ВТОРАЯ ПОПЫТКА

ВТОРАЯ ПОПЫТКАДостаточно внезапно и без особой охоты, оказавшись в состоянии войны с Британией, руководители нацистской Германии довольно долго пытались замириться с «Владычицей морей» и ее союзницей, Францией, организовав на Западном фронте то, что впоследствии французы назвали «Странной войной». Очень вялые боевые действия, минимальные потери с обеих сторон, едва ли не братание и игры с мячом на линии огня… Но все это – только на суше. На море война разгорелась сразу и вполне активно, причем с участием и надводных, и подводных сил флота нацистского Рейха – Кригсмарине.

Как мы уже отмечали, на третий день после начала боевых действий «U-30» Лемпа пустила на дно совершенно мирную цель, лайнер «Атения». К счастью, в судно попала только одна торпеда из двух выпущенных, к тому же поблизости оказались несколько кораблей, спасших большинство людей, благо, в это время стоял полный штиль. В итоге, из 1400 с лишним человек погибло немногим более сотни, но в их числе были и женщины, и дети, и граждане нейтральных стран. А будь обстоятельства не столь счастливыми, могла последовать катастрофа масштабов «Лузитании». Так что Вторая мировая, с точки зрения действия германских лодок, началась практически так же, как и Первая. А всего до конца сентября 1939 года субмарины стран Оси (при минимальном участии Италии) потопили около 40 судов водоизмещением более 150 тысяч тонн. Отнюдь не миролюбивое начало!

Если нужны рыболовные интернет магазины в Украине, советуем посмотреть.

Вообще, старт того, что впоследствии назовут «Битвой за Атлантику» (поскольку подавляющая часть действий субмарин приходилась именно на просторы этого океана), происходил по старым лекалам «Великой войны», разве что, в темпе «аллегро». Британия не стала задерживаться с введением системы конвоев; первый из них вышел из порта уже 7 сентября. Столь же быстро началось и вооружение торговых судов. А у немцев, как и в 1914 году, не нашлось достаточного количества лодок, чтобы воспользоваться временными слабостями противника – до тех пор, пока оборонительные меры не возымеют свое действие. Да и командование Кригсмарине притормаживало активность своих подводников в попытках вести неограниченную подводную войну. Немецкие лодки сначала соблюдали отдельные положения призового права: давали время экипажу спуститься в шлюпки, а иногда еще и снабжали моряков едой и даже угощали сигаретами. Впрочем, эта псевдо-идиллия быстро закончилась.

Как и «мушкетерские» жесты в духе радиограммы командира «U-48» Герберта Шульце, отравленной открытым текстом: «Передайте мистеру Черчиллю. Я потопил британский пароход «Фирби». Координаты такие-то. Пожалуйста, подберите экипаж. Германский «У-бот».

В итоге, первые полгода войны потери британского торгового флота оставались достаточно умеренными, хотя, как мы отмечали выше, сразу же превысили неприятную ежемесячную отметку в 100 тысяч тонн. Притом немцы нередко использовали пушки. Так в сентябре 1939 года четверть транспортов была потоплена артиллерией. Понятно, что в таких случаях жертвами становились лишь одиночные суда, не имевшие вооружения: атака артогнем конвоя с прикрытием являлась слишком опасным делом. Расстрелы из орудий продолжались до конца лета 1940 года, когда подавляющее большинство транспортов союзников наконец получило вооружение. Хотя, как мы знаем из истории Первой мировой, вооруженное судно, в принципе, вполне могло проиграть пушечную дуэль субмарине, но последние были и оставались слишком уязвимыми. И подводники предпочли не рисковать, тем более, что по своей природе лодки всегда являлись очень плохими артиллерийскими кораблями. Несмотря на все это, «У-боты» ухитрились потопить почти две сотни судов именно таким «дедовским» способом.

Подводная лодка «U-30» («Тип VIIА») в гавани французскою порта Лорьян, возвращается из шестого боевого похода

Подводная лодка «U-30» («Тип VIIА») в гавани французскою порта Лорьян, возвращается из шестого боевого похода

С самого начала войны от «У-ботов» начали страдать и британские боевые силы, причем жертвами становились и большие корабли. Первым среди «capital ships» уже 17 сентября 1939 года после попадания торпед с «U-29» пошел на дно авианосец «Корейджес». Да еще в довольно унизительных обстоятельствах: «Корейджес» занимался как раз охотой за подводными лодками, но не смог даже защитить самого себя. Командир лодки Отто Шухардт позволил себе даже такую несомненную роскошь, как наблюдение в перископ за результатами своего залпа. Помимо хотя и старого, но весьма ценного корабля англичане ни за что ни про что потеряли полтысячи человек. Как и в результате невероятной атаки Прина в Скапа-Флоу, о которой тоже упоминалось. Хотя «Ройял Оук» был устаревшим линкором, совсем «лишним» для англичан он отнюдь не являлся, не говоря уже о сотнях погибших моряков. Впрочем, счет потерь среди «капитальных» кораблей Ройял Нэйви мог бы стать гораздо большим. Здесь, как это ни странно для методичных и любящих все тщательно организовать и проверить немцев, сказались их промахи в современной технике. Речь идет о неконтактных взрывателях для лодочных торпед.

А потенциальные возможности у немецких подводников в этот благодатный начальный период войны имелись. И просто великолепные. Так, в конце октября 1939 года «U-56» из выгоднейшего положения залпом из трех торпед поразила линкор «Нельсон», на борту которого находился будущий премьер-министр Британии Уинстон Черчилль, в это время занимавший пост морского министра. Но ни одна из торпед не взорвалась! И этот случай отнюдь не остался случайной «помаркой». Субмарины не раз выходили в атаку с прекрасных позиций. Когда промахнуться было просто невозможно, но их «угри» цель не поражали. Возвратившиеся подводники доносили, что такие случаи составляют около трети. Дело спустили к инженерам, но те вначале грешили на моряков, которые якобы выдавали желаемые попадания за действительные.

Точку в этом споре поставили действия субмарин при вторжении в Норвегию в апреле 1940 года. Дёниц сосредоточил в Северном море на возможных путях британских кораблей почти все готовые к действиям лодки, 32 единицы. И цели не замедлили появиться. Всего за время норвежской операции «Везерюбунг» «У-боты» совершили два с половиной десятка атак по кораблям и транспортам, торпеды во многих случаях шли прекрасно, казалось, прямо в борт цели. Но ни одна не взорвалась. Тогда командование Кригсмарине, подводя итоги, отметило: в ходе «Учений на Везере» лодки произвели четыре убийственные атаки на линкоры, 14 – на крейсера, десять -на эсминцы и не менее десяти раз – на транспорты. А итог – потоплен только один(!) транспорт, причем, на счастье англичан, – пустой.

Подводная лодка Тип «VIID» (Германия, 1941 г.)

Подводная лодка Тип «VIID» (Германия, 1941 г.)

Строилась фирмой «Германия Верфт» в Киле. Тип конструкции – полуторакорпусный. Водоизмещение подвод ное/над водное 950/1065 т. Размеры: длина 76,9 м, ширина 6.4 м, осадка 5 м. Глубина погружения – до 180 м. Двигатель: два дизеля мощностью 2800 л.с. + два электромотора мощностью 750 л.с.. скорость надводная/подводная 17/7.5 уз. Вооружение: пять 533-мм торпедных аппаратов (четыре в носу, один в корме. 14 торпед), 15 мин 8МА, одно 88-мм орудие и один 20-мм автомат. Экипаж: 44 чел. Минный заградитель на основе серни VIІС. Всего в 1941 – 1942 гг. построено шесть единиц, «U-213» – «U-218». Все. кроме «U-218». сдавшейся в мае 1945-го. погибли в годы войны

Теперь немецкие подводники окончательно разуверились в собственных торпедах. Дело дошло до того, что «Бык Скапа-Флоу» Гюнтер Прин не стал атаковывать лакомую цель, конвой из десяти транспортов, хотя у него еще оставались торпеды. А после возвращения он эмоционально высказался своему «боссу», адмиралу Дёницу: «Вы посылаете нас воевать кривыми ружьями!».

Причина, как ни странно, именно для немцев, заключалась отчасти в достаточно старом и отработанном механизме -контактном инерционном взрывателе. С ним не было никаких особых проблем в Первой мировой, но инженеры захотели доработать оружие, чтобы торпеды могли бы взрываться при попадании в цель под очень острым углом, всего 30 градусов. На деле же злосчастный дефектный взрыватель срабатывал только при ударе под прямым углом с очень небольшими отклонениями. Так «улучшение» лишило подводные силы Кригсмарине большой победы в Северном море и многих отдельных – по всей Атлантике.

Интересно, что для экстренной ликвидации дефекта немцы почти полностью скопировали взрыватель своего главного противника, захваченный вместе с британской лодкой «Сиил» и ее торпедами. Но на это потребовалось драгоценное время.

Не оправдал себя и неконтактный магнитный взрыватель. Здесь свою отрицательную роль сыграли … собственные мины. Немцы применяли донные магнитные мины с самого начала войны, они показали себя весьма эффективным оружием, и англичанам пришлось снабжать свои корабли и суда размагничивающими устройствами. В итоге, им удалось убить сразу двух зайцев: спастись не только от мин, но и от торпед. Немцы неоднократно пытались усовершенствовать свое ноу-хау, но особых успехов так и не достигли. И в итоге некоторые союзнические транспорты приходили в порт с небольшими аккуратными дырками от попавших в них, но не сработавших торпед, вместо огромных повреждений, ведущих к гибели.

Минзаг «U-213»: видна встроенная секция с минными шахтами

Минзаг «U-213»: видна встроенная секция с минными шахтами

В дополнение к неприятностям со взрывателями выявился еще один дефект: германские торпеды, идеально действовавшие на испытаниях, в боевой обстановке не выдерживали заданную глубину хода. Причем наблюдались как выходы их на поверхность, так, чаще всего, уход на слишком большую глубину. Секрет непредсказуемого поведения главного оружия лодок выявился практически случайно, когда офицер одной из субмарин догадался проверить давление внутри гидростата, прибора, управляющего глубиной хода торпеды и основанного как раз на использовании разности давлений. «Ларчик» (почти фигурально) открывался просто: гидростаты оказались недостаточно герметичными и давление внутри устройств сравнивалось с «внутрилодочным», которое часто оказывалось довольно далеким от атмосферного, обычно в сторону превышения. Именно поэтому в ходе «Везерюбунга» совершенно точно направленные торпеды проходили под своими целями.

Из-за этих дефектов немецкие подводники потеряли довольно много времени. Точнее, просто не добились тех успехов, которые могли бы иметь место. А достаточно быстрое введение союзниками системы конвоев и вооружение транспортов заставили руководство Кригсмарине искать новые решения – в тактике использования субмарин. В принципе, идея казалась тривиальной: раз противник массирует суда и силы их прикрытия, ответом может стать массирование подводных «охотников». Так появились знаменитые «волчьи стаи», автором которых считается командующий подводными силами Германии Дёниц, который попытался воплотить абстрактные соображения в конкретные дела, создавшие союзникам значительные проблемы.

Впрочем, далеко не сразу. Первая попытка оказалась не особо удачной. Уже в октябре 1939 года Дёниц предполагал собрать около десятка подводных лодок и использовать их в единой группе. Однако даже командующий далеко не всегда был волен над событиями. Как в известной считалке про негритят, ресурсы таяли на глазах: кому-то требовался ремонт, а кто-то просто отправился на дно не по своей воле. В итоге, первая «стая» выглядела совсем несолидно: в ее состав вошли только три лодки.

Подводная лодка «U-100» возвращается из похода в Лорьян (Франция)

Подводная лодка «U-100» возвращается из похода в Лорьян (Франция)

Но даже в столь скромном составе «волкам» удалось потопить каждой по судну при атаке конвоя «HG-4», причем в полном соответствии с идеей: первая, заметившая цель, призвала остальные на поле боя по радио. Правда, развития не последовало: следующая попытка организовать «волчью стаю» вообще сорвалась, так как нужного числа лодок просто не оказалось под рукой. Однако в то время и индивидуальные действия оставались вполне эффективными. Тем более, что летом 1940 года «Странная война» закончилась – весьма трагически для «Новой Антанты». Франция капитулировала, и Британия осталась один на один с мощнейшим противником, который к тому же получил в свое распоряжение порты Атлантики. Теперь субмарины, в начале войны вынужденные проходить к месту действия опасными водами Ла-Манша или вокруг Британских островов, могли идти на охоту, что называется, прямо от порога. Хотя в этот момент Дёниц располагал даже чуть меньшим числом единиц, чем в начала войны (51 против 56), потери англичан резко скакнули вверх. В июне 1940 года ежемесячные потери превысили 350 тысяч тонн. И это стало только началом второй попытки Германии поставить «Владычицу морей» на колени и принудить к миру или капитуляции своими «У-ботами».

Даже более чем скромные «волчьи стаи» всего из пятерки единиц пожинали богатый урожай. В сентябре 1940 года такая группа напала на слабо охраняемый конвой «НХ-72». Лодок было всего пять, но зато с какими командирами!

Разгром начал герой Скапа-Флоу Гюнтер Прин на своей «U-47», обнаруживший конвой и передавший эстафету коллегам. Отто Кречмер на «U-99» пустил на дно три судна в течение нескольких часов, но его превзошел Иоахим Шепке на «U-100», потопивший за одну ночь семь транспортов вместимостью более 50 тысяч тонн. А в следующем месяце асы поменялись местами: при атаке конвоя «SC-7» в составе небольшой «волчьей стаи» из тех же лодок Шепке потопил всего трм транспорта, зато Кречмер -шесть. А всего из 30 судов, входивших в состав конвоя, на дно отправились две трети! Настоящий разгром, подобный по масштабам катастрофе с печально известным «PQ-17». На том «волки» не успокоились. Следующей их жертвой стал конвой «РХ-49». Здесь прежде всего отличился Прин, расправившийся с шестью транспортами. Всего из состава трех конвоев были потоплены 43 судна, охраняемых двумя десятками конвоиров. При этом не погибла ни одна лодка.

Полный успех новой тактики. В составе «стаи» немцы предпочитали атаковать ночью, из надводного положения. Низкий силуэт субмарины позволял заметить грузное судно или корабль охранения раньше, чем замечали ее. Знаменитый гидролокатор «АСДИК», козырная карта англичан в борьбе с лодками, находящимися под водой, в этом случае оказывался бесполезным. Нападения с разных сторон окончательно дезориентировали конвойные силы. Да и сами конвоиры в большинстве своем могли развить не более 15-16 узлов -меньше, чем 17-узловые «семерки», постоянно опаздывая к следующему месту атаки.

Англичанам оставалось начать следующий виток гонки. Против групп «волков» Британия бросила в бой специально организованные группы «охотников» -эскортных кораблей. Их специально готовили для совместных действий и оборудовали нужной техникой. Так, на эскортниках появились УКВ-станции, отсутствовавшие у противника и обеспечивавшие управление группы голосовой связью, без задержек на шифровку и дешифровку. Постепенно увеличивалось и общее число кораблей ПЛО. В дело шло все: от старых эсминцев, полученных от США в результате сделки «базы в обмен на корабли», до созданных на основе китобойцев корветов типа «Флауэр», первых полностью специализированных для действий против подводного противника единиц флота. Одновременно в дело вступили и тяжелые противолодочные самолеты, способные патрулировать над водой много часов. Пусть пока авиация не представляла особой опасности для субмарин, самолеты все же могли загнать лодку под воду, сильно затруднив преследование и атаку конвоя.

Это дало свои результаты. В ноябре 1940 года эскортные силы потопили семь немецких лодок – чувствительная потеря, поскольку к тому времени в составе Кригсмарине числились всего 74 единицы. Да и кривая потерь судов поползла вниз, снизившись в том же месяце до 180 тысяч тонн. Наступило очередное небольшое облегчение. Однако, очень шаткое. Пружина подводной войны потихоньку все туже закручивалась немцами. К марту 1941 года число германских лодок превысило сотню. Однако пока одновременно в океане находилось не более десятка, а свыше половины общего количества, занимались учебной работой по подготовке новых экипажей. Ведь на подходе маячили те самые сотни субмарин, которые Дёниц затребовал у промышленности.

Подводная лодка Тип «VIIF» (Германия, 1943 г.)

Подводная лодка Тип «VIIF» (Германия, 1943 г.)

Строилась фирмой «Германия Верфт» в Киле. Тип конструкции – полуторакорпусный. Водоизмещение надводное/подводное 1065/1162 т. Размеры: длина 77,6 м, ширина 7.3 м, осадка 4,9 м. Глубина погружения – до 180 м. Двигатель: два дизеля мощностью 2800 л.с. + два электромотора мощностью 750 л.с., скорость надводная/подводная 17/7,5 уз. Вооружение: пять 533-мм торпедных аппаратов (четыре в носу, один в корме, 14 торпед), одно 88-мм орудие и один 20-мм автомат. Могла принимать 27 торпед для снабжения в море. Экипаж: 46 чел. Лодка – торпедный транспорт на основе серии VIIC. Всего в 1943 1944 гг. построено четыре единицы. «U-1059» – «U-1062». Все, кроме «U-1061», сдавшейся в мае 1945-го, погибли в годы войны

И к началу 1942 года пружина распрямилась, «выстрелив» по союзникам. К тому времени состав германских подводных сил достиг 250 единиц – заметно больше, чем в пик деятельности «кайзеровских пиратов» в Первую мировую. И хотя противнику удалось постепенно выдавить лодки из прибрежных районов в океан, зато «стаи» могли быть теперь куда как более многочисленными. Немцы начали применять новую тактику: субмарина, первой обнаружившая конвой, не атаковала его до тех пор, пока не подойдут вызванные ею по радио «волки». В дневное время лодки следовали за конвоем, удерживаясь на пределе видимости, а с наступлением сумерек заходили спереди по курсу и наносили удары из позиционного положения. Причем стреляли залпами: суда конвоя часто перекрывали друг друга, и не попавшие в ближайшие цели торпеды нередко поражали более удаленные. Наиболее отчаянные командиры, такие как Отто Кречмер, даже предпочитали, по возможности, проскользнуть сквозь кольцо охранения и атаковать «овечек» в самой «овчарне», находясь внутри конвоя.

Впрочем, самого Кречмера к тому времени, как «волчья охота» развернулась столь широко, уже не было на свете. Как и еще двух знаменитых асов, Прина и Шепке. Эта троица в «золотые денечки» 1940 года заключила пари: кто первым потопит 300 тысяч тонн. Не удалось ни одному: все раньше перешли в мир иной. Ближе всех к заветной цифре оказался Кречмер, на счету которого числится 47 подтвержденных целей общим тоннажем чуть менее 275 тысяч тонн. Однако и он, и его конкурент Шепке погибли при атаке одного и того же конвоя «НХ-112», который прикрывала эскортная группа не менее известного «охотника на волков» Дональда Макинтайра.

Еще один мощный импульс подводная война получила со вступлением в войну Соединенных Штатов в декабре 1941 года. Первоначально Кригсмарине оказались не готовыми для атаки нового противника, хотя планирование операции «Паукеншлаг» – «Удар в литавры» началось еще до объявления войны. Но даже те немногие единицы, которые проследовали к Восточному побережью США, сделали очень многое. Они буквально навели ужас на американцев, которые, в отличие от своих битых и тертых союзников-англичан, совершенно не представляли реалий новой подводной войны.

«У-боты» частенько по ночам подходили к американским портам в зоне прямой видимости. Они ожидали суда прямо на выходных фарватерах, и огни города ясно обрисовывали силуэты. После этого командир лодки мог выбрать самую важную цель, экономя драгоценные торпеды. Особенным вниманием пользовались танкеры, за ними шли крупные сухогрузы А для уничтожения «мелочи» обычно использовалась артиллерия. На берегу люди видели вспышки и слышали отдаленные взрывы, а на следующий день океан выбрасывал тела погибших и обломки судов. Ситуация быстро стала если и не критической, то сильно угрожающей, особенно с нефтеналивными судами.

Понятно, что предприимчивые американцы быстро попытались заткнуть огромную дыру хоть чем-то. Для ПЛО были реквизированы все подходящие (и не очень) плавсредства, вплоть до малых яхт и моторок. На некоторых из них продолжали плавать их владельцы, высматривая силуэты смертельно опасных «волков». Так действовал в кубинских водах, в частности, живший тогда на Кубе известный писатель Эрнст Хэмингуэй. Тем не менее, за первые полгода кампании у берегов Восточного побережья и в Карибском море подвод-ники Дёница уничтожили более 400 судов общим водоизмещением более двух миллионов тонн, причем примерно половина потерь пришлась на столь драгоценные танкеры.

Лишь постепенно Соединенные Штаты смогли развернуть экстренную программу создания сил ПЛО. Зато колоссальную по объему: они не только полностью вытеснили подводного противника от своих берегов, но и снабжали «материалом» союзников, Англию и СССР. Причем у самой мощной промышленности мира хватило сил не только на боевые силы, но, что, наверное, ничуть не менее важно, еще и на поточное производство транспортов – и сухогрузов, и танкеров. И «пекли» их американцы с огромной скоростью. Если изначально для постройки судна типа «Либерти» требовались 230 дней, то менее чем через год среднее время сократилось до полутора месяцев. А совершенно фантастический (и не только для того времени) рекорд составил … менее пяти суток! С такими темпами даже внешне ужасные потери союзников, превышавшие тогда 400 тысяч тонн в месяц, уже не казались фатальными.

С лета 1942 года основным полем боя вновь стали атлантические коммуникации Британии. Битва за Атлантику вошла в решающую стадию. В августе того же года в составе Кригсмарине находилось уже 358 «У-ботов», а в мае 1943-го -около 420. Цифры совершенно устрашающие, но в боевых действиях участие принимало лишь около половины от числившихся лодок. Немцы вытащили хвост, но нос увяз: теперь не хватало не самих «железок», а подготовленных экипажей. Опять виноватым оказался … «мороз», на этот раз, наверное, «адмирал». Зима 1943-го на Балтике действительно выдалась весьма суровой, и во многом сорвала программу подготовки новых «волчьих» команд.

В. КОФМАН

(Продолжение – в следующем номере журнала)

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Рекомендуем почитать

  • ПОД СТАНДАРТ НАТОПОД СТАНДАРТ НАТО
    К началу 70-х годов XX века взгляды на использование надводных сил флота существенно изменились. На Западе лишь :дна страна — США — продолжала делать ставку на ударные авианосные...
  • ЧИСТОТА ОБЕСПЕЧЕНАЧИСТОТА ОБЕСПЕЧЕНА
    Два штыря по бокам мусорного ведра и старые полиэтиленовые пакеты подходящих размеров — и вы намного упростите операцию уборки, а само ведро останется надолго...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: