Морская коллекция

НЕУДАЧЛИВЫЕ «СКАУТЫ»

19.10.2014

НЕУДАЧЛИВЫЕ «СКАУТЫ»Перейдя в самом начале XX века вслед за остальными главными «морскими игроками» к постройке крупных броненосных крейсеров, Британия оказалась на некотором распутье. Весьма многочисленные бронепалубные корабли этого класса средних и малых размеров были как бы вне игры Действительно, они явно и безнадежно проигрывали бы любой бой с хорошо забронированными «латниками», превосходившими их еще и по размеру, и по вооружению. В качестве противников крейсерам 2-го и 3-го ранга оставались разве что более старые корабли того же типа, да еще продукция сэра Армстронга, предназначенная для заморских стран Между тем теория войны на море оставалась близкой к линейной классике Предполагалось, что исход борьбы за обладание морем решит генеральное сражение, в котором будут участвовать многочисленные броненосцы И для таких эскадр требовалась хорошая тактическая разведка, проводить которую могли только крейсера Так что необходимость легких быстроходных единиц никто не оспаривал, оставалась лишь проблема подбора необходимого сочетания силы и скорости.

 
Как раз здесь англичане решили максимально сэкономить Считалось, что главный бой произойдет неподалеку от своих берегов, где-нибудь в Северном море или Ла-Манше, в худшем случае — вблизи от какой-нибудь собственной заморской базы Поэтому для разведчика практически отпадало одно из главных чисто крейсерских качеств — большая дальность Не так остро стоял и вопрос о боевой силе каждой единицы. «Владычица морей», все еще придерживавшаяся принципа «стандарта двух противников», в соответствии с которым британский флот должен был равняться по общей мощи суммарным силам двух следующих морских держав, не слишком боялась за исход генерального сражения Задача разведчиков состояла прежде всего в обнаружении неприятеля и сообщении его координат и курса командованию флота Дальше в дело вступали многочисленные броненосцы и броненосные крейсера В общем, на таких «следопытов» не возлагались обязанности пробивать силой вражескую завесу или не допускать крейсера неприятеля к своей эскадре. Но содержать корабль столь ограниченного назначения было бы явно нерационально Поэтому разведчики (англичане так и назвали новый класс — «скауты») по совместительству предназначались для совместных действий с новомодными и все более многочисленными эскадренными миноносцами. Они могли бы возглавить атаку торпедных сил или же помочь отбивать аналогичное посягательство со стороны противника.
 
Такие задачи не требовали уж слишком сильного вооружения (в начале XX века для борьбы с тогдашними эскадренными миноносцами водоизмещением до 300 — 400 т вполне подходили даже трехдюймовки). Однако совершенно необходимой являлась высокая скорость и для того, чтобы уйти от преследования после успешной разведки, и для того, чтобы не слишком отставать от своих «торпедистов»
 
Весьма удачным кораблем такого рода являлся русский «Новик», со своими 120-мм орудиями и 25-узловой скоростью. Он просто напрашивался в качестве прототипа «скаута» Но «у британцев собственная гордость», и они решили пойти своим путем. Причем не спеша. Первый шаг они сделали в 1903 году, заложив серию из четырех единиц, получивших названия драгоценных камней Шаг оказался очень и очень робким- в сущности, они являлись не более чем дальнейшим развитием пресловутых крейсеров 3-го класса, несколько увеличенных в размерах и более быстроходных. Прежней осталась конструкция корпуса, с полубаком и полуютом и внушительным фальшбортом в средней части
 
Корабли получились не слишком удачными, но сыграли важную роль для британского судостроения Дело в том, что Адмиралтейство решило повторить старинный «натурный» опыт, аналогичный тому, что был проведен 70 лет назад для сравнения качеств гребных колес и винта Теперь решался не менее важный вопрос насколько пригодны новомодные турбины в качестве главных механизмов для больших кораблей, в частности, крейсеров На сей раз не пришлось даже прибегать к «перетягиванию каната» Турбинный «Аметист», заказанный, кстати, Армстронгу, — адмиралы наконец-то решили использовать опыт и умение знаменитой частной фирмы для своих нужд — продемонстрировал превосходство уже на стадии проектирования При типовом водоизмещении и размерах, той же защите и артиллерии он имел почти наполовину более мощную силовую установку и на полтора узла большую скорость, чем остальные, снабженные самыми совершенными четырехцилиндровыми паровыми машинами. Единственным недостатком сочли малую экономичность при небольшой скорости на 10 узлах корабль мог пройти только 5,5 тыс. миль, тогда как «паровики» — до 7 тыс (Причина заключалась в невыгодности малоскоростного режима для турбин с непосредственным приводом на вал; окончательно избавиться от этого свойства удалось только с введением зубчатых редукторов.) Однако недостаток вполне компенсировался полуторным увеличением дальности на большой скорости.
 
Тем не менее даже довольно удачный «Аметист» вполне разумно сочли недостаточно скоростным для роли разведчика. Адмиралтейство отменило заказ на еще одну четверку «драгоценных камней» и отправилось в дальнейшие поиски идеала Для работы с флотом и лидирования эсминцев, по расчетам адмиралов, требовалась как минимум 25-узловая скорость Понятно, что при сохранении или даже уменьшении размеров разведчиков требовалось пожертвовать другими качествами. Пришлось пойти на уменьшение главного калибра артиллерии, который решили снизить до 76 мм.
 
Далее последовал интересный эксперимент Правительство уже несколько лет охотно передавало заказы частным фирмам, однако все крейсера строились по весьма строгим спецификациям, обычно по чертежам, разработанным в управлении кораблестроения Не так обстояло дело с эсминцами, для которых , задавались только самые общие элементы (скорость, вооружение, примерное водоизмещение), оставляя на волю умения и фантазии фирмы-строителя конкретную реализацию И вот такой принцип впервые попробовали на крейсерах-«скаутах». Восемь кораблей оказались попарно розданы «Армстронгу», «Фэйрфилду», «Кэммел Лэйрд» и заводу «Виккерса» в Бэрроу-ин-Фернесс, только вступившему в ряды кораблестроителей.
 
Неудивительно, что все пары оказались мало похожими друг на друга Армстронг решил сделать «Эдвенчер» и «Эттентив» четырехтрубными, с изящным клипперским форштевнем, тогда как остальные строители ограничились тремя трубами и сохранили таранную форму носа. Наиболее последовательным хранителем традиций оказался «Фэйрфилд», оставив привычную архитектуру с полубаком и полуютом Прочие ограничились высоким полубаком, в результате чего небольшие крейсера приобрели стремительный «миноносный» вид, надолго ставший отличительной внешней чертой британских (а потом и всех прочих) «разведчиков». Разным оказался и тип, и даже количество котлов и паровых машин (а устанавливались пока именно они: к моменту закладки «скаутов» прекрасных результатов, достигнутых «Аметистом», оставалось ждать еще около года). Полный разнобой наблюдался даже в таком важном элементе, как броневая защита! Требование Адмиралтейства формулировалось как «37-мм броневая палуба или эквивалентная бортовая броня». «Армстронг» пошел по традиционному пути, правда, сумев «выкроить» 51-мм скосы, корабли «Виккерса» полностью соответствовали спецификации (палуба с 37-мм скосами), а вот две другие пары обзавелись 51-мм бортовыми поясами — впервые на малых крейсерах.
 
И здесь каждый строитель пошел своим путем. «Фэйрфилд» снабдил «Форвард» и «Форсайт» более протяженным поясом вдоль машинных и котельных отделений, тогда как лэйрдовские «Патфайндер» и «Пэтрол» ограничились коротким, только напротив машин Остальная часть корпуса прикрывалась обычной палубой со скосами.
 
НЕУДАЧЛИВЫЕ «СКАУТЫ»
 
91. Крейсер-«скаут» «Куарто» (Италия, 1913 г.)
 
Строился на верфи ВМФ в Венеции. Водоизмещение 3270 т, максимальная длина 131,6 м, ширина 13,8 м, осадка 4,1 м. Мощность четырехвальной паротурбинной установки 25 000 л.с., скорость 28,5 узла. Вооружение: шесть 120-мм/50 и шесть 76-мм/50 скорострельных орудий, два 450-мм торпедных аппарата. Бронирование: палуба 37 мм, рубка 100 мм. В 1936 году три 76-мм заменены зенитными пулеметами. Исключен из списков в 1939 г.
 
92. Крейсер-«скаут» «Пэтрол» (Англия, 1906 г.)
 
Строился фирмой «Кэммел Лэйрд» в Биркенхеде. Водоизмещение 2900 т, максимальная длина 115,52 м, ширина 11,77 м, осадка 3,96 м. Мощность двухвальной паросиловой установки тройного расширения 16 500 л.с., скорость 25 узлов. Вооружение: десять 76-мм скорострельных орудий, восемь 47-мм малокалиберных, два 457-мм торпедных аппарата. Бронирование: пояс 51 мм, палуба 16 — 37 мм, рубка 76 мм. Всего в 1904 г. построено две единицы: «Патфайндер» и «Пэтрол». «Патфайндер» затонул в сентябре 1914 г., «Пэтрол» исключен из списков в 1920 г.
 
93. Крейсер-«скаут» «Марсала» (Италия, 1914 г.)
 
Строился на верфи ВМФ в Кастелламаре. Водоизмещение 3575 т, максимальная длина 140,3 м, ширина 13,00 м, осадка 4,1 м. Мощность трехвальной паротурбинной установки 22 500 л.с., скорость 27,5 узла. Вооружение: шесть 120-мм/50 и шесть 76-мм/50 скорострельных орудий, два 450-мм торпедных аппарата. Бронирование: палуба 37 мм, рубка 100 мм. Всего в 1914 г. построено две единицы: «Марсала» и «Нино Биксио». Исключены из списков в 1927 и 1929 гг. соответственно.
 
«Скауты» имели один безусловный и несколько менее очевидных недостатков. Безусловным являлось относительно слабое вооружение. Как раз вскоре после их вступления в строй эсминцы стали быстро «пухнуть» в размерах, и 76-миллиметровки в качестве главного калибра их «лидеров» выглядели совсем неубедительными Англичане сначала добавили еще одну пару, а спустя шесть лет заменили их на более соответствующие боевым задачам девять четырехдюймовок. Тем не менее первые «скауты» очень быстро устарели Их 25-узловая скорость, выдающаяся на фоне 18-узловых броненосцев, выглядела куда менее убедительной после появления 21-узловых дредноутов Броня уже не слишком хорошо защищала от орудий эскадренных миноносцев, которые тоже обзавелись 102-мм калибром Поэтому неудивительно, что в Первую мировую войну «следопыты» не прославились и использовались на третьих ролях. Наиболее известным в истории из восьмерки остался «Патфайндер», да и то по печальному поводу: он оказался первым надводным кораблем, погибшим от торпеды подводной лодки.
 
Восьмерки хилых «скаутов» для лидирования все возраставших в числе, размере и скорости эсминцев все равно не хватало. Поэтому Адмиралтейство решило повторить свой опыт, поручив на этот раз постройку всех последующих крейсеров этого класса одной и той же государственной верфи в Пемброке, надеясь, что она если и не сможет удовлетворить всем требованиям сразу, то хотя бы последовательно будет улучшать собственный проект. Для этого корабли заказывались небольшими сериями: сначала парами, причем между первой и второй имелся двухлетний промежуток, вроде бы достаточный для внесения необходимых изменений.
 
Однако попытка «подлатать» неудачную идею, в сущности, привела к еще большей неудаче Начальная пара, заказанная по программе 1907 года («Бодишия» и «Беллона»), оказалась едва ли лучше первых «следопытов». Хотя новые корабли имели современную турбинную механическую установку с приводом на четыре вала (и это на крейсере водоизмещением всего в 3300 т), их скорость осталась на том же недостаточном 25-уз-ловом уровне. Защита ухудшилась едва ли не ниже допустимого предела и состояла только из 25-мм броневой палубы в районе турбинных и котельных отделений, утончавшейся еще больше к оконечностям. Некоторое дополнительно прикрытие обеспечивал запас угля (котлы имели смешанное угольно-нефтяное отопление), но, в общем, такой крейсер был обречен в бою практически с любым противником своего класса. Не придавало оптимизма и вооружение, состоявшее всего из шести четырехдюймовок, из которых одновременно вести огонь на борт могли только четыре Явную ущербность артиллерии частично компенсировали уже в ходе Первой мировой войны, добавив в 1915 — 1916 годах еще по четыре 102-миллиметровки Но спасти явно слабые корабли такие меры уже не могли.
 
Лорды Адмиралтейства ломали головы, куда бы приспособить «лидеров», отстающих от эскадренных миноносцев уже на 5 — 7 узлов Не годились они и для службы в составе крейсерских эскадр, состоявших к тому времени из куда лучше вооруженных и защищенных кораблей В результате в главном сражении мировой войны — Ютланде — они выступили в роли своего рода «блуждающих форвардов», не включенных в состав конкретных отрядов Судьба (да и командиры) хранила их, и оба крейсера благополучно пережили битву, после чего их направили на дальнейшее переоборудование В 1917 году бывшие «скауты» превратились в быстроходные минзаги и успели до конца войны выставить почти полтысячи мин С завершением постановок они стали уже вовсе ненужными и завершили свою карьеру в качестве портовых судов
 
Не пошел на пользу и двухгодичный срок, зарезервированный для улучшения проекта Вторая пара пемброкских крейсеров, «Блонд» и «Бланш», практически полностью повторяла первую Лишние 50 т водоизмещения пошли на утолщение палубы в районе механической установки до 40 мм и на дополнительные четыре 102-мм орудия Еще одним изменением стал калибр торпедных аппаратов, доведенный до нового стандарта — 533 мм За модификацию пришлось, однако, и заплатить И без того скромная проектная скорость упала на пол-узла, несмотря на попытки ослабить перегрузку, уменьшив запас топлива Медлительных «скороходов» ждала та же судьба, что и их предшественников невыразительная карьера во время большей части Первой мировой войны, затем, в 1917 году, переоборудование в минзаги и быстрая сдача на слом Они прослужили всего около десяти лет, что говорит лишь о заурядности проекта.
 
Однако с упорством, достойным лучшего применения, Адмиралтейство продолжило свой эксперимент По программе 1910 года срочно закладывается очередная серия, теперь уже из трех единиц. «Эмфайон», «Фирлесс» и «Эктив» очень мало отличались от предшественников, представляя собой странную комбинацию «Беллоны» и «Блонды». Они несли десять орудий, но 18-дюймовые торпедные аппараты В отчаянной попытке хоть как-то усилить защиту, инженеры прибегли к суррогату, увеличив толщину обшивки борта в районе турбин и котлов, создав таким образом 19 — 25-мм псевдопояс «Псевдо» потому, что материалом послужила обыкновенная судостроительная сталь, спокойно пробиваемая любыми снарядами эсминцев Но она защищала хотя бы от мелких осколков
 
Судьба последней тройки скаутов несколько отличалась от службы предыдущей четверки С началом Первой мировой войны все они реально являлись лидерами миноносных флотилий Меньше всех повезло «Эмфайону», ставшему первым британским кораблем, погибшим в «мировой мясорубке» 5 августа 1914 года он с парой эсминцев своей флотилии обнаружил германский минный заградитель «Кенигин Луизе», затопленный командой
 
Однако «немец» сделал свое черное дело при возвращении домой следующим утром крейсер напоролся на две мины, одна из которых вызвала взрыв погребов А наиболее любопытной оказалась карьера «Фирлесса» Он прослужил два года в качестве лидера флотилии эскадренных миноносцев, а затем получил уникальное задание, став «главой» отряда крейсерских подводных лодок типа «К» Предполагалось, что эти скоростные субмарины, возглавляемые крейсером, будут действовать в боевых порядках Гранд-Флита Однако до конца войны они поучаствовали только в одной «битве» 31 января 1918 года при большом учебном выходе отрядов флота имел место конфуз, приведший к столкновениям и гибели или тяжелым повреждениям сразу пяти лодок «Фирлесс» внес свой вклад, потопив лихим таранным ударом «К-17» Восстанавливать ненужный и сильно поврежденный корабль не имело большого смысла В 1920 году он и наиболее «медлительный» «Эктив» отправились на слом, пробыв на активной службе всего 5 — 6 лет — своеобразный рекорд бесполезности в самом востребованном классе боевых судов
 
Так закончилась, едва успев начаться, история британских «скаутов» Малые ли-деры-разведчики оказались слишком слабо защищенными, плохо вооруженными и недостаточно скоростными В те же годы уже строились более сбалансированные (хотя и более крупные) боевые единицы, полностью вытеснившие этих «недотеп» Надо сказать, что такой жестокий эксперимент со столь сокрушительными результатами могла позволить себе разве что первая морская держава мира Опыт англичан решились повторить немногие Прежде всего, их верные ученики в те времена — итальянцы Практически одновременно с несчастливыми «блондами» в 1909 году был заложен скаут «Куарто», считающийся одним из наиболее удачных кораблей Италии того времени Действительно, даже при чуть меньшем, чем у его британских родичей, водоизмещении «Куарто» имел мощные турбины, позволявшие развивать почти 29 узлов (на испытаниях и этот рубеж удалось превзойти) Более сильными являлись и вооружение, и броневая защита Плюс к тому крейсер мог, без ущерба для остальных качеств, принимать до 200 мин Неожиданным «бонусом» стала, в общем-то, порочная способность создавать огромную волну у форштевня на большом ходу Впечатленные мощным буруном, германские и австрийские подводники раз за разом «мазали», сильно завышая скорость своей цели при решении торпедного треугольника «Куарто» благополучно пережил Первую мировую войну и, в отличие от «британцев», почти дослужил до Второй Утершие нос «старшему брату» итальянцы решили закрепить успех, заложив спустя два года еще пару «скаутов» В проект «Марсалы» и «Нино Биксио» внесли массу изменений, которые, как казалось, должны были пойти только на пользу. В частности, теперь на борт могло стрелять пять орудий (вместо трех-четырех на «Куарто») Полностью изменился силуэт, приобретший красивые стремительные очертания Однако и потери оказались большими Уменьшение общей мощности турбин (их в новом проекте стало три вместо четырех) привело к снижению «табличной» скорости до 27,5 узла Однако проектный ход смог развить только «Марсала», и то после долгих мучений, «Нино Биксио» не покорились и 27 А на службе и эти не слишком выдающиеся характеристики «просели» очень быстро, механические установки приходилось все время ремонтировать и модернизировать Не помогла и смена котлов на «Марсале» В итоге «улучшенные» итальянские «скауты» отправились «на покой» гораздо раньше, чем первенец «Куарто»
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • КОГДА СПЯЩИЙ ПРОСЫПАЕТСЯ...

    КОГДА СПЯЩИЙ ПРОСЫПАЕТСЯ...В десятилетия, последовавшие за гражданской войной—самой большой и кровопролитной в американской истории, Соединеные Штаты переживали неуклонный подъем. Страна наслаждалась своей политической и экономической свободой, шаг за шагом приближаясь к мировому первенству в промышленном производстве. Уже в середине 80-х годов XIX века выплавка стали сравнялась с аналогичным показателем Британской империи. И на нее тут же находились многочисленные потребители: огромное количество металла уходило на бурно растущие железные дороги, сельскохозяйственное оборудование, торговые пароходы.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.