Морская коллекция

«ДУБОВЫЕ ФРЕГАТЫ»

02.12.2016

«ДУБОВЫЕ ФРЕГАТЫ»Война за независимость США наглядно показала, насколько необходим вновь народившемуся государству собственный военный флот. Американская революция выдвинула много незаурядных личностей, в том числе таких выдающихся военачальников, как адмирал Джон Пол Джонс. Особенно примечательной стала победа в одиночном бою между его флагманским кораблем «Боном Ричард» и британским фрегатом «Серапис» 23 сентября 1779 года, закончившаяся в пользу бывших колонистов. Однако подобные яркие эпизоды не могли скрыть картины полного господства могущественного британского флота. Англичане почти полностью подавили торговлю и свободно маневрировали своими войсками, перевозя их вдоль побережья. В сущности, только вмешательство Франции в войне на море склонило чашу весов в пользу «бунтарей».

 

По окончании войны американцы приступили к постройке военных кораблей, причем исключительно крейсерского типа. Такая стратегия имела свой смысл: для создания линейного флота не хватало ни времени, ни денег, а фрегаты и корветы могли вполне реально защищать свою торговлю и угрожать неприятельской. С учетом расположения США на другой стороне Атлантики по отношению к «старушке Европе» их боевые суда должны были обладать настоящими трансокеанскими качествами. Все эти факторы привели к созданию особого типа фрегата; а ускорили процесс события страны, на первый взгляд никак не относящиеся к Западному полушарию...
 
Четыре «берберских» государства Северной Африки — Марокко, Алжир, Тунис и Триполи (нынешняя Ливия) — являли собой непрерывную угрозу мореплаванию в Средиземном море уже в течение нескольких столетий. Пираты этих стран захватывали суда, требуя выкупа за экипажи и пассажиров, а в случае отказа продавали людей в рабство. Правители занимались тем же бандитским «бизнесом», вымогая уже на государственном уровне дань за право беспрепятственного прохода иностранных торговых судов. Как это ни удивительно, но даже столь могущественные державы, как Англия и Франция, предпочитали время от времени заключать унизительные соглашения о выплате дани, для сохранения лица чередуя их с посылкой отрядов военных кораблей.
 
До 1783 года торговый флот Североамериканских Штатов находился под могущественным «зонтиком» великой Британской империи, но, приобретя независимость, американцам пришлось решать проблемы самостоятельно. Из-за удаленности их политических и военных госструктур от Средиземноморья торговые суда под флагом нового государства оказались в особо уязвимом положении. Так, в 1793 году только за три месяца 11 заокеанских судов попали в руки пиратов. На выкуп моряков и грузов требовалась гигантская для XVIII века сумма в миллион долларов. У правительства США таких средств не было, и ему пришлось обратиться к ростовщикам! В 1799 году американцы согласились платить за безопасность правителю Триполи 56 тыс. долларов ежегодно, подписав соответствующее соглашение. Аналогичные договоры удалось заключить с Марокко, Алжиром и Тунисом. Однако аппетит восточных правителей всегда трудно предсказать. Новый паша Триполи Юсеф Караманли решил поднять дань в несколько раз и послал соответствующее требование президенту и Конгрессу США.
 
Наглые требования вызвали бурю гнева на Американском континенте. Лозунг: «Лучше миллион на оборону, чем один цент на дань!» встретил горячее одобрение в стране. «Берберская опасность» принудила США к быстрой и адекватной реакции.
 
Еще в 1794 году Конгресс проголосовал за постройку шести новых мощных фрегатов — четырех 44-пушечных и двух 38-пушечных. Предполагалось, что постройка их займет не более полутора лет. Конгрессмены щедрой рукой выделили по 100 тыс. долларов на каждый корабль. Большие суммы собирались добровольно: так граждане города Сэйлема в штате Массачусетс собрали почти 80 тысяч, на которые строился знаменитый «Эссекс». Однако фактические затраты значительно превысили и эту весьма значительную для тех времен сумму. В итоге каждый из фрегатов стоил гражданам Штатов столько же, сколько англичанам 74-пушечный линкор.
 
То же самое произошло со сроками: вместо полутора лет программа заняла почти десятилетие. В 1795 году последовало временное перемирие с берберскими пиратами, и постройку фрегатов надолго заморозили. Только спустя два года Конгресс разрешил закончить «Юнайтед Стейтс», «Конститьюшн» и «Констеллейшн», поскольку резко ухудшились отношения с Францией, приватиры которой начали все чаще атаковывать торговые суда заокеанской державы. Тем не менее все, что успели построить, бросили в бой со средиземноморскими пиратами.
 
Берберская кампания стала первой войной, которую Соединенные Штаты вели вне своих границ. В 1801 году через океан отправилась крейсерская эскадра в составе фрегатов «Президент», «Филадельфия», «Эссекс» и шлюпа «Энтерпрайз» под командованием коммодора Ричарда Дейла. Первым в августе того же года вступил в сражение «Энтерпрайз». 12-пушечный шлюп лейтенанта Эндрью Стиретта после трехчасового боч и абордажа захватил корабль паши — 14-пушечный «Триполи», перебив почти всю его команду и ухитрившись не потерять ни одного человека убитым или раненым. Однако столь удачное начало не получило соответствующего продолжения.
 
В последний день октября 1803 года 32-пушечный фрегат «Филадельфия» в погоне за небольшими судами корсаров выскочил на риф в самом неудачном месте — практически рядом со входом в порт Триполи. Хотя его командир Уильям Бейнбридж приказал выбросить за борт половину пушек и срубить мачту, снять корабль с мели не удалось. Многочисленные шебеки окружили фрегат, и Бейнбридж предпочел сдаться. Для вящего позора через два дня налетевший шквал освободил бриг с камней, и ливийцы с триумфом привели бывший военный корабль в свою столицу.
 
Новый командующий американской эскадрой коммодор Эдвард Пребл меньше всего хотел, чтобы пушки «Филадельфии» начали стрелять по своим. Кроме того, не последнее значение имело сохранение престижа после такой «потери лица». Поэтому отряд добровольцев под руководством лейтенанта Стивена Дикейтора 4 февраля 1804 года отправился в отчаянный рейд на захваченном у пиратов маленьком суденышке (переименованном в «Интрепид») с тем, чтобы уничтожить захваченный фрегат. Хотя три-политанцы обнаружили нападавших, американцам после ожесточенной схватки удалось за полчаса захватить и поджечь «Филадельфию». Дикейтор за этот бой получил чин кэптена, став в свои 25 лет самым молодым офицером в этом чине. Рейд вызвал высочайшую оценку со стороны Горацио Нельсона, также не страдавшего от недостатка смелости. Британский адмирал назвал его «храбрейшим подвигом столетиям.
 
Войну удалось закончить лишь в 1805 году — «вничью». Только тогда американцам вернули наконец команду «Филадельфии», а США обязались продолжать платить ежегодную 60-тысячную дань.
 
В Англии появлению американских военных судов в европейских водах особого значения не придавали. В начале XIX века Британский королевский флот по праву считался первым в мире. Он насчитывал 191 линейный корабль, 245 фрегатов с 50 или более орудиями и 860 судов меньшего размера. В течение 20 предшествующих лет англичане последовательно поставили на колени флоты Франции, Испании и Дании. Численное превосходство дополнялось хорошей подготовкой: за эти годы британцы участвовали в 200 схватках один на один, из которых проиграли только 5! 170 противников спустили флаги; в их числе 96 «французов», 39 «датчан» и 18 «испанцев». Но эта череда почти непрерывных морских побед совершенно неожиданно оборвалась одновременно с закатом столь же блистательной карьеры Наполеона Бонапарта на суше. И причиной тому вновь стала бывшая британская колония — Соединенные Штаты Америки.
 
«ДУБОВЫЕ ФРЕГАТЫ»
 
7. Фрегат «Эссекс», США, 1800 г.
 
Строился на верфи в Сэйлеме. Водоизмещение 860 т, длина 46,7 м, ширина по палубе 12,1 м, осадка 5,5 м. Вооружение: двадцать шесть 12-фунтовых пушек и шестнадцать 24-фунтовых каронад. Построен на пожертвования граждан города и подарен правительству США. Артиллерия неоднократно изменялась. Так, в 1810 г. вместо 12-фунтовок установлены двадцать четыре 32-фунтовых каронады. В войне с Британией в 1812 — 1813 гг. под командованием Дэвида Портера захватил большое число английских китобойных и торговых судов в южной части Тихого океана. В одной из канадских газет сообщалось: «Этот американский фрегат принес Британской империи больше вреда, чем весь остальной американский флот!» В начале 1814 г. после трехчасового боя «Эссекс» захвачен двумя британскими фрегатами. С 1833 г. он — плавучая тюрьма в Кингстоне на Ямайке. Продан на слом в 1837 г.
 
8. Фрегат «Конститьюшн», США, 1798 г.
 
Водоизмещение 1700 т. Длина 52,7 м,ширина по палубе 13,4 м, осадка 6,9 м. Вооружение: тридцать 24-фунтовых пушек на батарейной палубе и двадцать две 32-фунтовые каронады. Строился на верфи в Бостоне. Участвовал в необъявленной войне с Францией, захватил 2 каперских судна в 1799 г. В 1803 г. действовал в водах Ливии. Капитальный ремонт с 1812 по 1815 г. Перестраивался в 1833, 1871 — 1877 и 1927 — 1930 гг. В 1844 — 1846 гг. «Конститьюшн» совершил кругосветное плавание и прошел за 495 дней свыше 52 тыс. миль. С 1947 г. находится на вечной стоянке в Бостоне.
 
9. Фрегат «Паллада», Россия, 1833 г.
 
Строился на Охтенской верфи в Санкт-Петербурге. Водоизмещение 2090 т, длина 52,8 м, ширина по палубе 13,6 м, осадка 7,01 м. Вооружение: тридцать 24-фунтовых каронад и тридцать 24-фунтовых пушек. Построен по типу американского «Президента». Первым командиром был П.С.Нахимов. В октябре 1852 г. фрегат вышел из Кронштадта в кругосветное плавание. Экспедицию возглавлял вице-адмирал Е.В.Путятин, а в качестве секретаря на борту находился известный русский писатель И. А. Гончаров. Затоплен в 1855 г. в дальневосточных водах.
 
Конечно США не могли тягаться с «владычицей морей» в ее стихии В составе американских ВМС насчитывалось всего 50 военных судов, наиболее крупными из которых были 44-пушечные фрегаты «Юнайтед Стейтс», «Конститьюшн» и «Президент». Однако за формально скромной классификацией скрывались не совсем обычные крейсера. В их проект удалось заложить настолько удачные характеристики, что и спустя 17 лет после постройки они оставались сильнейшими кораблями своего класса. Создатель американских «суперфрегатов» Джошуа Хамфрейс провозгласил принцип, 130 лет спустя подхваченный немцами, создавшими «карманные линкоры»: быть сильнее любого более быстрого корабля и быстрее любого более сильного. Проект предполагал что длина фрегата будет как минимум на 15 м больше, чем у самого крупного британского «одноклассника» тех лет Поскольку это сопровождалось также увеличением ширины, американские корабли получились не только быстрее своих соперников, но и являлись более устойчивыми орудийными платформами, что сильно сказалось в боях. При столь больших размерах Хамфрейс решился на еще один важный шаг, вновь введя на фрегатах вторую орудийную палубу.
 
Помимо размеров и схемы расположения артиллерии, заокеанские «суперфрегаты» отличались еще и материалом. На все элементы корпуса, включая обшивку, пошел знаменитый американский белый дуб — роскошь, к тому времени уже недоступная европейским кораблестроителям Его древесина отличалась повышенной прочностью и долговечностью. Борт представлял собой прочнейшую стену из дуба толщиной до полуметра. Для начала XIX века такая преграда соответствовала настоящей броне: ядра пробить ее не могли. Шпангоуты выполнялись столь же массивными, как на самых больших линейных кораблях. Элементы набора крепились очень дорогими медными гвоздями, которые зато не ржавели и могли служить не меньше, чем «эксклюзивное» дерево.
 
На каждый фрегат пошло около 3000 реликтовых дубов, отличавшихся удивительной твердостью и плотностью. Хотя Соединенные Штаты в те времена представляли собой страну, почти сплошь покрытую лесами, заготовка материала оказалась нелегким делом. Лучшие дубы произрастали в столь дикой местности, что их порубка и разделка унесли немало жизней. Хамфрейсу пришлось послать в эти гиблые места своего сына, чтобы убыстрить работы.
 
Скорость могучим крейсерам обеспечивали паруса общей площадью почти 4000 кв.м — столько же, сколько несли самые крупные линейные корабли. Мачты возвышались над палубой на 56 м, а суммарная длина канатов на них превышала 6 км. Современники считали, что кораблестроители здесь переборщили: с такой огромной парусностью управляться было очень и очень непросто. Вплоть до войны 1812 года фрегатам ни разу не пришлось продемонстрировать свои ходовые качества, зато с началом боевых действий им очень пригодилась возможность развивать до 14 узлов — опять же больше, чем любое иностранное боевое судно таких размеров и силы.
 
Более быстрым противникам корабли Хамфрейса могли противопоставить подавляющую артиллерийскую мощь. Формально 44-пушечные, они фактически несли до 70 орудий, причем более мощных, чем предусматривалось проектом. Так, «Конститьюшн» уже в момент спуска нес 60 длинноствольных орудий, а «Юнайтед Стейтс» — 50 пушек и 20 каронад. Хотя прекрасная конструкция позволяла выдержать такую перегрузку, скорость при этом, естественно, снижалась. Поэтому в дальнейшем кораблестроителям и морякам приходилось искать разумный компромисс между противоречивыми желаниями.
 
Особо следует отметить качество вооружения «американцев» Тридцать их 24-фунтовых орудий могли стрелять на дистанцию до 2 км. Англичанам же на своих фрегатах приходилось довольствоваться в основном 18-фунтовками: Адмиралтейство полагало, что они будут намного более скорострельными. Разочарование оказалось горьким. Хорошая подготовка артиллеристов позволила тому же «Юнайтед Стейтс» в бою с британским фрегатом «Македон» выпустить 66 ядер на ствол против 36 у противника. Соответственными оказались и потери: в бою пало всего 12 янки против 104 убитых и тяжело раненных англичан. Дополнительную иронию этому поражению придавал тот факт, что перед войной командир «Македона» на одном из приемов убедительно описывал своему коллеге, Стивену Дикейтору с «Юнайтед Стейтс», преимущества своих 18-фунтовок, которые успеют вывести из строя американский фрегат до того, как он успеет по-настоящему задействовать свои неуклюжие тяжелые пушки — хотя, мол, такому сражению никогда не бывать!..
 
Столь высокая скорострельность обеспечивалась двумя важнейшими техническими новшествами. Американские оружейники снабдили дальнобойные орудия прицелами, а пороховые заряды помещались в прообраз будущих гильз — тонкие свинцовые цилиндры. Артиллеристам не приходилось банить пушки после каждого выстрела, чего не удавалось избежать англичанам, хранившим пороховые заряды в мешках из тонкой фланели.
 
Тяжелые орудия дальнего боя дополнялись двадцатью 42-фунтовыми каронадами, наносившими тяжелейшие повреждения в ближнем бою.
 
Перед войной 1812 года англичане часто утверждали — отчасти в шутку, отчасти всерьез — что флот их бывшей колонии не стоит принимать во внимание, поскольку американцы строят свои корабли из ели. Действительно, к тому времени «еловые фрегаты» уже обеспечили себе устойчивую дурную репутацию. Дешевые в постройке, они никуда не годились в бою. При попаданиях ядер их древесина разлеталась в острые щепки, калечившие людей не хуже картечи. Иногда потери от таких «осколков» превышали убыль от самого артиллерийского огня. Однако, по злой иронии судьбы, в ходе войны перейти на ель пришлось как раз англичанам. Корабельный лес в стране кончился, ввоз не поспевал за потребностями, и шесть новейших крупных фрегатов пришлось сооружать из недолговечной и опасной древесины.
 
Неудивительно, что большинство сражений один на один с британскими фрегатами заканчивались плачевно для последних. Помимо 49-пушечного «Македона», захваченного «Юнайтед Стейтс», та же судьба постигла 44-пушечную «Яву» и 38-пушечный «Герьер», спустивших флаг в двух боях с «Конститьюшн». Теперь уязвленные англичане уже ничего не говорили о «еловых фрегатах». Напротив, они попытались дезавуировать противника с другой стороны, утверждая, что американские крейсера представляют собой не что иное как «замаскированные» линейные корабли. Однако ни один из боевых элементов больших «американцев» сам по себе абсолютно не превосходил таковой у неприятеля. По меньшей мере, три британских фрегата — «Корнуоллис», «Эндимион» и «Индефатигебл» — являлись 44-пушечными и несли 24-фунтовые орудия. Но удачная совокупность качеств действительно делала боевые суда бывшей колонии более сильными, несмотря на отвратительный металл, из которого изготавливали их артиллерию — единственный известный их недостаток.
 
Хорошая техника дополнялась превосходством личного состава. Англичане экономили на практических стрельбах настоящими зарядами и ядрами: традиция, не в последний раз губившая «владычицу морей». Напротив, американцы не жалели боеприпасов для учебы. И это при том, что в море они проводили не меньше времени, чем моряки флота Его Величества. Кстати, численность экипажа «суперфрегатов» в военное время значительно превышала не только численность команд противников, но и проектный штат, достигая 490 человек вместо 400
 
Успех американских парусных крейсеров в войне с Англией породил важные для истории мирового кораблестроения последствия. В США установилась устойчивая симпатия к большим крейсерам. Потомки «железнобокого старины», как ласкового прозвали за океаном «Конститьюшн», строились и в 20-х, и в 30-х, и в 40-х и даже в 50-х годах XIX века. Последними стали спущенные на воду в 1855 году 1726-тонные 50-пушечники «Сабин» и «Сэнти». Как мы увидим впоследствии, традиция перешла на паровые и железные крейсера.
 
Удачные образцы оставили свое потомство и в России. В начале 30-х годов позапрошлого века в Санкт-Петербурге была заложена серия «богинь», чертежи которых практически полностью повторяли заокванский «Президент». С обострением обстановки в Европе в начале 1850-х на Дальний Восток для защиты немногочисленных русских городов отправились «Паллада», «Аврора» и только что отстроенная по несколько уменьшенному проекту «Диана». Этим трем ставшим знаменитыми фрегатам в ходе кругосветных или полукругосветных путешествий пришлось испытать волнующие приключения, бороться со штормами и незаметно уходить от бдительного и назойливого надзора будущего противника. Но до места добралась только «Аврора». «Диана» завершила свое существование во время землетрясения и цунами в Японии, а исчерпавшую свой ресурс и неспособную ни двигаться, ни воевать «Палладу» пришлось затопить. Однако последняя из «богинь» поработала за всех при обороне Петропавловска в 1854 году и в заливе Де-Кастри в следующем, 1855-м Ее моряки и пушки помогли отбить нападение англо-французской эскадры, флагманским кораблем которой являлся британский фрегат под названием «Президент»...
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • РАКЕТОНОСЦЫ-УНИВЕРСАЛЫ

    РАКЕТОНОСЦЫ-УНИВЕРСАЛЫВыпущенную аргентинским самолетом ракету на эсминце «Шеффилд» заметили, когда ничего уже нельзя было предпринять. Через несколько секунд корабль встряхнуло от сильного удара. Попадание пришлось в район машинного отделения, и, хотя боевая часть ракеты «Экзосет» не взорвалась, от работающего двигателя вспыхнуло вытекшее из перебитых трубопроводов топливо. Пожар быстро перекинулся на соседние помещения; широко использовавшийся в конструкции эсминца алюминий начал плавиться и гореть. Через пять часов экипажу пришлось оставить охваченный пламенем корабль. Аварийно-спасательные работы продолжались еще пять суток, но из-за непогоды и сильного волнения они не принесли успеха. В конце концов «Шеффилд» затонул. Так 10 мая 1982 года был открыт счет потерям Ройял Нэйви в ходе англо-аргентинского конфликта из-за Фолклендских (Мальвинских) островов.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.