Морская коллекция

ГЕРОИ И АНТИГЕРОИ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯ

20.09.2015

ГЕРОИ И АНТИГЕРОИ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯЕсли воздушная часть германской операции по вторжению на остров Крит в мае 1940 года, бесспорно, стала выдающимся достижением и вошла в историю военного искусства, то ее морская компонента выглядела просто убого. Так называемый «Первый легкий конвой», предназначавшийся для захвата аэродрома в Малеме, состоял из двух десятков реквизированных у греков моторных лодок и маленьких каботажных суденышек, до отказа нагруженных войсками, оружием и боеприпасами. Единственным боевым кораблем, на который возлагалась защита каравана от неприятельского флота, был небольшой итальянский миноносец «Лупо» под командованием капитана 2 ранга Франческо Мимбелли.

 

Смехотворная скорость хода, едва достигавшая четырех узлов, делала конвой легкой добычей — тем более, что британские ВМС контролировали все водное пространство к северу от Крита. Первым на немецкий конвой вышло соединение «D» из крейсеров «Дидо», «Орион», «Аякс» и трех эсминцев. Уже наступала ночь, но англичане, имевшие радиолокаторы, легко обнаружили цель и, приблизившись, включили прожекторы.
 
Отважный «Лупо», заметив в сумерках британские корабли, поставил дымовую завесу, чтобы укрыть конвой, и сразу же вступил в бой — один против шести кораблей, три из которых были несоизмеримо сильнее него. Дистанция между противниками быстро сократилась до 700 м; миноносец прошел вдоль правого борта «Дидо» и «Ориона», обстреливая их из орудий и пулеметов. Он также выпустил две торпеды, но те не попали в цель. Затем Мимбелли прорезал колонну британских крейсеров под кормой «Ориона» и впереди «Аякса». Английские снаряды сыпались градом, но «Лупо» в течение долгого времени счастливо избегал роковых повреждений и продолжал яростно отбиваться. Лишь через час бой начал утихать. Потеряв своего противника в темноте, англичане решили, что наконец-то разнесли его в щепки. Однако в действительности миноносец остался на плаву. Он получил не менее 18 попаданий 152-мм снарядами; палуба корабля была исковеркана, борта изрешечены, многие члены экипажа убиты или ранены, но через два часа «Лупо» вернулся к конвою и принял участие в спасении солдат с потопленных судов. Во многом благодаря ему немецкие потери оказались не такими уж большими.
 
Второй конвой, перевозивший более четырех тысяч солдат в Гераклион и состоявший из таких же плавсредств, опять-таки сопровождался только одним итальянским миноносцем — «Сагиттарио». Когда на востоке показались мачты неприятельских кораблей (а это была другая британская эскадра, имевшая в своем составе пять крейсеров и два эсминца), командир миноносца лейтенант Джузеппе Фульози получил от командования приказ отступить, но не успел его выполнить. Англичане открыли огонь с 70 кабельтовых, и Фульози пришлось принять неравный бой. Надо отдать ему должное: поставив дымовую завесу, он бесстрашно бросился на противника и выпустил торпеды... Конечно, судьба итальянского миноносца оказалась бы незавидной, но его выручили германские пикировщики. Их атаки заставили англичан отвернуть. Конвой был спасен, но приключения «Саггитарио» на этом не закончились. «Юнкерсы» приняли миноносец за неприятеля и обрушили на него смертоносный груз. Фульози отчаянно маневрировал и в итоге смог уйти не только от врага, но и от своих невнимательных союзников. В порту назначения его ждала восторженная встреча. По воспоминаниям одного из участников событий, германские солдаты и офицеры со спасенного конвоя пронесли отважного лейтенанта на руках по главной улице греческого городка.
 
Так итальянский флот, в общем и целом потерпевший неудачу в войне на Средиземном море, тем не менее, сумел заполнить и несколько ярких страниц своей летописи. И что интересно: героями в обоих случаях стали небольшие и непредставительные корабли, принадлежавшие к уже почти забытому классу миноносцев, возрождение которого в ряде стран было вызвано чисто политическими причинами...
 
В результате заключения международных соглашений, ограничивших размеры военно-морских сил, главные средиземноморские государства — Италия и Франция — получили одно небольшое, но несомненное преимущество. По договорам ни число, ни общий тоннаж боевых судов водоизмещением до 600 т не лимитировались. В Англии, США и Японии быстро усвоили, что в таких размерах невозможно создать корабль со сколь-нибудь приемлемыми боевыми качествами и при этом способный сопровождать флот на просторах океана. (Достаточно вспомнить пример с японским «Томодзуру».) Однако на ограниченных морских театрах дело обстояло иначе. Малые расстояния позволяли иметь небольшой запас топлива, а требования к мореходности могли быть куда менее жесткими.
 
Поэтому итальянские адмиралы решили усилить флот за счет дешевых миноносцев, способных решать самые разные задачи в прибрежных водах, тем более, что они не зачислялись в драгоценный «договорный» тоннаж.
 
Так на свет появился миноносец «Спика», который, в отличие от разработок явно недобросовестных японцев, действительно почти соответствовал 600-тонному лимиту. Первую серию из 32 единиц обычно разделяют на четыре группы, несколько отличающиеся водоизмещением и вооружением. Два головных, «Спика» и «Асторе» (проданные в 1940 году Швеции), имели четыре 40-мм английских «пом-пома», а также интересное расположение торпедных аппаратов: два одиночных по бортам и один спаренный в диаметральной плоскости. На подавляющем большинстве остальных имелось по четыре однотрубных аппарата, что давало всего две торпеды в бортовом залпе. Лишь восемь единиц типа «Аироне», построенные на верфи «Ансальдо» в Генуе, несли по два спаренных аппарата, способных стрелять на оба борта.
 
ГЕРОИ И АНТИГЕРОИ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯ
 
284. Миноносец «Лупо», Италия, 1938 г.
 
Один из миноносцев типа «Спика», строился на верфи в Фиуме. Водоизмещение стандартное 670 т, полное 1000 т. Длина наибольшая 80,40 м, ширина 8,21 м, осадка 2,85 м. Мощность двухвальной турбинной установки 19000 л.с., скорость 34 узла. Вооружение: три 100-мм орудия, восемь 13,2-мм пулеметов, четыре 450-мм торпедных аппарата. Всего в 1935—1938 годах построено 32 единицы.
 
285. Миноносец «Ариете», Италия, 1943 г.
 
Строился фирмой «Ансальдо». Водоизмещение стандартное 750 т, полное 1110 т. Длина наибольшая 83,5 м, ширина 8,62 м, осадка 3,15 м. Мощность двухвальной турбинной установки 22 000 л.с., скорость 31,5 узла. Вооружение: два 100-мм универсальных орудия, десять 20-мм автоматов, два трехтрубных 450-мм торпедных аппарата. Всего в 1943—1944 годах построено 16 единиц.
 
286. Миноносец «Трад», Сиам, 1935 г.
 
Строился в Италии на верфи в Монфальконе. Водоизмещение стандартное 320 т, полное 475 т. Длина наибольшая 67,97 м, ширина 6,40 м, осадка 2,13 м. Мощность двухвальной турбинной установки 9000 л.с., скорость 31 узел. Вооружение: три 76-мм орудия, два 20-мм автомата, четыре пулемета, шесть 533-мм торпедных аппаратов. Всего в 1935 — 1938 годах построено девять единиц: «Трад», «Пхукет», «Паттани», «Сурастра», «Чандабури», «Районг», «Чумпорн», «Чолбури», «Сонкла». Два последних потоплены в бою с французким флотом 17 января 1941 года, остальные списаны в 1975—1976 годах.
 
287. Миноносец «Ля Мельпомен», Франция, 1936 г.
 
Строился фирмой «Ателье э Шантье де Бретань». Водоизмещение стандартное 670 т, полное 915 т. Длина наибольшая 80,70 м, ширина 7,96 м, осадка 3,07 м. Мощность двухвальной турбинной установки 22 000 л.с., скорость 34,5 узла. Вооружение: два 100-мм орудия, четыре 13,2-мм пулемета, два 550-мм торпедных аппарата. Всего в 1936—1938 годах построено 12 единиц: «Ля Мельпомен», «Ля Флор», «Ля Помон», «Л’Ифижени», «Ля Байонез», «Ля Кордельер», «Л'Анкомприз», «Ля Пурсвиван», «Бомбард», «Бранльба», «Буклие», «Балист».
 
Маленькие, дешевые, быстрые (многие из них достигали на испытаниях 37 узлов) и не требовавшие большого экипажа, миноносцы пришлись по душе итальянским адмиралам. Во время войны они оказались весьма полезными на эскортной службе, хотя в составе их вооружения отчаянно не хватало легких зениток и серьезных противолодочных средств. Вместе с тем, их безжалостно бросали во всевозможные рискованные авантюры. «Расходному материалу флота» (так некоторые стратеги именовали класс быстроходных торпедных кораблей) пришлось вступать в бой с британскими крейсерами и эсминцами, сражаться с подводными лодками и самолетами, и к моменту капитуляции в 1943 году 20 миноносцев (2/3 всей серии) оказались на дне моря. Особенно значительными были потери в первые полтора года войны, поэтому в 1941 году последовала закладка дополнительных 16 единиц типа «Чиклоне». Как обычно, военная постройка не способствовала повышению боевых качеств. Миноносцы лишились одного из орудий, но стали при этом заметно тяжелее — их стандартное водоизмещение достигло 910 т, полное 1650 т, а скорость упала до 26 узлов. Ошибки проектирования исправили на последней военной серии (тип «Ариете»), отличавшейся усиленным легким зенитным вооружением. Но, увы, из 16 заложенных в состав итальянского флота успел войти лишь головной корабль. Остальные попали в руки недавних союзников — немцев — и довольно активно использовались ими до самого конца войны. Пять из них погибли в боях с надводными кораблями англичан: три — от орудий эскадренных миноносцев и два — от торпед катеров. Оставшиеся в относительной целости корабли после войны достались странам «социалистического лагеря». Пять миноносцев вошли в состав возрожденных ВМС Югославии, а два были переданы СССР. У нас они использовались в качестве опытовых судов, поскольку в Советском Союзе еще до войны накопился значительный опыт использования собственных эскортных миноносцев из «дивизиона плохой погоды», которые, хотя и числились официально сторожевыми кораблями, по тактико-техническим элементам и боевым возможностям мало чем отличались от своих конкурентов из Италии и Франции.
 
Впрочем, миноносцы итальянской постройки пользовались определенным успехом на международном рынке и служили в составе флотов в самых разных регионах мира — от Скандинавии до Юго-Восточной Азии. Начиная с 30-х годов режим Муссолини усиленно заигрывал с далеким королевством Сиам (ныне Таиланд), предлагая ему полностью обновить немногочисленный флот современными кораблями — от миноносцев до крейсеров. Первыми (и, как оказалось, единственными) стали девять небольших корабликов типа «Трад», построенные на верфи в Монфальконе в 1935—1936 годах. При водоизмещении всего 300 т они, тем не менее, имели по шесть торпедных аппаратов, представляя, во всяком случае на бумаге, заметную для далеких краев силу. Впрочем, практика показывает: оружие мало иметь, надо также уметь его использовать. Рано утром 17 января 1941 года французская эскадра в составе легкого крейсера «Ламотт-Пике» и двух устаревших сторожевых кораблей-авизо наголову разгромила сиамский флот. Три миноносца отправились на дно, не нанеся никакого ущерба французам, тогда как те ухитрились немногими имевшимися торпедами поразить один из королевских броненосцев береговой обороны. Уже капитулировавшая перед немцами Франция записала на свой счет пусть и негромкую, но убедительную победу.
 
Между тем, в Европе дела у французов обстояли куда хуже. В начале 30-х годов они в ответ на рост итальянского москитного флота также обзавелись своими «600-тонниками». Первоначальный проект «прибрежного эскортного корабля» оказался очень скромным: только два 75-мм орудия и четыре 400-мм торпедных аппарата. Неудивительно, что морское командование его отклонило, ведь практически любой противник мог легко и без последствий для себя уничтожить такой корабль артиллерией. Переработанный вариант имел уже пару 100-миллиметровок, но только два торпедных аппарата. Ходовые качества обещали быть хорошими. Скорость 34,5 узла соответствовала «нормальным» эсминцам, а форма корпуса, разработанная с учетом постройки больших лидеров, позволяла обеспечить неплохую мореходность. Но по количеству кораблей французы заметно отставали от своих средиземноморских конкурентов, построив в 1933— 1938 годах только 12 «эскортников».
 
Нараставшая политическая напряженность накануне Второй мировой войны разрушила искусственную систему договорных ограничений. К тому времени конструкторы уже убедились в том, что в пределах 600 тонн практически невозможно создать скоростной корабль без ущерба для его боевых или ходовых качеств. Поэтому водоизмещение следующей серии французских миноносцев достигло 1000 т, а артиллерийское вооружение усилилось вдвое: вместо одиночных пушек предполагалось установить спаренные, к тому же обладавшие большими углами возвышения и способные вести огонь по самолетам. Со своей 35-узловой скоростью миноносец «Ле Фьер» мог бы стать примером очень удачного (по критерию «стоимость — эффективность») корабля, однако история распорядилась иначе.
 
Поражение Франции в 1940 году застало все новые миноносцы на стапелях в Нанте в разной степени готовности. Французы сделали отчаянную попытку отбуксировать три недостроенных корабля в Марокко, однако атаки немецкой авиации заставили «Ле Фьер» выброситься на берег, а остальных вернуться в порт. Представители Кригсмарине оценили потенциальные возможности трофеев и приступили к достройке оставшихся шести единиц. Однако работники верфи умышленно затягивали сроки их вступления в строй. Им в том «помогала» и союзная авиация. Поэтому немцам удалось завершить довольно обширные работы (миноносцы перестраивались под германский стандарт с тремя 105-мм орудиями в корме и двумя трехтрубными 533-мм торпедными аппаратами) только к апрелю 1944 года, когда им самим пришлось спешно убегать от наступающих союзников. Все корабли были взорваны и больше не восстанавливались.
 
Зато французским 600-тонникам довелось немного повоевать. Они принимали участие в эвакуации из Дюнкерка, а после капитуляции Франции половина из них оказалась в руках англичан. Но тут произошло вполне ожидаемое событие. «Бранльба», попавший в шторм в Ла-Манше, затонул в 25 милях от берега без всякого вмешательства прс тивника. Как и в случае с японским «Томодзуру», дало о себе знать пренебрежение нормами кораблестроения. Британское Адмиралтейство тут же вывело оставшихся «эскортников» из игры. «Буклие» был передан сначала полякам, потом голландцами затем превращен в учебное судно. Остальные корабли простояли до конца войны у стенки в Хартлпуле, не выходя в море.
 
Не лучшей оказалась и судьба шестерки кораблей, оставшейся во Франции. Оккупация территории Виши поздней осенью 1942 года привела к захвату трех из них в Бизерте. Поначалу их определили в итальянский флот, но Германия лихорадочно прибирала к рукам все плавающее, и в апреле 1943 года бывшие «Бомбард», «Ла Помон» и «Ифижени» сменили итальянские обозначения FR-41—FR-43 на столь же безликие немецкие ТА-9—ТА-11. Все они бесславно погибли в этом и следующем годах. Столь же печальная участь постигла и тройку миноносцев, находившуюся в 1942 году в Тулоне. Неудачно взорванные командами, «Ла Байонез» и «Баллист» были подняты итальянцами, а после капитуляции Италии также попали в руки к немцам (ТА-12 и ТА-13). Их ждал тот же бесславный конец. Так завершили свой путь все французские миноносцы, ничем не отличившиеся ни в боях, ни в плаваниях.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • РАКЕТОНОСЦЫ-УНИВЕРСАЛЫ

    РАКЕТОНОСЦЫ-УНИВЕРСАЛЫВыпущенную аргентинским самолетом ракету на эсминце «Шеффилд» заметили, когда ничего уже нельзя было предпринять. Через несколько секунд корабль встряхнуло от сильного удара. Попадание пришлось в район машинного отделения, и, хотя боевая часть ракеты «Экзосет» не взорвалась, от работающего двигателя вспыхнуло вытекшее из перебитых трубопроводов топливо. Пожар быстро перекинулся на соседние помещения; широко использовавшийся в конструкции эсминца алюминий начал плавиться и гореть. Через пять часов экипажу пришлось оставить охваченный пламенем корабль. Аварийно-спасательные работы продолжались еще пять суток, но из-за непогоды и сильного волнения они не принесли успеха. В конце концов «Шеффилд» затонул. Так 10 мая 1982 года был открыт счет потерям Ройял Нэйви в ходе англо-аргентинского конфликта из-за Фолклендских (Мальвинских) островов.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.