Морская коллекция

«ПАСЫНКИ» ФЛОТОВ ФЮРЕРА И ДУЧЕ

26.07.2015

«ПАСЫНКИ» ФЛОТОВ ФЮРЕРА И ДУЧЕЕвропейские фашистские империи, Германия и Италия, демонстрировали совпадение интересов по многим проблемам. Не являлось исключением и строительство военно-морского флота. Оба «вождя» — фюрер и дуче — жаждали иметь мощные корабли в возможно большем количестве. А вот «непредставительским» классам — в частности, эскортным силам — не уделялось никакого внимания. Обе державы вступили в мировой конфликт практически с полным отсутствием специализированных боевых судов, пригодных для конвоирования и борьбы с подводными лодками.

 

Правда, как это ни странно, именно сторожевики оказались в числе первых военных кораблей, построенных при Гитлере Первая и единственная серия — F-боты — заметно отличалась от своих собратьев аналогичного назначения, создававшихся в других странах. При довольно небольшом водоизмещении (чуть больше 700 т) они отличались сильным вооружением из 105-мм пушек с тяжелыми (18-кг) снарядами, а также большой скоростью — 28 узлов. Отсутствие торпедных аппаратов не позволяло классифицировать их как эскортные миноносцы, тем более, что их таковыми не считали и сами немцы, присвоившие типу туманное обозначение «эскадренного эскорта». На деле они оказались чисто экспериментальными кораблями, при этом очень неудачными. Дело в том, что германские проектировщики решили применить на них перспективные котлы с высоким давлением пара и заодно испытать обводы для будущих эсминцев. И то и другое в данном проекте себя абсолютно не оправдало. Высокопроизводительные котлы с большим количеством автоматики были уместны на тех классах кораблей, для которых скорость являлась решающим элементом, — к примеру, на тех же эскадренных миноносцах или крейсерах (хотя, как известно из истории, моряки Кригсмарине немало намучились с такими установками). Но для эскортных судов главным качеством энергетической установки всегда оставались надежность и неприхотливость. Соображения экономии веса и размера всегда отходили на второй план — не зря союзники ставили на своих шлюпах, корветах и фрегатах любые машины, от дизелей до уже полностью устаревших к тому времени паровых машин. Главное — чтобы корабль охранения мог всегда дать нужный ход, и уж совершенно недопустимо, чтобы он тормозил свое эскортируемое «стадо» из-за аварий в механизмах! А именно это и происходило с F-ботами буквально в каждом походе. Неудачными оказались и «миноносные» обводы: волны заливали палубу с носа до кормы. В общем, для выполнения конвойной работы корабли оказались абсолютно непригодными.

 
В попытках сделать из них хоть что-то полезное половину (F-1 — F-4 и F-6) перестроили, удлинив корпус на 4,5 м, доведя тем самым полное водоизмещение до 1150 т. На трех из них (F-1, F-З и F-6) заодно продлили полубак до самой кормы, сделав их гладкопалубными. В результате образовалось много дополнительных помещений, и переименованные соответственно в «Либелле», «Хай» и «Кениген Луизе», они до конца своей карьеры служили в качестве судов-тендеров. Два последних погибли под бомбами союзников, а «Либелле», переименованный в «Ягд», после войны вначале служил плавучим штабом для германской комиссии по разминированию, а затем был передан Франции, где его вскоре отправили на слом. Аналогичная судьба постигла F-8 и F-10, доставшиеся соответственно англичанам и американцам. Еще один сторожевик, F-2. также попавший в руки англичан, был пущен на дно во время учений флота около Скапа-Флоу, как и его собрат F-7, доставшийся Советскому Союзу и ставший кораблем-целью В-225.
 
После первых военных успехов, приведших к захвату Норвегии, Дании и Франции, перед Кригсмарине встала не планировавшаяся вначале задача налаживания прибрежных коммуникаций и охраны побережья оккупированных территорий. Британские и советские подводные лодки, авиация и торпедные катера союзников становились все большей и большей угрозой. Конструкторы срочно доработали предвоенный проект канонерских лодок, создав «быстроходный сторожевик» типа G. На бумаге он выглядел весьма амбициозно: сильное артиллерийское вооружение дополнялось современным гидролокационным и противолодочным оборудованием. «Изюминкой» являлось наличие пусть легкого и примитивного, но все же вертолета, в будущем — одного из главных врагов подводных лодок. Однако, несмотря на все достоинства проекта, верфи Германии не могли найти возможностей и выделить ресурсы для его реализации. Реально работы велись только на G-1, постройка которого стартовала лишь в конце 1942 года. Но в июле 1943-го английские бомбардировщики превратили предполагаемого первенца германских эскортных сил в обломки вместе с эллингом, в котором он находился. Для G-2, G-5 и G-6 удалось собрать некоторое количество материалов, но дело не дошло даже до закладки.
 
Итак, история эскортных кораблей фюрера завершилась полным фиаско. Зато «мародерство» на судостроительных заводах поверженных стран оказалось куда успешнее. Главным источником быстроходных сторожевиков (Schnelle Geleitfahrzeuge, или сокращенно SG) стали французские верфи. Так, четверка плавбаз гидросамолетов, находившаяся в состоянии готовности примерно на треть, подверглась значительной перестройке. На них появились 105-мм пушки, зенитные автоматы и бомбометы. Вся четверка активно участвовала в боевых действиях; до конца войны дожили только два корабля.
 
Помимо этих крупных единиц в ход пошла и всяческая «мелочь». Перестройке подверглись, в частности, французские авизо — 900-тонные корабли с дизельными моторами, позволявшими (по расчетам) развивать ход до 20 узлов. На каждый из них ухитрились водрузить пару 105-миллиметровок и до двадцати зенитных автоматов. Все четыре, вошедшие в строй (SG-14, -15, -21 и -22), погибли в ходе войны. Аналогичная судьба постигла и относительно крупный (2300 т) сетевой заградитель «Гладиатор», числившийся как «корвет ПВО» SG-18 и потопленный в Тулоне в результате налета авиации союзников в феврале 1944 года.
 
Среди захваченных немцами кораблей наиболее ценными оказались голландские прибрежные эскортные суда программы 1938 года (иногда их называют также канонерскими лодками). По этой программе предполагалось построить семь единиц, обладавших отличными тактико-техническими характеристиками. Разработчикам проекта удалось совместить мощное вооружение (спаренные 120-мм полуавтоматические установки в бронированных башенках, 40-мм автоматы и противолодочные бомбометы) с очень приличной броневой защитой: 60-мм поясом и 35-мм палубой, что не сильно отличается от бронирования таких крейсеров, как советский «Киров» или итальянский «Больцано»! Двигательная установка должна была состоять из дизелей фирмы «Бэбкок энд Уилкокс» мощностью 3500 л.с., а проектная скорость равняться 18 узлам.
 
 
33. Корвет «Апе», Италия, 1943 г.
 
Построен фирмой «Навальмеканика». Водоизмещение стандартное 660 т, полное 730 т. Длина наибольшая 64,35 м, ширина 8,71 м, осадка 2,53 м. Мощность двухвальной дизельной установки 3500 л.с., скорость 18 узлов. Вооружение: одно 100-мм универсальное орудие, семь 20-мм автоматов, один 450-мм двухтрубный торпедный аппарат, десять бомбометов. Всего в 1942—1943 годах построено 45 единиц, часть из которых достроена немцами.
 
34. Эскортный корабль F-1, Германия, 1936 г.
 
Построен на верфи «Германия». Водоизмещение стандартное 715 т, полное 1030 т. Длина наибольшая 76,1 м, ширина 8,8 м, осадка 2,59 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 14 000 л.с., скорость 28 узлов. Вооружение: два 105-мм орудия, четыре 37-мм и четыре 20-мм автомата. Всего в 1935—1936 годах построено десять единц (Р-1 — Р-10).
 
35. Эскортный корабль G-1, Германия (проект), 1942 г.
 
Строился на верфи «Штюлькен» в Гамбурге. Водоизмещение стандартное 1360 т, полное 1750 т. Длина наибольшая 87 м, ширина 11м, осадка 3,43 м. Мощность трехвальной паротурбинной установки 6750 л.с., скорость 21 узел. Вооружение: четыре 105-мм орудия (две спаренные установки, впоследствии заменены на две одиночные), четыре 37-мм и восемь 20-мм автоматов, вертолет, четыре бомбомета и бомбосбрасыватели. Планировалось построить 24 единицы (G-1 — G-24), однако реально заложен только головной корабль.
 
До начала войны удалось заложить только три сторожевика, у голландцев так и не успевших получить названия. Специалисты Кригсмарине активно приступили к их вводу в строй сразу после захвата Нидерландов в 1940 году. Поскольку английские дизели, конечно же, остались за Ла-Маншем, им пришлось установить менее мощные моторы, позволявшие развить всего 15,5 узла. Полностью германским стало и зенитное вооружение. Активно использовавшиеся после вступления в строй, сторожевики типа «К» в конце войны понесли тяжелые потери. К-1 и К-2 погибли от авиации союзников. К-2 потом удалось поднять, однако в ходе буксировки он вновь затонул. В 1946 году корабль подняли вновь, однако его состояние оказалось настолько плохим, что его тут же отправили на слом. Лишь К-3 пережил плен и вернулся к своим настоящим хозяевам. Переименованный в «Ван-Спейк», он в 1953 году получил новые машины и находился в строю в качестве эскортного корабля до 1960 года.
 
Но трофейных кораблей все равно не хватало для прикрытия многочисленных конвоев. Поэтому в ход пошли и чисто гражданские суда. Так, например, в качестве эскортников нашли применение даже фруктовозы — относительно небольшие суда голландской, немецкой, английской и французской постройки. На них ставили два-три 105-мм орудия и два десятка зенитных автоматов. Излишне говорить, что эти неповоротливые «калоши» мало подходили для борьбы с подводными лодками (при номинальной скорости до 15 узлов им запрещалось развивать больше 11—12), но в какой-то степени они могли защитить своих подопечных от атак с воздуха.
 
Впрочем, «банановозы» принадлежали к своего рода злите конвойных сил Третьего рейха. Для охраны от подводных лодок на Балтике, Северном море и в норвежских водах вскоре пришлось мобилизовать все, что держалось на плаву и могло вынести установку артиллерии без риска затонуть от собственных выстрелов: каботажные пароходы, траулеры и дрифтеры, большие мотоботы. В большинстве своем они получали гордую классификацию «UBoot Jager» — охотник за подводными лодками (сокращенно «Uj»), но на деле в поединке с субмаринами их шансы на победу выглядели весьма сомнительными.
 
На Средиземном море положение с эскортными силами было очень похожим. Адмиралы дуче оказались не более расторопными, чем их немецкие коллеги. К началу Второй мировой войны в их распоряжении оказалось всего четыре корабля, пригодных для хотя бы относительно полноценной борьбы с подводными лодками и конвоирования транспортов.
 
Между тем Италия еще до войны спроектировала пару неплохих сторожевиков — правда, не для своего флота, а для иранского. В 1930 году Персия, с которой усиленно заигрывали практически все ведущие европейские державы, при обновлении флота склонилась к услугам дуче. Заказ включал постройку четырех малых катеров, шести больших дизельных патрульных катеров, королевской яхты и, наконец, двух шлюпов — «Бабр» и «Паланг». На последних итальянские инженеры впервые применили относительно мощные дизели, получив полезный опыт, использованный впоследствии в годы войны. Но судьба обоих кораблей оказалась одинаково печальной: в августе 1941 года британские армия и флот вошли в южный Иран, и шлюпы шаха пошли на дно под огнем английского шлюпа «Шорхэм» и австралийского «Ярра».
 
После начала войны итальянцы сумели-таки найти неплохой для себя вариант. Они решили сосредоточиться на постройке небольших, а значит — дешевых единиц, производство которых можно было развернуть в большом количестве даже при весьма скромных возможностях собственной промышленности. Справедливо рассудив, что в Средиземном море совершенно необязательно использовать океанские сторожевики, итальянцы ограничили дальность плавания корветов типа «Апе» 3000 миль — этого «за глаза» хватало для самых дальних коммуникаций. При этом технические решения и состав вооружения были продуманы весьма тщательно. Так, в дополнение к основной дизельной двигательной установке имелась пара электромоторов мощностью всего по 150 л.с. и аккумуляторы — в точности как на подводной лодке! Сторожевик мог двигаться почти бесшумно на скорости 5—6 узлов в течение трех часов, внимательно и без всяких помех прислушиваясь к тому, что творится под водой. В результате подводный противник терял свое главное преимущество — меньшую шумность своих двигателей по сравнению с преследующим его надводным кораблем. Вооружение 600-тонного корвета включало все необходимое: и 100-мм орудие, и зенитные автоматы, и, конечно же, бомбометы для глубинных бомб, а также — что весьма необычно — 450-мм торпедный аппарат. Последний мог быть полезен и в борьбе с находящейся в надводном положении субмариной (особенно при бесшумном подкрадывании), а также создавал определенную угрозу, пусть хотя бы гипотетическую, любому надводному судну неприятеля.
 
Неплохих результатов и на деле добились корветы. Первые из них, вошедшие в строй за год до капитуляции Италии, успели потопить четыре британских субмарины, что на фоне более чем скромных успехов флота дуче выглядит большой победой. После падения фашистского режима и оккупации немцами северной Италии (где строились практически все боевые корабли) корветы типа «Апе» оказались и под флагом Кригсмарине. Первая пара, уже вступившие в строй «Камочио» и «Антилопа», получили номера Uj-6081 и Uj-6082. Они погибли вместе: августовской ночью 1944 года их отправил на дно американский эсминец «Эндикот». Кроме них, немцы реквизировали еще два готовых корвета и достроили еще девять. Большинство из них погибли под бомбами авиации союзников, а еще одна пара, Uj-202 и Uj-208 (начатые постройкой как итальянские «Бомбарда» и «Туфетто»), попала под обстрел двух британских эскортных миноносцев типа «Хант». Немцы планировали продолжать программу использования кораблей бывшего союзника. Еще восемь единиц находились в заключительных стадиях достройки, а затопленные итальянцами в 1943 году «Персефона», «Эутерпа» и «Эгерия» были подняты и поставлены на ремонт. Однако ни одному из них не удалось послужить новым хозяевам. Высадка союзников на Апеннинах вскоре покончила с использованием «чужого добра». На долю бывших владельцев еще осталась чертова дюжина корветов, прослуживших в послевоенном флоте Италии до начала 1970-х годов и пользовавшихся весьма хорошей репутацией.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • ОПЕРАЦИЯ «ПОЛЯРНЫЙ МЕДВЕДЬ»
    ОПЕРАЦИЯ «ПОЛЯРНЫЙ МЕДВЕДЬ»Многие историки русского флота пропускают XIV век и сразу переходят от походов киевских князей на Византию если не к Петру Великому, то, по крайней мере, к походу Ивана Грозного в 1552 году на Казань. На самом же деле кораблестроение и передвижения русского войска на судах никогда не прекращались, даже во времена ордынского ига.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.