Бронеколлекция

ТЯЖЁЛЫЙ ТАНК СМК

06.04.2014

ТЯЖЁЛЫЙ ТАНК СМКРазвитие противотанковой артиллерии во второй половине 1930-х годов, в частности появление пушек калибра 37 — 47 мм, поставило под сомнение эффективность применения танков с толщиной брони 20 — 25 мм. Со всей очевидностью это доказал и опыт гражданской войны в Испании. Противотанковые пушки франкистов без труда пробивали хорошо вооружённые, но недостаточно защищённые танки республиканцев — советские Т-26 и БТ-5. Однако проблема защищённости касалась не только лёгких, но и средних, а также и тяжёлых танков. Все они имели разное вооружение и размеры, но практически одинаковое бронирование В полной мере это относилось и к тяжёлому танку Т-35.

 
В ноябре 1937 года Харьковский паровозостроительный завод (ХПЗ) имени Коминтерна получил от Авто-бронетанкового управления Красной Армии (АБТУ) техусловия по увеличению толщины брони танка Т-35. Согласно им лобовая броня корпуса должна была составлять 70 — 75 мм, бортов корпуса и башни — 40 — 45 мм. Масса танка при этом не могла превышать 60 т. Однако уже на стадии эскизного проектирования стало ясно, что уложиться с такой толщиной брони в заданный лимит массы не удастся В связи с этим было принято решение об изменении компоновочной схемы тяжёлого танка. В КБ ХПЗ разработали семь вариантов которые при сохранении базы танка Т-35 различались количеством башен и их расположением Окончательное решение было принято в пользу трёхбашенной схемы.
 
С целью ускорения проектирования нового тяжёлого танка к этой работе были привлечены два мощных конструкторских коллектива — КБ Ленинградского Кировского завода (ЛКЗ) и КБ завода № 185 им. С.М.Кирова. Тяжёлые танки, разрабатывавшиеся в этих двух КБ, представляли собой трёхбашенные машины массой 55 т с равнопрочной бронезащитой толщиной 60 мм В главной башне размещались 76-мм, а в двух малых башнях — 45-мм пушки В качестве силовой установки предполагалось использовать авиационный карбюраторный двигатель мощностью 800 — 1000 л.с. или дизель мощностью 1000 л.с. Расчётная максимальная скорость составляла 35 км/ч, запас хода — 260 км Экипаж машины состоял из восьми человек.
 
В КБ ХПЗ разрабатывали трёхбашенную машину с толщиной броне-листов от 15 до 74 мм. Вооружение размещалось в конических башнях и оснащалось стабилизированными прицелами «Орион» Механизмы наведения имели ручные и электромеханические приводы. Неординарное оснащение танка дополняли две радиостанции, система коллективной защиты экипажа от отравляющих веществ и оборудование подводного хода. Экипаж танка состоял из 10 человек. Впрочем, работу над этим проектом харьковчанам завершить не удалось. В связи с большой загруженностью КБ ХПЗ проектирование новых типов средних танков и дальнейшие работы над перспективной тяжёлой машиной в Харькове были прекращены.
 
10 октября 1938 года государственная макетная комиссия рассмотрела чертежи и макет тяжёлого танка «Сергей Миронович Киров» (СМК, или, точнее. — СМК-1), разработанные на ЛКЗ группой ведущего инженера А.С.Ермолаева. Надо сказать, что проектировщики позволили себе некоторые отступления от требований АБТУ. Так, например, вместо рекомендованной военными подвески по типу Т-35 танк был оснащён новейшей по тем временам торсионной подвеской. Впрочем, на всякий случай разработали и вариант с пружинно-балансирной подвеской от «тридцать пятого». 9 декабря проект СМК-1 совместно с «изделием 100» (Т-100) завода № 185 рассматривался на заседании Главного военного совета. В результате обсуждения с целью уменьшения массы число башен на танках было сокращено до двух. В январе 1939 года началось изготовление танка СМК, а 30 апреля новая машина совершила свой первый выезд на заводском дворе 25 июля танк убыл на полигонные испытания. Спустя два месяца, 23 — 25 сентября СМК в числе других перспективных образцов боевых машин принял участие в правительственном показе в подмосковной Кубинке.
 
Танк СМК имел башни конической формы располагавшиеся одна за другой диаметрально-возвышенно над боевым отделением. Передняя (малая) была смещена на 145 мм влево от продольной оси танка. Задняя (главная) башня размещалась на высокой подбашенной коробке, также имевшей коническую форму. Отделение управления находилось впереди, моторно-трансмиссионное — позади боевого отделения. В отделении управления располагались механик-водитель, а справа от него — стрелок-радист, в малой башне — наводчик (командир башни) и заряжающий, в главной — командир танка, наводчик и заряжающий. Кроме того, в танке было предусмотрено место для техника.
 
Корпус и башни были изготовлены из гомогенной брони и выполнялись сварными Толщину верхнего лобового листа корпуса за счёт удаления третьей башни удалось довести до 75 мм. Толщина других лобовых и бортовых бронелистов корпуса и башен составляла 60 мм. Броневые листы соединялись между собой гужонами с последующей проваркой швов. Из-за применения торсионной подвески стало возможным отказаться от бортовых экранов как у Т-35. В лобовом листе корпуса имелся только так называемый люк-пробка со смотровым прибором, посадочный же люк механика-водителя был вынесен на крышу корпуса.
 
Такое бронирование обеспечивало защиту экипажа и внутреннего оборудования танка от поражения бронебойными снарядами калибра 37 — 47 мм со всех дистанций стрельбы.
 
Вооружение СМК было очень мощным В главной башне устанавливалась 76-мм пушка Л-11. Орудие имело углы вертикального наведения от -2° до +33°, горизонтального — 360°. На турели посадочного люка башни крепился зенитный пулемёт ДТ, а в кормовой нише башни, в шаровой установке, крупнокалиберный пулемёт ДК. В механизме поворота башни имелся дифференциальный механизм, допускавший одновременную работу электромеханического и ручного приводов, что обеспечивало высокую скорость и плавность наведения вооружения.
 
Тяжёлый танк СМК
 
Тяжёлый танк СМК:
 
1 — главная башня; 2 — малая башня; 3 подбашенная коробка; 4 - 76-мм пушка Л-11; 5—45-мм пушка 20К; 6 - крупнокалиберный пулемёт ДК; 7 шаровая установка пулемёта ДТ; 8 — посадочный люк механика-водителя; 9— посадочный люк главной башни; 10 — прибор наблюдения; 11 —буксирный трос; 12 крышка моторного люка; 13 выхлопные патрубки; 14 — люки доступа к трансмиссии; 15 антенный ввод; 16 люк-пробка механика-водителя; 17 приборы наблюдения механика-водителя; 18— бронировка панорамного прицела ПТК
 
Вооружение малой башни состояло из 45-мм пушки 20К и спаренного с ней пулемёта ДТ. Угол горизонтального наведения спаренной установки составлял 270°, вертикального — от -4° до+13°.
 
Кроме того, на танке имелся курсовой пулемёт ДТ, размещённый в шаровой установке в лобовом листе корпуса. Огонь из него вёл стрелок-радист.
 
Для ведения огня и наблюдения за полем боя использовались панорамные и телескопические прицелы ПТК, ПТКУ, ТОП и ПТ-1.
 
Боекомплект танка состоял из 113 76-мм выстрелов, 300 45-мм выстрелов, 2200 патронов к пулемётам ДТ и 100 патронов к пулемёту ДК.
 
В кормовой части танка размещался 12-цилиндровый V-образный четырёхтактный карбюраторный авиационный двигатель АМ-34-ВТ мощностью 850 л.с. при 1850 об/мин. Строго говоря этот мотор был уже не вполне авиационным, а морским глиссерным, то есть приспособленным для установки на катерах. Пуск двигателя осуществлялся с помощью электростартёра СТ-62 мощностью 8 — 9 л.с. или сжатым воздухом. Три топливных бака общей ёмкостью 1400 л располагались на днище танка в боевом отделении. Радиатор системы охлаждения продувался воздухом с помощью двухступенчатого вентилятора с направляющим аппаратом, установленного на носке коленчатого вала двигателя.
 
Трансмиссия танка состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения (сталь по феродо), пятискоростной коробки передач, много дисковых бортовых фрикционов сухого трения (сталь по стали) с ленточными тормозами и двухступенчатых бортовых передач (вторая ступень представляла собой планетарный ряд).
 
Ходовая часть (применительно к одному борту) состояла из восьми опорных катков с внутренней амортизацией, четырёх обрезиненных поддерживающих катков, ведущего колеса цевочного зацепления со съёмными зубчатыми венцами и направляющего колеса с винтовым механизмом натяжения Подвеска — индивидуальная торсионная, без амортизаторов. Гусеницы — мелкозвенчатые стальные по 113 траков в каждой. Ширина трака составляла 660 мм, шаг трака — 165 мм.
 
На танке СМК были установлены радиостанция 71-ТК-З со штыревой антенной и переговорное устройство ТПУ-6а.
 
Масса танка составляла 55 т Средняя скорость движения по шоссе достигала 17 км/ч, по проселку — 15,5 км/ч Запас хода по шоссе — 280 км, по просёлку — 230 км.
 
К концу ноября 1939 года пробег СМК составил 1700 км, но рутинный ход испытании был прерван начавшейся 30 ноября советско-финской войной. Было принято решение направить опытные тяжёлые танки (СМК, Т-100 и КВ) в действующую армию для испытаний во фронтовых условиях Перед отправкой на фронт кормовой пулемёт ДК на СМК заменили на ДТ После этого боекомплект 7,62-мм патронов увеличился до 5733 штук.
 
Поскольку в войсках ещё не имелось танкистов, прошедших подготовку на новых танках, в экипажи пришлось включить заводских испытателей. На сей счёт было получено специальное разрешение из Москвы. Заводских специалистов одели в военную форму и выдали личное оружие, хотя формально военнослужащими они не являлись.
 
Командиром танка СМК был назначен кадровый танкист старший лейтенант В.Петин, его помощником — сержант Могильченко. Красноармейцами были также стрелок-радист и наводчик. Кроме того, в состав экипажа включили троих рабочих Кировского завода: механика-водителя В.Игнатьева, моториста А.Куницина и трансмиссионщика А.Тетерева.
 
Из танков СМК, Т-100 и КВ сформировали роту тяжёлых танков. Её командиром назначили военинженера 2 ранга И.Колотушкина. 10 декабря 1939 года рота прибыла на фронт и была придана 90-му танковому батальону 20-й тяжёлой танковой бригады.
 
Для проверки боевых качеств новых машин выбрали довольно трудный участок фронта. К нему танки выдвигались через Териоки (ныне Зеленогорск), далее прошли Райволу и вышли в район Бобошино, что недалеко от станции Перкиярви (ныне Кирилловское). Передний край противника проходил между озером Суммаярви и незамерзающим болотом Сунасуо Финские доты на высотках были вооружены 37-мм противотанковыми пушками «бофорс» и пулемётами. Перед ними стояли гранитные противотанковые надолбы Тяжёлым танкам предстояло атаковать эти укрепления и овладеть высотами.
 
Танк СМК на полигонных испытаниях. Август 1939 года.
 
Танк СМК на полигонных испытаниях. Август 1939 года.
 
На исходном рубеже экипажи танков посетили начальник Автоброне-танкового управления РККА комкор Д.Г. Павлов, директор Кировского завода И.М. Зальцман и главный конструктор Ж.Я Котин. За действиями роты с наблюдательного пункта следили командующий Северо-Западным фронтом командарм 1 ранга
 
С.К. Тимошенко командующий войсками Ленинградского военного округа командарм 2 ранга К.Л. Мерецков и руководитель испытаний сын наркома обороны П.К. Ворошилов.
 
Артподготовка перед атакой проводилась с таким расчётом, чтобы не только подавить вражескую оборону, но и пробить проходы в проволочных заграждениях. Танк СМК двигался во главе колонны опытных машин. Он легко проломил проволочное заграждение, преодолел ров и подошёл к гранитным надолбам. Финские противотанковые пушки вели интенсивный обстрел танка, но ни одной пробоины экипаж не обнаружил. В свою очередь, танкисты вели огонь по амбразурам финских дотов. На другой день атаку повторили дважды, и оба раза опытные машины возвращались на исходные позиции без серьёзных повреждений.
 
19 декабря 1939 года тяжёлый танк СМК подорвался на мине. В этот день 90-й танковый батальон 20-й танковой бригады прорвал, наконец, линию финских укреплений в районе Сумма — Хоттинен.
 
В глубь финском обороны продвинулись и СМК с Т-100 (КВ накануне убыл в ремонт) в сопровождении пяти средних танков Т-28. У СМК взрывом повредило ленивец и гусеницу сорвало болты крепления трансмиссии и прогнуло днище танка Но экипаж не покинул машину. Тяжёлый танк Т-100 прикрыл неподвижный СМК бронёй и огнем. Подробности этого боя можно узнать из документа тех лет: «Под артиллерийским и пулемётным огнём белофиннов (семь попаданий в 100 37-мм и 47-мм снарядов и многочисленные пулевые попадания) водитель (танка Т-100 — Прим. авт.) т Плюхин, закрывая своей машиной подбитыи СМК после длительных попыток вывести его из боя путём буксировки Т-100, попыток, не увенчавшихся успехом из-за буксования гусениц Т-100 (наличие гололедицы) — дал возможность экипажу подорванного СМК привести в негодность агрегаты танка и его вооружение.
 
Экипаж Т-100 развил ураганный огонь из пушек и пулемётов и тем самым дал возможность для восьми человек экипажа СМК через аварийные люки (в днище Т-100 и СМК) перейти из СМК в 100 В это же время водитель т Плюхин не прекращал наблюдения за действиями противника и вёл огонь из револьвера по пытающимся приблизиться к танку белофиннам.
 
В этой операции был тяжело ранен младший командир из экипажа танка СМКт Могильченко. После неудавшейся попытки подобрать его в 100 через аварийный люк в днище (последний заклинило гильзами пулемётных патронов), тт. Дрожжин и Козлов, под огнём белофиннов, вышли из Т-100 через люк малой башни и, подобрав раненого перетащили его в 100».
 
На следующий день, по распоряжению начальника АБТУ Д.Г Павлова, была предпринята попытка эвакуировать подбитый СМК Несмотря на привлечение довольно значительных сил (мотострелковая и сапёрная роты при поддержке семи танков Т-28), выполнить эту задачу не удалось. Попытка буксировать 55-тонный СМК 25-тонным Т-28 оказалась безуспешной СМК простоял за финскими позициями до конца февраля 1940 года. Только после прорыва «линии Маннергейма» появилась возможность обследовать повреждённую машину.
 
Эвакуировать танк удалось только в начале марта 1940 года На буксире у шести танков Т-28 он был доставлен на железнодорожную станцию Перк-Ярви. Но и тут возникли проблемы — на станции не имелось подъёмного крана необходимой грузоподъёмности. Машину пришлось разбирать на части, грузить на отдельные платформы и в таком виде доставлять на завод. По заданию АБТУ Кировский завод должен был в течение 1940 года восстановить танк и передать его на НИБТПолигон в Кубинку. Однако по неизвестным причинам вплоть до начала Великой Отечественной войны завод к восстановлению СМК так и не приступил. Детали танка остались лежать на заводском дворе, а после войны пошли на переплавку.




Рекомендуем почитать
  • «ЛЕТАЮЩИЕ ТАНКИ»
    «ЛЕТАЮЩИЕ ТАНКИ»Речь пойдёт не о бронированных самолётах-штурмовиках или боевых вертолётах, а о настоящих танках на гусеницах. Но с крыльями. Придумал это в начале 1930-х годов американский конструктор танков Уолтер Кристи. Он предложил приделать к танку крылья и хвостовое оперение, а его мощный мотор заставить вертеть воздушный винт.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.