Морская коллекция

КРЕЙСЕРА ИЗ «КУБИКОВ»

01.04.2016

КРЕЙСЕРА ИЗ «КУБИКОВ»Ранее мы уже рассказали, как сложилась судьба первоначальной программы «атомизации» американского флота. По сути дела, её продуктом стали экспериментальные одиночные корабли: один авианосец -«Энтерпрайз» - и его эскорт: один большой крейсер - «Лонг Бич» и один малый - «Бэйнбридж». Конечно, «экспериментальность» и «одиночность» отнюдь не мешала им являться вполне боеспособными единицами, но для флота-гегемона на просторах мирового океана требовались не благородные одиночки, а серийные корабли. Тем более что в крупной серии стоимость даже очень дорогих проектов заметно снижалась. С тех пор создание крупносерийного крейсера стало мечтой заокеанских адмиралов, осуществления которой пришлось ждать несколько десятилетий.


Все попытки «протолкнуть» постройку копий «Лонг Бич» успехом не увенчались. Тратить по 200 с лишним миллионов тогдашних, ещё достаточно полновесных долларов на каждый -это было слишком даже для совсем не миролюбивых американских конгрессменов конца 50-х годов.

Требовалось найти особую «изюминку», которая позволила бы обосновать затраты. В наибольшей степени на её роль подходила новая система вооружения. Первоначально ставку было решено сделать на ракетную систему «Тайфун». Предполагалось, что это новое оружие ПВО заменит сразу и «дальнобойный» «Тэйлос» и «Терьер» среднего радиуса действия за счёт выпуска двух вариантов с разными ускорителями. Это позволило бы заметно удешевить производство; заодно образовывались освободившиеся средства, которые можно вложить в строительство платформ для «Тайфуна».

Понятно, что эти «платформы» маленькими быть не могли: проектируемая ракета имела значительные габариты и вес. Наиболее предпочтительным носителем выглядел именно крейсер. И, уже не в первый раз, в качестве первой жертвы выбрали самый крупный и современный «артиллерийский пережиток» - тип «Де-Мойн». И вновь неудача. Подсчёт продемонстрировал, что с учётом обслуживания «перестройщик» едва ли уступит по цене атомному кораблю, при том, что служить он сможет меньше. Да и проект «Тайфун» благополучно скончался, не успев реализоваться в «продукте».

После этого к вопросу об атомных ракетных крейсерах возвращались не раз и не два, но с неизменным результатом. Наконец, в середине 1960-х в итоге долгих хитрых игр удалось включить в план постройку атомного эсминца УРО вместо неудачного проекта с турбинной установкой. Однако вскоре - в очередной раз - стало ясно, что «атомник» может быть только крейсером. Размеры проектируемого «эсминца» (окончательно переклассифицированного в крейсера только в 1975 году, после вступления в строй) стремительно разбухали, как и его цена. К тому же, у него появился «братик». Судьба с таким трудом выбитого нового атомного корабля вновь повисла на волоске уже после окончательного утверждения проекта. Случилась большая редкость: военный министр США Роберт Макнамара заявил, что он слишком дорог. В дело пришлось вступить Конгрессу, который надавил на «миролюбивого» министра (на самом деле, погрязшего во вьетнамской войне). Напомним, что обычно роли между военными и законодателями распределялись с точностью до наоборот.

 

После долгих мук «Калифорния» и «Саут Каролина» всё же появипись на свет довольно крупным «ребёнком». В 10000-тонный корпус без проблем уместилась и ядерная энергетическая установка, и настоящий винегрет из самых разных видов боевой техники. При том, надо заметить, каждый из элементов выглядит достаточно скромно: например, зенитную компоненту представляли две одиночные пусковые установки ракет «Стандарт». (Так называлась система, созданная на основе некогда «ближнего» «Тартара».) Конечно, «скорострельность» «потомка» значительно повысилась, а сама ракета могла уже вполне реально использоваться как против воздушных, так и против надводных целей на значительных дистанциях, но по сравнению с мощной ракетной «батареей» «Лонг Бич» таковая у «калифорний» выглядела более чем скромно. Впрочем, противокорабельные возможности впоследствии значительно улучшились за счёт размещения 8 контейнеров для «Гарпунов», объединённых в два блока. (Эта конфигурация стала стандартной для ядерных крейсеров США, тот же «Лонг Бич» получил аналогичную ракетную батарею при модернизации.) В этом отношении американцы пошли по нашему пути, взяв пример с советских универсальных кораблей, начиная с проекта 1143. Наличествовала на «калифорниях» и артиллерия, по нынешним временам вполне мощная, в лице пары автоматических 127-миллиметровок Мк.45 в облегчённых установках. Для ближней обороны предназначалась ещё одна пара пушек, шестиствольных «мясорубок» -20-мм автоматов «Вулкан-Фаланкс». Завершался список средствами для борьбы с субмаринами: стандартным «пакетом» торпедо-ракет «Асрок» и четырьмя торпедными трубами для выпуска лёгких противолодочных Мк.46. В принципе, на крейсера могли садиться и взлетать вертолёты, но в состав корабельных средств постоянного базирования они не входили, и рассчитывать на их обслуживание и вооружение на борту не приходилось.

Несложно заметить, что для весьма крупных кораблей размером со стандартный «вашингтонский» крейсер 30-х годов такой набор вооружения является просто и откровенно недостаточным и даже недостойным. Однако американские специалисты уже приняли новый принцип: корабли должны представлять собой плавучие платформы, на которых куда как важнее иметь возможность быстро и без больших затрат разместить новый вид оружия, чем с самого начала нагрузить их под завязку ракетами, пушками, торпедами и прочим «военным железом». Модернизационный потенциал стал своего рода коньком новой кораблестроительной доктрины, а обширные полупустые палубы «Калифорнии» и «Саут Каролины» свидетельствуют о возможности её реализации в нужный момент. Более того, при столь значительном запасе веса и объёма американцы весьма жёстко ограничивали себя. Так, первоначально предполагалось размещение довольно тяжёлых (но более скорострельных) 127-мм автоматов Мк.42 и солидных торпед Мк.48 (выпускаемых оригинальным способом - из аппаратов, расположенных сзади, в транцевой корме), однако первые заменили облегчёнными «фитюльками», а от вторых отказались начисто, и всё из соображений экономии веса и желания иметь «чистую палубу».

Впрочем, в новые времена, помимо самого по себе нового оружия, всё более важную роль играли средства его применения и управления кораблём в бою. Основой теперь служила интегрированная боевая система, позволявшая быстро определить возможную угрозу из любой точки вокруг корабля: с воздуха, с поверхности моря или из-под воды, обработать ей данные и выдать исходные установки для артиллерии, ракет или торпед в солидном радиусе до 70 миль. Отличительной особенностью «калифорний» стали мощные средства электронной борьбы с РЛС противника; в этом отношении атомные крейсера являлись несомненными лидерами тогдашнего флота США. Значительного прогресса удалось достигнуть и в атомной двигательной установке. Реакторы нового типа D2G фирмы «Дженерал Электрик», позволяли без замены активной зоны «отмерять» втрое большее расстояние, чем мог бы пройти первенец - «Лонг Бич». Вновь американцы «притемнились», не указав точно максимальную скорость крейсеров, ограничившись туманным «около 30 узлов». Однако даже если оперировать заявленной максимальной мощностью каждого из реакторов в 70000 л.с., несложно прикинуть, что корабли могли бы развить на пару-тройку узлов больше. Впрочем, главным их свойством, как и всякого атомного судна, была и осталась возможность идти с такой скоростью многие сутки подряд, недоступная их коллегам без ядерных установок. Своими «около 30» они могли без особых проблем совершить полное кругосветное путешествие, лишь бы ни пути не встретился сильный шторм.

Содержание атомных крейсеров стоило всё дороже; в середине 90-х каждый год службы парочки обходился в 80 миллионов всё ещё относительно полновесных долларов. Поэтому первый проект, предназначенный для серийного воспроизведения, в крупную серию так и не пошёл. Аппетиты моряков пришлось ограничить двумя единицами.

Однако «ядерное продвижение» на них не остановилось. Первая пара ещё не вступила в строй, когда на стапелях уже шли работы над реинкарнацией «калифорний». Новые 4 единицы типа «Вирджиния» представляли собой прямое развитие своих предшественников. Конечно, с необходимыми коррективами. Прежде всего, они коснулись вооружения. Одиночные пусковые установки «стандартов» уступили место сларкам. Правда, не совсем задаром: кормовая предназначалась не только для запуска зенитных ракет, но и противолодочных «асроков». Такое решение позволяло избавиться от тяжеленного и внушительного по размером «ящика», но несколько сокращало боезапас обоих видов и не позволяло одновременно обороняться от воздушного и подводного противника. (Впрочем, случай весьма экзотический.) Кроме того, впервые на американских «атомниках» появился «законный» вертолёт со своим ангаром, оборудованным по типу отечественных линкоров и крейсеров времён Второй мировой войны, под палубой в корме. Надо заметить, что особой популярностью «вертушка» не пользовалась: на сильном волнении её взлётная палуба заливалась водой и пресекала любые попытки вылета. Более того, через неизбежные щели в лифте сам ангар превращался в подобие квартиры, над которой прорвало все возможные коммуникации. Поэтому предпочитали в океанских походах вертолёт на борт не брать вообще и «законопачивать» щели в палубе. А окончательным итогом стало полное удаление «гадкого утёнка», благо, нашёлся повод. В соответствии с общей программой установки ракет для действий по надводным и береговым целям «вирджинии» получили не только стандартные «пакеты» контейнеров для «Гарпуна» (здесь ракеты выпускались не вполне тривиальным образом -в корму). К ним добавились прикрытые броневыми листами восемь контейнеров ударного оружия - крылатых ракет «Томагавк», которые и заняли столь удачно освободившуюся площадку в корме. Сама же модернизация, без сомнения, служит хорошей иллюстрацией принципа «свободной платформы» в действии: боевая мощь крейсеров возросла в несколько раз, при этом без сомнительной перегрузки.

Тем не менее, «вирджинии», как и «калифорнии», по-настоящему серийными так и не стали. Всё-таки, ядерные корабли оказались дороговатыми даже для первой державы мира. История крейсеров с ЯЭУ в Соединённых Штатах завершилась - пока, во всяком случае.

Но не история крейсеров вообще. В конце 1970-х годов, когда морская мощь СССР продолжала расти, а печального конца второй мировой державы не могли предсказать даже самые прозорливые аналитики, заокеанские стратеги решили существенно обновить свои ВМС. Программа включала и уже настоящую серию ракетных крейсеров, самую большую для этого класса кораблей.

На этот раз они подавались как «чуть-чуть увеличенная копия» строившихся в большой серии эскадренных миноносцев УРО «Спрюэнс», однако эти разъяснения служили прежде всего для «непонятливых» конгрессменов и налогоплательщиков. Хотя от навязанных им в «отцы» эсминцев новые крейсера США действительно многое позаимствовали. Прежде всего, систему постройки. Именно систему: американцам удалось вполне успешно применить в мирное время поточный блочно-секционный метод, помогший им «клепать» в большом количестве корабли и суда в годы Второй мировой войны. Корпус разделили на 10 блоков-модулей, в которые предварительно монтировали значительную часть оборудования. Затем уже на стапелях секции сваривали между собой. Хорошую службу финансовой стороне дела сослужила унификация как самих блоков, и их «наполнения», включая энергетическую установку. Помог «Спрюэнс» и своим опытом: по результатам океанских походов эсминцев на их «старших сёстрах» - «тикондеро-гах» - корпус удлинили и установили дополнительный фальшборт в носу, что улучшило возможность применения носовых артиллерийской и ракетной установок в плохую погоду.

Одной из наиболее серьёзных задач, поставленных перед проектировщиками, стала разработка такой архитектуры корпуса, конструкций его секций и блоков, чтобы можно было без больших материальных затрат и в сравнительно короткое время проводить их модернизацию. Отсюда огромные угловатые надстройки, частично предназначенные для экипажа, условия обитания которого заметно улучшились. Много внимания уделили инженеры и снижению шумности, по сути дела, впервые на больших надводных кораблях. Где возможно, устанавливались шумопоглощающие устройства и покрытия. Для крейсеров разработали специальное «тихое» энергетическое оборудование, вплоть до винта регулируемого шага, на кромки лопастей которого на ходу подаётся воздух для снижения кавитационного «грома».

 

КРЕЙСЕРА ИЗ «КУБИКОВ»


Если эти меры не вызывают никаких вопросов, то попытки улучшить срок службы» крейсеров за счёт применения новых материалов оставляют двойственное впечатление. Конструкторы щедрой рукой применили новые материалы: алюминиевые сплавы, пластмассы, износоустойчивые покрытия, безусловно, более долговечные, чем традиционные, но отнюдь небезопасные в бою. Хотя в настоящих сражениях «тикондерогам» принять участие не удалось, кое-какую «практику» им пришлось пройти. Наиболее известная и громкая история произошла со второй единицей серии, «Йорктауном». Этот крейсер в сопровождении одного из «папочек», эсминца УРО типа «Спрюэнс» - «Кэрон» в 1998 году прибыл с «дружественным визитом» в Чёрное море. Наше командование решило на этот раз наказать незваных гостей, если они попробуют зайти в территориальные воды Советского Союза. Американцы не преминули сделать это, и сторожевые корабли «Беззаветный» проекта 1135 и «СКР-6» проекта 35 вышли на перехват. Встретились оба отряда у мыса Сарыч. После предупреждения оба сторожевика навалились на «американцев», отталкивая их «домой», в открытое море. Операция выглядела довольно авантюристично: на крейсер водоизмещением под 10 тысяч тонн на ходу «пришвартовался» 3000-тонный «Беззаветный». (Другая пара казалась ещё более безнадёжной: против эсминца водоизмещением 7800 тонн выступил совсем маленький кораблик всего в 1300 тонн.)

Тем не менее, сложную и опасную задачу удалось выполнить. Высокий полубак «Беззаветного» (который для большего эффекта вывесил за борт якорь) разорвал левый борт и массивную носовую надстройку американского крейсера. Жертвой стали контейнеры для пуска противокорабельных ракет «Гарпун»: пара разломанных пополам ракет свешивалась, как карандаши из подставки после удачного удара кулаком. Но главный ущерб оказался скрытым от наших глаз. Внутри корпуса начали гореть «долговечные материалы», причём пожар разгорелся в районе погребов «Гарпунов» и противолодочных ракет «Асрок». Американцам удалось справиться с неприятностями, однако бодрости экипажам такие события вряд ли прибавили. Ведь в случае воздействия настоящего оружия последствия могли бы оказаться куда как более суровыми.

 

Впрочем, «тикондероги» страдали и без применения оружия и «наваливания» наших кораблей. За время службы крейсеров этого класса (до 2010 года) на них обнаружили и заделали более трех тысяч трещин различных алюминиевых поверхностей! Моряки, служившие на них, рассказывали жутковатые истории о лопнувших мачтах или топливе, вытекающем из «щелястых» баков. Трещины в баках образовывались (и это происходит до сих пор) в основном из-за «курортного» климата. Днём палубы и надстройки раскаляются под солнцем, а ночью быстро остывают. Из-за чего крейсера приходилось ставить на экстренный ремонт, как это случилось с «Порт-Ройял» в 2009 году. Учёные и технологи предложили почти два десятка различных вариантов борьбы с собственными материалами, но добились ли они успеха в этой борьбе, пока сокрыто тайной.

Из сказанного может сложиться впечатление, что с «тикондерогами» американцы потерпели неудачу. На самом деле, это далеко от истины. Незначительные (и присущие большинству кораблей новой постройки во всех странах) «блохи» с материалами оставляют лишь небольшое пятнышко на последних крейсерах США. А вот список их достоинств очень внушителен.

Прежде всего, это относится к системе вооружения. Уже на первых пяти единицах предусматривались двухбалочные универсальные установки для запуска противокорабельных ракет «Гарпун», зенитных «Стандарт» и противолодочных «Асрок». Но унификация на этом не завершилась. В 1986 году американцы полностью изменили принципы размещения и использования ракет на больших кораблях. Обычные установки заменили шахты-ячейки с контейнерами для вертикального запуска ракет, полностью спрятанные под палубой. Тем самым полностью снимались проблемы выбора нужного «боеприпаса»: для пуска можно простым нажатием кнопки выбрать любую «ячейку». А таковых на «тикондерогах» имелось целых 122, объединённые в два модуля - в носу и корме. Сами модули представляют собой довольно обширные площадки, напоминающие соты из за прикрывающих шахты сверху бронированных крышек контейнеров.

Стандартная общая «начинка» составляет 26 крылатых ракет «Томагавк», 16 противолодочных «Асрок», 80 зенитных «Стандарт-2», однако совершенно несложно практически в любом порту с краном заменить один контейнер на другой. Такая система позволяет повысить живучесть вооружения, увеличить боезапас, а главное - сократить время реакции (понятие «перезарядка» отошло в прошлое). Кроме того, до предела облегчается внедрение новых моделей ракетного оружия. После 2000 года все «тикондероги» получили ракеты Стандарт-3. Под управлением системы наведения Иджис, ещё одним «гвоздём» новых крейсеров, эти «перехватчики» (язык не поворачивается назвать новый «Стандарт» «зениткой») могут сбивать не только самолёты, но и баллистические ракеты и даже спутники на расстоянии в 500 км и на высоте до 160 км. Что и продемонстрировал в начале 2008 года крейсер «Лэйк Эри», сбив спутник-мишень, находящийся в космосе на дистанции в 275 км. Преимущества «шахтного метода» продемонстрированы и экспериментами, в ходе которых в стандартную «ячейку» впихивали по 4 зенитных ракеты ближнего действия и успешно стреляли ими.

В общем, «Тикондерога» «со товарищи» представляет собой грозный корабль, пусть и не столь впечатляющий, как наш «Пётр Великий». Берут американцы и количеством: со стапелей в конце 80-х - начале 90-х годов прошлого столетия сошло 27 единиц. Первую пятёрку без контейнерного набора решили не перестраивать и уже отправили на покой в 2004 - 2005 годах. А вот все остальные прошли модернизацию в начале нового века и готовы служить ещё 15-20 лет. Конечно, далеко не бесплатно: программа их постройки и модернизации оказалась одной из самых дорогих для надводных кораблей, благо, стоимость каждого изгоняет некогда казавшийся чудовищно расточительным «Лонг Бич» в ряды «бедняков». Хотя формально Соединённые Штаты прекратили постройку крейсеров (не в последнюю очередь именно из-за их цены), фактически она продолжается. Теперь в результате обратного «финта»: тип «Эрли Бёрк» обозвали эсминцем УРО, хотя он не так уж значительно уступает «Тикондероге» по водоизмещению и вооружению, типы которого полностью повторяют таковые у «старшего брата». Зато их построено 65 единиц, и постройка продолжается. (Пока «бёрков» запланировано всего 75.) Изначально заокеанские стратеги хотели получить за 2/3 стоимости «Тикондероги» 3/4 её возможностей -довольно выгодная «сделка». Однако «дешёвый эсминец» с самого начала лихо преодолел по стоимости планку в миллиард долларов и стремительно приближается к полуторамиллиардному рекорду. Что же, Соединённые Штаты могут позволить себе такую роскошь - пока.

В. КОФМАН





Рекомендуем почитать
  • ТИХОЙ ВОСТОЧНОЙ САПОЙ...

    ТИХОЙ ВОСТОЧНОЙ САПОЙ...Когда 10 февраля 1904 года Япония официально объявила войну России, первые выстрелы уже прозвучали: русские корабли были внезапно атакованы в Порт-Артуре и нейтральном Чемульпо. Начальные успехи, обеспеченные коварным нападением, вызвали определённое пренебрежение к совершенно новому и, в общем, тогда ещё очень примитивному средству, как подводные лодки. Тому способствовали сообщения морских агентов. Так, капитан 1 ранга Кабураги сообщал о результатах порученной ему миссии - ознакомиться с малыми субмаринами. Предназначенными для базирования на кораблях, в таких выражениях: «Лично осмотрел подводные лодки; считаю их шарлатанскими и совершенно не пригодными для боевых действий». Впрочем, такое мнение вполне понятно: оно относилось к самым миниатюрным субмаринам.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.