом у Вильнёва значилось 33 линейных корабля, пять фрегатов и две небольших единицы. Из этого числа испанский флаг несли 15 линкоров. Старшим испанским морским начальником и заместителем Вильнёва был адмирал, или – в соответствии с принятой в Испании системой воинских званий – лейтенант-генерал, дон Федерико Гравина, чьим флагманским кораблем был 112-пушечный «Принсипе де Астуриас».

«Сантисима Тринидад» на сей раз «понизили в должности»: на нем вышел в море не командующий, а один из младших флагманов – хефе де эскадра (контр-адмирал) дон Валтасар Идальго де Сиснерос, не так давно отличившийся при Сент-Винсенте. Командовал же единственным в мире четырехдечным кораблем бригадир дон Франсиско Хавьер де Уриарте-и-Борха. Хотя формально «Тяжеловес» считался 140-пушечным, однако фактически состав его артиллерии был немного большим; для того времени подобное несоответствие считалось совершенно обычным делом. Согласно описанию, сделанному в Кадисе 19 октября, вооружение было следующим: 36-фунтовых пушек – 32; 24-фунтовых пушек – 34; 12-фунтовых пушек – 36; 8-фунтовых пушек – 18; 24-фунтовых гаубиц – 16; 4-фунтовых гаубиц – 4; 32-фунтовых карронад – 6 (именно эти орудия в общем зачете и не фиксировались).

Численность экипажа на момент выхода в море, согласно внушающим доверие испанским источникам, составляла 1048 человек. Однако встречаются и несколько другие цифры. В частности, автор одной из посвященных Трафальгару книг, британский историк Г. Фримонт-Барнс указывает – 1115 человек, а в отдельных испанских исследованиях говорится и о 1159. Кстати, для испанских работ некоторый «разнобой» остается обычным делом. К примеру, в весьма обстоятельной книге «Santisima Trinidad. 140 razones para la histiria» Хуана Карлоса Мехиаса Таверо звание Уриарте-и-Борха на момент Трафальгарского сражения – капитан де навио (аналог российского капитана 1 ранга или британского кэптена), хотя известно, что бригадиром этот храбрый и многоопытный морской офицер стал еще в 1802 году.

И сам Вильнёв, и другие адмиралы и капитаны союзной эскадры вряд ли надеялись проскочить без боя мимо блокирующей Кадис эскадры лорда Нельсона. Не особо они рассчитывали и на победу. Многие корабли (только вышедшие из своего порта!) находились не в самом лучшем состоянии, экипажи оставались недостаточно подготовленными, среди высшего командования царили «разброд и шатания». Гравина, который был старше Вильнёва и по званию, и по возрасту, и по продолжительности морской службы, откровенно тяготился своим подчиненным положением. Недовольство «французской гегемонией» высказывали многие испанские офицеры. Что же касается простых матросов, то сложилась парадоксальная ситуация: за время стоянки в Кадисе они вымотались сильнее, чем «болтавшиеся в море» экипажи британской блокадной эскадры. У Нельсона все оказалось лучше – снабжение, боевая подготовка, взаимопонимание между адмиралами и капитанами.

На полотне Роберта С. Томаса показан момент сдачи испанского четырехдечного линкора «Сантисима Тринидад» британскому кораблю «Нептюн» (полное название картины - «Surrender of the Santisima Trinidad to Neptune, The Battle of Trafalgar, 3 PM, 21st October 1805»)
На полотне Роберта С. Томаса показан момент сдачи испанского четырехдечного линкора «Сантисима Тринидад» британскому кораблю «Нептюн» (полное название картины – «Surrender of the Santisima Trinidad to Neptune, The Battle of Trafalgar, 3 PM, 21st October 1805»)

Сражение состоялось 21 октября недалеко от мыса Трафальгар. Когда британские колонны, возглавляемые 100-пушечными кораблями «Виктори» и «Ройял Соверен», двинулись на врага, «Сантисима Тринидад» шел почти в середине строя союзной эскадры, непосредственно перед флагманским 80-пушечным «Бюсантором» Вильнёва. Именно туда – в «самое сердце» неприятельского флота – и направился флагман Нельсона. Противники сближались достаточно медленно, и франкоиспанские пушки получили прекрасную возможность «отработать» по «Виктори» и другим британским кораблям. Открыл огонь и «Сантисима Тринидад», впрочем, большого эффекта этот обстрел не дал. Линкоры Нельсона и Коллингвуда до того момента, как сошлись с французскими и испанскими кораблями почти вплотную, огня не открывали. Но когда они прорезали плохо организованный неровный и практически неуправляемый строй эскадры Вильнёва, орудия заговорили в полный голос.

Британские артиллеристы, естественно, не могли оставить без внимания столь заманчивую цель, как огромный четырехдечник. Первые серьезные повреждения «испанец» получил от огня орудий левого борта 98-пушечного «Темерера». Также по «старому знакомому» стреляли с левого борта «Виктори». Но главным противником «Сантисима Тринидад» стал 98-пушечный «Нептун», которым командовал кэптен Томас Френсис Фримантл. Очень большие повреждения и потери в людях на «Тяжеловесе» стали следствием чрезвычайно удачного продольного залпа с «Нептуна», который к тому же получал помощь от других кораблей.

ТРАФАЛЬГАРСКОЕ СРАЖЕНИЕ: РАЗГРОМ

Стрелять моряки Ройял Нэви умели явно лучше, чем их противники, и это преимущество сказалось достаточно быстро. Около 14 часов мачты «Сантисима Тринидад» были сбиты. По словам британского офицера с 74-пушечного «Конкерора», их падение в воду выглядело очень впечатляюще: «…крушение этой массы рангоута, парусов и такелажа в воду под жерла наших пушек было одним из самых великолепных зрелищ в моей жизни». Тот же офицер с удовлетворением заметил, что испанский линкор превратился в «неуправляемую развалину».

Гибель линейного корабля «Сантисима Тринидад» во время шторма, разыгравшегося после Трафальгарского сражения. На корме линкора над испанским флагом развивается британский...
Гибель линейного корабля «Сантисима Тринидад» во время шторма, разыгравшегося после Трафальгарского сражения. На корме линкора над испанским флагом развивается британский…

Примерно в это же время прекратил сопротивление флагманский корабль союзной эскадры. Видя, что положение «Бюсантора» безнадежно, Вильнёв распорядился передать на «Сантисима Тринидад» сигнал о присылке за ним шлюпки (на самом флагмане все они были разбиты). Но даже если на сильно пострадавшем «испанце» этот сигнал и заметили, то помочь командующему все равно уже не могли. «Бюсантор» был вынужден спустить флаг, а сам Вильнёв вручил свое оружие одному из офицеров «Конкерора». Но четырехдечник продолжал сражаться и после сдачи флагмана, хотя теперь в бой вступили 100-пушечная «Британниа» и 64-пушечная «Африка».

В районе 15:30 с «Африки» к «Сантисима Тринидад», чьи орудия уже почти не стреляли, отправили шлюпку с предложением сдаться. Подойдя к борту дрейфующего гиганта, англичане узнали, что Сиснерос и командир корабля ранены, однако сдаваться испанцы не намерены. Пока шлюпка не вернулась к «Африке», пушки противников не стреляли, затем бой – точнее, расстрел практически утратившего боеспособность линкора – продолжился. Тем временем на помощь «Сантисима Тринидад» направился один из кораблей арьергарда союзной эскадры, испанский 80-пушечный «Нептуно» под командованием дона Каэтано Вальдеса. Но эта благородная попытка оказалась безуспешной, и позднее серьезно пострадавший от неприятельского огня «Нептуно» был захвачен британским «Минотауром».

Недолго продолжалось и сопротивление «Сантисима Тринидад». Никаких шансов на спасение у корабля не осталось, а потому на его сходне (рангоут ведь был сбит) кто-то из членов экипажа вывесил британский флаг. Капитуляцию приняли моряки с «Нептуна», и один из офицеров призовой команды оставил описание увиденного на захваченном «испанце»: «Бимсы корабля были покрыты кровью, мозгами и кусками плоти, в кормовых частях палуб лежали раненые, одни без ног, другие без рук». Донесения о потерях несколько разнятся: согласно одним всего насчитывалось 216 убитых и 116 раненых, по другим – 205 убитых и 108 раненых, но в любом случае, из строя выбыло свыше 300 человек. Об упорстве, с которым сражались подчиненные бригадира Уриарте-и-Борха, говорит тот факт, что из всех испанских кораблей он имел наибольшую убыль в людях (некоторые французские корабли, в частности, «Редутабль» и взорвавшийся «Ашилль» понесли более тяжелые потери; но в последнем случае большинство жертв – следствие взрыва, а не упорного сопротивления).

«САНТИСИМА ТРИНИДАД» ИДЕТ НА ДНО

Британцы намеревались доставить трофей в Гибралтар, и для буксировки был выделен 98-пушечный «Принс» (единственный из английских линкоров, не понесших в Трафальгаре потерь в людях) под командованием кэптена Ричарда Гриндалла, также упоминается об участии в буксировке фрегатов «Найяд» и «Феб». К сожалению для победителей, 22 октября разыгрался шторм, к вечеру заметно усилившийся. Многие корабли эскадры Коллингвуда, принявшего командование после смерти Нельсона, имели серьезные повреждения, и адмирал впоследствии писал в Адмиралтейство: «Состояние наших кораблей было таково, что возникли серьезные опасения за дальнейшую судьбу эскадры. Много раз я думал, что отдал бы все захваченные призы, лишь бы сохранить наш флот».

Ни один из британских линкоров во время шторма потерян не был – даже наиболее сильно пострадавшие в сражении корабли удалось довести до Гибралтара. А вот из числа призов в этот порт привели только четыре (одного «француза» и трех «испанцев»), остальные пришлось уничтожить или попросту бросить. В числе погибших оказался и «Сантисима Тринидад», людей с которого снимали моряки «Принса», «Аякса» и «Ривенджа». Если призовую команду эвакуировали относительно легко, то выгрузка в шлюпки раненых испанцев превратилась в настоящий кошмар. На «Принс» приняли три с половиной сотни испанцев, и лейтенант с этого корабля позже вспоминал о тех событиях: «Невозможно описать ужасы, которые нам принесло следующее утро».

Брошенный «Сантисима Тринидад» ушел на дно 24 октября, хотя единого мнения на сей счет не существует: порой указывается, что это печальное событие произошло еще вечером 23-го. Место затопления находится примерно в 25 милях от Кадиса. Таким образом, самый примечательный линкор испанского флота стихия избавила от участи быть выставленным напоказ в качестве военного трофея с последующим превращением в плавучую тюрьму или плавказарму. Ведь с учетом реальной боевой ценности этой тихоходной, маломаневренной и трудноуправляемой «плавучей крепости» трудно предположить, что британское Адмиралтейство включило бы приз в состав Ройял Нэви.

Реплика знаменитого корабля - развлекательный центр, имеющий весьма сомнительное сходство с оригиналом
Реплика знаменитого корабля – развлекательный центр, имеющий весьма сомнительное сходство с оригиналом
36-фунтовое орудие, поднятое в 1980-х годах на месте гибели корабля «Сантисима Тринидад» (лафет, понятно, современный, поскольку подлинный не сохранился)
36-фунтовое орудие, поднятое в 1980-х годах на месте гибели корабля «Сантисима Тринидад» (лафет, понятно, современный, поскольку подлинный не сохранился)
Вариант реконструкции внешнего вида украшенной кормы линейного корабля «Сантисима Тринидад»
Вариант реконструкции внешнего вида украшенной кормы линейного корабля «Сантисима Тринидад»

В начале двухтысячных годов в Испании решили построить реплику «Сантисима Тринидад». Поскольку точных чертежей корабля не сохранилось, испанцы постарались просто передать общий вид грозного линкора – в соответствии с имеющимися изображениями. Галисийские корабелы не пытались воссоздать деревянный парусник «с нуля», а взяли за основу вполне современное транспортное судно, которое обшили деревом. Кормовые галереи с украшениями, надстройки и еще ряд деревянных элементов изготавливались в Альхесирасе. После окончания работ реплику в 2006 году отбуксировали в Малагу, где использовали как плавучий ресторан, дискотеку и выставочный зал. Однако «новодел» оказался не слишком удачным – за период с 2011 года ему потребовалось уже несколько ремонтов, а планы перевода на курортнотуристическую Ибицу так и остались нереализованными. Зато в Интернете легко можно найти видео- и фотосъемку «старинного парусника», сделанные в Малаге, а затем в Аликанте.

Борис СОЛОМОНОВ

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Рекомендуем почитать

  • ЛЕГКОВОЙ АВТОМОБИЛЬ «ОСТИН-ТИЛЛИ»ЛЕГКОВОЙ АВТОМОБИЛЬ «ОСТИН-ТИЛЛИ»
    Мобилизация гражданских легковых автомобилей, находящихся в собственности частных лиц и различных невоенных организаций, широко практиковалась во всех странах-участницах Первой и Второй...
  • ЭХ, САНИ – ЕДУТ САМИЭХ, САНИ – ЕДУТ САМИ
    Пожалуй, в воспоминаниях каждого взрослого детские зимние забавы обязательно связываются с санками. И можно с уверенностью сказать, что в редком доме и сегодня не встретишь их: они...
Тут можете оценить работу автора:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: