Морская коллекция

ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ

15.09.2015

ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИЗавершение Второй мировой войны и начало войны «холодной» поставило кораблестроителей ведущих стран мира в очень нелегкое положение. Каким будет флот ближайшего будущего? Вразумительно ответить на этот вопрос не мог никто. С одной стороны, военно-морские теоретики и инженеры получили колоссальный опыт боевых действий на море, который, казалось бы, заслуженно мог считаться критерием истины. С другой стороны, прогресс в военной технике был столь стремительным, что угнаться за ним не всегда представлялось возможным. Радиоэлектроника, реактивная авиация, управляемые ракеты, атомное оружие—все эти новации требовали осмысления, и самым разумным решением здесь было бы не спешить и «выдержать паузу». Однако позволить себе такое могли разве что Соединенные Штаты: к концу 1945 года они имели огромный флот и по , праву считались бесспорным мировым лидером. Другие же страны, особенно те, чьи ВМС понесли серьезные потери, ждать не могли и приступили к постройке новых кораблей немедленно. Итог этой затеи стал вполне закономерным: первые послевоенные эсминцы, создававшиеся на базе предшествовавших проектов, к моменту вступления в строй оказались морально устаревшими и практически непригодными для решения боевых задач в новых условиях.

 
За восстановление флота взялся и Советский Союз. В октябре 1945 года Совнарком утвердил 10-летнюю судостроительную программу, по которой планировалось построить более трех тысяч боевых кораблей и катеров, в том числе 34 крейсера, 188 эсминцев и 367 подводных лодок. Причем в целях экономии времени решили максимально использовать готовые проекты с их минимальной доработкой. В частности, строительство серийных эсминцев предлагалось развернуть по чертежам «Огневого» (см. «Моделист-конструктор» №11 за 2001 г.). Тот факт, что корабль не вполне отвечал предъявляемым требованиям еще на момент утверждения проекта (1939 год!), почему-то никого не смутил.
 
Головной эсминец проекта 30-бис «Смелый» вошел в строй Советского ВМФ к 70-летию И.В.Сталина, в декабре 1949 года. По архитектуре и компоновке он повторял «Огневой», отличаясь лишь несколько увеличенными размерениями и слегка усиленным зенитным вооружением. Торпедные аппараты стали пятитрубными (впрочем, по спецификации они такими же должны были быть и на «тридцатках» — их просто не успели изготовить). Рост водоизмещения пошел, главным образом, на усиление конструкции корпуса и увеличение запаса топлива. Большое внимание уделялось улучшению технологичности постройки, в частности, цельносварной корпус предусматривал возможность секционной сборки. Последнее сыграло важную роль: огромную серию кораблей (70 единиц) удалось построить всего за пять лет. А при сооружении одного из кораблей — «Способного»—был установлен непревзойденный рекорд: от закладки эсминца до подписания приемного акта прошло меньше десяти месяцев — случай для отечественной промышленности уникальный.
 
«Тридцатки-бис» вместе с крейсерами типа «Свердлов» стали своего рода «визитной карточкой» Советского ВМФ 50-х годов — в основном благодаря изящному «миноносному» силуэту. Правда, кроме эффектного внешнего вида, остальные достоинства этих кораблей были сомнительными. Эсминцы обладали плохой мореходностью, недостаточной дальностью плавания, старомодной энергетикой, слабыми средствами обнаружения, неэффективным зенитным и противолодочным вооружением... В целом они соответствовали стандартам 30-х годов, опоздав родиться лет на пятнадцать! Корабли проекта 30-бис оказались единственными в мире эсминцами послевоенной постройки с неуниверсальной артиллерией. Увы, но постройка самой большой в истории нашего флота серии эсминцев одновременно оказалась и самой непродуманной тратой денег.
 
Великобритания к моменту завершения Второй мировой войны морально еще не была готова распрощаться со званием «владычицы морей» и потому отказываться от постройки новых кораблей не желала. Как мы уже знаем, Королевский флот начал оснащаться более-менее современными эсминцами типа «Бэттл» (см. «Моде-лист-конструктор» №8 за 2001 г.) только к 1945 году. Причем большая часть «бэттлов» к окончанию боевых действий все еще пребывала в стадии постройки. Также на стапелях находились и корабли типа «Бэттлекс» (серия «Уэпон»— «Оружие»). Последние были меньше по размерам, несли скромное вооружение из спаренных 102-мм зениток в открытых палубных установках, но зато обладали повышенной живучестью энергетической установки за счет разнесения котельных и машинных отделений. Внешне «Бэттлекс» выделялся необычным силуэтом: впервые после знаменитых «трайблов» британский эсминец стал двухтрубным, но при этом тонкая носовая труба была спрятана внутрь решетчатой мачты.
 
ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ
 
293. Эсминец «Дэринг», Англия, 1952 г.
 
Строился фирмой «Суон Хантер». Водоизмещение стандартное 2830 т, полное 3580 т. Длина наибольшая 118,8 м, ширина 13,1 м, осадка 4,1 м. Мощность двухвальной турбинной установки 54 000 л.с., скорость 34,7 узла. Вооружение: шесть 114-мм универсальных орудий, шесть 40-мм автоматов, два пятитрубных 533-мм торпедных аппарата. Всего построено 11 единиц: восемь в 1952—1954 годах в Англии и три в 1957— 1958 годах в Австралии. Один из британских кораблей в 1964 году продан Австралии, а два других — Перу в 1970 году.
 
294. Эсминец «Смелый» (проект 30-6ис), СССР, 1949 г.
 
Строился на заводе имени А. А.Жданова в Ленинграде. Водоизмещение стандартное 2316 т, полное 3066 т. Длина наибольшая 120,5 м, ширина 12 м, осадка 3,9 м. Мощность двухвальной турбинной установки 60 000 л.с., скорость 36,5 узла. Вооружение: четыре 130-мм орудия, две 85-мм зенитные пушки, семь 37-мм автоматов, два пятитрубных 533-мм торпедных аппарата. Всего в 1949—1953 годах построено 70 единиц. Позже 16 кораблей переданы другим странам (два — Польше, шесть—Египту и восемь—Индонезии).
 
295. Эсминец «Сюркуф», Франция, 1955 г.
 
Строился на верфи в Лорьяне. Водоизмещение стандартное 2750 т, полное 3740 т. Длина наибольшая 128,6 м, ширина 12,7 м, осадка 5,4 м. Мощность двухвальной турбинной установки 63 000 л.с., скорость 34 узла. Вооружение: шесть 127-мм универсальных орудий, шесть 57-мм и четыре 20-мм автомата, четыре трехтрубных 550-мм торпедных аппарата. Всего в 1955—1957 годах построено 12 единиц.
 
На тот момент в Адмиралтействе уже имелись разработанные чертежи нового эсминца, который наконец был лишен явных недостатков своих предшественников. Проект утвердили еще в феврале 1945 года и до окончания войны успели выдать заказ на постройку 16 кораблей. Правда, головной «Дэринг» заложили только в сентябре 1945-го. Последовавший затем экономический кризис заставил пересмотреть судостроительные программы в сторону их резкого сокращения, но серию новых дестройеров удалось отстоять, хотя и сокращенной до восьми единиц.
 
«Дэринг» представлял собой увеличенный «Бэттл» с третьей 114-мм башней и архитектурой наподобие «Уэпона». Это был довольно крупный корабль: штат его экипажа соответствовал рангу крейсера с кэптеном (капитаном 1 ранга) во главе. Корпус впервые для британского судостроения выполнялся цельносварным (что, кстати, вызвало много технологических проблем). Паротурбинная установка имела повышенные параметры пара и обладала хорошей живучестью за счет более удачной компоновки. Благодаря новым котлам и усовершенствованной редукторной приставке «Дэринг» на 590 тоннах нефти мог пройти 20-узловым ходом 4440 миль, в то время как меньшему по размерам «Бэттлу» для этой цели потребовалось бы не менее 700 т топлива. Применение двух рулей позволило улучшить маневренность — по сравнению с предшественником, диаметр циркуляции уменьшился с 608 до 480 м. На последних четырех кораблях серии применили еще одно новшество — электрооборудование на переменном токе напряжением 440 В.
 
Вооружение «Дэринга» включало в себя три новые полностью механизированные 114-мм башенные артустановки Мк-VI. Сами орудия остались прежними, но за счет более совершенной системы подачи боезапаса (на каждый ствол теперь работали два снарядных и один зарядный элеваторы) эффективность стрельбы заметно повысилась. Торпедное вооружение — два пятитрубных 533-мм аппарата — поначалу соответствовало «Бэттлу», но впоследствии было полностью демонтировано. Собственно говоря, на «Дэринге» и заканчивается эволюция классических торпедных кораблей Ройял Нэйви.
 
Франция в рамках программы возрождения своего флота не обошла стороной и эсминцы. Корабли типа «Сюркуф» проектировались в конце 40-х годов на основе опыта Второй мировой войны. По схеме расположения вооружения они сильно напоминали довоенный «Ле Харди», но были крупнее и оснащались артиллерией и торпедами нового поколения. Подходящей пушки у французов не было, и ее пришлось разрабатывать заново. Так появилось полуавтоматическое 127-мм 54-калиберное универсальное орудие, созданное с американской помощью и способное стрелять американскими же боеприпасами. «Сюркуф» был вооружен шестью такими пушками в трех спаренных башенных установках; их дополняли довольно мощные 57-мм автоматы, а также несколько «эрликонов». Размещение торпедных аппаратов на палубе выглядело несколько старомодным: они устанавливались не в диаметральной плоскости, а парами у бортов. Причем назначение их было различным: кормовая пара стреляла обычными дальноходными торпедами против надводных кораблей, а носовая — самонаводящимися против подводных лодок. В этом отношении «Сюркуф» можно назвать переходной ступенью от классического эсминца к многоцелевому эскортному кораблю недалекого будущего. Здесь уместно заметить, что сразу после Второй мировой войны французский флот принял новую классификацию кораблей, из которой эсминцы (contre-torpilleur) формально были исключены.
 
296. Эсминец «Импетуозо», Италия, 1958 г.
 
296. Эсминец «Импетуозо», Италия, 1958 г.
 
Строился на верфи в Рива Тригозо. Водоизмещение стандартное 2775 т, полное 3810 т. Длина наибольшая 127,6 м, ширина 13,2 м, осадка 4,5 м. Мощность двухвальной турбинной установки 65 000 л.с., скорость 34 узла. Вооружение: четыре 127-мм универсальных орудия, шестнадцать 40-мм автоматов, один трехтрубный 533-мм торпедный аппарат, один бомбомет. Всего построено две единицы: «Импетуозо» и «Индомито».
 
О царившем тогда разброде в вопросах тактического использования надводного флота косвенно может свидетельствовать тот факт, что за шесть лет «Сюркуф» четыре раза переводили из одного класса в другой: в 1949 году он значился «быстроходным эскортером ПВО» (escorteur rapide anti-aerien), с 1952-го— «эскортером 1 класса» (escorteur de 1 classe), с 1953-го — «быстроходным эскортером» (escorteur rapide) и с 1955-го — «эскадренным эскортером» (escorteur d’escadre).
 
Всего в 50-е годы французы построили 12 кораблей типа «Сюркуф» и пять типа «Дюпрэ». Последние выделяют в самостоятельный тип лишь из-за усиленного радиолокационного и противолодочного вооружения (противокорабельные торпедные аппараты заменили реактивным бомбометом «Бофорс»). В остальном обе серии эсминцев абсолютно идентичны.
 
Италия к созданию первых послевоенных эсминцев приступила сразу же после вступления в 1949 году в НАТО. Разумеется, о былых претензиях на господство на Mare Nostrum речь уже не шла, и новые корабли теперь строились лишь в единичных экземплярах. «Импетуозо» и «Индомито» разрабатывались на базе «дальних родственников» лидера «Ташкент» —легких крейсеров типа «Капитани Романи», но имели меньшее водоизмещение. По составу вооружения и радиоэлектронного оборудования они почти в точности соответствовали американскому «Гирингу», за исключением торпедных аппаратов (итальянцы ограничились одним трехтрубным). Кроме того, вместо бомбометов «Хеджехог» «Импетуозо» получил новый трехствольный противолодочный бомбомет — это был единственный в Италии образец морского оружия собственной разработки.
 
Подводя итог, можно утверждать, что хотя на Западе эсминцы первого послевоенного поколения в техническом отношении были впереди советских, устарели и те и другие практически одновременно. Начиналась эпоха ракетно-ядерного противостояния, и требования к надводному флоту радикально изменились.
 
С. БАЛАКИН




Рекомендуем почитать
  • ИСКУСНОЕ ПОДРАЖАНИЕ

    ИСКУСНОЕ ПОДРАЖАНИЕИногда перед морскими странами второго эшелона вопросы обороноспособности ставят неразрешимые проблемы, отсутствующие у великих держав просто в принципе. Так, Испании ее морскую политику диктовали не экономические интересы, не король, а исключительно тот факт, какое правительство находится у власти: либералы или консерваторы. Как водится, оба конкурирующих кабинета радели за сильную и процветающую Испанию, но вот пути достижения этой цели у них порой кардинально различались.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.