Морская коллекция

«ТРОЙКА», «СЕМЕРКА» — ТУЗ?

15.09.2016

«ТРОЙКА», «СЕМЕРКА» — ТУЗ?После окончания боевых действий и поражения Германии в «Великой войне» у победителей было много желаний по ограничению дальнейших возможностей своего вчерашнего, очень грозного противника развязать новую бойню. И в числе первых опасностей явно сквозил кошмар неограниченной подводной войны. Если по Версальскому миру армия и флот в целом были поставлены в унизительное положение, но сохранили какие-то, пусть минимальные возможности, то подводные силы были сочтены слишком опасными, чтобы позволить немцам иметь хотя бы одну субмарину. Их просто запретили, причем подводные силы нельзя было не только иметь, но и строить, и даже проектировать. Так огромный подводный флот, «пропустивший через себя» более 850 единиц, перестал существовать. Как казалось, англичанам, американцам, французам - навсегда.

 
Однако немцы - причем задолго до прихода к власти Гитлера - и не думали соблюдать эти запреты. Еще в 1922 году наиболее преуспевшие в постройке субмарин в годы Первой мировой фирмы «Германия-Верфт», «Везер» и «Вулкан» создали «на паях» конструкторское бюро, которое занялось проектированием новых боевых единиц. Как бы ничего не нарушая: конструкторы выполняли заказы третьих стран, кстати, ничем «грандам» не угрожавшим: Испании, Турции. Финляндии... А чтобы союзники не имели даже формального повода к запрету, это КБ разместилось в столице соседней, сугубо нейтральной Голландии, Гааге. Название тоже получило соответствующее: «Голландское предприятие - проектное бюро по кораблестроению». Но за этой, внешне безликой вывеской, скрывался хитрый механизм. Чтобы обеспечить подставную фирму заказами, а себя - новыми проектами, руководство ВМС Веймарской республики и германские военно-промышленные магнаты, прежде всего, Крупп, тайно финансировали своих конструкторов, что позволяло «голландскому КБ» назначать за свои проекты и наблюдение за их осуществление «в железе» демпинговые цены. А возглавил бюро профессор Ганс Техель - главный конструктор германских «У-ботов» периода Первой мировой.
 
И дело, при такой-то поддержке, естественно, пошло. В качестве прототипа для начала взяли разработку времен Первой мировой, тип UBIII (как мы помним, едва ли не наиболее удачный вариант средних субмарин того периода). «Контора» объявила о том, что берет на себя не только разработку проектов подводных лодок, но еще и наблюдение за их строительством. В сочетании с более низкой ценой на свою продукцию, чем у конкурентов - проектантов и кораблестроителей Италии и Франции, это подкупило, пусть и не сразу (послевоенная экономика не способствовала активным вложениям в военную технику) правительства нескольких стран. В 1927 году «фальшивые голландцы» получили заказ для ВМС Испании. Лодку под обозначением «Е-1» заложили на верфи в Кадисе в 1930 году в соответствии с доставленными из Голландии чертежами и документацией. Но в следующем году в Испании произошла революция, дополненная к тому же разразившимся международным экономическим кризисом. Проект повис в воздухе. В ликвидации изрядно щекотливой ситуации были заинтересованы обе стороны, и, чтобы найти нового покупателя, «Е-1» широко разрекламировали по всей Европе. Для ознакомления со строившейся лодкой в Испанию пригласили специалистов из многих стран. В конце концов, субмарину приобрела Турция, где она получила название «Пор».
 
Подводная лодка «U-26» (Тип 1А), Германия, 1937 г.
 
Подводная лодка «U-26» (Тип 1А), Германия, 1937 г.
 
Подводная лодка «U-26» (Тип 1А), Германия, 1937 г.
 
Строилась фирмой «Дешимаг» в Бремене. Тип конструкции - полуторакорпусный. Водоизмещение подводное/надводное - 860/965 т. Размеры: длина - 72.4 м. ширина - 6.2 м. осадка - 4,3 м. Глубина погружения - до 100 м. Двигатель: два дизеля мощностью 2800 л.с. и два электромотора мощностью 1000 л.с. Скорость надводная/подводная на испытаниях - 17.8/8,3 уз. Вооружение: шесть 533-мм торпедных аппаратов (четыре в носу, два в корме, 14 торпед, одно 105-мм орудие и один 20-мм автомат. Экипаж - 43 чел. Всего в 1937 г. построено две единицы. «U-25» и «U-26». Обе погибли в 1940 г.
 
Практически одновременно с заказом многострадальной «Е-1» услугами «Бюро» решила воспользоваться Финляндия. Получившие в результате крушения Российской империи независимость финны опасались своего могучего соседа с востока, да и западный сосед, их более ранний «сюзерен», Швеция, не внушал полного доверия. Так что, их желание получить небольшую, но скоростную, маневренную подводную лодку вполне понятно. И псевдо-голландцы помогли: в 1930 - 1931 годах финский флот пополнился тремя субмаринами типа «Ветехинен». Создали «спецы из Гааги» и субмарину малого водоизмещения. В итоге Финляндия получила еще и лодку прибрежного действия «Весикко», впоследствии довольно неплохо действовавшую в советско-финской войне.
 
Причем, действительно, фирма обеспечивала клиентам пост-построечное обслуживание. Испытания как финских, так и турецкой лодок проводили немецкие офицеры-подводники, «замаскированные» под инженеров.
 
Продукцией неожиданно всплывшего как бы из ничего нового поставщика подлодок заинтересовались не только «малые и неимущие». Как мы уже говорили, проект «Е-1» произвел впечатление и на командование советского ВМФ. В 1932 -1933 годах в Испанию прибыли наши главные специалисты в области подводного кораблестроения. Будущий «Гюр» произвел на них хорошее впечатление, и в 1933 году «Союзверфь» и компания «Дешимаг» - совладелец «Голландского предприятия» (немцы к тому времени уже «высунули нос» из своего «укрытия») заключили договор о разработке подводной лодки для СССР. Немецкий проект был частично переработан советскими инженерами и реализован в серии удачных подводных лодок типа «С» - «средняя».
 
Не прогадали и сами немцы. В результате деятельности «Бюро из Гааги» конструкторы получили ОТЛИЧНЫЙ ОПЫТ создания отвечающих требованиям нового времени субмарин. Причем не только за рубежом. Еще в 1920-х годах в Берлине появилась фирма с ничего не значащим названием «Инженерное бюро по экономике». На первый взгляд, ничего запретного, противоречащего Версалю: мало ли, какими исследованиями может заниматься такое учреждение. На самом деле, под этой вывеской обосновалось конструкторское бюро подводного кораблестроения. Возглавлял его инженер Фридрих Шеффер, впоследствии один из ведущих немецких конструкторов подлодок. А после прихода Гитлера к власти, в 1934 году Крупп создал на верфи «Дешимаг» в Бремене филиал «Голландского предприятия», куда вернулись из-за границы бывшие «голландцы» -немецкие конструкторы и инженеры.
 
И в начале 1930-х годов немцы приступили к созданию более крупной субмарины, на этот раз уже для себя. Проект серии I с надводным водоизмещением за 860 т практически соответствовал «океанским» лодкам Первой мировой и имел хорошее вооружение из 6 торпедных аппаратов, 105-мм пушки и 20-мм автомата.
 
Именно лодкам «первой серии» изначально предстояло стать основными. Тип даже назвали «мобилизационным»: для внешнего мира как бы предусматривалось, что их начнут строить только в случае, если на Германию нападут злые враги. На деле же еще в 1932 году было принято решение начать постройку -тайно! Для чего в сопредельных странах тогда же начали заказывать отдельные механизмы, предназначенные как бы для совершенно мирных целей.
 
Подводная лодка «U-1» (Тип ІІА), Германия, 1936 г.
 
Подводная лодка «U-1» (Тип ІІА), Германия, 1936 г.
 
Строилась фирмой «Дойче Веерке» в Киле. Тип конструкции - однокорпусный. Водоизмещение подводное/надводное - 250/300 т. Размеры: длина - 40,9 м, ширина - 4,1 м, осадка - 3,8 м. Глубина погружения - до 80 м. Двигатель: один дизель мощностью 700 л.с. и один электромотор мощностью 360 л.с. Скорость надводная/подводная на испытаниях 13.0/6,9 уз. Вооружение: три 533-мм торпедных аппарата в носу, шесть торпед, один 20-мм автомат. Экипаж - 25 чел. Всего в 1936 г. построено шесть единиц, «U-1» - «U-6». «U-1», «U-2» и «U-5» погибли в годы Второй мировой войны, остальные сданы на слом после ее окончания
 
Но все же, хотя лодки 1-й серии хронологически были разработаны и начаты постройкой первыми, их постройка затянулась, что неудивительно: они все-таки оказались достаточно сложным «продуктом» для возрождающейся «подводной индустрии» Германии. В итоге эти лодки получили далеко не начальные порядковые номера: «U-25» и «U-26». Сам проект встретил немало возражений: при водоизмещения 860 т единицы 1-й серии были примерно на треть меньше аналогичных океанских лодок-ровесников, создаваемых в это время в других странах, от Италии до СССР.
 
В итоге руководство подводной секции Кригсмарине (с приходом Гитлера к власти сменилось и название ВМС Германии) во главе с Деницом вообще сочло проект неудачным. Действительно, лодки не обладали высокой мореходностью и маневренностью - качества, которым немцы уделяли особое внимание. Их пришлось даже несколько модернизировать, установив своеобразный «гребень» по бокам крыши рубки, предназначенный для отвода потоков воздуха, и другой гребень-щиток, в середине рубки, - для отражения брызг.
 
Еще до войны «U-25» и «U-26» были переведены в учебные. Однако с началом боевых действий дефицит в субмаринах оказался настолько большим, что в 1939 году обе подводные лодки серии I вновь отправили «на передовую». Любопытно, что при этом «U-25» снабдили жутковатой картинкой: на рубке изобразили сразу и акулью пасть, и череп с костями. Но такое показалось слишком даже фашистским подводникам, и впоследствии эту шокирующую символику заменили на менее претенциозный мухомор. Но и этот «ядовитый гриб» просуществовал недолго: уже в следующем году «U-25» отправилась на дно, как и ее напарница «U-26».
 
Поскольку 1-я серия явно не подходила для очень быстрого наращивания подводных сил, которого столь настоятельно требовало руководство Третьего Рейха во главе с «вождем германской нации», вполне естественным выглядит обращение конструкторов к опыту Первой мировой. Напомним, что тогда экстренный количественный рост обеспечили малые субмарины серии UBII. Да и послевоенный опыт уже имелся: именно на основе этих «жестяных огурцов» в 1933 году для финского флота была построена лодка «Весикко», весьма неплохо прошедшая испытания. Поэтому и 2-я серия послевоенных германских субмарин явилась прямой наследницей типа UBII. Именно ее единицы стали первыми подводными кораблями, спущенными на воду в обход всех версальских соглашений. Правда, в 1934 году даже Гитлер опасался публично афишировать такую наглость: многие узлы для первых подтипов, IIА и IIВ, все еще заказывалась за рубежом, прежде всего, в Голландии, в обстановке повышенной секретности.
 
Инженеры постарались не просто скопировать удачу своих предшественников почти 20-летней давности. Серия II отличалась от UBII прежде всего улучшенными ходовыми характеристиками и повышенной дальностью. Но это потребовало увеличения длины и размещения балластных цистерн вне прочного корпуса. За счет практически тотального применения электросварки (в чем Германия заметно опережала другие страны) вес прочного корпуса удалось снизить почти наполовину! Высвободившееся водоизмещение пошло на увеличение мощности двигателей и запаса топлива. Но, как оказалось, даже в высокотехнологичной стране совершить «большой скачок» сразу не удалось. В сварных швах обнаружились серьезные дефекты, что сказалось прежде всего на глубине погружения. По проекту она должна была достигать 80 м, но в ходе испытаний некоторых единиц ее вынужденно пришлось ограничить 50 метрами: лодки начинали течь.
 
Подводная лодка «U-18» (Тип IIВ). Германия, 1936 г.
 
Тип II
 
Подводная лодка «U-18» (Тип IIВ). Германия, 1936 г.
 
Строилась фирмой «Дойче Веерке» в Киле. Тип конструкции - однокорпусный. Водоизмещение подводное/надводное - 275/325 т. Размеры: длина - 42.7 м, ширина - 4,1 м, осадка - 3,8 м. Глубина погружения до 90 м. Остальные данные как у типа IIА. Всего в 1936 г. построено 18 единиц. «U-7» - «U-24», и еще две единицы, «U-120» и «U-121», - в 1940 г. Десять единиц погибли в годы войны, «U-10» «U-11» сдались союзникам, остальные, в том числе «U-18», были затоплены экипажами. «U-18» и «U-24» подняты службой ЭПРОН советского флота, изучены и сданы на слом
 
За шестеркой единиц варианта IIА последовала значительно большая серия, IIВ. Наиболее важным отличием от предшественниц стали увеличенные отверстия вдоль ватерлинии, предназначенные для приема воды в балластные цистерны при погружении. В результате удалось повысить скорость погружения, что для германских подводников также являлось очень важным параметром. Кроме того, серия IIС стала первой, на которую штатно, еще на стадии проектирования, вернулась «артиллерия». Пусть пока очень скромная: палубным орудием стал 20-мм автомат. Но субмарина перестала быть полностью беззащитной как перед небольшими катерами-охотниками, так и под атаками с воздуха.
 
Понятно, что лодки серии II не подходили для сколь-нибудь дальних походов. Впрочем, создатель и бессменный руководитель подводных сил Третьего Рейха Дениц с самого начала планировал использовать их исключительно в учебных целях. Именно в учебном походе «У-боты» и понесли первую потерю: «U-18» пошла на дно в результате столкновения еще в ноябре 1936 года. Тем не менее, и ее подняли и ввели в строй. Однако, явная нехватка «подводных пиратов», сложившаяся в самом начале войны, потребовала использования и этих небольших лодок для выполнения боевых задач в океане. Вскоре выяснилось (что совершенно неудивительно), что в борьбе за Атлантику единицы 2-й серии практически бесполезны, поэтому в 1940 году и в начале следующего их попытались применить в качестве минных заградителей.
 
Но вскоре нашелся боевой театр и для «малышек», где как раз их размер и явился главным достоинством. На манер наших «малюток» с началом войны против Советского Союза немцы переправили шесть единиц серии II по железной дороге в румынский порт Констанца, Здесь перед ними поставили более чем амбициозную задачу: борьбу против советского черноморского флота и блокаду его главной военно-морской базы - Севастополя. Успехи на этой ниве можно оценить как весьма относительные, а конец «германского черноморского подводного флота» оказался и вовсе сокрушительным. Наступление наших войск, поддержанное авиацией и морскими силами, привело к гибели половины «двоек»: «U-9», «U-18» и «U-24» в результате удара авиации ЧФ по Констанце в августе 1944 года. Да и второй половине деваться было некуда. 9 сентября, в связи с выходом Болгарии из войны, немцы лишились последнего пристанища на Черном море. И три оставшиеся лодки («11-19», «11-20» и «и-23») пришлось затопить в море уже у берегов Турции.
 
Тип II
 
Интересно, что. несмотря на явную непригодность малых лодок для действий в океане, немецкое командование не отказалось от попыток не только использовать имеющиеся, но и возродить их постройку. Серия IID из 16 единиц вступила в строй в начале 1941 года. Конструкторы попытались выжать все остатки сока из этого «стального лимона», в частности, им удалось почти утроить радиус действия. В принципе, теперь «малышки» могли хоть как-то использоваться для боевого патрулирования, но все равно, несли на борту слишком мало торпед для длительного похода. Хотя некоторым из них все же удалось добиться успехов, пусть и довольно скромных, овчинка не стоила выделки. Тем более, что со всеми улучшениями и доработками ни одну из модификаций серии нельзя признать вполне удачной. Лодки этого типа получили в германском флоте прозвище «долбленка», или «каноэ», по причине простоты конструкции, малых размеров и более чем сомнительных удобств для экипажа, хотя моряки отдавали должное их неприхотливости в эксплуатации.
 
Да и люди - тренированные экипажи -становились куда как более критическими для продолжения подводной войны, чем «железо». И летом 1941 года все лодки серии II отозвали из Атлантики и перевели на Балтику, ставшую настоящим «детским садом» для обучения персонала Кригсмарине. Там они использовались для тренировочных целей и лишь эпизодически - против советского Балтийского флота. В итоге, прочим единицам II серии удалось дожить до 1945 года именно благодаря своему тренировочному статусу. Но и для них наступил общий закономерный конец: все были затоплены экипажами или капитулировали вместе со всей Германией.
 
В первой и второй сериях немцам не удалось найти решения по созданию «оптимальной» субмарины. Одна из них оказалась слишком большой и сложной в постройке, другая - слишком маленькой. Как говорится, «вилка». И действительно, третий «снаряд» лег точно в цель. Правда, этот самый оптимальный вариант соответствовал не третьей послевоенной серии, а формально -седьмой. Эта серия переняла многие элементы от своего прототипа, финской подводной лодки «Ветехинен», созданной в 1931 году по германскому проекту. Что до форм корпуса, то конструкторы поступили более чем просто, для начала взяв чертежи «малютки» II серии и «растянув» их до нужного размера простыми линейными преобразованиями.
 
И, как ни странно, этот довольно-таки примитивный прием прекрасно сработал. Получился проект лодки водоизмещением 625 тонн с вооружением из пяти торпедных аппаратов, четыре из которых располагались в носу, а пятый «одиночка» - в корме, выше ватерлинии. Имелось еще пять запасных торпед, а также «артиллерия» - старая добрая 88-миллиметровка.
 
Далее события разворачивались стремительно. В январе 1935 года «Германия-Верфт» получила заказ на первую серию средних субмарин из шести штук, пока еще реализовывавшихся в металл «втемную». Под давлением союзников заказ сначала сократили до четырех, но пришедшие к власти нацисты мухлевали уже без всякого зазрения совести: еще шесть единиц должна была строить другая фирма, «Везер». А в марте Гитлер окончательно отказался выполнять запретительные статьи Версальского мирного договора, и теневое строительство стало явным. Уже в июне последовало роковое для «Владычицы морей» соглашение Германии и Британии, окончательно узаконившее «запретный плод». Да, англичане как бы подстраховались: суммарное водоизмещение германского подводного флота не должно было превышать 35% от аналогичного британского, но куда важнее был сам факт: Версальское соглашение пало. Путь для создания настоящих, вполне официальных подводных сил был открыт. Оставалось только определить стратегию дальнейшего развития.
 
В. КОФМАН
 
(Продолжение - в следующем номере журнала)




Рекомендуем почитать
  • «КОРОЛЕВА ОКЕАНОВ»
    «КОРОЛЕВА ОКЕАНОВ»23 ноября 1869 года с верфи Скотта и Линтона на реке Кляйд в городе Думбартон (Шотландия) был спущен на воду новый клипер. Жена первого капитана, разбив бутылку шампанского о форштевень, дала судну имя «Катти Сарк», что в переводе с английского значит «короткая рубашка».

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.