Морская коллекция

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ РАЙОННОГО МАСШТАБА

07.05.2014
СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ РАЙОННОГО МАСШТАБАВо времена холодной войны сила государств определялась количеством ядерных боеголовок в их арсеналах, а всего за полвека до того — числом линкоров-дредноутов. А вот рейтинг латиноамериканских государств конца XIX — начала XX века измерялся наличием крейсеров. Впрочем, в этом не было ничего удивительного. При примитивных сухопутных коммуникациях и практическом отсутствии железных дорог фактически весь грузооборот этих государств осуществлялся по воде — ведь сколько-нибудь существенные города и селения Латинской Америки стоят на побережье либо на берегах крупных рек.
 
Разумеется, что в случае войны обеспечение своих коммуникаций и действие на путях сообщения противника становились едва ли не главной задачей противоборствующих флотов. А крейсера как раз и являлись специализированными кораблями, приспособленными для решения подобного круга задач.
 
Непонимание этих истин приводило порой к трагикомическим и даже явно фарсовым ситуациям, как это было, например, в начале 1880-х годов, когда з далёком и Богом забытом Эквадоре произошла попытка государственного переворота. В отличие от предыдущих случаев, новые инсургенты выбрали нестандартную тактику. Понимая, что бой в чистом поле обречён на провал, они сделали ставку на «точечный» удар с моря. Арендовав в Панаме пароход «Алахуэла», повстанцы на его борту благополучно прибыли в порт Манаби.
 
Обыкновенная хулиганская выходка надолго установила патовую ситуацию на политической арене страны: ведь вернуть город можно было только ответным десантом! Лишь спустя время правительству удалось, вооружив пароход «Нуэбо де Хулио», установить конституционный порядок в далёких джунглях.
 
Именно поэтому даже самые заштатные государства Латинской Америки стремились обзавестись своим крейсером. При этом отбросив явную подтасовку, как это было, например, в Эквадоре, где за крейсер выдали бывший буксир «Котопакси», флоты стран этого региона обогатились довольно интересными единицами, составляющими важную страницу мирового крейсеростроения.
 
Разумеется, что, обладая ограниченными финансовыми возможностями, большинство стран не смогли пойти дальше крейсеров второго ранга по традиционной в то время мировой классификации. Но даже эти «пигмеи» оставили весьма значительный след в истории Латинской Америки.
 
Как ни странно, но лидером в этой своеобразной крейсерской гонке вооружений выступила весьма небогатая Перу. Потеряв во время войны с Чили оба своих броненосца, Перу оказалась совершенно без крейсерского флота. А между тем, именно действия перуанских «Уаскара» и «Индепенденсии» в очередной раз доказали тезис, что овладение морем в Латинской Америке означает победу в войне.
 
Для восстановления крейсерских сил в воюющей стране была объявлена всенародная подписка, огромную роль в которой сыграли вдовы солдат и моряков. Так что уже в 1880 году на Кильской верфи удалось заложить сразу два новых крейсера. При водоизмещении 1700 т корабли имели довольно неплохой для своего времени 16-узловой ход и могли нести до шести орудий среднего калибра (на баке, юте и четыре — в барбетах). Для соблюдения секретности контракт был заключён таким образом, что «Лима» и «Кальяо» на бумаге значились греческими пароходами «Сократес» и «Диогенес». В 1881 году через подставных лиц в Великобритании было приобретено вооружение и оба корабля отправились туда. Здесь открылась правда, и британские власти предпочли задержать оба сомнительных судна до окончания войны.
 
В конце концов, 31 августа 1889 года в Кальяо прибыл лишь один крейсер — «Лима», а второй пришлось продать за долги, тем более что после поражения в войне у перуанского руководства появилось множество других первоочередных задач.
 
В итоге «Лима» на долгое время стала единственным крейсером Перу. Кстати, именно на борту «Лимы» на родину были доставлены останки адмирала Грау, для чего крейсер совершил визит в Чили, став, таким образом, первым перуанским кораблём, зашедшим в эту страну после войны. Дальнейшая карьера крейсера не раз испытывала взлёты и падения, пока в 1926 году его не придали дивизиону подводных лодок. Впрочем, роль судна снабжения для довольно прочного корпуса корабля выглядела просто расточительством. В итоге, во время очередного обострения политической ситуации, на сей раз с Колумбией, корабль перевели на Амазонку, где он использовался как плавучая батарея вплоть до 1950-х годов!
 
Не менее интересная карьера выпала и на долю близнеца «Лимы». Так и не подняв перуанский флаг, корабль надолго «завис» в «прайсах» выставленных на продажу кораблей. За десять лет печать не раз сообщала о продаже корабля то Португалии, то Японии, то ещё какому-нибудь не менее экзотичному покупателю. Но в итоге буквально накануне испано-американской войны судно приобрели Соединённые Штаты.
 
1 мая 1898 года переименованный в «Топеку» корабль бросил якорь в Нью-Йорке, чтобы стать на почти двухмесячное переоборудование под американские стандарты. Но он всё-таки успел «отметиться» в войне, буквально под её занавес, приняв участие в потоплении крейсера «Хорхе Хуан». В дальнейшем, как и её перуанский близнец, «Топека» многократно менял свои «профессии», побывав последовательно учебным, гидрографическим, наконец, просто коммерческим судном, отправившись на слом лишь в 1930 году.
 
В 1891 году обзавелась своим крейсером Мексика — по её заказу верфь «Форш э Шантье» в Гавре заложила крейсер «Порфирио Диас». Но уже к моменту спуска на воду новый корабль был перекрещён в нейтральную в политическом смысле «Сарагосу». При водоизмещении в 1200 т он нёс довольно мощное вооружение из четырёх 120-мм скорострельных пушек Канэ. В феврале следующего года крейсер бросил якорь в Веракрусе, фактически начав службу под мексиканским флагом. А первым наиболее существенным событием в жизни корабля стало кругосветное плавание, совершённое в 1895 — 1997 годах — впервые не только в мексиканском флоте, но и вообще среди флотов стран «третьего мира»!
 
Разумеется, что вся дальнейшая карьера флагмана мексиканского флота тесно вплетена в историю всех политических и военных потрясений, будораживших республику на протяжении начала XX в. Карательные операции против мятежных майя в 1898 — 1905 годах, сражение у Тампико в апреле-мае 1914 года, кампания у Юкатана 1915 года — вот далеко не полный перечень операций, в которых отметилась «Сарагоса». По истечении срока службы, когда в 1926 году крейсер исключили из списков флота, он нашёл покой неподалеку от Веракруса, потопленный в ходе артиллерийских учений.
 
Следующие два государства — Колумбия и Венесуэла в деле создания своих крейсеров пошли по пути наименьшего сопротивления и затрат, просто приобретя «бывших в употреблении» представителей этого класса. Но если венесуэльский «Марискаль Сукре» к моменту сделки уже практически не имел никакой боевой ценности, поскольку в «предыдущей жизни» под наименованием «Исла де Куба» он отслужил во флотах Испании и Соединённых Штатов почти два десятка лет, то Колумбия приобрела ещё вполне современный марокканский «Эль Башир», построенный в 1892 году в Италии по проекту английских инженеров. При водоизмещении 1200 т корабль развивал скорость до 18 узлов и имел на борту целый арсенал артиллерийского вооружения, включавший 140-мм орудие Дригса на баке, четыре 57-мм пушки и четыре скорострелки Шнейдера-Канэ. Впрочем, по приходу в Колумбию все пять антикварных орудий заменили парой 120-мм скорострелок (в носу и корме). Интересно, что в Марокко Эль Башир» был яхтой султана, так что в наследство от арабов колумбийцам достались роскошные и богато декорированные http://gudauri.gogeorgia.today/apartamenty-i-kvartiry апартаменты.
 
Решение султана выставить на аукцион свой крейсер-яхту как раз совпало с окончанием гражданской войны 1899 — 1902 годов в Колумбии. Правительство последней, желавшее реанимировать свою морскую мощь, быстро нашло общий язык с марокканцами. Нанятая в Испании перегоночная команда уже 11 июля 1902 года благополучно доставила корабль в колумбийскую Картахену.
 
Первоначально, в знак признательности своей бывшей метрополии, крейсер получил имя Блас де Лесо, героя обороны Картахены. Но название «Апьмиранте Лесо» не прижилось, и всего через два года крейсер снова переименовали в «Картахену». Вместе с парой канонерок и вооружённым транспортом она составила ядро возрождённого колумбийского флота. А в 1907 году вышел правительственный указ о формировании из указанных кораблей учебного отряда — мера, вероятно уникальная в мировой истории!
 
Впрочем, в этом не было ничего удивительного. В тот период на флоте служили в основном испанцы и чилийцы, так что своим указом правительство просто решило оказать поддержку национальным кадрам, и, надо отдать должное, это вполне удалось. К сожалению, создание наземной инфраструктуры оказалось более трудоёмко, что и предопределило короткий век крейсера. Хотя в 1912 году он прошёл капитальный ремонт в Гаване, уже в 1916 году его по причине крайней ветхости пришлось продать на слом с публичного аукциона.
 
СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ РАЙОННОГО МАСШТАБА
 
157. Крейсер второго ранга «Лима», Перу, 1880 г.
 
Строился в Киле фирмой «Говальд». Водоизмещение 1700 т, длина 76,2 м, ширина 10,6 м, осадка 4,5 м. Мощность двухвальной машинной установки 1800 л.с., скорость 16,2 уз. Вооружение: два 152-мм и три 57-мм орудия. В 1920-г. вооружение заменили четырьмя 102-мм орудиями. Экипаж 150 чел.
 
Всего построено два: «Лима» и «Кальяо», последний никогда не состоял в составе ВМС Перу, а в 1898 г. приобретён Соединенными Штатами и переименован в «Топеку».
 
158. Крейсер второго ранга «Патагония», Аргентина, 1885 г.
 
Строился в Триесте фирмой «Стабилименто текнико Трестино». Водоизмещение нормальное 1450 т, длина 64,9 м, ширина 9,9 м, осадка 3,9 м. Мощность двухвальной машинной установки 2730 л.с., скорость 14 уз. Бронирование: палуба 32 мм, орудийные щиты 102 мм, рубка 38 мм. Вооружение: одно 254-мм, три 152-мм орудия Армстронга и четыре мелкокалиберных орудия. Экипаж 210 чел.
 
Построена одна единица. В 1909 г. перевооружён на одно 152-мм, одно 120-мм и восемь 75-мм. В 1918 г. исключён из списков флота и переоборудован в транспорт.
 
159. Крейсер второго ранга «Уругвай», Уругвай, 1910 г.
 
Строился в Штеттине фирмой «Вулкан». Водоизмещение 1250 т, длина 81,0 м, ширина 9,5 м, осадка 3,1 м. Мощность двухвальной машинной установки 6000 л.с., скорость 23 уз. Вооружение: два 120-мм орудия Круппа, четыре 75-мм, шесть мелкокалиберных орудий, два торпедных аппарата. Экипаж 160 чел. Построена одна единица. Сдан на слом в 1951 г.
 
Весьма сомнительному примеру Колумбии и Венесуэлы последовало ещё одно южноамериканское государство — Уругвай. В 1908 году флот этой республики пополнился крейсером «Бьенте и Куатро де Агосто», впрочем, к моменту сделки «невеста была уже немолода» и обладала довольно нетривиальной и любопытной биографией.
 
История корабля началась ещё 12 февраля 1884 как первенца уругвайского крейсеростроения, когда сэр Армстронг заложил корпус № 482 с целью последующей перепродажи. В декабре следующего года нашёлся первый покупатель в лице греков и новостройку торжественно нарекли «Саламисом». Тем временем, когда 28 января 1886 года крейсер спустили на воду, контракт с греками был уже расторгнут, а их место в июле того же года заняли турки. Но вскоре и они ушли с арены. Наконец, под наименованием «Анжело Эмо» 28 апреля 1887 года многострадальный крейсер вошёл в состав итальянского флота, где его переименовали в «Догали».
 
Приобретение такой весьма сомнительной обновки вызвало жаркие дебаты в уругвайском парламенте. Конгрессмены прямо указывали, что 21-летний корабль старый и абсолютно непригодный. Но моряки выступили единым фронтом, доказывая, что солидный шестидюймовый главный калибр при умеренной цене делает корабль идеальным учебным судном. В конце концов, оппозиция парламентариев была сломлена, и 29 января 1908 г. корабль поднял уругвайский флаг.
 
Но чреда смены названий на этом не закончилась! Уже в 1910 году крейсер снова переименовывается, на сей раз, окончательно в «Монтевидео». Впрочем, это мало что изменило в жизни экипажа, ведь ещё в 1909 году, после необходимого ремонта он принял на борт первых курсантов. Вполне рутинная служба старого крейсера неожиданно достигла пика популярности в 1918 году, когда на его борту в США прибыл с визитом уругвайский премьер-министр Б. Брум. По окончании церемоний корабль посетил Европу, совершив в итоге первую в уругвайском флоте кругосветку. Лишь в 1932 году корабль-ветеран отправился на слом.
 
Кстати, шумиха вокруг покупки «Монтевидео» неожиданно принесла вполне очевидные дивиденды. Парламентарии большинством голосов проголосовали за приобретение самого современного на тот момент крейсера второго ранга, наречённого не без апломба «Уругваем».
 
Критически изучив опыт своих соседей, морской штаб решил заказать корабль одной из германских верфей, выбрав в качестве прототипа бразильские крейсера типа «Тупи».
 
Верфь «Вулкан» постаралась на славу! Когда в 1910 году «Уругвай» вошёл в состав флота, это было, по настоящему, последнее слово техники. Однако в военноморскую историю, как ни странно, он вошёл как последний корабль с таранным шпироном. Но, так или иначе, кораблю была уготована довольно долгая биография. Благополучно пережив две мировые войны, он отправился на слом лишь в 1951 году, заменённый двумя приобретёнными в США эсминцами. А любители истории наверняка без труда вспомнят «участие» крейсера в знаменитом бою в устье Ла Платы, в ходе которого был смертельно ранен германский карманный линкор «Адмирал граф Шпее». Именно присутствие «Уругвая» дало возможность соблюсти правила приличия воюющими сторонами и уважить нейтралитет южноамериканской республики.
 
Довольно интенсивное строительство крейсеров второго ранга мелких государств Латинской Америки не могло пройти незамеченным мимо трёх «гигантов» западного полушария — Аргентины, Бразилии и Чили. При этом они продемонстрировали совершенно разные подходы в своём видении этого необходимого компонента крейсерских сил.
 
Правительство Чили пошло по линии наименьшего сопротивления. По судостроительному закону 22 августа 1887 года предполагалось построить во Франции в Ла Сене пару бронепалубных крейсеров — «Пресиденте Пинто» и «Пресиденте Эррасурис».
 
Разработанный известным инженером Лаганем проект не был ни исключительным, ни революционным. Но он сочетал в себе две крайне необходимые составляющие — высокое качество при умеренной цене. Но как ни торопил строителей президент Бальмаседе, новые крейсера завершили полный цикл заводских испытаний, когда в Чили началась гражданская война. Соблюдая принципы нейтралитета, англичане могли отправить крейсера на родину лишь после установления там мира. Впрочем, это не помешало экипажу «Пресиденте Пинто» взбунтоваться, поддерживая мятежников. Лишь в 1892 году оба крейсера смогли бросить якорь в Вальпараисо. Дальнейшая служба кораблей протекла довольно рутинно. А 26 мая 1905 года «Пресиденте Пинто» погиб в результате навигационной ошибки. Его близнец, пройдя в разное время перевооружение и замену котлов, в итоге дотянул до 1930 года, исполняя в последний период своей службы роль учебного корабля.
 
А вот единственный крейсер второго ранга — «Патагония» соседней Аргентины стал весьма экстравагантным. Взять хотя бы строителя — крейсер строился в Австрии на заводе «Стабилименто текнико Трестино». Самой главной его визитной карточкой стало двойное предназначение, которое можно классифицировать современным языком как «судно типа река — море». В результате получился своего рода мореходный проект речного монитора.
 
«Патагония», как «речник», имела плоскодонный корпус, с небольшим тараном. Но для службы в море, чтобы защитить корпус от коррозии, дно обшивалось деревом и медью. С одной стороны, крейсер имел полное парусное вооружение брига с практически горизонтальным бушпритом, а с другой стороны — тщательно продуманные меры непотопляемости. Живучесть ему обеспечивали: во-первых, разделение на многочисленные водонепроницаемые отсеки, которых на этом полуторатысячетонном кораблике насчитывалось свыше семи десятков, а во-вторых — наличие броневой палубы на всем протяжении корпуса. Поскольку в речной акватории, как правило, наибольшее значение имеет погонный залп, «Патагония» имела в носу, ни много ни мало, 254-мм орудие.
 
Вооружение дополняли в бортовых и кормовых секторах три 150-мм орудия, защиту личного состава обеспечивали противоосколочные щиты.
 
19 ноября 1886 года на корабле подняли аргентинский флаг, и вскоре он отправился в своё первое трансатлантическое путешествие, продлившееся 101 день. А уже в 1890 году крейсер оказался буквально в эпицентре революции, став своего рода аргентинской «Авророй». 27 и 28 июля его орудия даже обстреливают Дом правительства. Зато в 1893 году «Патагония» осталась верной правительству, фактически предопределив подавление революции.
 
В последующие годы крейсер неоднократно проходил перевооружение и разнообразные ремонты, значительно изменившие его внешний облик. Он последовательно исполнял обязанности учебного артиллерийского корабля, гидрографического судна, школы юнг, пока в 1918 году флот не решил избавиться от старого корабля. Но ещё крепкий корпус старого крейсера и вполне надёжные механизмы предопределили его применение в транспортном флоте! В течение последующих лет транспорт «Патагония» осуществлял регулярные рейсы между Буэнос-Айресом и Ушуайей. В марте 1936 года буксиры доставили уже несамоходный корпус в Консепсьон, где его в качестве резиденции облюбовал местный яхт-клуб. Лишь в марте 1973 года, немного не дожив до своего столетия, «Патагония» отправилась на слом.
 
Но, вероятно, наиболее методично к своим крейсерским силам подошло морское руководство на тот момент самой молодой республики Латинской Америки — Кубы. Осмыслив опыт боевых действий во время испано-американской войны, её правительство в 1910 году принимает довольно крупную для небольшой страны судостроительную программу. Поскольку наилучшим образом во время боевых действий у кубинского побережья зарекомендовали себя крейсера типа «Монтгомери» и канонерские лодки типа «Мачиас», именно их тактико-технические характеристики и легли в основу техзадания, выданного заводу Крампа на строительство крейсера «Куба» и канонерки «Патрия».
 
Спущенный на воду 10 августа 1910 года крейсер «Куба» при водоизмещении чуть более двух тысяч тонн и скорости 18 узлов нёс вооружение из двух четырёхдюймовок. На протяжении своей карьеры он неоднократно модернизируется на американских верфях: два раза крупные — во время мировых войн, доводя сильнейший корабль союзной Кубы до американских стандартов, а один раз между ними — в конце 1930-х годов. Тогда на «Кубе» заменили уже порядком изношенные котлы. Итог довольно активной службы крейсера был подведён в 1961 году, когда его переоборудовали в блокшив, отправив на слом десятилетие спустя.




Рекомендуем почитать
  • ИТАЛЬЯНСКИЕ ПОДВОДНЫЕ «МОСКИТЫ»
    ИТАЛЬЯНСКИЕ ПОДВОДНЫЕ «МОСКИТЫ»«Карликовые» субмарины, или сверхмалые подводные лодки занимают особое место в подводном судостроении. Из них, по сути, выросли большие подводные корабли водоизмещением в десятки тысяч тонн с экипажами в сотни человек. Практически все страны после первых малых подводных лодок перешли к средним и большим субмаринам. И только два государства продолжали разрабатывать лодки и больших, и малых размеров -Италия и Япония.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.