Морская коллекция

«ПРЕСТУПЛЕНИЕ» КАМИЛЛА ПЕЛЕТАНА

18.09.2015
«ПРЕСТУПЛЕНИЕ» КАМИЛЛА ПЕЛЕТАНАВ начале нашего столетия среди общественных и политических деятелей Франции лишь немногих реакционная пресса преследовала с таким упорством и злобой, как Камилла Пелетана. Сообщая всяческие небылицы о неряшливости морского министра (этот пост Пелетан занимал в 1902—1905 годах), газеты умалчивали, однако, о главном. Приверженец подводного флота, Пелетан выступал против строительства дредноутов и этим грозил нанести колоссальный ущерб воротилам французского металлургического треста, жаждущим получить заказы на линкорную броню.
 
Интриги именно этих дельцов и породили ту «министерскую чехарду», которая привела к хаосу в строительстве французского подводного флота. Возникновению этого хаоса способствовало и противоборство двух лагерей — сторонников так называемых ныряющих и чисто подводных лодок.
 
Получилось так, что испытания чисто подводной лодки «Ла Морз» и ныряющей лодки «Нарвал» (15) были проведены почти одновременно. И успешность этих испытаний сделала борьбу особенно ожесточенной. Морское министерство стояло за ныряющие, а общественное мнение — за чисто подводные лодки. Газета «Матен» начала даже сбор средств на постройку электрических подлодок, родоначальницей которых была лодка «Жимнот» (13), сооруженная в 1888 году.
 
Однако морской министр Лакруа, считая ныряющие лодки более перспективными, решил построить серию из 8 лодок типа «Нарвал». Во исполнение этого решения в Шербуре были заложены четыре лодки по проекту Лобефа, отличающиеся от «Нарвала» лишь увеличенным водоизмещением 157/213 т вместо 117/202 т и уменьшенным запасом плавучести (26% вместо 42%). Но Лакруа не удалось довести свой замысел до конца: уже в 1899 году его на посту морского министра сменил Ланессан. И следующие четыре лодки серии — «Фарфаде» (36), «Корриган», «Гном» и «Лютин», спроектированные Мога, были чисто электрическими.
 
На средства, собранные по подписке газетой «Матен», были построены еще две чисто электрические подводные лодки — «франсез» и «Элжирьен», спроектированные Ромазотти. Кроме того, Ланессан настоял на постройке 20 маленьких (70,5/73,6 т) подводных лодок прибрежного действия типа «Наяда». У этих кораблей был малый запас плавучести, как у чисто подводных лодок, и двойной двигатель — бензольный мотор, и аккумуляторы — как у ныряющих лодок. Они оказались неудачными и не получили одобрения моряков.
 
Новый морской министр Пелетан качал свою деятельность заказом двух лодок Лобефа с дизель-электрическими установками. Построенные в 1903 году «Эгрете» и «Сигонье», в течение пяти лет плававшие только под аккумуляторами из-за отсутствия надежных дизелей, оказались весьма удачными кораблями. Лобеф был настолько уверен в правильности избранного им направления, что в 1904 году, не дожидаясь испытания этих лодок, разработал проект более крупной двухвинтовой ныряющей лодки водоизмещением 351/491 т. Лодки «Сирсе» были тоже дизель-электрическими. Но, когда Пелетан задумал построить целую подводную эскадру из 34 крупных лодок, Лобеф не решился остановить свой выбор на дизеле.
 
«ПРЕСТУПЛЕНИЕ» КАМИЛЛА ПЕЛЕТАНА
 
36. «Фарфаде» (Франция, 1901 г.);
 
37. «Плювиоз» (Франция, 1907 г.);
 
38. «Лагранж» (Франция, 1917 г.);
 
39. «Горгона» (Франция, 1915 г.);
 
40. «Морис Калло» (Франция, 1921 г.).
 
Первые 18 лодок новой серии — лодки типа «Плювиоз» (37) — были на четыре метра длиннее, чем «Сирсе» из-за того, что вместо дизелей на них была установлена более громоздкая паросиловая установка, увеличившая водоизмещение этих кораблей до 398/550 т. Лодки типа «Плювиоз» спускались на воду в течение 1907—1910 годов. Лишь после того, как французская промышленность освоила производство надежных дизелей, приступили к постройке последних 16 лодок серии — лодок типа «Брюмер». Они спускались на воду в течение 1911—1913 годов.
 
Хотя лодки типа «Плювиоз» и «Брюмер» еще трудно было считать настоящими кораблями открытого моря, французские моряки оценивали эту большую серию как удачу. И в этом большая заслуга Пелетана, который первым понял важность создания больших соединений однотипных лодок. К 1910 году французский подводный флот мог претендовать на первое место в мире. Успехи подводного плавания во Франции могли бы быть еще большими, если бы Томсон, преемник Пелетана, не увлекся бесконечными экспериментами.
 
Не очень сведущий в технике, Томсон поддержал идею эскадренной подводной лодки, способной сопровождать линейные корабли и принимать участие в крупных сражениях. Такие лодки не должны были уступать линкорам в мореходности и скорости хода, то есть должны были развивать не менее 20 узлов. В 1906 году был объявлен конкурс, в результате которого появились четыре экспериментальные лодки. Лучшая из них — «Архимед» — показала на испытаниях подводную скорость всего 15,2 узла. Надежды на создание эскадренной лодки сильно пошатнулись, но зато стало ясно, что водоизмещение лодок можно увеличивать, не опасаясь ухудшения маневренности.
 
В 1909 году был объявлен новый конкурс, в результате которого заложили две эскадренные пароэлектрические лодки конструктора Симоно; «Густав Зеде» и «Нереида» водоизмещением в 849/1098 т; две пароэлектрические лодки конструктора Хюттера — «Дю-пюи-де-Лом» и «Сане» водоизмещением 833/1298 т; четыре дизель-электрические лодки Хюттера типа «Лагранж» (38) водоизмещением 920/131В т; две дизель-электрические лодки Симоно—«Жоссель», «Фультон» водоизмещением 870/1247 т.
 
Одновременно продолжались разработки так называемых лодок береговой обороны, водоизмещение которых также неуклонно возрастало. Так, в 1913 году сошли на воду «Клоринда» и «Корнель» водоизмещением 413/567 т. За ними в 1914—1917 годах последовали В лодок типа «Амфитрита», отличающихся лишь большим запасом плавучести — 414/609 т. Водоизмещение трех лодок следующей серии: «Беллона», «Гермиона» и «Горгона» (39) — было еще больше — 523/788 т.
 
После начала первой мировой войны все усилия французской промышленности были направлены на производство оружия и боеприпасов для сухопутной армии. Единственными подводными кораблями, заложенными уже во время войны, были два минных заградителя — «Морис Калло» (40) и «Поль Шали» водоизмещением соответственно 931/1298 т и 884/1191 т. Но эти корабли вступили в строй после войны и не принимали участия в боевых действиях.
 
Г. СМИРНОВ




Рекомендуем почитать
  • НЕУДАЧНЫЙ «ДУБЛЬ»

    НЕУДАЧНЫЙ «ДУБЛЬ»Неудачная русско-японская война вызвала мощный поток критики и упреков в адрес отечественных кораблей, и в первую очередь — крейсеров. Незавидная судьба наших неказистых «богинь» и изящных быстроногих «шеститысячников», в большинстве своем интернировавшихся после получения не слишком обширных повреждений, породила нападки на сам тип океанского бронепалубного крейсера. Как-то «вдруг» оказалось, что такие корабли не способны сражаться в линии баталии (для чего, впрочем, они никогда и не предназначались). Специалисты и досужие «общественники» принялись искать свой идеал. И, в конце концов, нашли — в лице единственного бронированного эскадренного разведчика, крейсера «Баян». Между тем при своем появлении этот крейсер отнюдь не вызывал такого энтузиазма.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.